«Короче, вы виновны». Суд приговорил баскетболистку Бритни Грайнер к 9 годам заключения — репортаж из Химок
Иван Кузьминкин
«Короче, вы виновны». Суд приговорил баскетболистку Бритни Грайнер к 9 годам заключения — репортаж из Химок
4 августа 2022, 14:48

Бритни Грайнер в Химкинском городском суде. Фото: Alexander Zemlianichenko / Reuters

В подмосковных Химках суд вынес приговор звезде мирового баскетбола, двукратной олимпийской чемпионке Бритни Грайнер — признав ее виновной в контрабанде наркотиков из-за картриджей для вейпа с гашишным маслом, судья назначила Грайнер 9 лет в колонии общего режима и 1 млн рублей штрафа. Вместе с приговором спортсменка ждет результата переговоров Вашингтона и Москвы: журналисты выяснили, что США предложили обменять ее и осужденного по обвинению в шпионаже Пола Уилана на россиянина Виктора Бута, отбывающего в Америке срок по делу о торговле оружием. «Медиазона» рассказывает, как шел процесс над Грайнер.

— Подсудимая Грайнер, вам сложно стоять?

So I would see you, I have to bend my neck. I promise I won’t move, I’ll be still.

С этих слов начался допрос Бритни Грайнер в Химкинском городском суде. Она попросила судью Анну Сотникову выпустить ее из клетки, чтобы давать показания. Двухметровая баскетболистка даже сидя с трудом помещается в клетку в углу крохотного зала суда, а выступать положено стоя.

В тесноте приходится работать и всем остальным участникам процесса: места адвокатов и прокурора сдвинуты вплотную, так что фактически они сидят за одним столом друг напротив друга, а на двух скамьях в зале хватает места только двум представителям посольства США, переводчику и четырем журналистам.

Информации о деле Грайнер с самого начала было крайне мало, даже о ее задержании, которое случилось 17 февраля, стало известно только 5 марта. Когда 1 июля наконец начался суд, десятки иностранных и российских журналистов там встретили объявлением, что защита Грайнер не хочет допускать прессу в зал. После возмущения прессы судья согласилась пускать в зал только четыре-пять журналистов. Лишь к пятому заседанию в суде выделили отдельный зал для всех остальных — там включили аудиотрансляцию процесса, и то с плохим звуком, так что разобрать можно было не все. На запрете показывать видео из суда настаивала сама Грайнер.

Позиция баскетболистки по поводу предъявленного ей обвинения в хранении и контрабанде наркотиков также до последнего момента оставалась неясной. Лишь на втором заседании суда 7 июля она впервые коротко сказала: «I would like to plead guilty on the charges». Допрос Грайнер неоднократно откладывали по просьбе адвокатов, которые говорили, что им надо подготовиться. На заседание 27 июля защита привела второго переводчика — молодого загорелого синхрониста, который обычно переводит ответ «Yes» как «Так точно».

Судья Сотникова отказалась выпустить Грайнер из клетки на время допроса, но все же разрешила ей сесть обратно на скамью.

«Basically, you're guilty»

В суде Грайнер рассказала, что 17 февраля прилетела в Россию после десятидневного отпуска дома в Финиксе, штат Аризона, чтобы продолжить сезон за баскетбольный клуб УГМК (Екатеринбург). Она много раз летала этим 12-часовым рейсом с пересадкой в Нью-Йорке и в полдень привычно прошла паспортный контроль в московском аэропорту Шереметьево, чтобы дождаться следующего вылета через три часа — уже в Екатеринбург. В этот раз долгий перелет дался ей особенно тяжело, вспоминала Грайнер, потому что перед самым отпуском она переболела коронавирусом.

Адвокат Мария Благоволина попросила ее остановиться на этом моменте:

— Почему вы тогда решили возвращаться, нельзя было взять еще хотя бы неделю отдохнуть?

No. It is the most important part of the season after the break — it's play-offs. The whole season we've worked, my team has worked hard to get to a good position. There was nothing that was gonna change that for me. I'm coming back.

— О какой команде вы говорите?

Ekaterinburg UMMC — best team in Russia, in your league.

На входе в зону таможенного контроля Грайнер встретила кинолог с собакой, но та никак не отреагировала на вещи баскетболистки. По словам Грайнер, за семь лет перелетов в Россию она никогда не встречала на посту столько сотрудников таможни одновременно. Сначала ее попросили положить рюкзак и чемодан на ленту сканера, а затем открыть сумки и показать их содержимое. Сотрудница таможни Лилия Белоброва до этого рассказывала в суде, что уже на сканере увидела подозрительные картриджи для вейпа. Тогда оперативник наркоконтроля попросил Грайнер открыть сумку, достал картриджи, понюхал их и забрал у баскетболистки паспорт.

Грайнер вспоминала, что сначала ей пришлось пользоваться переводчиком Google в телефоне, чтобы понять, что написано в документах. Потом таможенники все же привели переводчика.

There was a lady that was there that they said was an interpreter. But it was more just her telling me “Surname, sign”. Short words. She didn't explain the contents of the paper. I didn't know exactly what I was signing.

— Эта женщина перевела вам ваши права, если их озвучивал сотрудник таможни?

No. My rights were never read to me. No one explained any of it to me.

Для задержания и изъятия картриджей у Грайнер оперативники в качестве переводчика вызвали Татьяну Кузнецову, сотрудницу стойки розыска багажа. Раньше Кузнецова работала бортпроводницей «Трансаэро» и английский изучала только в институте, где училась на бухгалтера. По словам Кузнецовой, ни до, ни после этого случая ее никогда не привлекали переводчиком к процессуальным действиям. Отвечая на вопросы прокурора, она сказала, что переводила «гражданке Гринер» все документы.

