«Колись, сука, или мы тебя застрелим». Почему на Кубани лучше не становиться подозреваемым в скотокрадстве
Дима Швец
«Колись, сука, или мы тебя застрелим». Почему на Кубани лучше не становиться подозреваемым в скотокрадстве
6 апреля 2021, 11:48
6 456

Иллюстрация: Виктория Шибаева / Медиазона

В середине марта кубанские силовики гордо отчитались о задержании подозреваемых в краже коров. Позже были опубликованы записи этого задержания: подозреваемых заставляли ползать по земле, избивали, стреляли холостыми патронами и угрожали убить, а 65-летнему фермеру сломали три ребра. «Медиазона» рассказывает о том, что бывает с людьми, которых силовики считают причастными к краже коров бывшего губернатора Краснодарского края.

Нацгвардия против скотокрадов

Безлунной ночью в три часа 65-летнего кубанского фермера Николая Бондаренко разбудили с предложением продать ему двух коров. Скот привезли два молодых человека: одного, Андрея Попова, Бондаренко знал, второго, Сергея Дузя — нет.

Бондаренко уже дважды покупал у Попова коров, но так и не получил от продавца обещанных документов на скот, так что на третью покупку пожилой фермер не решился и прогнал нежданых гостей. Те уже собрались уезжать, как на территорию фермы ворвались бойцы Нацгвардии, раздались крики и звуки выстрелов.

Хозяин фермы уверяет, что не оказывал сопротивления и не пытался бежать. «Стреляли с автоматов, [говорили] "Убьем, застрелим", кричали, заставляли говорить, что воровали коров. Я говорю, я коров не воровал — начинают бить. Говорю, я этих коров не покупал — еще сильнее начинают бить», — вспоминает Бондаренко.

Об избиениях и выстрелах при задержании рассказали и Попов с Дузем. Издевательства над Поповым хорошо задокументированы на оперативной съемке, которую вели сами силовики — ее кадры потом попали к адвокатам и журналистам.

Попов, как можно предположить, пытался убежать: на одном из роликов в свете фонаря на секунду появляется его синяя куртка, дальше — выстрелы, флегматичная корова, опять выстрелы, крик «В коровник убежал!». После поимки Попова, измазанного землей, ведут к освещенной части фермы, заставляют проползти под забором и бьют ногами, когда он опускается на землю.

«Быстрее, гондон, че, сука, бегал?!» — говорит вооруженный человек, когда Попов стонет от ударов. Три выстрела, опять стон, «Че, ссышь, сука?», Попову приказывают ползти дальше, силовики обильно ругаются матом с характерным южным говором.

— Фамилия как, сука? — спрашивает кто-то за кадром.

— Попов, — отвечает человек на земле.

— Фамилия?! — орут ему.

— Попов.

— Попов, — соглашается силовик.

Попова бьют ногой в плечо, в голову, в ребра, приговаривая: «Коров воровал? Котлы воровал, сука?». Он что-то переспрашивает и получает еще один удар ногой. «Колись, сука, или мы тебя застрелим ***** [нахрен]», — обещают ему. Попов сквозь стоны со всем соглашается.

Фермер Бондаренко говорит, что на земле он провел минут 15-20. Потом его усадили в машину и повезли с двумя товарищами по несчастью в ОВД по Калининскому району, а там — отправили в кабинет. В кабинете были трое или четверо: как понял Бондаренко, они участвовали в задержании на ферме. Дальше началась обычная в таких случаях сцена: от пожилого мужчины требовали признаться в краже, он отказывался, его били.

Николай Бондаренко. Фото: из личного архива

«Я им рассказываю, что я не воровал. Да, купил, документы не везут, их [продавцов] выгоняю, и тут вы подъехали. И начинают опять буцкать — будем бить, пока не подпишешь, — вспоминает фермер. — Я начал сознание терять, кричать, что ребра болят, треск стоит: вдох делаешь, и трещит, или плечами шевелишь — трещит. Говорю, послушайте, какой треск, ребра не дай бог [уткнутся] в сердце или в легкие, печень попадет — хана, труп щас будет — он вам нужен, труп?»

Примерно так же избиение описывает Андрей Попов. Его продержали в отделе до утра следующего дня. У одного из оперативников он заметил наколку «За ВДВ» на правой руке — этот мужчина пристегнул к руке Попова наручник, завел руку высоко за спину и в таком положении стал бить по лицу и ребрам.

Каждый из троих задержанных написал больше десяти явок с повинной с признаниями в краже крупного рогатого скота. Все трое от этих признаний позже отказались, однако Попова и Дузя отправили в СИЗО по обвинению в краже с проникновением, совершенной группой лиц, а фермера Бондаренко вечером просто отпустили из отдела полиции.

Весь день его искала адвокат Евгения Бублий. Она рассказывает, что в полиции ей долго не признавались, что Бондаренко действительно находится в отделе, и мужчину даже вывели через черный ход, чтобы защитница не видела, как тот покидает здание. По ее словам, фермер был так напуган, что поначалу не рассказывал об избиении в полиции.

Вернувшись к себе на ферму, Бондаренко стал свидетелем странной сцены: незнакомые люди в присутствии полицейских разбирали его животных.

«Люди приехали и вывозят скот, якобы ихний — бьются за коров, быков, телок: "Я выбрал! Нет, я!" По три-четыре хозяина на одну корову, акция была, типа, кому достанется, тот и взял, — возмущается Бондаренко. — Дальше я схватил вилы в руки, закрыл ворота и не стал никого пускать, говорю будет суд — берите, что хотите».

