«Изображал флейту, пел — охранники его били». Кто такой Илья Фарбер — бывший сельский учитель, арестованный за поджог военкомата
Алла Константинова
«Изображал флейту, пел — охранники его били». Кто такой Илья Фарбер — бывший сельский учитель, арестованный за поджог военкомата
Данное издание существует на пожертвования читателей — только благодаря вам мы можем продолжать свою работу. Из-за вторжения в Украину и(или) санкций их стало гораздо меньше, поэтому мы пишем капслоком: если можете, поддержите «МЕДИАЗОНУ». Нет войне.
Оформите регулярное пожертвование Медиазоне!Поддержать

Илья Фарбер после выхода из следственного изолятора в Твери, 2014 год. Фото: Михаил Почуев / ТАСС

За поджог двух зданий военкомата в удмуртском селе Игра в конце мая арестовали 48-летнего художника и бывшего сельского учителя Илью Фарбера. Десять лет назад он уже сидел в СИЗО, но совсем по другому обвинению.

Игра и коктейли Молотова

— Задержан за поджог призывного пункта и военкомата, два разных здания, — говорит в камеру оперативника человек в белой джинсовой рубашке и делает долгую паузу. — Восхищен работой оперативных сотрудников.

— Угу, — отвечает ему сотрудник за кадром. — А причина, мотивы какие?

Мужчина в рубашке непонимающе хмурит брови.

— Мотивы поджога… Зачем? — переспрашивает снимающий.

— Хотел узнать, на что я способен, — говорит допрашиваемый и ненадолго задумывается. — Способен ли я… такое сделать.

Человек на видео — 48-летний житель подмосковного Красногорска и бывший сельский учитель Илья Фарбер. По версии следствия, Фарбер приехал в гости к родственникам в удмуртский поселок Игра, где поджег коктейлями Молотова два здания, военкомат и призывной пункт. Как писал телеграм-канал «Темная Удмуртия», призывной пункт подожгли 21 мая, а здание военкомата — 23-го.

Как сообщала Baza со ссылкой на источник, в здании военкомата на улице Победы выгорела вся комната резерва, где лежали личные вещи сотрудников. По данным телеграм-канала, огонь распространился также и на помещение серверной, где хранилась служебная документация и картотека ветеранов Великой Отечественной войны. Когда пожар потушили, на полу нашли осколки бутылки «с характерным запахом зажигательной смеси».

Одноэтажное деревянное здание призывного пункта на Советской улице пострадало чуть меньше. Удмуртский политик Иван Елисеев опубликовал фото здания с разбитым окном, а также снимок комнаты с обугленными стенами. На месте снова нашли остатки коктейля Молотова.

По данным Baza, во время обысков в доме, где остановился Фарбер, следователи изъяли две канистры с бензином, марганцовку, воронки, проволоку, а также пять банковских карт и три айфона.

30 мая Игринский районный суд отправил Фарбера на два месяца в СИЗО по обвинению в умышленной порче имущества.

О задержании Ильи Фарбера его 74-летний отец Исаак Анатольевич узнал 29 мая от следователя и участкового, которые пришли к нему домой. Пенсионер вместе с сыном и двумя внуками, 17-летним Саввой и 11-летним Арсением, живет в подмосковном Красногорске. У Ильи Фарбера есть еще старший сын Петр, он живет в США.

«Позавчера пришли участковый и следователь, — рассказывает Исаак Фарбер. — Оттуда, из Удмуртии, сделали запрос в местные органы, чтобы проверить, где живет, с кем живет и так далее».

Илья Фарбер зарабатывал на жизнь в основном рисунками. «Он дизайнер, художник хороший, книгу оформлял, развозил посылки», — говорит Исаак Фарбер. Он рассказывает, что сын поехал в Удмуртию в начале мая вместе со своей беременной супругой — это третья жена Фарбера, в Игре живут ее родители. Действительно ли его сын в ночь на 21 мая пошел поджигать военкоматы, Исаак Анатольевич у невестки не спрашивал: у той во время обыска конфисковали телефон, и они созваниваются через знакомых. Но сам Фарбер-старший не верит, что сын мог стать поджигателем.

