Дело Горячева. Допрос подсудимого продолжается — Медиазона
Дело Горячева. Допрос подсудимого продолжается
9 июля 2015, 10:21
182 просмотра
Илья Горячев. Фото из материалов дела
В Мосгорсуде продолжается допрос обвиняемого в создании неонацистской банды БОРН и организации совершенных ей убийств Ильи Горячева, прерванный накануне из-за исчезновения одного из членов коллегии присяжных
10:46Мосгорсуд в четверг продолжает допрос Ильи Горячева, обвиняемого в создании неонацистской банды БОРН, пяти убийствах и незаконном обороте оружия. Это третий день допроса: во вторник подсудимого допросили адвокаты, в среду Горячев должен был продолжить давать показания, но заседание отложили из-за неявки присяжного. Как сообщила прокурор Мария Семененко, родственники заседателя обратились с заявлением о его исчезновении, местонахождение присяжного неизвестно.
10:53Горячев заявляет ходатайство об отводе прокурора Семененко: «Представитель обвинения Мария Семененко нарушает мои права, манипулирует показаниями Тихонова, а суд попустительствует и потворствует, допускает оскорбительные реплики в мой адрес и в адрес моих адвокатов, приводит в зал лжесвидетелей — таких, как Михаил Кудрявцев, — дает в руки пожизненно осужденному Тихонову оружие, обвиняет Фейгина в исчезновении присяжного, а это ее любимый прием, который она использовала в деле Политковской. В связи с этим я заявляю отвод гособвинителю».
Подсудимого поддерживают адвокаты. «Почему прокурор Семененко знает, что идет проверка исчезновения присяжных? Выходит, она общается с присяжными, а может, тогда и оказывает давление на них? Вся совокупность действий Семененко говорит о том, что она заинтересована в исходе дела», — заявил Николай Полозов.
10:58Теперь выступает адвокат Марк Фейгин, он тоже за отвод: «Начну с того, что произошло вчера. Прокурор Семененко в хамской манере, в вызывающей форме сказала, что пятиминутное опоздание Фейгина связано с исчезновением присяжного. Она хочет подорвать мою репутацию. Ей бы один процент моего ума!» — пожелал защитник, за что получил замечание судьи Павла Мелехина.
Фейгин продолжает: «Вчерашнее заявление Семененко неприемлемо, мы не можем находиться и работать в одном процессе. Я с удивлением выслушал вчера информацию Семененко, оказывается, она в курсе проверки по присяжному. Я понимаю, ваша честь, если бы вы пригласили сюда полицию. Мы бы послушали, почему Семененко говорит, то, что очень нас насторожило. Трое присяжных выбывает в понедельник, один пропадает вчера. Мы опасаемся роспуска коллегии. Мое личное мнение: мы убедили присяжных в невиновности моего подзащитного».
11:02Прокурор Семененко говорит, что ожидала отвода и, в свою очередь, угрожает адвокату уголовным делом.
«Я очень давно ждала отвода, долго защита готовилась к нему. Что касается присяжных. Именно потому что присяжного вчера не было, был объявлен перерыв. Что касается всего остального: эмоции, я понимаю. Я прощаю ему (адвокату Фейгину — МЗ) все выпады, в том числе нецензурную брань, я прощаю ему. Я с присяжными никогда не общалась, а если вы будете угрожать — это будет уголовное дело. Статья 294 УК (воспрепятствование осуществлению правосудия — МЗ), практика такая имеется», — говорит Мария Семененко.
Судья Мелехин объявил перерыв в заседании, удалившись принять решение по ходатайству об отводе.
11:20Судья Мелехин возобновил заседание и оглашает отказ в отводе прокурора Семененко: «Выслушав мнения сторон, суд не видит оснований для отвода, не установлено фактов общения с присяжными».
«Присяжный нашелся?» — интересуется адвокат Полозов.
«Да, нашелся», — отвечает судья.
11:25Допрос Горячева продолжится, в зал приглашают коллегию присяжных. Обстоятельства исчезновения и обнаружения заседателя участникам процесса пока не объяснили.
11:33Адвокат Полозов просит огласить лист дела 133 из тома 132, из протокола осмотра электронной почты, уточняя у Горячева: «Пользовались ли вы псевдонимом Ибрагим Зульфикарпашич?». — «Да». Адвокат читает письмо от Зульфикарпашича к Тараторину: «Собер уже совсем съехал на теме террора, и Шейни (Хасис). Но ее можно понять, у нее парень сидит».
— Откуда вы сделали вывод, что Тихонов сидит?
— Я с ними общался, и сделал такой вывод, — говорит Горячев.
— Гособвинение нам представило ICQ-сообщение Хасис о гибели Джапаризде, где говорится, что вам кто-то скоро позвонит. 
— Об этом говорил Волков, публичным фигурам после таких случаев или резонансных мероприятий всегда звонили.
11:36— Вы обсуждали постановочный ролик для Германа Стерлигова про геев, по словам Хасис? — продолжает допрос Полозов.
