Дело БОРН. Второй день допроса Исаева — Медиазона
Дело БОРН. Второй день допроса Исаева
15 декабря 2014, 13:15
121 просмотр
Паспорт Вячеслва Исаева, из материалов дела
В Московском областном суде о своих преступлениях рассказывают обвиняемые по делу Боевой организации русских националистов. В понедельник продолжает давать показания подсудимый Вячеслав Исаев. Об обвиняется как участник убийств антифашистов Ильи Джапаридзе и Ивана Хуторского, чемпиона по тайскому боксу Муслима Абдуллаева, судьи Эдуарда Чувашова, таксиста Соса Хачикяна и неудавшегося покушения на участкового Гагика Беняминяна.
13:25На прошлом заседании Исаев успел рассказать о том, как он вместе с Баклагиным начал свою деятельность в рамках БОРН и как готовились и совершались убийства антифашистов Ильи Джапаридзе и Ивана Хуторского, борца Муслима Абдуллаева и судьи Эдуарда Чувашова.
13:28

«Ну, как дела? У тебя два эпизода осталось? Ну давай, договаривай тогда!», — напутствовал Исаева перед заседанием его адвокат Марат Степанов, улыбнувшись своему подзащитному. Сам Исаев, отвернувшись, в аквариуме долго что-то обсуждал с Максимом Баклагиным.

Исаев начинает рассказывать об убийстве таксиса Соса Хачикяна: «В мае 2010 год на сайте Lifenews появилась новость о том, что некий человек Хачикян избил сотрудницу «Евросети», у которой в результате случился выкидыш. Там был прикреплен видеофайл. Этот человек на видео вел себя нагло и считал, что можно бить женщину. Эта ситуация меня возмутила».

По словам Исаева, они встретились с Баклагиным и Исаевым и «единогласно» решили убить Хачикяна. При этом, как ранее рассказывал и Баклагин, Коршунов предложил подождать несколько месяцев, пока не уляжется шум – он опасался, что у дома таксиста может быть засада, поскольку правоохранительные органы активно ищут участников БОРН. Тогда же Алексей Коршунов предложил им уйти в бега, пообещал помочь подделать паспорта и найти новое оружие.

«Мы дали ему по 15 тысяч за паспорта, сами паспорта, которые Баклагин взял где-то у наркоманов. И свои фотографии, — вспоминает Исаев. — Деньги за оружие он потом предложил отдать. Потому что раздобыть его не смог. Но мы оставили деньги ему, потому что Коршунову было не на что жить». 

13:49

В августе 2010 года, рассказывает Исаев, они с Баклагиным начали готовиться к убийству Соса Хачикяна: «Адрес мы взяли из базы данных, которую купили на Горбушке». Для маскировки приобрели спортивные костюмы на несколько размеров больше, «чтобы предать мешковатость», парики были куплены уже раньше. Украли номера, чтобы перевесить их на машину Баклагина.

Максим Баклагин уже раньше выследил Хачикяна, видел, как тот выходит из подъезда в 8 утра. «15 сентября Баклагин забрал меня из дома. Я взял обрез ружья для него и револьвер для себя, для подстраховки».

Они приехали к дому Хачикяна. «Мы не знали на каком этаже он живет. Но в базе был указан адрес квартиры. Поэтому мы встали между 8 или 9 этажами, — говорит Исаев. — Около 8 утра дверь в его квартиру открылась. Хачикян начал выходить, остановился у двери, чтобы почистить обувь. Исаев пошел ему на встречу, обрез был в пакете. Он вытащил оружие и выстрелил Хачикяну в голову. Тот сразу упал. Мы начали убегать. Этажом ниже я бросил листовку с надписью: "Это за ребенка, БОРН". Я замешкался, потому что Баклагин на лестнице подвернул ногу и чуть меня не сшиб»

Они выбежали из подъезда, стянули с себя одежду и спрятали ее в пакет. Исаев вспоминает, что всю дорогу они держались друг от друга на расстоянии, так как предполагали, что по ориентировке могли проходить двое мужчин. Добравшись до Дмитрова, зашли домой к Исаеву, где Баклагин осмотрел свою распухшую ногу, после чего Исаев отвез его в больницу. Всю одежду, использовавшуюся для убийства Исаев сжег в лесу: «Потому что на одежде остается пороховая пыль»

«Мы разослали пресс-релизы от имени автономной группы "Русский щит". Баклагин писал это заявление. Он тогда не мог передвигаться из-за ноги»

14:16

Исаев рассказывает, что еще в августе 2010 года он на сайте ДПНИ прочитал про историю учительницы музыки Журиной. В статье утверждалось, что она живет в коммунальной квартире с семьей из Узбекистана, которая якобы ее терроризирует, а участковый Гагик Беняминян в этом конфликте встал на сторону мигрантов. Сам Беняминян в суде рассказывал, что между соседями в этой квартире постоянно были бытовые конфликты и обе стороны писали друг на друга заявления. По словам Беняминяна, он работал на другом участке, делом Журиной занимались другие участковые, и он не понимает, почему его вообще упомянули в той статье.