— Гражданка США Грайнер понимала вас?

— Да, я спросила: «Вы меня поняли?». [Она ответила:] «Да, я вас поняла».

Кузнецова охотно вспоминала, как объясняла Грайнер, что изъятые картриджи упакованы и опломбированы. И как сотрудники таможни предложили выдать любые другие запрещенные вещества — их у американки не было. О содержании документов сотрудница аэропорта сказала: «Да, там было, какие права и какая статья». Никаких других подробностей о том, что именно она перевела Грайнер по поводу ее прав, Кузнецова припомнить не смогла, сославшись на то, что с тех пор прошло уже полгода.

Еще одна сотрудница зала прилета, Дарья Гаврилова, бывшая понятой при изъятии картриджей, постоянно повторяла в суде, что не знает английского и не помнит деталей. Только на один из вопросов адвоката она ответила уверенно.

— Помните ли вы, чтобы просили переводчика перевести права лица, подлежащего досмотру?

— Да.

— Да? Вы запомнили какие-то из этих прав?

— Я не могу вам точно сейчас сказать, потому что это было очень давно. Все ранее данные показания подтверждаю. Деталей уже не вспомню.

— Вы не помните, она спрашивала, обвиняется она в чем-то?

— Я не знаю и не понимаю английский язык, не могу вам ответить на этот вопрос.

— Там был переводчик. Вы русскую версию должны были слышать.

— Я не знаю английский, поэтому не могу вам сказать.

Не лучше оказался и переводчик, который позже вместе со следователем приезжал к баскетболистке в СИЗО в Икше. «I remember one time him receiving a stack of papers that he was supposed to translate to me. And he looked at them for a brief moment and his exact words were: “Basically, you're guilty”», — вспоминала Грайнер.

При этом еще во время досмотра на таможне Грайнер смогла позвонить не только своей жене Шерель Грайнер и агенту, но и переводчику команды. Адвокат Александр Бойков приехал в Шереметьево в семь вечера, через семь часов после того, как Грайнер приземлилась и пошла на таможенный контроль, но защитника допустили к ней только в третьем часу ночи. Еще через полтора дня баскетболистку привезли в Химкинский горсуд и отправили под арест.

Бритни Грайнер в Химкинском городском суде. Фото: Evgenia Novozhenina / Reuters

Разговоры о Викторе Буте

На вопросы прокурора Николая Власенко, признает ли она свою вину в преступлении, Грайнер ответила, что не хотела нарушать российские законы и вообще не знала, что картриджи были у нее в сумке. Медицинскую марихуану ей выписал врач в Аризоне для облегчения боли: за долгую баскетбольную карьеру у нее было множество травм, четыре месяца она провела в инвалидном кресле. Она решила использовать марихуану, так как, в отличие от обычных обезболивающих, у нее нет побочных эффектов.

Причем употреблять медицинскую марихуану она могла только в перерывах между соревнованиями, так как ее постоянно тестировали на допинг и в России, и в США, и в любых других странах, где она выступала. Положительный результат означал бы дисквалификацию не только самой Грайнер, но и, возможно, всей команды. Анализ, проведенный уже после задержания баскетболистки, оказался отрицательным.

I was the one that packed my bag. The conditions — stress. I've waited until the last minute, because the whole time I was at home I was trying to recover from COVID. And just the stress of wear and tear of the season plus the long flight, being jet-lagged, — объяснила Грайнер, но взяла на себя полную ответственность за случившееся.

Прокурора это не устроило:

— Вопрос звучал немножко иначе. Вину признает она?

I understand my charges and I understand what you're saying. I do plead guilty because of the actions that have happened, but I, again, did not intend to do this. I did not intend to smuggle or bring any substance into Russia.

Грайнер также обратила особое внимание на то, что медицинскую марихуану вряд ли можно использовать в развлекательных целях. По ее словам, в медицинском препарате по сравнению с обычной марихуаной больше концентрация каннабидиола (CBD) — химического соединения, которое, как считается, как раз отвечает за снижение болевого синдрома. Прокурор Власенко возразил на это:

— Вам известно, чем отличается медицинский каннабис от немедицинского каннабиса именно в цифрах по концентрации ТГК?

I'm not a forensics expert.

Защитники Грайнер также намекнули в суде, что невнимательность баскетболистки могла быть связана с постковидным синдромом, который снижает функции головного мозга. Но судья не стала приобщать к делу соответствующие выводы главного внештатного невролога Минздрава, а прокурор Власенко попросил подтвердить документами, что Грайнер вообще чем-то болела.

В перерыве во время допроса Грайнер рассказала временной поверенной в делах США Элизабет Руд, что в СИЗО читает фэнтези «Тень и кость» и что после освобождения ей придется наверстать множество пропущенных сериалов.

Вечером в день допроса телеканал CNN сообщил, что власти США предложили России обменять Бритни Грайнер и осужденного в Москве за шпионаж американца Пола Уилана на россиянина Виктора Бута, который отбывает в американской тюрьме 25-летний срок по обвинению в торговле оружием. Два дня спустя Москва ответила на эту публикацию призывом «вернуться в режим профессионального, без спекулятивных информационных вбросов, диалога в режиме "тихой дипломатии"».

На заседании 4 августа начались прения: прокурор попросил признать Бритни Грайнер виновной и приговорить к 9,5 годам заключения.

Приговор судья Анна Сотникова огласила уже через несколько часов: 9 лет в колонии общего режима и штраф 1 млн рублей.

Редактор: Егор Сковорода

Оформите регулярное пожертвование Медиазоне!

Мы работаем благодаря вашей поддержке

Ещё 25 статей