— Мы с ним сотрудничали по разным направлениям, в частности, по легализации оружия самообороны, ролик должен был быть посвящен именно этому.
— Вы обсуждали в ICQ с Хасис ИРА, что это было за обсуждение? — подключается к допросу адвокат Фейгин
— Я не помню о чем конкретно, это касалось фильма «Ветер качает вереск». Мы с Евгенией Данииловной много говорили об исламизации «Блад энд Хонор» — это была их позиция, они не скрывали. И я говорил про ИРА — вот это были самостоятельные люди, а Голубев (Опер) это просто марионетка.
11:39— В переписке было что-то касающееся БОРН, приказы об убийстве?
— Из всего массива общения я абсолютно уверен, что ничего подобного там нет. Если только она упоминала и что-то было с ее стороны. Там много было брендов, она и Доку Умарова упоминала.
— С Хасис вы когда-то коговорили о приказах на убийства Маркелова, Азизова, Джапаридзе?
— Нет.
— Что вы руководитель БОРН, вы говорили?
— Нет, конечно.
Далее адвокат и подсудимый обсуждают, как Горячев забирал из Краснодара девушку, названную в переписке Еленой Сергеевной. В этой переписке Хасис упоминала БОРН.
11:44— Вы пишете: «братва дико вооружилась, дом набит оружием». Что это за оружие? — спрашивает Полозов.
— Это легальное оружие, травматическое. Во время конфликта с Blood and Honour (из-за Елены Сергеевны) мы на двух автобусах ездили в Ростов. Там ничего не прозошло, мы вернулись и ребята оставили у меня травматическое оружие, чтобы не ездить с ним в метро.
11:47— Нам был представлен документ «Руского образа»: «пользуйтесь законом там, где живешь, находите как им пользоваться», — цитирует один из оглашенных документов Полозов.
— Речь идет о черновике документа. Эта фраза говорит о том, что закон для нас и мы им должны пользоваться.
— О чем шла речь, когда вы писали про выбивание долгов Тихоновым?
— Были разные заказы, я выбирал те, которые не связаны с нарушением законов.
— Тихонов говорил, что вы следили за Карин Клеман.
— Я не следил, а просил ее об интервью, она отказала.
11:50Полозов зачитывает переписку: «Енотов46: Вот ты появился после месяца отсутствия. Leshiy1: Правильно, ведь то, что вы знаете, — это надводная часть айсберга».
— Что это значит? — обращается к подсудимому адвокат.
— Однажды в переписке со мной Голубев употребил эту фразу, я показал это Тихонову, и мы стали смеяться над этой фразой и использовать
— Вы в переписке называете ФСБ бандой.
— Я и до сих пор некоторых сотрудников таковыми считаю, — отвечает Горячев и пытается продолжить эту мысль, но судья прерывает его.
11:56Полозов читает эпизод переписки с Тихоновым о Мухе (так Горячев и Тихонов называли Сергея Голубева из Blood and Honour, известного также как Опер). Горячев поясняет:
— Я ожидал нападения от движения «Честь и кровь», это их обычная практика. Я знал, что он приехал в Москву, поэтому и ждал нападения.
11:57— Вы предлагали Тихонову, Хасис, Волкову, Тихомирову, Коршунову, Исаеву принимать участие в массовых беспорядках в рамках БОРН?
— БОРН — бренд виртуальный, я не мог этого делать.
12:04Полозов опять оглашает переписку: между Енотов46 (это Горячев) и Беатрис (ник матери Горячева). Горячев пишет, что достал пистолет, но не выстрелил.
skrin.png
Переписка Горячева. Из материалов дела
— Это внутрисемейная история, она имеет отношение к мужу моей матери. Это была «Оса» (о пистолете — МЗ).
— Это было в отношении отчима?
— Не хочу его даже отчимом называть.
— Вы оружие на кого-то наставляли?
— Вот один раз наставлял.
12:14— Вы писали в переписке о внедрении какого-то человека. Объясните.
— Это переписка с Алексеем Митрюшиным (на тот момент являлся депутатом подмосковного города Видное — МЗ). Было задание от Митрюшина, которое мы блестяще выполнили. Речь идет об окружении Ильи Пономарева, по итогам которой мы представили большую аналитическую записку.
— Вы обсуждали создание БОРН с Митрюшиным? — уточняет Фейгин.
— Отношения были рабочие, обсуждали рекламу и политику. Также аналитику, она передавалась Алексеем Сергеевичем дальше.
Судья делает замечание Фейгину, адвокат отвечает: «Хорошо». — «Что хорошо». — «Ну замечание, хорошо, я понял».
— Вы передавали Хасис эту переписку? — продолжает адвокат.
— Нет.
— Вы в этой переписке обсуждали убийства? — спрашивает Полозов.
— Азизова — вероятно. Филатова — вероятно. По Маркелову я не помню, если мониторинг работал, то это событие попало в мониторинг.
— Этот мониторинг, переписка с Митрюшиным привела к каким-то документам? — снова адвокат Фейгин.