«Я следователю и сказал, что не представляю, что это Илья мог быть, — говорит он. — Какие бы мысли у него ни были, он всегда был достаточно осторожен по крайней мере. И не безрассуден вроде бы. Ну, так скажем, не совсем безрассуден».

Первое дело Фарбера

В августе 2012 года Тверской областной суд приговорил выпускника ГИТИСа Илью Фарбера к восьми годам колонии строгого режима и штрафу 3,2 млн рублей по делу о злоупотреблении должностными полномочиями и получении взятки. Фарбер тогда работал учителем рисования, музыки и литературы в школе села Мошенка в четырех часах езды от Твери. К преподаванию относился творчески. «Просил учеников рисовать абстрактные вещи, например, тишину (многие ученики нарисовали гробы)», — писал тогда о его деле Openspace.

По версии следствия, Фарбер потребовал у подрядчика, занимавшегося ремонтом местного дома культуры, взятку в 400 тысяч рублей за подписание акта приема работ. Защита Фарбера утверждала, что цифры в сметах изначально были завышены подрядчиком, а подсудимый вложил в ремонт собственные средства и затем требовал от подрядчика вернуть долг.

В качестве доказательств обвинения в материалах дела были представлены неразборчивые аудиозаписи разговоров Фарбера с совладельцем компании-подрядчика Гороховым, в которых обсуждалась передача крупной суммы денег. Суд присяжных признал сельского учителя виновным, хотя тот называл дело сфабрикованным.

По выражению Фарбера, на процессе прокурор Верещагин «по хрусту купюр» на диктофонной записи, представленной Гороховым, установил сумму взятки, которую инкриминировали учителю. Также Фарбер утверждал, что на первом судебном процессе 26 июля 2012 года Верещагин произнес следующую фразу: «Может ли человек с фамилией Фарбер бескорыстно помогать деревне?».

В ноябре 2012 года Верховный суд отменил приговор Фарберу, отправив дело на пересмотр в Осташковский городской суд, который в августе 2013 года смягчил приговор до семи лет и одного месяца. Из-за резонанса Совет по правам человека выступил за пересмотр дела и назначил экспертизу приговора, а Владимир Путин назвал его «вопиющим».

На свободу Фарбер вышел по УДО в январе 2014 года. На крыльце следственного изолятора старший сын Фарбера Петр рассыпал звездочки с погон офицеров, после чего бывший заключенный, одетый в белую рубашку, прошелся по ним. Когда репортеры попросили Илью Фарбера объяснить смысл этой акции, тот ответил: «Я так думаю, есть вещи, которые можно не комментировать».

Тюрьма внутри

3,2 млн рублей штрафа его сын так и не выплатил, говорит Исаак Фарбер. Он добавляет, что пару лет назад судебные приставы все-таки конфисковали у Ильи в счет долга его автомобиль «Вольво».

Все время, пока шел процесс, Фарбер находился в СИЗО, добавляет его сестра Александра. Она признает, что в последнее время они с Ильей мало общались: она пять лет назад репатриировалась в Израиль, а брат остался в России. Он рассказывал семье, что время, проведенное в заключении, его закалило.

«Лепил там фигурки из хлеба, изображал флейту, пел — охранники его избивали за это, нельзя же в СИЗО петь, — говорит она. — Говорил, что его специально обкуривали там, он же не пьет и не курит. Еще радио постоянно играло с убогими попсовыми песнями, а он любит красивую, хорошую музыку, и это было для него хуже, чем обкуривание. Но он считал, что тюрьма — это не там, где огорожено и люди сидят, а она внутри».

Исаак Фарбер говорит, что сына должны были этапировать в СИЗО города Глазов в Удмуртии, но там он уже или нет, родственникам не сообщили.

Редактор: Дмитрий Трещанин

Оформите регулярное пожертвование Медиазоне!

Мы работаем благодаря вашей поддержке

Ещё 25 статей