Катастрофа Sukhoi Superjet 100 в Шереметьево

Остов самолета компании «Аэрофлот» Sukhoi Superjet-100 с бортовым номером RA-89098. Фото: Сергей Мамонтов / РИА Новости

Вечером 5 мая самолет «Аэрофлота» Sukhoi Superjet 100 совершил аварийную посадку в Шереметьево из-за неполадок на борту и загорелся. В результате из 78 человек, находившихся на борту, 41 погиб, еще 18 человек пострадали. Экипаж самолета рассказал, что совершил аварийную посадку, так как в лайнер ударила молния, после чего связь на борту вышла из строя. Следователи предполагают, что причиной катастрофы стала ошибка пилотов.

Читать в хронологическом порядке

СК назвал основные версии авиакатастрофы в Шереметьево

Следственный комитет назвал основные версии авиакатастрофы Sukhoi Superjet 100 в аэропорту Шереметьево, сообщается на сайте ведомства.

«Следствием рассматриваются различные версии произошедшего, среди которых недостаточная квалификация пилотов, диспетчеров и лиц, проводивших технический осмотр борта; неисправность воздушного судна; неблагоприятные метеоусловия», — говорится в сообщении ведомства.

Накануне телеграм-канал Baza опубликовал рассказ пилота сгоревшего самолета Дениса Евдокимова. По его словам, после взлета в лайнер ударила молния, из-за чего на борту отключилась радиосвязь, и самолет перевели в режим ручного управления.

Евдокимов утверждал, что при посадке скорость самолета была «небольшая», и лайнер «подходил к земле плавно». Пилот не смог сказать, почему самолет ударился о землю и загорелся после посадки.

«Скорости было достаточно, к полосе подходили с уменьшением вертикальной скорости к моменту касания согласно процедуре. Возгорание случилось после приземления. Яркая вспышка, хлопок, переход самолета в аварийный режим управления. Пожар после посадки, я так понимаю, из-за приземления. Причина, наверное, в этом», — сказал Евдокимов.

Самолет авиакомпании «Аэрофлот» Sukhoi Superjet 100, который вылетел из Москвы в Мурманск, но вскоре вернулся из-за неполадок на борту. Во время аварийной посадки лайнер загорелся. В результате катастрофы погиб 41 человек. Следственный комитет возбудил уголовное дело.

«Интерфакс»: пожар на борту спровоцировали фрагменты шасси, пробившие топливный бак

Пожар на борту самолета Sukhoi Superjet 100 в аэропорту Шереметьево произошел после попадания деталей разрушенного шасси в левый топливный бак, передает «Интерфакс» со ссылкой на источник, знакомый с ходом расследования.

«Вероятно, детали разрушенного шасси пробили левый бак, он полностью разрушен. Это спровоцировало выброс топлива и пожар», — сказал собеседник агентства.

По его словам, правый бак также поврежден. «Скорее всего, они (повреждения) получены при выкатке самолета с взлетно-посадочной полосы», — сказал источник, добавив, что повреждения левого бака сильнее.

Командир, второй пилот и бортпроводница Sukhoi Superjet 100 находятся в состоянии средней тяжести

Командир самолета Sukhoi Superjet 100, второй пилот и бортпроводница находятся в состоянии средней тяжести, сообщает агентство «Москва».

«В Институте имени Склифовского находится командир корабля, второй пилот и бортпроводница. У них состояние средней тяжести, в основном связанное с отравлением продуктами горения. Кроме того, очень серьезная шоковая реакция. Они требуют наблюдения и коррекции», — рассказала министр здравоохранения Вероника Скворцова.

«Аэрофлот» пообещал выплатить по 5 млн рублей семьям погибших в результате катастрофы в Шереметьево

Авиакомпания «Аэрофлот» пообещала выплатить по 5 млн рублей родственникам погибших пассажиров рейса SU1492 Москва-Мурманск, сообщается на сайте компании.

Помимо этого, компания готова выплатить по 2 млн рублей пострадавшим пассажирам и по 1 млн рублей тем пассажирам, которым не понадобилась госпитализация.

«Коммерсант»: следствие считает основной версией катастрофы Sukhoi Superjet 100 ошибку пилотов

Следственный комитет считает главной причиной катастрофы Sukhoi Superjet 100, в которой погиб 41 человек, ошибку пилотов, сообщает «Коммерсант» со ссылкой на источники, близкие к расследованию, и авиционных экспертов.

По мнению экспертов Межгосударственного авиакомитета, пишет издание, первой ошибкой пилотов было решение лететь через грозовой фронт. Вскоре после вылета из Шереметьево командир воздушного судна Денис Евдокимов сообщил диспетчеру по резервному каналу связи, что в самолет попала молния, из-за чего отказал основной канал связи и автоматика. В связи с этим летчик решил вернуться в аэропорт.