«Статья на ДПНИ сильно повлияла на мое эмоциональное состояние. Я был очень недоволен», — говорит подсудимый.

Исаев решил убить Беняминяна, но свое намерение осуществил не сразу. Подсудимый рассказывает, что после убийства Хачикяна они вместе с Баклагиным решили начать скрываться, когда Баклагин увидел, что к нему пришли с обыском. Тихомиров тогда сказал, что не будет уходить с ними в бега. На Иваньковском водохранилище Исаев и Баклагин утопили часть оружия, которая использовалась в убийствах (оружие хранилось у Исаева – дома он держал только патроны в сейфе, остальное прикапывал в лесу). После своего бегства они снимали квартиру сначала в Ярославле, а потом во Владимирской области.

«Мы были очень подавлены. Понимали, что обратной дороги нет. Думали, что делать. Время от времени я ездил в Москву, чтобы связаться с Коршуновым».

14:23

В январе 2011 года в Москву вернулся Алексей Коршунов, который встретился с Исаевым и передал ему пистолет. Коршунов одобрил идею убить участкового: «Он дал мне несколько важных советов: сказал, что можно стрелять прямо через стекло автомобиля или дождаться, пока он выйдет из машины — тогда будет наверняка. Если стрелять через стекло, то пуля немного меняет траекторию».

«Коршунов попросил уничтожить телефон для связи с ним и сказал, что мы больше никогда не увидимся. Что это не нужно ни ему, ни нам», — говорит Исаев.

Он решил действовать в одиночку, потому что «Баклагин в тот момент был не готов убивать». Исаев уточняет: «Я хочу отметить, что Беняминяна я решил убить не потому что он полицейский. А потому что, пользуясь своим должностным положением, он помогал своим друзьям в их противоправных действиях».

В одиночестве Исаев следил за участковым, было холодно, вспоминает он. «В один из февральских вечеров полицейский Беняминян с коллегой приехал к ОВД». После этого он назначил для убийства один из мартовских дней. Исаев подъехал к опорному пункту полиции, натянул на лицо шарф. Подошел к машине Беняминяна, который как раз начал парковаться, к водительскому окну, где он сидел.

«Первый раз пуля срикошетила, вторая — я не видел. Беняминян начал прикрывать голову, я выстрелил третий раз. При четвертом выстреле пистолет не выстрелил вообще». 

После этого Исаев с места преступления скрылся. Пока ждал электричку, он в парке разобрал ствол пистолета и увидел, что матерчатый глушитель порвался и забил собой ствол. Через некоторое время он по радио «Сити.Фм» услышал новость про покушение на полицейского. Позже из новостей Баклагин и Исаев узнали, что полицейский остался жив. Одежду, в которой был Исаев, на следующий день Максим Баклагин сжег.

«В интернете писали статьи о киллере-неудачнике. Первое время мне было стыдно, что я не смог довести дело до конца» 

14:54

«По сути никакого одобрения деятельности БОРН в обществе не было, потому что сложно одобрять убийства», — признается Исаев и суд переходит к вопросам.

Адвокат Степанов интересуется, когда подсудимый вступил в БОРН? Исаев отвечает, что про БОРН он узнал зимой 2009 года, а вступил в банду, по его мнению, в марте того же года.

«Мы считали, что мстим нерусским за их противоправные действия», — поясняет он.

По словам Исаева, при желании он мог бы покинуть ряды БОРН, но не стал этого делать. Он рассказывает, что «фактически все распоряжения и советы по убийствам получал от Коршунова и иногда от Тихонова».

Защитник Баклагина Сергей Субботин: «Известно ли вам о взаимосвязи БОРН И “Стратегии 2020”?»

«Стратегия 2020» — это написанный Тихоновым с соавторами манифест ультраправого движения, в котором он предлагает радикальным националистам переходить от убийств дворников-мигрантов к нападениям на представителей власти и влиятельных представителей национальных диаспор, запасаться оружием и совершать политически мотивированные взрывы. Исаев отвечает, что тогда о связи БОРН и авторов документа не знал.

Субботин: «Как воспринимали БОРН? Как единую организацию или разветвленную структуру?»

Исаев: «Я знал только тех, с кем непосредственно встречался»

Субботин: «Могли ли на вас физически воздействовать, если бы вы не выполняли приказы?»

Исаев: «Нет»

15:07

Субботин: «На прошлом заседании вы сказали, что подошли к дому Джапаридзе, были ли там машины для перевозки трупов?»

Исаев: «Видел только скорую»

Субботин: «Сколько?»

Исаев: «Одну»

Субботин: «Как отнесся Баклагин к убийству Беняминяна?»

Исаев: «Он одобрил, но участвовать не стал. Баклагин разочаровался в наших действиях. Когда мы только подались в бега, мы говорили о том, чтобы отказаться от убийств»

15:19

Защитник Михаила Волкова Денис Зацепин интересуется, кто финансировал деятельность БОРН (Исаев отвечает, что они сами) и отдавались ли им приказы («Нет»).

