«Олень, заканчивай читать этот бред». Что стало с пермским пранкером, разоблачавшим судей, готовых принимать решения по звонку сверху
Олег Зурман
«Олень, заканчивай читать этот бред». Что стало с пермским пранкером, разоблачавшим судей, готовых принимать решения по звонку сверху
8 октября 2020, 13:41
45 256

Сергей Давыдов. Фото: личная страница в Facebook

Пермяк Сергей Давыдов звонил судьям и, представляясь им судьей рангом повыше или высокопоставленным силовиком, пытался повлиять на их решения. Принимая пранкера за начальника, судьи обычно обещали выполнить его просьбу; запись разговора он потом выкладывал в ютубе. Такое издевательство над судьями и силовиками не осталось без их внимания — в итоге Давыдов получил несколько уголовных дел и 7,5 лет заключения. Олег Зурман разобрался во всех делах пермяка — его судили не только за звонки, комментарии в интернете и вымогательство, но и за оскорбление судьи во время приговора и даже брошенный в надзирателя кусок хлеба.

— Олень, ты че там читаешь так долго?

Вслед за этим вопросом в адрес судьи Алексея Полевщикова полетело еще несколько реплик со стороны подсудимого: «царь гороховый», «олень, давай заканчивай читать этот бред», «трусливый Полевщиков», «фетишист», «олень, ты понял сам-то, че написал» и, наконец: «Пусть уже собирает манатки, бросает привычку ковыряться в носу и обнюхивать женские стринги».

Таким образом к судье Полевщикову — 7 мая 2018 года, прямо во время оглашения приговора в Ленинском районном суде Перми — обращался 52-летний Сергей Давыдов. Пермского пранкера, которому вынесли уже не один приговор за издевательства над местными судьями и силовиками, на этот раз судили по делу о дезорганизации деятельности СИЗО №1 — он бросил ломоть черного хлеба в сотрудника ФСИН и, по версии следствия, сломал ему нос этим хлебом.

Судебный пристав, которая была на заседаниях суда по этому делу, вспоминает Давыдова как человека «склочного, грубого, дерзкого, но не глупого».

Судья Полевщиков, которого пранкер назвал «оленем», счел это оскорблением, и вскоре против Давыдова возбудили уже далеко не первое уголовное дело, теперь по статье о неуважении к суду. Эксперт-лингвист пришел к выводу, что слова Давыдова «являются оскорбительными по смыслу и содержанию, но не являются неприличными по форме». Пермяк оскорбил судью не только во время заседания, но еще и письменно — в нескольких апелляционных жалобах.

В мае 2019 года Давыдову назначили за это 1 год и 9 месяцев исправительных работ — впрочем, к тому времени Давыдов уже был осужден на 7,5 лет реального срока. Осенью приговор отменили, но новое рассмотрение закончилось тем же сроком— на этот раз приговор в апелляции устоял.

Но известность — и последовавшие за ней уголовные дела — Сергею Давыдову принесла не его манера выступать в суде, а его эксперименты с «телефонным правом». С 2012 года пранкер звонил местным судьям и, представляясь судьей рангом повыше или высокопоставленным силовиком, убеждал их принимать те или иные решения по гражданским, административным и уголовным делам. Сложно сказать, насколько часто его звонки реально влияли на исход дела, но судьи, принимая Давыдова за начальника, по телефону обычно обещали выполнить его просьбы.

Аудиозаписи этих разговоров пранкер потом публиковал в ютубе, комментируя состоявшийся диалог, и всякий раз приходил к одному выводу: «Все то же самое — решение выносится не по закону, а по звонку».

«По возможности не наказывать». Первые звонки судьям

До 2012 года Сергей Давыдов жил в Перми обычной жизнью: занимался бизнесом по прокату автомобилей, воспитывал двух детей и каждый год на день ВДВ встречался с бывшими сослуживцами.

«Я могу лишь сказать, что человек он хороший, никогда никого не боялся и всегда не переваривал коррупцию и все, что с ней связано», — говорит Роман Левченко, знакомый с Давыдовым с девяностых годов.