— Я не знаю.
— Вы деньги получили?
— Да.
— Это было вашей работой, она оплачивалась?
— Да, 60% совокупного дохода.
12:20— Хасис утверждала, что из «Русского образа» черпался резерв для БОРН, — продолжает допрос адвокат Фейгин.
— Это голословное обвинение, она не привела ни одного аргумента. Информация Хасис абсолютно надуманная.
— Тихонов присутствовал на учредительном собрании «Русского образа»? — интересуется Полозов.
— Нет, он отошел от дел и у него были претензии к журналу.
— Когда был создан сайт «Русского образа»?
— Осенью 2008 года.
— У БОРНа был сайт?
— Насколько мне известно, БОРН — это вообще два заявления.
— Вы сдавали деньги для существования «Русского образа»? 
— Да, я должен был подать пример.
— «Русский образ» занимался подпольной организацией? — спрашивает Фейгин. 
— Мы были публичные, это было мое требование. Деятельность была прозрачной, мы всегда тщательно проверяли кандидатов, мало ли, они чем занимались.
— Хасис утверждала несколько раз про концепцию двух организаций, легальной и подпольной. Вы это обсуждали? 
— Постоянно говорил, что надо уходить в леса с оружием, один человек — Егор Горшков. Но мы это так воспримали, что он был контужен.
— Как управлялась организация?
— Был руководящий совет, руководство осуществлялось через ЖЖ. 
— Расскажите, что это был за летний лагерь «Русского образа», чья была идея? — просит адвокат Полозов.
Судья прерывает: «Вы про все это говорили». Горячев успевает сказать про Егора Горшкова.
12:27
— Вы кому-то помогали из тех, кто оказал сопротивление сотруднику милиции? — спрашивает Полозов.
— Был один человек, который повздорил на трибуне с милиционером и на него завели дело. «Русский Вердикт» ему помогал.
Вопросы об информационной шумихе вокруг убийства Салоходдина Азизова (рабочего из Таджикистана, которому члены БОРН отрезали голову) судья снимает, как уже задававшиеся.
12:34— Где вы хранили информацию?
— На комьютере.
— Там было много фотографий? 
— Очень, сотни тысяч файлов.
— Откуда у вас фотография Джапаридзе? — спрашивает Фейгин.
— Мне ее прислали в рамках проекта «Ермолов». Она была то ли из ЖЖ Антицыгана или с сайта Антиантифа.
 — Зачем? — уточняет Полозов.
 — Чтобы использовать в мониторинге, как и тысячи других.
12:39— Какие-то фотографии с неприличными жестами, которые демонстрировало обвинение, что означают? 
— Это была кампания ратиборок (предположительно, речь идет о бренде «Ратибор» — МЗ).
— Вот с этим нацистским приветствием?
— Для меня это было, как и 46, как и 88, такими несерьезными формами.
— Это как-то относится к национал-социализму?
— Нет, конечно, как и Зульфикарпашич.
12:41— Хасис говорила что вы подавали депутатские запросы, — начинает адвокат Полозов, но его прерывает судья Мелехин со словами, что подсудимый очень подробно и неоднократно отвечал по этим вопросам.
— Ну раз нам запрещают задавать такие вопросы! — возмущен защитник.
— Николай Николаевич встаньте, вам замечание! — говорит судья.
После чего адвокат заявляет, что у него есть ходатайство процессуального характера, и присяжные удаляются из зала.
12:43— У меня возражения на действия председательствующего. Он снимает вопросы, которые обсуждала вторая сторона. Как пример: обвинение уже обсуждало Барановского, теперь вопросы отводятся совершенно произвольным образом, — громко заявляет адвокат Полозов.
— Выбирайте тон, не кричите на меня! — отвечает ему судья Мелехин.
— Я не кричу. Почему мы не можем узнать про Барановского? Почему я не могу узнать? 
— Замечание адвокату Полозову, — говорит Мелехин и возвращает коллегию в зал. 
12:46Адвокат Полозов продолжает допрашивать Горячева в присутствии присяжных, но судья снимает один вопрос за другим.
— У вас была коммерческая деятельность помимо «Русского образа»? 
— Конечно, «Русский образ» был расходом.
— С Симуниным?
— Снимается вопрос, — вмешивается судья.
— С Митрюшиным? — спрашивает Полозов.
— Снимается вопрос. 
— С Карповым?
— Снимается вопрос, вы повторяетесь.
— Симунин и Митрюшин разные фамилии, я задал про Симунина — вы сняли, почему вы говорите про повторяющиеся?! — адвокат негодует и переходит на крик.
— Замечание адвокату Полозову.
К Полозову подходят два судебных пристава, а судья предупреждает защитника, что в случае повторения такого поведения он будет вынужден удалить его из зала.
12:52Полозов оглашает материалы аналитической записки о движении антифа, подготовленной Горячевым, и обращается к подсудимому:
— Это вы писали?
— Да, потом она была доведена то ли до Следственного комитета, то ли до прокуратуры.
