рублей ФСБ требует взыскать с петербуржца, который пытался выяснить судьбу осужденного за измену родине деда26 430
26 430

рублей ФСБ требует взыскать с петербуржца, который пытался выяснить судьбу осужденного за измену родине деда

Источник: «Медиазона»

Петербуржец Валерий Остряков дважды проиграл ФСБ в суде: он требовал доступа к материалам уголовного дела своего прадеда Василия Острякова, осужденного по статье 58-1а УК РСФСР (измена родине). Теперь спецслужба пытается взыскать с него 26 430 рублей 20 копеек — компенсацию расходов на поездки своего представителя в Петербург.

ЦифрыФакты
21 апреля 2017, 12:22
10138 просмотров

В заявлении о взыскании средств ФСБ подробно описала расходы, которые спецслужба понесла в связи с двумя поездками своего представителя Марины Трифильевой из Белгородской области в Санкт-Петербург, где проходили судебные заседания по иску семьи Остряковых. Потомки требовали признать незаконным отказ в предоставлении материалов дела в отношении Василия Острякова, осужденного по обвинению в сотрудничестве с нацистами и умершего в лагере в Амурской области.

Расходы на первую поездку Трифильевой ФСБ оценила в 15 570 рублей 20 копеек: 9 820 рублей 20 копеек спецслужба требует вернуть за железнодорожные билеты в купе туда и обратно, 900 рублей составили командировочные за трое суток, 4 850 рублей стоили сутки проживания в гостинице «Авент Инн» на Невском проспекте.

Билеты, купленные Трифильевой для второй поездки на суд, обошлись в 9 960 рублей; командировочные за трое суток — в те же 900 рублей. Гостиницей представитель ведомства во второй раз не пользовалась.

«Уважаемая представитель ответчика, капитан юстиции Мария Николаевна Трифильева приехала в Петербург одним днем. Ее поезд прибыл в 07.30 06 июня, уехала она восвояси в 00.11 07 июня», — заметил на фейсбуке Дмитрий Остряков.

«Расходы, понесенные ФСБ, не были полностью необходимы для того, чтобы его сотрудник мог участвовать в деле, — говорит юрист правозащитного объединения "Команда 29" Макс Оленичев. — Та же самая гостиница: представитель спецслужбы приезжала только на один день, само судебное заседание не длилось и не могло длиться весь день. Кроме того, она ездила на суды в Петербург в купейном вагоне: мы полагаем, что государственные деньги можно и нужно экономнее использовать. Ну и в целом, конечно, есть еще моральный аспект: заявитель, которому суд отказал в иске — гражданин России, платит налоги в федеральный бюджет, из которого финансируется деятельность ФСБ, в том числе для участия в судах. Сейчас спецслужба подает заявление о взыскании с гражданина этих денег, затраченных из федерального бюджета, обратно в федеральный бюджет. И когда представитель ФСБ поедет в следующий раз для участия в судебном заседании, то расходы на ее проезд также будут финансироваться из федерального бюджета, а те деньги, которые будут взысканы с заявителя в рамках возмещения судебных расходов, тоже поступят в федеральный бюджет. Смысла перекладывать деньги государства из одного кармана в другой мы не видим».

Право на взыскание расходов появилось у ФСБ после того, как в силу вступило решение Выборгского районного суда Петербурга, признавшего законным отказ в предоставлении Остряковым архивных материалов об их осужденном предке.

Семья Остряковых (Остриковых). Фото из семейного архива

Потомкам мало что было известно о Василии Острикове (за несколько поколений написание родовой фамилии изменилось): он жил в селе Готовье Воронежской области (сейчас это Белгородская область), его репрессировали. В семье рассказывали, что вдове Василия вместе со справкой о его смерти в лагере в Амурской области в 1944 году прислали вставную челюсть мужа, но они не сохранились.

Правнук Острикова Дмитрий, исследующий генеалогию, в 2015 году решил разузнать судьбу своего предка и написал запрос в ФСБ. Из управления ведомства по Белгородской области пришел письменный отказ в предоставлении материалов уголовного дела. Из этого документа Остряков, тем не менее, узнал, что прадеда, родившегося в 1896 году, осудили 18 июля 1943 года по статье 58–1а (измена родине) на семь лет, и что в 1998 году прокуратура Белгородской области отказала ему в реабилитации. В этом же документе перечислен состав семьи осужденного.

«Из крестьян-середняков, колхозник, грамотный, беспартийный, русский, женат», — приводила анкетные данные Василия Острикова ФСБ.

Семья понадеялась, что сможет ознакомиться с материалами уголовного дела, оспорив отказ в реабилитации в суде. Так Остряковы узнали позицию прокуратуры: их предок обвинялся в том, что, «выполняя задания немецкого командования», сдал оккупантам 50 голов крупного рогатого скота, изъял чужую корову и склонял односельчанку к сожительству, своей вины он не признавал. Приводились в ответе из прокуратуры и показания свидетелей, выступавших в суде в 1943 году.

«Свидетель Кореньков Ф.П пояснил, что во время оккупации немецкими войсками села Готовье Остриков Василий был назначен мадьярами управляющим колхоза. Последний всецело поддерживал немецких оккупантов, точно и в короткие сроки выполнял все их наряды и требования. Имел связь с мадьярскими офицерами, часто с ними пил и гулял, устраивал вечеринку встречи Нового года», — цитировали архивное дело прокуроры.

Прокуратура просила «приговор военного трибунала Воронежской области от 19.07.1943 в отношении Острикова В.С. оставить без изменения, в реабилитации Острикову В. С. отказать»; президиум Белгородского областного суда просьбу поддержал. При этом сами материалы уголовного дела Василия Острикова суд не рассматривал.

«Мне как правнуку узнать было бы важно, сотрудничал ли он с оккупационными властями или, условно говоря, был обычным чиновником, который следил за порядком. Тем не менее, наши органы власти не считают, что это мое право», — объяснил «Медиазоне» Дмитрий Остряков.

Когда вслед за сыном Валерий Остряков направил в ФСБ аналогичное требование предоставить материалы уголовного дела своего деда, он тоже получил отказ, который и обжаловал в суде. Примерно в это же время Остряковым пришел ответ на запрос в Главный информационный центр МВД: Василий Остриков отбывал наказание в Среднебельском строительном лагере «Дальлага». Управление ведомства по Амурской области предоставило семье личное дело осужденного.

Среди этих документов оказался и приговор Острикову, точнее, двоим Остриковым: Василию Стефановичу и Ефиму Николаевичу, который был при оккупации старостой села. В приговоре говорится, что оба свою вину якобы признали частично. Неизвестно, были ли они родственниками или однофамильцами.

Когда в 2016 году семья попыталась обжаловать отказ ФСБ в предоставлении материалов уголовного дела, ей сначала отказал Выборгский районный суд Петербурга, а затем — Петербургский городской суд. Затем судья отказался передавать кассационную жалобу в президиум горсуда, так что Остряковы обжаловали решение уже в Верховном суде. Заявление ФСБ о взыскании 26 тысяч рублей с Валерия Острякова будет рассматриваться в Выборгском райсуде в мае.

Семья осужденного настаивает на том, что ведомство и суды опираются на закон «О реабилитации жертв политических репрессий», который в данном случае неприменим: он регулирует доступ к материалам уголовных дел, фигуранты которых были, в отличие от их предка, реабилитированы.

Источник: «Медиазона».

Все материалы
Ещё 25 статей