Всего таким образом, со слов фермера, у него изъяли 28 голов крупного рогатого скота из примерно двухсот. Формально — на хранение, при этом Бондаренко уверяет, что ему не дали «ни одной бумажки». Нацгвардия описывала произошедшее несколько иначе:

«При осмотре крестьянско-фермерского хозяйства, принадлежащего одному из подозреваемых, полицейские обнаружили, изъяли и вернули владельцам 28 голов похищенного крупного рогатого скота».

При этом, указывает адвокат Бублий, фермер Бондаренко пока даже не проходит свидетелем по уголовному делу о краже коров, против него ведется доследственная проверка о скупке краденого.

Корова нужна самому

В течение следующих дней фермер несколько раз терял сознание, его родные попросили Евгению Бублий выяснить, в чем причина. Юристка заметила на теле клиента следы побоев и отправила его на освидетельствование в поликлинику. Врачи выяснили, что у пожилого мужчины сломаны три ребра и поврежден поперечный отросток позвонка.

Медикам Бондаренко сразу сказал, что его избили полицейские, те по регламенту передали сообщение силовикам, началась проверка по факту превышения должностных полномочий. Позже у адвокатов появилось видео задержания с унижениями, избиениями и стрельбой, как выяснилось, холостыми патронами.

«Знакомые скинули [видео], — уклончиво объясняет Бублий. — Потом, как я понимаю, эти же ролики появились в сети».

Популярный кубанский телеграм-канал «Туподар — Краснодар» опубликовал одну из записей вечером 16 марта — на следующий день после того, как МВД и Нацгвардия отчитались о задержании троих подозреваемых в краже 36 голов крупного рогатого скота на территории девяти кубанских населенных пунктов. Тогда МВД по факту публикации видео пришлось объявлять о еще одной проверке — служебной.

Адвокат Попова Андрей Решетников, на допросе заметивший следы избиения его подзащитного, связался с «Комитетом против пыток». Юрист правозащитной организации Илья Платонов стал искать следы применения огнестрельного оружия и выяснил, что гильзы к тому моменту уже собрали работницы фермы Бондаренко.

«Возник вопрос, как их фиксировать — нужен был следователь с экспертом, чтобы они это все зафиксировали. Получилось найти номер следователя, который проверку проводил. Следователь приехал с экспертом, все эти гильзы изъял, получилось зафиксировать их наличие», — рассказывает Платонов. Впоследствии от следователя он узнал, что проверку избиений, которой изначально занимались сотрудники межрайонного отдела СК, поручили проводить первому отделу по расследованию особо важных дел управления по всему Краснодарскому краю.

Перед отправкой в изолятор временного содержания Попова и Дузя освидетельствовали медики: они зафиксировали ушибы у обвиняемых в краже скота. Адвокаты считают, что с их подзащитными так жестоко обошлись, потому что силовикам поступало много заявлений о пропаже коров, а полицейским никак не удавалось поймать скотокрадов.

«Возможно, много заявлений подобных, которые не удалось раскрыть, а здесь кто-то попался, и решили выместить всю месть на тех, кто подвернулся под руку», — рассуждает Михаил Шалько, адвокат Сергея Дузя.

О своем подзащитном он рассказывает, что Сергей — профессиональный спортсмен, байдарочник и в основном работает тренером. Кроме того, у него есть фургон и он подрабатывает перевозками. На этом фургоне ночью на ферму Бондаренко и привезли коров. Адвокат говорит, что Дузь «оказался не в то время не в том месте», адвокат Попова Решетилов добавляет: со слов его подзащитного, коровы был не краденые, а законно принадлежали Попову.

«Он сознался практически во всех преступлениях, связанных с хищением скота на территории Краснодарского края, я имею в виду северную часть — везде, где были нераскрытые [кражи], он якобы сознался, что это он», — рассказывает Решетилов про своего подзащитного Попова, уточняя, что тот подписал 20 явок с повинной, от которых потом отказался.

На вопрос, почему Попов приехал на ферму Бондаренко продавать коров в три часа ночи, Решетилов отвечает так: «Работа такая. Пока нашли, пока загрузились, пока доехали, пока привезли — вот поэтому».

Адвокат фермера Бублий при этом уточняет, что с ним предварительно сделку о продаже коров не обсуждали.

Нацгвардия в пресс-релизе утверждала, что всех троих задержали при попытке продать коров, похищенных с фермы в поселке Заречный Выселковского района.

В разговоре с «Медиазоной» владелец одной из ферм в этом поселке, Николай Титяк, подтвердил, что у него крали коров, но подробнее обсуждать инцидент отказался. Титяк — депутат в Выселковском районе от «Единой России», его ферма имеет юридическое лицо ООО «Русь», также он играет в «Ночной хоккейной лиге», в команде «Агрокомплекс».

Как уточняет адвокат Попова, согласно материалам уголовного дела, несколько похищенных коров принадлежали «Агрокомплексу имени Ткачева» — одной из крупнейших компаний на юге России, принадлежащей семье Александра Ткачева.

Более подробно адвокат Решетилов обсуждать уголовное дело не стал, отметив, что его подзащитного обвиняют по четырем эпизодам, но в общей сложности ему предъявляют кражу пяти коров. Адвокат Бублий описывает, как, по версии следствия, происходили эти похищения:

«Потерпевшие пояснили — есть видео, есть ферма, неплохо оборудованная, с камерами, и скот шел с ними [похитителями] как ручной, за 10-15 минут похитили двух коров из каких-то отстойников, охраняемых, с камерами».

Редактор: Дмитрий Трещанин

Поддержите Медиазону
Оформите регулярное пожертвование Медиазоне!
Мы работаем благодаря вашей поддержке.

Раз в неделю наши авторы делятся своими впечатлениями от главных событий и текстов

Ещё 25 статей