Михаил Юсев познакомился с Давыдовым еще в школе, они дружили много лет, вместе открывали бизнес, ездили в Китай: «В те времена разные были ситуации, передряги — он приходил на помощь». Юсев — мастер спорта по бодибилдингу — вспоминает, что тренировал сына друга перед армией, потому что Давыдов хотел, чтобы тот, как и он, служил в воздушно-десантных войсках.

Сергей Давыдов. Фото: личная страница в Facebook

Грубости или склочности не замечали в Давыдове и другие партнеры по бизнесу. «Наша фирма оказывала ему юридические услуги, — говорит пермская предпринимательница Ильмира Сабгиянова. — Чисто по тому общению, которое у нас было, могу сказать: не скандалист, не грубиян, не хам. Общался всегда адекватно, не грубил».

Первый конфликт с судебной системой, рассказывал сам Давыдов, случился в 2012 году, когда приставы отказались пускать его в здание суда, пока он не вытащит все из борсетки. Пермяк отказался, и на него составили протокол за неповиновение. Тогда же он проиграл судебный спор о выплате денег за покупку дома с гаражом и баней — суд взыскал с Давыдова миллион рублей, обязав его погасить долг за счет продажи дома.

После этого пермяк впервые решил изучить границы «телефонного права» и проверить, будут ли судьи менять свои решения по звонку сверху.  А заодно добиться нужного решения по своим искам — Давыдов нередко судился, в базе ГАС «Правосудие» можно найти почти два десятка дел с его участием. О том, что с помощью звонков по телефону можно влиять на исход дел, Давыдов впервые узнал от судьи в отставке, рассказывал он позже телеканалу «Дождь», не раскрывая имя судьи: «Попробовали — все так и вышло. Ничего сложного».

В начале 2013 года он позвонил Елене Каниной — мировому судье города Березники. Выдав себя за зампредседателя Пермского краевого суда Павла Суркова, пранкер попросил ее «по возможности не наказывать» своего знакомого Сергея Городилова, которому грозило лишение прав за езду в нетрезвом виде. В ответ Канина неожиданно призналась собеседнику в любви.

«Павел Николаевич, я безумно люблю <неразборчиво>. Это единственный человек в краевом суде мужского пола, которого я люблю, и ему безумно благодарна, что именно он меня толкнул все-таки остаться в этой системе. Я поняла все», — сказала Канина и добавила, что сделает, как просит Сурков, и закроет дело в связи с истечением срока давности.

На этом Давыдов не остановился и вскоре переключился на районных судей — он звонил им от имени все того же Павла Суркова. Судью из Березников Ольгу Матлину, к примеру, пранкер просил удовлетворить иск некоего Дениса Закиева к ГИБДД. «Хорошо, хорошо», — ответила Матлина, но уточняла, что «по документам» никаких оснований удовлетворять иск нет. Еще одного судью из тех же Березников он заставил объясниться, почему одному из подсудимых тот назначил 15 лет лишения свободы.

— Он сначала по одному признал [вину] эпизоду, потом от него отказался в итоге, <неразборчиво> вину не признал. Там деваться некуда было, — оправдывается судья Сергей Порошин.

— Ну, это был более оптимальный вариант? — уточняет пранкер.

— Прокуратура 22 [года] запросила.

— Ну, ладно, хорошо-хорошо.

Завершая разговор, судья замечает, что смягчения наказания, вероятно, можно будет добиться по новой редакции закона.

Сам Давыдов говорил журналистам, что в основном он хлопотал за своих знакомых. После нескольких удачных звонков пранкер, по его словам, сказал друзьям, что у него есть связи в краевом суде, а те стали к нему обращаться с просьбами повлиять на то или иное решение. «Одному человеку мы судимость повесили, пьяным за рулем права возвращали, — утверждал Давыдов в интервью "Таким делам". — Может, мы поступили неправильно, но зато вывели судей на чистую воду».

