Сержант Александров и капитан Ерофеев в Киеве. Заседание первое — Медиазона
Сержант Александров и капитан Ерофеев в Киеве. Заседание первое
10 ноября 2015, 0:05
9406 просмотров

Евгений Ерофеев и Александр Александров (слева направо). Фото: Sergei Chuzavkov / AP /ТАСС

В Голосеевском районном суде Киева во вторник состоялось первое заседание по существу дела Александра Александрова и Евгения Ерофеева — граждан России, захваченных украинскими военными 16 мая в городе Счастье. Александров и Ерофеев обвиняются в терроризме и ведении агрессивной войны; через несколько дней после их задержания СБУ распространила видео, в котором они называли себя действующими военнослужащими российской армии. Официальная Москва и адвокаты подсудимых настаивают, что на территории Украины они оказались уже после своего увольнения из вооруженных сил.

10:03

Первым о двух российских военнослужащих, раненых и захваченных в плен в городе Счастье Луганской области, сообщил 17 мая украинский военврач Григорий Максимец. Россияне, писал Максимец в своем фейсбуке, служат в «в/ч спецназа из г. Тольятти, расквартированной в Луганске»; он называл их имена: «Саша Александров из Самары-городка» и Евгений Ерофеев, «офицер российского спецназа». По словам медика, оба пленных ожидали, что во время операции в украинском госпитале «каратели должны у них вырезать с целью продажи» внутренние органы.

В тот же день факт задержания на территории Украины российских военных подтвердил спикер администрации президента по вопросам антитеррористической операции (АТО) Андрей Лысенко.

18 мая глава Службы безопасности Украины (СБУ) Анатолий Наливайченко допустил, что двое россиян будут привлечены к уголовной ответственности «по статье 258 Уголовного кодекса Украины. Это террористическая деятельность и террористические преступления».

Тогда же официальный представитель российского Минобороны генерал-майор Игорь Конашенков заверил, что Александров и Ерофеев «на момент своего задержания 17 мая не являлись действующими военнослужащими», хотя и имеют военную подготовку, и обвинил СБУ в «издевательствах» над ранеными «в ходе выбивания выгодных показаний».

19 мая СБУ опубликовала видео допросов Александрова и Ерофеева, в которых те признавали, что являются именно «действующими военнослужащими Российской Федерации», которые зашли на территорию Украины в составе регулярного отряда, дислоцированного в Луганске, с задачей вести наблюдение «за передним краем противника». 21 мая о двух лицах, называющих себя российскими военными, упоминалось в отчете наблюдателей из миссии Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ); представители ОБСЕ говорили с ними в киевском госпитале «без присутствия украинских властей».

20 мая в эфире телеканала «Россия 24» вышло интервью жены Александрова Екатерины, которая на камеру рассказала, что ее супруг уволился из армии еще в декабре 2014 года, потому что «ему предложили хорошую работу в Самаре».

22 мая Александров сказал корреспонденту «Новой газеты» Павлу Каныгину, что «первый раз слышит» от него о своем увольнении из вооруженных сил и признался, что «шокирован» этим известием. В конце месяца он высказался о странном интервью Екатерины еще более определенно: «Государство просто не совсем красиво поступает, отказывается. Тем более, еще привлекает к этому членов семьи, дорогих людей. Не совсем по-человечески получается… Да, имею в виду интервью с женой. Меня это задело до глубины души».

15 июля Минобороны, отвечая на запрос члена президентского Совета по правам человека Сергея Кривенко, официально уведомило правозащитника, что «события, связанные с их (Александрова и Ерофеева — МЗ) выездом из Российской Федерации и пребыванием на территории Украины, произошли после увольнения с военной службы и не связаны с ее прохождением».

10:07

«Российский офицер ГРУ А. Александров и капитан ГРУ Е. Ерофеев были задержаны 16 мая в зоне проведения АТО в районе г. Счастье при попытке захватить стратегический мост. В результате боестолкновения один украинский военный погиб, трое получили ранения. Один из задержанных был ранен в руку, другой — в ногу. Задержанные были переведены в Киев в Главный клинический госпиталь Минобороны. 29 мая им были сделаны плановые операции. 19 мая задержанным украинские следователи объявили подозрение в совершении преступлений, предусмотренных статьей 258-3 УК Украины, за участие в террористической деятельности т. н. "ЛНР", а в пятницу, 22 мая, Шевченковский райсуд Киева избрал для них меру пресечения в виде содержания под стражей. 28 июля советник главы СБУ Юрий Тандит заявил, что суд над А. Александровым и Е. Ерофеевым начнется в сентябре 2015 года и должен проходить в Украине. В конце июля задержанных перевели из госпиталя в следственный изолятор Киева. В начале августа заместитель генерального прокуратора Украины — главный военный прокурор Анатолий Матиос заявил, что этим спецназовцам предъявят подозрение за подготовку и развязывание вооруженного конфликта (войны) на территории Украины», — такова история Александрова и Ерофеева в изложении агентства «Интерфакс-Украина».

