«Как по‑другому с вами разговаривать, с государством нашим любимым, я не знаю». Зачем таксист поджег отдел Росгвардии в Комсомольске‑на‑Амуре
Оля Ромашова
«Как по‑другому с вами разговаривать, с государством нашим любимым, я не знаю». Зачем таксист поджег отдел Росгвардии в Комсомольске‑на‑Амуре
17 октября 2022, 18:27

Иллюстрация: Mari Msukanidze / Медиазона

Владимир Золотарев, таксист из Комсомольска-на-Амуре, в последние годы ходил на митинги против режима Владимира Путина и в поддержку Алексея Навального, а сразу после нападения России на Украину запил. В марте из-за потасовки с остановившими его полицейскими Золотарев оказался под домашним арестом, а в июне сбежал из-под него и поджег крыльцо здания Росгвардии. По словам таксиста, он тогда не видел других возможностей выразить свой протест и «решил, что терпеть уже никак не получается». Теперь его обвиняют в терроризме.

Вечером 3 июня 50-летний таксист Владимир Золотарев подошел к зданию Росгвардии в Комсомольске-на-Амуре с 20-литровой пластиковой канистрой бензина. Бензин он купил на заправке в 15 минутах ходьбы от здания ведомства. Золотарев разлил бензин на крыльце и поджег его. Очевидцы засняли сильный пожар и большой столб дыма.

Сам Золотарев после поджога вернулся домой поспать, а потом пошел в отель «Сити» и, по собственному выражению, «нахреначился там, как нужно». В этом отеле поджигателя и задержали на следующий день.

На допросе следовательница спросила таксиста, как он оказался у здания Росгвардии с канистрой бензина. «Про войну в Украине вы все знаете, наверное, — ответил Золотарев. — Наверное, это [более] жестко для кого-то происходит, для кого-то менее жестко. Для меня это просто позорище. Путин м*дила, который воткнул нас во всю эту историю. Я решил, что терпеть уже никак не получается».

Он счел поджог единственным способом показать свое несогласие: «Как по-другому с вами разговаривать, с государством нашим любимым, я не знаю. Я нашел только один выход».

Золотарева обвинили в покушении на теракт и отправили в СИЗО № 2 в Комсомольске-на-Амуре. По версии следствия, он поджег крыльцо Росгвардии, «желая дестабилизировать деятельность органов власти» и «полагая, что в [здании] находятся сотрудники органов власти». Однако не успел довести свой умысел до конца, огонь потушили, и никто не пострадал.

На допросе Золотарев подчеркивал, что не хотел никому навредить: «Канистру я вылил перед зданием, в здание я не зашел, потому что закрыто было, а если бы было открыто, я бы дальше [шлагбаума] не пошел бы. Я же просто хочу показать, что я не согласен, а не чтобы кого-то убивать или еще что-то. <…> Кого-то убить — это для меня катастрофа».

«Медиазона» связалась с Владимиром Золотаревым через адвоката. В письме он еще раз указал, что «сделал все возможное, чтобы не пострадали люди». «Свою акцию я провел в вечернее время, после 19 часов, когда здание было закрыто», — подчеркивает таксист.

Запой после начала войны и первое дело

К тому времени Владимир Золотарев был под домашним арестом по другому делу — о потасовке с гаишником. Мужчина разведен, у него есть взрослый сын. Золотарев таксовал на своей Toyota Prius и жил в одной квартире с 72-летней матерью. До начала войны ходил на митинги, организованные сторонниками Алексея Навального. «Мне очень близки его идеи и политическая позиция. Мне кажется, он один из немногих, кто видит, что происходит с российской властью», — рассказал Золотарев «Медиазоне».

В начале войны таксист ушел в запой. «Свой запой с 24.02.22 я связываю с тем, что происходит на Украине, что умирают невинные люди, я эмоционально переживаю по данному поводу», — говорил он на допросе. Золотарев рассказал, что у него сын призывного возраста, и он опасался, что тот может попасть под мобилизацию. В письме корреспондентке «Медиазоны» он уточнил, что не знает, где сейчас находится сын, они не общаются.

9 марта, после небольшого перерыва, Золотарев снова запил. «Выпивал пиво и водку, выпивал один», — вспоминал он. Спустя три дня, вспоминал таксист, он решил уехать в лес на неделю или полторы, чтобы отвлечься от новостей. Поехал на машине в магазин «Стройка», купил несколько канистр и монтировку, наполнил канистры бензином на заправке и заехал за алкоголем в магазин «Бристоль».

«Бензин я приобрел на заправке для того, чтобы уехать надолго в лес и пробыть там до тех пор, пока не закончится бензин, — уверял он следовательницу. — Бензин мне нужен был для заправки автомобиля. Монтировку я взял, чтобы срезать ветки с деревьев для костра, так как в данном магазине не было топора, плюс у меня уже имелся опыт монтировкой срубать ветки с деревьев, и это очень удобно».

Второй эпизод терроризма — из-за канистр и монтировки в машине

По дороге из магазина его остановили полицейские, заметившие, что водитель ведет себя странно. Произошла потасовка, и, по версии следствия, водитель ударил 39-летнего старшего лейтенанта Дмитрия Фельдмана головой в лицо. Сам Золотарев сказал «Медиазоне», что при задержании полицейские его скрутили и от боли он «откинулся назад и случайно ударил своим затылком в нос сотруднику». Золотарева тогда обвинили в нападении на силовика и отправили под домашний арест.

Вероятно, во время того задержания Золотарев при полицейских кричал что-то о поджогах. «Я не хотел и не хочу поджигать никакие здания, тем более административные здания. Возможно, я говорил какие-то вещи, связанные с этим, но говорил я их, потому что находился в сильном подавленном эмоциональном состоянии, вызванном политической и экономической ситуацией в стране, переживая за свою дальнейшую судьбу, и употреблением большого количества алкоголя», — говорил он на допросе 23 марта.

Но в июне находившийся под домашним арестом Золотарев решился на поджог здания Росгвардии. Дела о нападении на полицейского и покушении на теракт объединили и передали из городского отдела Следственного комитета в краевой.

Один из следователей обратил внимание на мартовские показания Золотарева и 29 июня возбудил еще одно уголовное дело, на этот раз — о подготовке теракта. По версии обвинения, остановленный тогда за пьяную езду водитель сказал полицейским, что собирался вскрывать окна отделов полиции и ФСБ монтировкой и поджигать их с помощью бензина (монтировку и канистры нашли в машине).

Золотарев написал «Медиазоне», что такое обвинение «совершенно невообразимо, но абсолютно в духе нашего государства». Он отрицает, что собирался использовать бензин и монтировку для поджогов. «Тем более это и физически невозможно, так как окна ФСБ и полиции зарешечены таким образом, что даже если разбить стекла, туда невозможно залить бензин», — отметил он.

Когда дело поступит в суд, неизвестно, до конца следствия, видимо, еще далеко. Все это время Владимир Золотарев находится в СИЗО.

После задержания источник РИА «Новости» в силовых структурах назвал Золотарева «ярым несистемным оппозиционером». Сам он склонен соглашаться с таким определением: «Пожалуй, да, сейчас я такой человек. Считаю, что это единственная верная позиция для любого честного человека в этой стране».

Редактор: Егор Сковорода

Оформите регулярное пожертвование Медиазоне!

Мы работаем благодаря вашей поддержке

Ещё 25 статей