— Вам платили за эти записки?
— Да, безусловно.
В доказательство этих слов своего подзащитного Полозов читает договор на оказание информационных услуг, подходит к присяжным и показывает его.
13:00Горячев и его адвокат перешли к обсуждению мониторинга диаспор, которым, как утверждает подсудимый, он также занимался, но судья постоянно прерывает Горячева.
— Это было для установления данных о конкретных людях, как Азизов и Джапаридзе?— спрашивает Полозов.
— Нет, конечно, — отвечает подсудимый и пускается в объяснения, но их прерывает судья Мелехин:
— Говорите по существу!
— При всем уважении, я считаю, что говорю по существу.
— Илья Витальевич, я руковожу процессом, а не вы, — напоминает Мелехин.
— Ваша честь, я не могу выразить мысль лаконично.
На этом председательствующий объявляет перерыв до 13:45.
13:54Заседание возобновляется после перерыва. Адвокат Полозов заявляет ходатайство по поводу отсутствовавшего накануне присяжного: учитывая, что причин его вчерашнего отсутствия нет, может быть, его пытали, полагает адвокат, чтобы заставить изменить позицию по делу. Заседателя необходимо исключить из коллегии, считает защитник.
Прокурор Семененко возражает, по ее мнению, оснований для отзыва присяжного нет.
Судья в ходатайстве отказывает и говорит, что оно не конкретизировано, а также наконец-то объясняет отсутствие заседателя: он был вчера в медицинском учреждении по причине болезни.
— А ему здоровье позволяет участие? — интересуется Полозов.
— Николай Николаевич, ну если бы не позволяло, он бы заявил, — завершает обсуждение судья Мелехин.
14:01Полозов продолжает допрос Горячева при присяжных:
— Вы общались с Симуниным по поводу оружия? (Леонид Симунин — бывший глава люберецкого филиала прокремлевского движения «Местные» `— МЗ).
— Да, — кивнул Горячев и пояснил, что речь шла «о чешских самолетах».
— А хоть одно спецподразделение «Русского образа» превратилось в боевую организацию?
— Да, в Донецкой народной республике она превратилась в отряд спецназначения при министерстве безопасности ДНР.
14:04

— Вы считали Джапаридзе виновным в нападении на сестру Скачевского?
— Я выяснял истину, мы с Барановским встречались с ее мужем. После встречи мы написали запрос с помощью Мищенко, но в нем нет фамилии Джапаридзе. Если бы мы были в этом уверены, она бы там была.
Я писал Митрюшину, мы встречались с ее мужем, выяснили, что нападение носило бытовой характер, и решили писать депутатский запрос.
— В ходе сбора информации для мониторинга диаспор информация об адресах и установочных данных поступала к вам из субкультурной среды?
— Информация была такая, от субкультуры ко мне. Левые следили за правыми, правые за левыми. Я оттуда и брал.
— Кто конкретно вам передавал информацию?
— Корреспондентов были десятки человек, я многих из них не знал. Информация дополнительно проверялась.
Адвокат спрашивает, как в докладе оказалась информация об адвокате Станиславе Маркелове, Горячев отвечает, что он «был заметным». 
14:11Полозов оглашает очередные материалы по мониторингу антифа, обращает особое внимание на сообщение о нападении «боевиков Антифа-Кавказ» на сестру Скачевского.
— Вы можете прокомментировать эти даты и упоминание Джапаридзе?
— У меня стоял в «Яндексе» фильтр на «антифа», и мне на почту приходили новости соответствующие, потом я их использовал для мониторинга.
14:15— Тут много обсуждалась группа «Коловрат» и ее концерт на Болотной, — продолжает адвокат. — Группа была запрещена?
— Нет.
— С кем вы согласовывали концерт?
— С Митрюшиным, Карповым. Речь шла о митинге, но потом я предложил концерт.
— Вы пишете Тихонову, что идете со сценарием к Никите Иванову (курировал работу с прокремлевскими молодежными движениями — МЗ), — но не успевает Полозов договорить, как судья снимает вопрос как не относящийся к делу, а за ним еще около десятка вопросов.
— Давайте закончим обсуждение концерта, которое не вменяется подсудимому, — настаивает председательствующий Мелехин.
14:20— В ходе прослушек Тихонова-Хасис мы узнали о пиаре концерта. Где он был? — уточняет адвокат. — У меня в ЖЖ, — сообщает Горячев.
14:25   — У вас была «Оса», это упоминается в деле. Когда его приобрели?
— В 2007 году.
— Вы получили разрешение?
— Тогда этого не было.
— Вы из нее стреляли?
— В деревне, — Горячев подчеркивает, что что не стрелял ни в людей, ни в животных.
Адвокат уточняет, зачем подсудимому нужны были две «Осы».
— В «Осе» всего четыре патрона, в одном у меня были боевые, в другом — свето-шумовые. Боевые в смысле травматические.
14:30Теперь Полозов задает своему клиенту вопросы по переписке пользователя Енотов46 (Горячев) и Leshiy1 (Тихонов).