Несколько раз Давыдов, по его словам, решал таким образом и свои проблемы — а иногда просто просматривал расписание суда и выбирал для розыгрыша случайные дела. Пранкер настаивал, что ему удалось избежать штрафа за неподчинение приставам, а также выйти победителем в еще одном судебном процессе, где он и его оппонент обвиняли друг друга в побоях и в итоге вину возложили на его противника. Он говорил, что в 2012-2013 годах записал разговоры с 18 судьями, и треть его просьб были выполнены. По опубликованным записям, как правило, сложно понять, о каких именно делах идет речь, где и когда они рассматривались, а потому и проверить слова пранкера о его успехах почти невозможно.

В Пермском краевом суде настаивали, что эти звонки на исход рассмотрения дел не повлияли. В 2016 году суд по иску прокуратуры признал, что записи разговоров с судьями содержали «сведения клеветнического характера, порочащие честь, достоинство и репутацию судей и судебной системы», а их публикация «сформировала негативное отношение граждан к должностным лицам». Но записи по-прежнему нетрудно найти в ютубе. В том числе и беседу с одним из руководителей Пермского краевого суда осенью 2013-го — именно после него личность пранкера была раскрыта.

Дело первое. И первая публикация записей

До осени 2013 года записи в сети не появлялись, так что ни судейское сообщество, ни правоохранительные органы деятельность пранкера как будто не замечали. Все изменилось после звонка зампредседателю краевого суда Павлу Суркову, чьим именем так любил прикрываться Давыдов. На этот раз пранкер представился заместителем главы следственного отдела регионального УФСБ Андреем Велигжаниновым.

Сергей Давыдов (посередине в нижнем ряду). Фото: личная страница в Facebook

Во время звонка в конце марта он сказал судье Суркову, что от анонимного источника получил доступ к диктофонным записям, на которых кто-то выдает себя за судью Суркова. Судья ответил, что в курсе ситуации, и добавил, что историей уже занимается управление судебных приставов. «Весь этот материал находится в интернете, в фейсбуке на закрытой странице. Для общего просмотра его пока не выставили, но посмотреть можно, — говорил пранкер судье. — Нам анонимно скинули логин и пароль от этой страницы. Пока ее не удалили, значит, если хотите я могу вам отправить. Посмотрите, а там дальше сами решайте».

Павел Сурков сказал, что он уже знает, кто звонил судьям, но продиктовал свой почтовый ящик. Как писал 59.ru, после этого в ходе проверки Давыдову направили письмо с приглашением явиться на беседу к Суркову — встреча прошла 25 апреля в краевом суде. Издание утверждает, что во время встречи пранкер признался, что звонил судьям, и предложил «дружить», пообещав в этом случае не публиковать записанные разговоры. Еще одна встреча состоялась в начале августа — сам Давыдов утверждал, что судья запугивал его уголовным преследованием, колонией и крупным штрафом.

В середине сентября против пранкера и правда возбудили уголовное дело за звонки судьям — по статье о воспрепятствовании правосудию. Пермский сайт 59.ru писал, что при обыске по этому делу у Давыдова изъяли флешку с двумя десятками записей его бесед с судьями и чиновниками. Через год, летом 2014-го, Ленинский районный суд Перми признал Давыдова виновным и оштрафовал на 180 тысяч рублей — впрочем, вскоре этот приговор попал под амнистию к 70-летию Победы.

Свои разговоры с судьями пранкер выложил в ютуб в октябре 2013-го — 12 и 13 октября он опубликовал там первые 18 записей. Еще до публикации записей звонки Давыдова привели к служебным проверкам в судебной системе. Впрочем, в Перском краевом суде настаивают, что звонки пранкера на решения судей не повлияли.

«Стоит особо отметить, что по результатам служебных проверок был сделан вывод о том, что все дела, по которым имели место звонки, были рассмотрены судьями в соответствии с требованием закона и нет оснований полагать, что просьбы звонившего повлияли на принятие судьями решений», — говорилось в заявлении суда, опубликованном 18 сентября, через день после появления информации об уголовном деле на пранкера.