25 августа Главная военная прокуратура предъявила им новые обвинения — в ведении агрессивной войны (статья 437 УК Украины), а также «незаконном пересечении границы, незаконном перемещении оружия и боеприпасов, незаконном ношении оружия, незаконном порядке въезда на оккупированные территории, то есть целый ряд дополнительных статей», сообщал украинский «Интерфакс» со ссылкой на адвоката Ерофеева Оксану Соколовскую.

10:12Адвокаты Ерофеева и Александрова поддерживают версию российского Минобороны, согласно которой подсудимые давно уволены из вооруженных сил, а на территорию Украины прибыли уже в качестве частных лиц. Тем не менее, 3 ноября защита подала в Высший административный суд Украины иск с просьбой признать обвиняемых военнопленными.
Правила привлечения военнопленных к уголовной ответственности установлены главой III Женевской конвенции от 12 августа 1949 года. Адвокат Александрова Юрий Грабовский настаивает, что действие этой конвенции распространяется и на «непризнанные органы управления, у которых в подчинении есть вооруженные структуры», в частности — самопровозглашеную Луганскую народную республику (ЛНР), в «народной милиции» которой, по версии защиты, и служили после своего увольнения из российской армии подсудимые.
10:17
Фото: Ирина Ромалийская / Медиазона

 

10:18

По информации источников РБК, негласные переговоры о возвращении двух россиян велись в Минске еще в первые дни после их задержания, однако не увенчались успехом.

6 сентября министр иностранных дел Украины Павел Климкин допустил возможность обмена Александрова и Ерофеева на украинцев, подвергающихся уголовному преследованию в России — Олега Сенцова и Надежду Савченко. Обмен станет возможен только после того, как как украинский суд вынесет российским военнослужащим приговор, подчеркнул глава МИД.

10 сентября ту же позицию озвучил главный военный прокурор Украины Анатолий Матиос, который не исключил переговоров об обмене — но только после решения суда и при условии, что Россия признает Александрова и Ерофеева своими «гражданами и военнослужащими».

13 сентября президент Украины Петр Порошенко сказал британскому журналисту Оливеру Кэрроллу, что не получал от России предложений по обмену.

Пресс-секретарь российского президента Дмитрий Песков отказался отвечать на вопрос о возможности обмена Александрова и Ерофеева на Савченко еще 19 мая; «я просто не могу ответить на ваш вопрос. По линии Министерства иностранных дел там принимаются меры, поэтому не хотелось бы забегать вперед», — сказал тогда он.

«Я не могу ничего добавить к тому, что я уже говорил. Это граждане России, которые находятся в плену. Российская сторона принимает необходимые меры для их вызволения из плена», —повторил Песков спустя три дня, 22 мая.

10:22Воинская часть № 21208, которую на распространенном СБУ видео допросов называли местом своей службы Александров и Ерофеев, дислоцируется в Тольятти Самарской области и входит в состав 3-й отдельной гвардейской бригады специального назначения. Википедия относит ее к спецназу Главного разведывательного управления (ГРУ).
22 мая неподалеку от военного городка этой части был задержан корреспондент телеканала «Дождь» Тимур Олевский и его коллеги, пытавшиеся выяснить судьбу Александрова и Ерофеева.
10:26Александров и Ерофеев — не единственные и не первые россияне, которых официальный Киев называет военнослужащими, захваченными на территории Украины с оружием в руках. В августе 2014 года СБУ рапортовала о задержании десяти военнослужащих 331-го полка 98-й Свирской дивизии воздушно-десантных войск. В российском Минобороны заявили, что десантники пересекли границу случайно на немаркированном участке.
В сентябре 2014 года телеканал Lifenews сообщил о возвращении в часть десантников Руслана Ахметова и Арсения Ильмитова, попавших незадолго до этого в плен под Иловайском.
В том же месяце Дзержинский районный суд Донецкой области приговорил к 14 годам колонии российского гражданина Владимира Старкова, который в интервью Euronews подтверждал, что является кадровым офицером, а не добровольцем.
10:28

В суд приехал российский консул Алексей Грубый; он пока не дает комментариев журналистам, заполнившим весь коридор. Сторону обвинения в процессе будут представлять военные прокуроры Александр Климович, Руслан Кравченко и Максим Крым (на фото — слева направо). Над фамилией последнего журналисты предсказуемо смеются: «Чей?»

Представители военной прокуратуры в суде. Фото: Ирина Ромалийская / Медиазона
 
10:33

Обвиняемых доставили в зал суда и завели в прозрачную клетку. «Итог понятен», — говорит журналистам Ерофеев. Он не хочет, чтобы его родственники приезжали в Киев на процесс: считает, что они не будут в безопасности. Виновным себя Ерофеев не признает; «я четыре месяца сижу в одиночной камере».