— О какой «околовоенной фигне из Сербии» идет речь в переписке?
— Карпов собирает все связанное с военной тематикой, я ему неоднократно привозил из Сербии шевроны, погоны, шапку такую военную.
— Вы держите в лагере «Русского образа» какой-то предмет, что это? 
— Это макет мины, которую привез в лагерь Егор Горшков.
—  А до этого держали в руках мину или макет?
— Ни до, ни после не держал.
Горячев, говорит, что у Тихонова были связи с так называемыми черными копателями, но оружие ему лично ни Тихонов, ни Хасис не предлагали.
— Вам отдавал оружие на хранение Тихонов?
— Нет.
— А вообще об оружии знали?
— Нет. Знал что есть травматическое оружие. То, что демонстрировалось в зале, увидел здесь впервые.
14:37— Как вы вели переговоры, агрессивно? — вероятно, адвокат имеет в виду переговоры с Администрацией президента, о которых рассказывали суду Никита Тихонов и Евгения Хасис.
— Не вел.
— Вы требовали от Симунина преференций и полномочий, ссылаясь на убийство Маркелова?
—  Не было никаких преференций, а убийство Маркелова мы с Симуниным даже не обсуждали.
14:40— Егор Горшков предпринимал попытки создания какой-то организации, похожей на «приморских партизан». Я все эти попытки пресекал, — рассказывает Горячев.
— На волне насилия и убийств вы говорили о них со своими корреспондентами в АП, о пресечении?
— Нет.
— Вы хотели стать депутатом Госдумы? 
— Ну лет через пять, может быть. Я же знаю политическую систему России.
После вопроса адвоката о параллелях между партией «Шинн Фейн» и ИРА и «Русским образом» с БОРН (Тихонов и Хасис утверждают, что их проводил Горячев), подсудимый принимается читать небольшую историческую лекцию, но его прерывает судья.
14:46Обращался ли Тихонов за помощью, когда был в федеральном розыске? — продолжает допрос Полозов.
— По деньгам я говорил. А в 2007 году он просил меня узнать, находится ли он в федералам розыске. Он через отца узнал, что нет, и просил узнать меня. Я узнал, что его нет в федеральном розыске, по своим каналам.
— Он оставался на нелегальном положении?
— Да. 
— Но почему вернулся из Украины.
— Не знаю.
Далее Горячев рассказывает, что экстремистское подполье было невыгодно существованию легального национализма.
14:51— Вы обсуждали с Тихоновым после убийства Филатова его освещение?
— Нам негде было особо его освещать, сайт «Русского образа» запустился позже. Вернее, нам есть, где это освещать, но мы не освещали.
— А перед убийством Азизова вы с Тихоновым встречались?
— Наверное, да. Мы каждый месяц встречались. Анну Бешнову не обсуждали, мы говорили о более глобальных вещах.
— Тихонов говорил о своих планах нападения на представителя Средней Азии? 
— Мне Никита Александрович вообще не говорил о своих планах.
— Говорил ли Тихонов, как хранил отрезанную голову у себя дома? 
— Нет.
Теперь адвокат задает аналогичные вопросы по убийству адвоката Маркелова: говорил ли Тихонов о подготовке к убийству, привлечении Хасис, о слежке и сборе информации. Горячев отрицает.
— А где вы были в момент убийства Маркелова?
— В Сербии.
15:00— Вы с Хасис обсуждали убийство Джапаридзе?
— Нет.
— С Тихоновым?
— Нет, — отвечает Горячев и вспоминает, как уже после убийства Джапаридзе увидел в СМИ, что он был фанатом «Динамо».
— Вы продолжали вести мониторинг? 
— Это было основное мое занятие, оно приносило мне деньги.
— Вы внимательно следили за делом черных ястребов?
— Нет.
— У Тихонова была привычка переписывать информацию из компьютера в блокнот?
— Я его вообще с 2006 года, со времени совместной работы в редакции, не видел.
И тут судья Мелехин объявляет 15-минутный перерыв.
15:24Допрос продолжается, снова Николай Полозов:
— Вы оказывали Тихонову помощь в чем-то, что помогло ему скрываться от правоохранительных органов?
— Нет, — говорит Горячев.
— А вы скрывались?
— Нет.
— Ну конечно! В Сербии, — встревает с места гособвинитель Семененко.
Полозов возмущен, судья делает прокурору замечание.
15:27— Вам мешали антифашисты?
— Внутривидовая борьба самая жесткая, левые и правые мешали.
— А Филатов и Джапаридзе?
— Нет, конечно.
— Маркелов?
— Я думаю, он даже не знал о существовании «Русского образа».
15:30У адвоката Полозова ходатайство, и присяжные покидают зал. Судья укоряет его, что заседателей приходится гонять туда-обратно: «Нельзя было сразу ходатайство подать?» — «Виноват, ваша честь», — и Полозов читает ходатайство о приобщении статьи из «Российской газеты» «Кто ответит за "свиней"», а также оглашении ее перед присяжными. По мнению адвоката, статья опровергает версию обвинения, что Тихонов получил информацию о «черных ястребах» от Горячева, а не из «Российской газеты».