Историю прокомментировал и Павел Сурков, от имени которого Давыдов обращался к судьям. «Полагаю, это один из видов мошенничества, цель — воспрепятствование осуществлению правосудия, но вот мотив какой? Получение денег? Возможно, что и так…» — сказал он журналистам Znak.com.

Через год Суркова отправят в почетную отставку — об этом он попросил сам, прямо на заседании высшей квалификационной коллегии судей. В интервью российским изданиям пранкер Давыдов будет настаивать, что отставка Суркова — его заслуга.

«Переходим в режим понимания». Новые звонки и новые дела

Первый приговор Давыдова не остановил. От судей он перешел к силовикам и в 2015 и 2016 годах, к примеру, звонил руководителю пермского СК Марине Заббаровой и замначальника управления МВД по Пермскому краю Алексею Овсянникову. Заббаровой пранкер представился заместителем главы Следственного комитета Александром Федоровым и, ссылаясь на звонок из администрации президента, дал ей указание организовать до 22 мая 2016 года «максимально правовую и силовую поддержку» «Единой России» во время праймериз, а любые провокации против единоросов пресекать «по всей строгости закона».

Сергей Давыдов (справа) с Михаилом Кругом. Фото: личная страница в Facebook

— Услышала, — отвечает Заббарова. — А если, извиняюсь, единорос совершит преступление, что с этим делать?

— Тогда будем созваниваться, будем созваниваться.

Завершается разговор словами Заббаровой о том, что «ей все понятно, и обсуждать тут нечего». «Осторожно переходим в режим понимания», — говорит она.

Той же теме посвящена беседа с замглавы пермского МВД. «Есть, я понял», — отвечает Овсянников. В мае 2019 года генерала-майора повысили до начальника МВД по Псковской области, а вот Марина Заббарова ушла в отставку в 2018-м в связи с предельно допустимым возрастом нахождения на службе.

Последней выложенной в ютубе записью стал разговор с прокурором Курской области Александром Филимоновым, случившийся 1 мая 2016 года. От лица заместителя Генпрокурора пранкер объявил Филимонову, что тот уволен в связи с утратой доверия. «Кого за это благодарить?» — растерянно уточняет прокурор.

Источник пермского издания 59.ru в правоохранительных органах говорил, что сами по себе эти записи «не стали предметом расследования». «К ним, по понятным причинам, не хотелось привлекать внимание столичного руководства и местной общественности, — объяснял анонимный собеседник. — Но все решения по Давыдову начиная с 1 мая 2016 года принимались судебными и силовыми начальниками с учетом этих разговоров».

Задержали Сергея Давыдова 10 мая 2016 года, через два дня суд заключил его под стражу. За несколько месяцев до этого пермяк предсказывал подобный ход событий: «Думаю, мне будут мстить. Они ждут момента, чтобы отыграться, но искусственно ситуацию не создают».

Пранкера обвинили сразу в трех преступлениях: вымогательстве, клевете и — снова — в воспрепятствовании правосудию.

«Видать, кого-то разоблачения не устроили, кому-то не понравились», — рассуждает в разговоре с «Медиазоной» его жена Екатерина Давыдова.

По версии следствия, еще 1 сентября 2014 года Давыдов позвонил начальнику отдела образования Свердловского района Перми Ирине Красноборовой и попросил ее предоставить место в детском саду для сына своей знакомой. Переговоры об устройстве ребенка в детсад пранкер вел от имени замглавы администрации Перми Виктора Агеева.

— Возможно ли пристроить мальчика трех лет в детский сад №239 на этот год? — спрашивал Давыдов.

— Группы уже укомплектованы, но, конечно, будем стараться посмотреть, — говорит Красноборова.

Она уточняет возраст ребенка, записывает контакты его родителей и договаривается о предстоящей встрече с матерью мальчика.

Ровно через год, 29 сентября 2015-го, утверждает следствие, Давыдов передал в отдел образования адресованное чиновнице Красноборовой письмо, в котором было сказано, что для нее есть важная информация «по факту злоупотребления должностным положением, а именно выдачи путевок в детские сады незаконным путем» — в письме был указан логин и пароль к странице пользователя Валет Куплетов в фейсбуке, на которой была размещена эта информация.