Подсудимый Юрий Тихомиров встал и около минуты молчал, после чего сформулировал свой вопрос: «Тихонов говорил что-нибудь о прохождении теста на способность участвовать в идеологической борьбе?»

Исаев: «Нет»

Тихомиров: «Ты можешь перечислить участников БОРН?»

Исаев: «Да. Это были Никита Тихонов, Волков, Паринов, я, Баклагин, Коршунов, Тихомиров. Иногда я слышал о человеке по имени Илья, но не видел его и ничего о нем не знаю»

16:18

Прокурор Светлана Артемьева: «Вы были знакомы с Волковым?»

Вячеслав Исаев: «Мы просто виделись несколько раз, году в 2005 или 2006»

Прокурор: «Знакомы ли вы с Ильей Горячевым?»

Исаев: «Лично нет, о его участии в БОРН я не знал»

Прокурор: «Баклагин покупал оружие для себя?

Исаев: «Для всего БОРН»

Прокурор: «Известно ли вам об убийстве Филатова?»

Исаев: «Мне известно только то, что убили его у подъезда. Мне Коршунов рассказал, но не сказал, кто именно убил. А про Халилова я знал, что его Волков убил»

Подсудимый уточняет, что никто из убитых не причинял лично ему и его родственникам вреда или каких-то неудобств и что он еще во время следствия признал свою вину по всем эпизодам. 

16:25

Судья Александр Козлов: «Правильно ли я понял, что, когда вы вставали на защиту русского народа, то основной была этническая составляющая? Если русский муж бьет русскую жену, вы бы ему отомстили?»

Исаев: «Ну нет, мы боролись против этнической преступности»

Адвокат Зацепин: «Вы использовали конспирацию, но как тогда Коршунов рассказал вам, что это Волков совершил преступление?

Исаев: «Пооткровенничать хотелось, наверное»

Зацепин: «При вашем разговоре был кто-то еще?»

Исаев: «Нет»

Зацепин: «Значит, ваши слова невозможно проверить»

За эту оценочную реплику судья делает замечание адвокату Зацепину.

Михаил Волков: «Мы были знакомы близко? Мы пересекались в рамках БОРН? Ты знал, есть ли у меня оружие?»

Исаев: «Нет»

16:42

Прокуроры попросили суд изучить часть показаний, который Вячеслав Исаев давал во время следствия. Адвокаты и подсудимые также попросить зачесть некоторые моменты из протоколов. Судья согласился огласить лишь часть из них. Протоколы проверки показаний на месте будут читать целиком. 

Юрий Тихомиров: «Ваша честь, мне кажется вы занимаете позицию обвинения»

Судья Козлов: «Вы можете заявить мне отвод. Мало ли что кажется! Стороне обвинения наоборот, может, кажется»

17:03

Присяжным показывают видео проверки показаний Вячеслава Исаева на месте. Из-за проблем с техникой в суде смотрят видео не на экране телевизора, а на ноутбуке на столе судьи. На видеозаписи Исаев рассказывает и показывает, как и где был убит Иван Хуторской.

«Я, Алексей Коршунов и Максим Баклагин хотели отомстить за задержание Никиты Тихонова», — слышен голос Исаева.

17:27

Пока присяжные смотрят видео, где Исаев рассказывает об убийствах судьи Эдуарда Чувашова и дагестанского боксера Муслима Абдуллаева, почитайте отрывок из прослушки в квартире Никиты Тихонова и Евгении Хасис, где они обсуждают возможность убийств спортсменов-кавказцев.

Из материалов прослушки, в частности, следует, что Евгения Хасис тоже готовилась стать боевиком БОРН. Тихонов объясняет ей детали возможного преступления: «В общем, по одному из планов, который Вася (так они называли Коршунова — МЗ) сейчас готовит... один человек валит двоих борзых зверей, либо это будут спортсмены обычные. Либо это будут спортсмены, которые туда на «Хаммере» приезжают. Так что может быть все, что угодно. Вторые громким стволом подстрахуют. Я думаю, может быть это ты будешь, тот, кто валит из нагана».

Хасис: «Кайф»

Тихонов: «Потому что тебя не заподозрят... Во-вторых, мы же хотим, чтобы ты кого-нибудь завалила. И лучше рисковать за понтовых зверей, чем из-за какого-то сраного дворника. Лучшими страховщиками могут быть я и Вася...»

Хасис: «Я уничтожу... Я с радостью вальну кого-нибудь»

Тихонов: «Там не кто-нибудь, там очень серьезный зверь»

Хасис: «Тем более за радость»

17:54
Просмотр видео дошел до того момента, когда Исаев показывает следователям, куда именно в Иваньковском водохранилище под Дубной они бросили пакет с оружием и рациями. Почти сразу после этого следователь показывается, что обнаружил пакет (кажется, он за ним нырнул)
Юрий Тихомиров дремлет и тихонько раскачивается в аквариуме, остальные подсудимые тоже скучают.
На этом осмотр видео заканчивается, судья отпускает присяжных, следующее заседание — в пятницу в 12 утра.
  • Нашли ошибку в тексте?
    Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
  • Предложить свою тему редакции
Все материалы
Ещё 25 статей