Прокурор возражает, судья отказывает в приобщении и оглашении.
15:34Второе ходатайство адвоката — об оглашении материалов очной ставки Тихонова и Горячева. Он ссылается на то, что показания подсудимого опровергают слова свидетеля.
15:48Адвокат перечисляет противоречия в показаниях, данных в суде, и имеющихся в деле.
— Мы долго это будем тут выслушивать, как это все связано с допросом Горячева? — встревает прокурор Татьяна Павлова. 
— Мы сейчас выявляем противоречия показаниях, которые есть в материалах дела и тех показаниях, которые дали Хасис и Тихонов в суде. Мы хотим задать вопросы по этим противоречиям Горячеву, — и Полозов продолжает перечислять.
15:56Адвокат дочитал перечень материалов. Прокурор возражает: у защиты была возможность задать вопросы Тихонову и Хасис во время допросов, а оглашение сейчас — противоречит законодательству.
Судья в ходатайстве отказал, и Николай Полозов немедленно заявил возражение на действия председательствующего: «Председатель занимает сторону обвинения. Мы заявляем больше ходатайств, но большинство наших ходатайств отклоняется, и все ходатайства обвинения удовлетворяются».
16:02Судья Мелехин решил не принимать в расчет возражение, так как считает его голословным. Заходят присяжные, вопросы Горячеву теперь задает сторона обвинения.
— Тихонов и Хасис участвовали в убийстве Маркелова? — спрашивает прокурор Семененко.
— О Хасис узнал из СМИ, о Тихонове — в первый день допроса.
— Для Симунина просили достать оружие?
— Нет.
— С Кудрявцевым виделись? 
— Мог видеться на концертах и мероприятиях.
— Виделись?
— Нет. 
— У вас было оружие «Оса»? 
— Да.
— Оно оставляет след?
— Используются светошумовые и травматические патроны.
— А из этого оружия можно убить? 
— Много из чего можно убить.
16:07Присяжные снова удаляются, потому что теперь ходатайство есть у прокурора: она просит приобщить данные о переписке Горячева с Еленой Сергеевной в ICQ и переписку с депутатом от ЛДПР Николаем Курьяновичем.
16:14Также прокуроры планируют огласить: показания Горячева в качестве свидетеля от 9 ноября 2009 года, где он говорит об убийстве Маркелова, его же показания про Симунина и боевое оружие, про ОБЖ и БОРН, а затем отказ от показаний и отказ об отказе от показаний. Коллеге Семененко приходит на помощь обвинитель Павлова и продолжает перечислять листы дела и конкретные фрагменты переписки в скайпе, в которых идет речь, в частности, о «Стратегии-2020».
16:19Полозов против оглашения всех этих материалов: на его взгляд, показания Горячева, данные по другому уголовному делу (в 2009 году его допрашивали по делу Тихонова и Хасис), не имеют отношения к нынешнему процессу, а депутата Курьяновича ничто не мешало допросить в суде вместо того, чтобы оглашать его переписку.
Горячев возражает против оглашения статьи «Новой газеты», о чем также ходатайствовали обвинители. По его мнению, замглавреда издания Сергей Соколов и другие журналисты негативно к нему относятся: «Они выложили все письма из сербской тюрьмы, взломав мой фейсбук».
Судья Мелехин удовлетворяет ходатайство частично.
16:25Первым делом прокурор Семененко, повернувшись к присяжным, начинает оглашать протокол допроса от 9 ноября 2009 года: «Что вам известно об убийство Маркелова и Бабуровой? — Узнал из СМИ, потом я вспомнил, что фамилия Маркелова всплыла в конце ноября. Потом Никита сказал, что он был исполнителем убийства Маркелова. Я очень испугался, но не знал к кому обратиться. Потом я встретился с Шейни. — Кто это? — Евгения Хасис, я не знал ее имени. Но потом она мне сказала, что тоже была на месте убийства, и я был в шоке».
Далее в показаниях Горячева говорится о том, что Тихонов рассказывал, как стрелял из пистолета, как Хасис была на том же месте и, видимо, выполняла роль разведки.
16:32Следующий протокол — допрос Горячева от 2010 года. «Прошлые показания полностью подтверждаю», — читает прокурор.
Горячев рассказывал, что знает Егора Горшкова, познакомился с ним у Эдуарда Лимонова. Евгения Хасис, по его словам, ходила на ОБЖ к Горшкову. Сам Горячев с Опером (Голубевым) по скайпу обсуждал возможность вооруженной борьбы в рамках «Стратегии-2020» — документа, который написал Никита Тихонов. Это стратегический план развития правого движения. Кроме того, в показаниях говорится, что Горячев знал про бренд БОРН, «что он существует».
На этом же допросе Горячев повторяет, что Никита (Тихонов) и Женя (Хасис) рассказывали ему про убийство Маркелова.