Перед этим пранкер, по версии обвинения, залил на эту страницу запись разговора с чиновницей и оставил там требование перечислить на «Яндекс.Кошелек» 100 тысяч рублей — иначе этот разговор будет опубликован в интернете. Вероятно, запись и требование были видны только самому пользователю; сейчас на странице нет ни одной публичной записи.

Сергей Давыдов (посередине). Фото: личная страница в Facebook

Адвокат Лариса Алферова говорит «Медиазоне», что описание человека, принесшего письмо в администрацию Перми, не соответствует внешности ее подзащитного. «[Свидетели его описали как] человека с ирокезом на голове, с наколкой на руке, в желтой футболке — Давыдов десантник, и так выглядеть не мог», — говорит защитница.

По ее словам, сначала по заявлению чиновницы вообще отказали в возбуждении дела, но решение пересмотрели в мае — как раз после звонка пранкера начальнице пермского СК Марине Заббаровой.

Разговор о месте в детсаду появился на ютубе на канале «Александра Ткачева». В многословном описании видео Виктор Агеев, от имени которого Давыдов просил пристроить ребенка в детский сад, был назван «продажным персонажем», который «распределял элитные участки земли за копейки своим да нашим» — эти комментарии и стали поводом для обвинения по статье о клевете.

Эпизод же с воспрепятствованием правосудию строился вокруг еще одного телефонного звонка судье Индустриального райсуда Сергею Замышляеву, который в феврале 2016 года признал Давыдова виновным в том, что он сбил женщину и ребенка в коляске — ребенок получил черепно-мозговую травму и перелом лобной кости. Приговор был достаточно мягким: суд назначил обвиняемому три года ограничения свободы и запрет управлять автомобилем в течение того же срока.

Этот разговор пранкер вел от имени председателя совета судей Пермского края Игоря Челомбицкого — и попросил судью отказать в удовлетворении жалобы некоего Аристова по уголовному делу. Замышляев отказался и обратился с заявлением в правоохранительные органы, а пранкер, как считает обвинение, снова выложил запись разговора в фейсбуке Валета Куплетова и на канале «Александр Ткачев» в ютубе.

1 июня 2017 года Свердловский районный суд Перми признал его виновным по всем трем статьям и вынес приговор — 3,5 года лишения свободы. Сам пранкер вину не признал, сказав в суде, что денег не вымогал и записи никуда не выкладывал. При этом Давыдов настаивал, что он был только подписчиком канала «Александр Ткачев» и скачивал оттуда ролики, чтобы потом отправлять их на телеканал «Дождь».

Дело предпоследнее. Нос, сломанный хлебом

Пока Сергей Давыдов дожидался в СИЗО апелляции по делу о вымогательстве, на него завели новое дело — теперь о дезорганизации деятельности этого изолятора. Как сказано в приговоре Ленинского районного суда Перми, арестованный пранкер сначала отказался выходить из карцера, а потом куском хлеба сломал нос помощнику начальника дежурной смены Василию Марамыгину.

Сергей Давыдов (посередине). Фото: личная страница в Facebook

Это случилось вечером 29 июня 2017 года, когда Марамыгин и двое его подчиненных проводили в камере проверку перед отбоем. Обыскать они собирались и Давыдова, но, как позже пранкер объяснял уже в суде, он не мог выйти из камеры из-за плохого самочувствия — его ноги сильно отекли и болели, а температура и давление были повышены.

Однако осмотревшая арестанта врач пришла к выводу, что покинуть карцер Давыдову ничего не мешает. Сергей Давыдов и раньше неоднократно жаловался на отеки, однако хирург медсанчасти при управлении ФСИН России по Пермскому краю говорила в суде, что при осмотрах такого не видела. Кроме того, в Пермской краевой больнице заключили, что Давыдов болезнь симулирует, и ему рекомендовали чаще двигаться.

