«Мне отказывают в праве защищаться» — Иван Сафронов о предъявленном ему обвинении в госизмене
«Мне отказывают в праве защищаться» — Иван Сафронов о предъявленном ему обвинении в госизмене
Данное издание существует на пожертвования читателей — только благодаря вам мы можем продолжать свою работу. Из-за вторжения в Украину и(или) санкций их стало гораздо меньше, поэтому мы пишем капслоком: если можете, поддержите «МЕДИАЗОНУ». Нет войне.
Оформите регулярное пожертвование Медиазоне!Поддержать
4 апреля 2022, 10:14

Сегодня Мосгорсуд начнет рассматривать дело журналиста Ивана Сафронова, обвиняемого в госизмене (статья 275 УК). Адвокат Иван Павлов опубликовал позицию позицию Сафронова, которую журналист озвучит в суде.

Сафронов разделил свое обращение на семь пунктов. В начале он говорит о своей невиновности и отмечает, что Уголовным кодексом не предусмотрен тот состав преступления, который ему вменяют.

По словам журналиста, его обвиняют в сборе и передаче данных, которые он получил из открытых источников. При этом ему неизвестно, о какой именно информации идет речь, так как в документах не уточняется, «у кого, когда, при каких обстоятельствах и какие сведения» он собирал.

«Я просил предоставить мне нескольких часов и компьютер, чтобы доказать свою невиновность — я мог показать следователю открытые источники Интернета, в которых содержалась вся использованная в моей работе информация. Я нахожусь в тюрьме, там у меня нет компьютера», — добавил Сафронов.

После этого журналист еще раз обращает внимание на свою невиновность и говорит, что не знал и не мог знать, что информация из открытых источников содержит гостайну. Он объясняет это тем, что приказы о засекречивании данных засекречены, и у стороны защиты нет к ним доступа. По версии обвинения, подсудимый «осуществил собирание интересующих НАТО сведений, составляющих государственную тайну».

Сафронов говорит: «Покажите мне эти приказы и инструкции, я не обязан верить обвинению на слово; я не могу защищаться от обвинения, которого не понимаю! <…> Объясните мне — как вообще можно защищаться от обвинения, которое обусловлено положениями скрываемых от обвиняемого и его защиты законов?».

Как отмечает журналист, его защитники просили вызвать 29 свидетелей и 10 экспертов со своей стороны, но следователь им в этом отказал. «Мне отказывают в праве защищаться. Мне отказывают в праве на защиту в принципе! И я понимаю с чем это связано», — сделал вывод Сафронов. Он также уточнил, что в деле «десятки часов» записей разговоров с людьми «из числа высших должностных лиц государственной иерархии», во время звонков они негативно оценивали «высокопоставленных деятелей России», из-за чего «большинству из них придется объясняться в своих действиях».

В финале обращения к суду Сафронов добавил, что на этапе предварительного следствия, с 17 сентября 2021 года, его защитники четыре раза обжаловали действия и решения следователей. Согласно УПК, такие жалобы подлежат рассмотрению в течение пяти дней, однако ни по одной из них до сих пор не вынесли решение. Так как дело поступило в суд, производство по ним прекращено.

Бывший журналист «Коммерсанта» и «Ведомостей» находится в московском СИЗО «Лефортово» с лета 2020 года. По версии ФСБ, с 2017 года корреспондент сотрудничал с чешской разведкой и передал «сведения о военно-техническом сотрудничестве России с ближневосточным африканским государством».

Ведомство также обвиняет Сафронова в получении незаконного дохода от «преступной деятельности». Эксперт ФСБ установил, что друг журналиста Мартин Лариш — чешский шпион.

При этом детали обвинения не раскрываются. Кроме того, Лефортовский районный суд Москвы не разрешил адвокатам Сафронова делать выписки из 20 томов уголовного дела. Следователь ФСБ Александр Чабан запретил защите конспектировать и ту информацию, которая не относится к секретной.

Ещё 25 статей