16:42На допросе в 2010 году Горячев говорит, что слышал о том, что у Тихонова было огнестрельное оружие. «Вы же раньше говорили, что не видели? — Не видел, но слышал. — У вас есть дополнения?»
— Заметьте, присяжные, тут его никто не просит явно что-то добавить, но он уточняет, что Хасис угрожала ему убийством, — отрывается от чтения прокурор Семененко и смотрит на коллегию присяжных.
16:47Теперь прокурор зачитывает показания Горячева о том, что Леонид Симунин просил его достать оружие через Тихонова.
А сразу после этого — отказ Горячева от показаний, в котором он сообщает, что сказанное на предыдущем допросе его заставили говорить сотрудники ФСБ.
16:57И, наконец, отказ от отказа от показаний: «Мне точно известно, что Тихонов и Хасис — члены большой банды националистов». Горячев поясняет, что к нему обратились знакомые Тихонова и стали требовать отказаться от показаний, угрожая. «Потом мне позвонил Тихонов и сказал, что мои показания никуда не годятся, от них надо отказаться и говорить, что на меня оказывалось давление. Таким образом Тихонов заставил отказаться от показаний Ерзунова по кличке Ой-Ей. Теперь я вынужден покинуть Россию и прошу огласить первые показания».
Оглашение протоколов закончено, теперь то же самое присяжным покажут на видеозаписи и на слайдах. Начнут с переписки в ICQ с депутатом Курьяновичем.
17:06В переписке Горячев пишет: «Найти шавок, расчленить в ванной, провернуть в мясорубку и слить в унитаз».
— Это ваши записи? — интересуется гособвинитель.
— Не помню. Вы это могли показать ранее. Я не помню таких записей.
17:09Далее на экране появляется начало цитаты: «Можно какую-то автономную ячейку отправить в Европу».
— Фарш, Европа — какое это отношение имеет к обвинению? — встревает адвокат Полозов.
— После многочисленных манипуляций каждый может такое сделать, манипуляции на наших глазах! — Горячев переходит на повышенный тон.
— Может, этот текст сейчас сам формируется, мы не знаем что это за методика! — кричит Полозов.
Судья, пытаясь перекричать защитника и подсудимого:
— Вопросы о допустимости не ставятся, присяжные, не обращайте внимания.
— Мы эту ICQ использовали во время допросов Хасис, — объясняет Семененко.
17:13Присяжным демонстрируют переписку с Еленой Сергеевной: «Я сейчас отменил боевую операцию после нашего разговора. После Новоросса я сам не свой».
— Это было после разговора, накануне она мне сказала, что хочет от меня детей, я собирался ехать туда и её забирать за руку.
— Что за боевая операция в легальной организации? — интересуется прокурор Семененко.
— Вы почему говорите в сторону присяжных? Мой подзащитный ничего не слышит! — кричит на прокурора адвокат Полозов. Та улыбается, разворачивается и встает за кафедру.
— Это имеет отношение к моей личной жизни, — отвечает на вопрос про операцию Горячев.
— Боевая? — удивляется Семененко.
— Да.
17:18Далее в переписке Горячев с Еленой Сергеевной обсуждают, как писать на стенах «Убей русского» и «настраивать против пиковых». 
— Она была очарована скинхедами, и я общался на понятном ей языке, — объясняет подсудимый.
—  Хорошо говорит, — комментирует ответ Семененко.
Теперь в переписке идет речь про Четвертый Рейх и как его будут строить.
— Рейх не более чем империя, — отмечает Горячев.
— Но какое это имеет отношение к делу? — вопрошает Полозов.
Судья опять просит адвоката выражать недовольство в отсутствие присяжных.
— Я в отличие от присяжных не общаюсь с обвинением и не бросаю им фразочки! — вспылил адвокат.
Семененко широко улыбается на каждую фразу Полозова.
17:24Горячев предлагает рассказать о переписке подробнее.
— Успокойтесь! — повышает на него голос судья.
Полозов возражает против открытия очередных файлов на компьютере:
— Я не понимаю, что здесь происходит! Это похоже на фальсификацию, мы не понимаем, как открываются эти файлы!
 Судья просит прекратить, Полозов что-то тихо говорит в ответ.
17:30Новая переписка. «Горячев: Мне доложила контрразведка, что «Русский образ» хотят записать в экстремистские движения. — Елена Сергеевна: А ты не боишься, что разговоры записываются? — Горячев: Это очень дисциплинирует. Опера лохи, мы о них знаем больше, чем они о нас. — Елена Сергеевна: А у тебя есть версия, что происходит? — Горячев: Экстремизм — когда ты шакалишь у посольств и мокришь дворников и попадаешься. Пиковые достали всех, скоро появится один документ о стратегии развития, обязательный для всего движения». — Про стратегию когда я ей говорил, речь шла об этическом кодексе националиста. А далее речь шла о создании партии, — объясняет Горячев.
