«Нам дали приказ убивать каждого, кого видим». New York Times опубликовала прослушку российских военных, звонивших домой из Украины
Павел Васильев
«Нам дали приказ убивать каждого, кого видим». New York Times опубликовала прослушку российских военных, звонивших домой из Украины
29 сентября 2022, 18:11

Фото: Alexei Alexandrov / AP

В среду New York Times опубликовала прослушку телефонных разговоров российских десантников и росгвардейцев в Украине. В распоряжении издания оказались больше четырех тысяч аудиофайлов, которые украинская разведка записала весной. Их подлинность журналисты проверяли, сопоставляя номера абонентов с привязанными к ним аккаунтами в мессенджерах и в социальных сетях. «Медиазона» отобрала самые яркие фрагменты этих перехватов.

«Нам дали приказ убивать каждого, кого видим»

Сергей A. говорит с девушкой по имени Ксения:

— Нам сказали, типа, что это, на том месте, куда мы приедем, там гражданских много ходит. И нам дали приказ убивать каждого, кого видим.

— На хрена?

— Ну потому что они могут сдать нашу позицию, все дела. Вот так же и мы, походу, будем, нахуй… всех гражданских, которые мимо будут проходить, убивать и в лес оттаскивать. Я и так уже стал убийцей. Поэтому я не хочу еще и убивать людей, которых еще и в глаза видеть буду.

«Приняли решение в лесу застрелить»

Другой фрагмент разговора Сергея А. с девушкой:

— Мы их задержали, раздели догола, осмотрели всю одежду… Ну и потом принимается решение — отпускать их или нет, потому что если их отпустить, они могут наши позиции сдать. Ну и приняли решение просто в лесу их застрелить.

— Вы их застрелили?

— Ну конечно, застрелили.

— Почему вы их в плен не взяли?

— Даже если мы их возьмем в плен, то их надо содержать, кормить, а у нас еды не так много, понимаешь?

«Мама, это самое тупое решение нашего государства»

Эта запись смонтирована из фрагментов двух разговоров. Сначала Сергей А. звонит своей матери:

— Эта война, мама, это просто… Это самое тупое решение нашего государства, я считаю.

Потом военнослужащий по имени Илья спрашивает у своей родственницы, что рассказывают о войне по телевизору:

— А еще чего говорит? Когда он собрался, блядь, уже заканчивать эту всю хуйню, Путин, блядь?

— Он говорит: «Все идет по плану, все идет по срокам».

— А он просто ошибался крупно очень.

«Море трупов в гражданской одежде»

Из разговора Сергея А. с матерью:

— Весь лес, то есть там, где штаб дивизии стоит, там лес. Я туда просто зашел, и там, короче, море трупов в гражданской одежде. Море. Я столько трупов в жизни не видел. Просто пизда. Там прям края этих трупов нет, прям не видно.

«Начальники эти конченые не умеют ни хуя, только пиздеть»

В этой записи смонтированы фрагменты нескольких разговоров, в которых российские военные откровенно высказываются о своих командирах. Сперва говорит военнослужащий по имени Роман:

— Начальники эти, блядь, конченые, которые не умеют ни хуя, только пиздеть, нахуй, при погонах.

Сергей А.:

— У нас, короче, генерала сняли из-за того, что при его руководстве очень много потерь... То есть, блядь, я постоянно думаю, как же мне везет, что я просто выживаю здесь, нахуй, от приказов каких-то долбоебов. То есть пока мы ехали, на нашу колонну чуть не напали, ночью на нас хотели напасть, не напали.

«Зая, а если ты откажешься, тебе че за это будет?»

Смонтированы фрагменты двух разговоров. В обоих речь идет о том, что солдаты не хотят больше участвовать в войне против Украины. Сначала Сергей А. говорит с девушкой:

— Пока идут военные действия, меня не отпустят, ебать.

— Что за бред?

— Не дают, короче, людям увольнительные написать. Сказали, вы тогда на пять лет в тюрьму сядете.