Эксперты говорят, что командир судна поторопился приземлиться, хотя лучшим решением было не заходить на посадку и израсходовать лишнее горючее в воздухе. Газета со ссылкой на источники перечисляет несколько ошибок, которые допустили пилоты при посадке Sukhoi Superjet 100 в ручном режиме. Из-за неизрасходованного топлива самолет садился с максимальной массой, а связь с диспетчером постоянно прерывалась.

Пилоты Sukhoi Superjet 100, по данным собеседников «Коммерсанта», при посадке превысили не только путевую, но и вертикальную скорость снижения, вследствие чего касание взлетно-посадочной полосы получилось слишком жестким, и самолет несколько раз отскочил от нее.

Летчикам не удалось выровнять машину, так как вместо того, чтобы попытаться стабилизировать самолет в посадочном положении, они пытались прижать его нос к земле. Во время второго, более сильного отскока, стойки шасси пробили топливные баки самолета, горючее попало в двигатели, и самолет загорелся.

«Коммерсант» отмечает, что пасажиры, которые сидели сзади, были серьезно ранены еще при жесткой посадке, поэтому во время пожара выбраться сами из самолета не могли.

Также Следственный комитет изучает оперативность работы наземных спасательных служб.

РБК: следователи считают ошибкой пилотов включенные после посадки двигатели и открытое окно

Следователи считают ошибкой экипажа самолета Sukhoi Superjet 100 то, что пилоты после приземления не выключили двигатели, а в их кабине было открыто окно, что могло повлиять на распространение огня, пишет РБК со ссылкой на источники, знакомые с ходом расследования.

К таким выводам следователи пришли после допросов пилотов. «Из опроса пилотов Дениса Евдокимова и Максима Кузнецова ясно, что после приземления самолета они открыли в кабине боковое открывающееся окно», — рассказал источник в Следственном комитете. Это могло усилить тягу воздуха и скорость горения, утверждает источник. Об этом же рассказал источник в Росавиации.

Кроме того, по словам собеседника в СК, пилоты не выключили двигатели самолета сразу после посадки, и те «работали до того момента, пока их не потушили».

Как пишет РБК, Росавиация проводит внеплановую проверку «Аэрофлота», в том числе подготовку пилотов.

Пассажир сгоревшего самолета рассказал, что не видел давки из-за багажа

Пассажир рейса SU1492 «Аэрофлота» Олег Молчанов рассказал о том, как проходила эвакуация после аварийной посадки в «Шереметьево».

Молчанов написал несколько десятков постов на форуме «ЯПлакал», внимание на них обратил телеграм-канал 112 Молчанов также опубликовал фото своих посадочных талонов и видео, которое он снял сразу после эвакуации.

Молчанов сидел на 12 ряду. Он утверждает, что давки при эвакуации не было. Те, кто выходил из самолета с сумками, по его словам, сидели в бизнес-классе и не мешали проходу пассажиров. Также он рассказал, что самолет загорелся практически моментально; иллюминаторы оплавились еще до того, как лайнер остановился. Сразу же после этого салон наполнился дымом, и ничего не было видно. Он вышел из самолета одним из последних.

«И по выживанию — там момент везения и отсутствия паники. Один вдох черного дыма — и человек уже не встанет с места. А учитывая, что видимости нет, то и спасать его никто не будет, тупо не видно. Дышать невозможно. Полнолицевых масок в самолете не было, ну или их не могли найти.

Интересно, что шасси почти полностью погасили удары. Трясло, но не критично. Действительно до остановки почти все сидели на местах. Ну, по крайней мере, те, которых я видел со своего ряда. Кто-то писал, что, возможно, люди были не пристегнуты и вырубились от удара — не было такого удара. Все было терпимо.

Видимости на уровне моей головы к моменту, когда я вылез со своего места, уже не было. Черный дым. Вприсядку был еще белый», — пишет Олег.

По мнению пассажира, единственный выживший из хвостовой части спасся, потому что сразу после приземления побежал вперед.

«Интерфакс»: при подходе к полосе экипаж самолета по неизвестной причине стал увеличивать скорость

Совершающий аварийную посадку в Шереметьево Sukhoi Superjet 100 на подходе к взлетно-посадочной полосе стал по неустановленной причине увеличивать скорость, передает «Интерфакс» со ссылкой на источник, знакомый с ходом расследования.

«Однако логику отдельных действий пилотов пока понять не удается. Так, при подходе к полосе самолет начал проваливаться под глиссаду, а экипаж стал по неустановленной причине увеличивать скорость. В результате они приземлились ближе к середине полосы с повышенной скоростью», — сказал собеседник агентства, уточнив, что первые данные параметрического и речевого самописцев самолета уже скопированы и анализируются.

Источник также рассказал, что после взлета самолет попал в грозовой фронт, а в генераторе произошел скачок напряжения, «за которым последовала серия отказов систем самолета». После этого экипаж решил вернуть самолет в Шереметьево.

Понравился этот материал? Поддержите Медиазону

Раз в неделю наши авторы делятся своими впечатлениями от главных событий и текстов

Ещё 25 статей