Семененко читает дальше: «Я создал "Образ", я 5 лет готовил. Почему я не боюсь МВД и ФСБ? Потому что у меня хорошие связи в АП. Они очень циничные. Вся борьба с антифа построена на наших аналитичках. Все это мы делаем с Леней и Лешей из ОФ».
— Кто это, — спрашивает Горячева прокурор Семененко.
— Митрошин и Симунин.
— Я так и думала, — комментирует гособвинитель. — «Надо валить конкурентов» — что это значит?
— Ну, валить — это значит, он должен быть разорен.
— Ах, разорен! — протянула Семененко. 
17:37Из переписки: «Горячев: Закон для лохов. Система работает со всеми реальными силами: антифа, наци, диаспорами и далее. А про проблемы с законом давай я свои расскажу: со мной раз в три недели пьет кофе фсбешник, который хочет меня посадить. А моя задача — не посадиться, такая игра. Мне из АП звонят, что знают, к чему я причастен. А я говорю, что не знают. Твой будущий муж — политик и создаст ультраправ партию».
17:40«У меня в окружении половина людей, которые кого-то убивали. Я тебя познакомлю с настоящим подпольем, тебе понравится, — пишет Горячев Елене Сергеевне. — Только удали хистори (историю переписки — МЗ), когда договорим».
17:43Оглашение переписки проходит в крайне нервозной обстановке: адвокат Полозов перебивает, прокурор Семененко ему нарочито улыбается, судья кричит на адвоката, Полозов в ответ что-то тихо говорит себе под нос, судья опять кричит, Семененко смеется.
— Сейчас я задам страшный вопрос. Так вы с позицией определитесь: вы знали, что Тихонов и Хасис совершали убийства?
Горячев возмущенно с места:
— Я вчера рассказывал!
— Хорошо, не признает, — комментирует Мария Семененко и читает следующий фрагмент из переписки Горячева: «Мы тут с Ой-ей разрулили субкультурой конфликт, а было так, что я сидел с гранатой в руке».
— Какое это имеет отношение? — перебивает адвокат Полозов. Судья и защитник снова спорят, прокурор смеется.
17:48«Я тебе одну вещь расскажу про Шейни. Я одну вещь расскажу: она продала квартиру для помощи движению. Она помогает всем нашим заключенным. Военнопленным», — дочитывает переписку прокурор Семененко, больше вопросов к Горячеву у нее нет.
17:54Теперь вопросы своему подзащитному снова может задать адвокат Полозов. Он просит прояснить ситуацию с отказом от показаний и отказом от отказа от показаний.
— Давление, — отвечает Горячев.
— Краснов? (предположительно, имеется в виду глава следственной группы по делу БОРН Игорь Краснов — МЗ)
Судья вновь перебивает адвоката, тот пытается переформулировать вопрос, но снова остановлен.
— Связано с давлением правоохранительных органов, — успевает сказать подсудимый.
17:58Новая пикировка: Полозов спрашивает Горячева про давление на Волкова и Тихомирова, судья снимает вопрос и грозит: «Сейчас я закончу допрос!»
— Расскажите про гранату, — просит Полозов.
— Я слышал от Елены Сергеевны, какие парни из Новороссийска молодцы, и я решил...
— Вы преувеличивали и обманывали?
— Да.
— Зачем вы предлагали покупать оружие легальное?
— Это для самообороны.
— Вы в Сербии скрывались?
— Нет, туда меня проводил генерал Щименков до границы, и мы тепло попрощались.
Прокурор Семененко смеется с места.
18:01— Кого Елена Сергеевна выбрала в итоге, вас или оппонента? — продолжает адвокат.
— К счастью, сейчас скажу, что не меня.
— Вы ей про БОРН писали?
— Нет.
— Про убийства?
— Нет.
18:03Снова крики в зале суда после вопроса Полозова:
— На вас Краснов оказывал давление? 
— Ну вы издеваетесь! Прекратите нарушать закон в зале суда! — кричит судья Мелехин.
 — Не про Краснова, — говорит Горячев, в зале смеются.
— Зачем вы вскрыли вены?
Судья кричит, что снимает вопрос.
18:06Теперь вопрос Горячеву задает судья:
— Как вы относитесь сами к убийствам Филатова, Маркелова и других?
— Гибель любого человека — трагедия для его семьи. Если вернуться в 2006 год, я бы, как и многие, прервал общение с Никитой Тихоновым. Но я решил быть хорошим другом.
Присяжные выходят, судья спрашивает представителей сторон о дополнениях. У обвинения их нет, адвокат Полозов хочет допросить члена «Русского образа» Евгения Валяева.
Суд принимает решение отложить заседание до 10:30 понедельника и после дополнений сразу перейти к прениям, возражений нет.
18:11После выхода присяжных Горячев обращается к прокурору:
— Мария Эдуардовна, вы перед Курьяновичем извинитесь!
— Почему это? — удивлена гособвинитель.
— Он не умеет пользоваться «аськой»! И вообще интернетом, человек такой!
  • Нашли ошибку в тексте?
    Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
  • Предложить свою тему редакции
Все материалы
Ещё 25 статей