Надзиратели заломили арестанту руки и вытащили его из карцера силой. В процессе, утверждал в суде Давыдов, ему сломали ключицу, порвали связки и повредили зуб; еще несколько раз он ударился головой о косяки и пол. Марамыгин и свидетели из числа сотрудников СИЗО утверждали, что применить силу пришлось из-за того, что Давыдов ругался матом и отказывался выполнять их требование. Такое поведение, если судить по приговору было обычным для пранкера — в решении суда отмечается, что он «злостный нарушитель порядка», на счету которого 89 взысканий; почти в половине случаев Давыдова отправляли в карцер или ШИЗО. Сам пранкер настаивает, что это было наказанием и местью за частые жалобы на условия содержания в СИЗО и его сотрудников.

После личного обыска Давыдова посадили обратно в карцер. Разозлившись, он взял со стола два куска хлеба и по очереди швырнул их в сторону надзирателей. Первый кусок цели не достиг, ударившись о решетку. Второй же, по версии обвинения, попал в лицо Марамыгина — и сломал тому нос.

«То есть, оказывается, у нас в тюрьме коркой хлеба можно нос сломать», — скептически замечает адвокат Лариса Алферова, защищавшая Давыдова.

Сам пранкер говорил, что находился в состоянии аффекта из-за мучавшей его боли в ногах и кидал хлеб не глядя. Кроме того, невозможно сломать нос куском рыхлого хлеба весом 190 грамм, брошенным с расстояния трех метров, объяснял Давыдов. Он предположил, что нос Марамыгину случайно сломал кто-из сотрудников СИЗО затылком, уворачиваясь от его броска; этой же версии придерживалась и адвокат Лариса Алферова. По словам пострадавшего сотрудника ФСИН, хлеб оказался жестким, весил около 300 граммов и был брошен с расстояния всего одного метра.

«Они его просто спровоцировали, как это часто бывает в этих местах — человек, когда срывается, он какие-то поступки совершает», — считает Алферова.

Изучить в суде брошенный в Марамыгина кусок хлеба так и не удалось — за время следствия вещдок зачерствел и покрылся плесенью.

Опираясь на видеозаписи с регистраторов и показания свидетелей, судья Ленинского райсуда Алексей Полевщиков признал Сергея Давыдова виновным — и с учетом предыдущих приговоров назначил ему 8 лет лишения свободы и штраф 150 тысяч рублей (в августе 2018 года краевой суд сократил Давыдову срок на полгода).

Именно во время оглашения этого приговора пранкер и назвал судью «оленем», за что и получил последнее пока что уголовное дело — об оскорблении судьи (оно окончилось исправительными работами и срок наказания не увеличило).

Наказание Сергей Давыдов отбывает в тюрьме в Димитровграде — от колоний тюрьмы отличаются тем, что заключенные в них живут не в бараках, где возможна относительная свобода передвижения, а в закрытых камерах, как в СИЗО. Весной 2017 года 30 человек в этой тюрьме объявили голодовку, после того, как надзиратели избили других заключенных.

Сергей Давыдов. Фото: личная страница в Facebook

По словам Алферовой, ее подзащитный постоянно пишет жалобы на условия содержания, а руководство тюрьмы не хочет с ним связываться. В целом же Давыдов чувствует себя нормально, отмечает защитница: «Настроение у него боевое». Сейчас, добавляет Алферова, он дожидается, когда ЕСПЧ коммуницирует его жалобы на вынесенные пермскими судами приговоры.

«Его проще упрятать[в тюрьму], чтобы он не вносил смуту среди других людей», — считает Лариса Алферова. По ее словам, в тюрьме Давыдову осталось сидеть семь месяцев, после этого должны перевести в колонию строгого режима.

Срок у пранкера, осужденного за звонки судьям, записи в интернете и брошенный в надзирателя хлеб, истекает в 2024 году.

Редактор: Егор Сковорода

Понравился этот материал? Поддержите Медиазону

Раз в неделю наши авторы делятся своими впечатлениями от главных событий и текстов

Ещё 25 статей