Потом Екатерина спрашивает Александра:

— Зая, а если ты откажешься, тебе че за это будет?

— Не знаю я, могут посадить. Да много отказников, очень много.

«Все спизжено, все, нахуй, выпито»

Разговор военнослужащего по имени Никита со своей девушкой:

— Нахуй, трупы валяются на дорогах, блядь… Мирные жители валяются, пиздец просто.

— На дороге прям?

— Да! Все спизжено, нахуй. Все выпито, что было из алкоголя. Все деньги забраны. А так, тут все так делают, ты че.

«У меня квартира целая в кармане лежит»

Военнослужащий по имени Александр общается со своей женой или подругой:

— Ну, квартиру ищи, в Оренбурге где-нибудь.

— Хватит!

— Короче, зашли в квартиру, в дом. Вор, короче, дом вора какого-то.

— Че?

— С Мишаней открыли сейф ключом, на общую сумму, посчитали, где-то пять двести.

— Убери на место.

— Да не буду я убирать, я что, дурак что ли? У меня квартира целая в кармане лежит.

«Мам, ни одного фашулика мы не увидели. Эта война была не нужна»

Сергей А. говорит со своей матерью:

— Мам, ни одного фашулика мы здесь так и не увидели. Эта война высосана из пальца. Она была не нужна. Мы сюда приехали, здесь люди жили нормально, очень даже, вот как в России. И теперь они живут в подвалах. Вот бабушка тут недалеко от нас жила… В погребе жила, представляешь?

— Сереж, ну нельзя так однобоко! Я понимаю, что там страшно, плохо…

— Да при чем тут страшно! Все мы думаем об одном: эта война была не нужна.

«Эти твари ничего не сказали»

На этой записи смонтированы фрагменты трех разговоров. Сначала Сергей А. говорит с матерью:

— Никто не сказал, что мы на войну едем. Нас предупредили: то, что мы едем — за день!

Потом Никита общается со своим другом:

— Мы ехали все сюда на учения, на два-три дня.

— Да, блядь, братан, понятно…

— Нас наебали, как детей, нахуй. Я не знал, что так получится, видишь.

Наконец, Алексей звонит девушке:

— Ну я не знал, что так получится. Сказали, на учения едем, а эти твари ничего не сказали.

«Они хотели тут нахрапом, а ни хуя нахрапом не получилось»

Еще одно аудио с фрагментами трех бесед. Первым говорит Александр:

— Мы не можем взять Киев… Мы чисто деревни берем, и все…

Сергей Б. говорит с девушкой или женой:

— Они хотели тут нахрапом, а ни хуя нахрапом-то и не получилось.

Третий голос принадлежит Сергею А.:

— Они хотят людям в уши нассать, типа, все нормально, никакой войны нет, просто спецоперация. Но на самом деле это война!

«Одного за другим хороним»

На аудиозаписи фрагменты двух разговоров, в которых женщины рассказывают солдатам, что происходит дома. Татьяна говорит Ивану:

— Вань, гробы идут и идут к нам… Одного за другим хороним. Это ужас какой-то!

Потом девушка рассказывает военнослужащему по имени Максим, который просит ее «не наводить панику»:

— Там че творят жены вообще! Ой, че они там… И Путину уже пишут — вернуть…

«Было 400 десантников, выжили 38, нам сказали»

Снова смонтированные отрывки разных звонков. Егор общается со своей бабушкой:

— Среди ваших тоже есть потери, да?

— Только с моего полка — одна треть всего полка.

— Ух ты! Как много-то…

Никита говорит с матерью:

— 60 процентов полка нет уже.

Евгений звонит девушке:

— Вот от моего полка костромского уже никого нету. Короче, было 400 десантников, выжили всего 38, нам сказали. Потому что управление у нас просто вот на убой отправляло солдат!

Редактор: Дмитрий Ткачев

Оформите регулярное пожертвование Медиазоне!

Мы работаем благодаря вашей поддержке

Ещё 25 статей