Александров: «Без комментариев». Вопрос, были ли подсудимые действующими военнослужащими российской армии на момент задержания, он переадресует адвокатам.
Обвиняемые в Голосеевском районном суде Киева, 10 ноября 2015 года. Фото: Ирина Ромалийская / Медиазона

 

10:45Зал заседаний забит. Пишущих журналистов просят перейти в другое помещение суда, где организована трансляция процесса; в зале оставляют только операторов.
10:52Заседание начинается; дело рассматривает коллегия в составе судей Дидыка, Бойко и Мазура. Секретарь: двое потерпевших явились, двое — Пугачева и Ольхович — отсутствуют. Адвокат Ерофеева Оксана Соколовская задерживается. Судья Дидык предлагает начать без нее, но в этот момент защитник появляется в зале.
Суд решает, можно ли рассматривать дело в отсутствие двух потерпевших; ни одна из сторон не возражает.
10:59После краткого обсуждения, оглашать ли обвинительное заключение (акт) полностью или в сокращении, суд решает заслушать документ целиком. Прокурор зачитывает текст, в котором, помимо прочего, приводится определение агрессии согласно документам Генассамблеи ООН и говорится о Будапештском меморандуме 1994 года, которым гарантирована территориальная целостность Украины.
Александров и Ерофеев обвиняются по части 2 статьи 28 и части 2 статьи 437 Уголовного кодекса Украины (ведение агрессивной войны или агрессивных военных действий, совершенное группой лиц по предварительному сговору), части 2 статьи 201 (контрабанда оружия и боеприпасов, совершенная группой лиц по предварительному сговору), части 2 статьи 332-1 (нарушение порядка въезда на временно оккупированную территорию Украины, совершенное группой лиц по предварительному сговору), части 2 статьи 28 и части 1 статьи 258-3 (создание террористической группы или участие в ней, совершенное группой лиц по предварительному сговору), а также части 3 статьи 258 (террористический акт, совершенный по предварительному сговору группой лиц и повлекший за собой гибель человека).
11:12В 2013 году у начальника российского Генерального штаба генерал-полковника Валерия Герасимова возник умысел на подготовку подрыва территориальной целостности и суверенитета Украины, читает обвинительный акт прокурор. Под его руководством в 2013 году был разработан план вторжения, подогревались направленные против курса на евроинтеграцию протесты на востоке страны. Под руководством Герасимова были созданы и финансировались организации «Оплот» и «Русский сектор»; затем — «парамилитарные образования», в том числе батальон «Восток».
11:19Реализуя преступный план Герасимова, читает прокурор, российские вооруженные силы выдвинули к границе Украины от 30 до 40 тысяч человек личного состава. 8-20 августа 2014 года с территории России были совершены артобстрелы украинской территории, 24 августа состоялось вторжение, в котором участвовали больше 3,5 тысяч человек личного состава, около 60 танков и 320 БРДМ, с украинской стороны тогда погибли не менее 366 человек, точное число жертв устанавливается.
11:22Erofeevalexandrov_10nov_vrez1.jpg
11:37Прокурор: в марте 2015 года Александров, Ерофеев и другие неустановленные военнослужащие воинской части №21208 в Тольятти получили приказ выдвинуться на территорию Украины. 19-26 марта они проходили подготовку в России, а затем 26 марта перешли границу на неустановленном участке и на автомобилях марки «Урал» прибыли в Луганск с целью содействия «террористической группировке "ЛНР"». Гособвинитель перечисляет оружие разведгруппы, незаконно ввезенное на Украину: упоминаются восемь автоматов, в том числе два АС «Вал» и шесть АК-74, специальная снайперская винтовка «Винторез», снайперская винтовка Драгунова (СВД), два пулемета «Печенег» и боеприпасы к ним.
11:38

Гособвинитель: Ерофеев и Александров выполняли приказ своего командования с 26 марта по 16 мая 2015 года — вели военную деятельность, разведку, диверсионную деятельность, докладывали руководству отряда разведданные.

16 мая в населенном пункте Счастье Луганской области в районе ТЭС Ерофеев и Александров вместе с другими неустановленными военнослужащими с целью провокации вооруженного конфликта совершили теракт в отношении украинских военных и бойцов СБУ, охранявших этот объект, в результате чего погиб военнослужащий 92-й бригады Вооруженных сил Украины (ВСУ) Пугачев и были ранены боец того же подразделения Ольхович, а также Сирош и Гаркуша из 24-го батальона ВСУ «Айдар».

Мотивом Александрова и Ефремова обвинение называет желание «выслужиться перед своим начальством».

11:44

Таким образом, «Ерофеев вел агрессивную войну на территории Украины», читает прокурор.

Ерофеев слушает гособвинителя, Александров следит за текстом, распечатка обвинительного акта у него в руках.

Ерофеев берет свою копию и просит ручку у конвоира, чтоб делать пометки, конвоир ему ручку не дает, тогда подсудимый через стекло показывает адвокату абзац, касающийся обвинения в терроризме.

Услугами переводчика двое россиян пока не пользуются: на предварительном заседании Ерофеев признавался, что начал немного понимать по-украински.

12:11По ходатайству защиты объявляется десятиминутный перерыв.

Журналисты — Ерофееву:

— Вы согласны с тем, в чем вас обвиняют?

— На основании чего они утверждают, что я военнослужащий? — отвечает он вопросом на вопрос.

Корреспондент канала СТБ Алена Лунькова спрашивает у обвиняемого, хочет ли он что-то передать родным.

— Через украинские СМИ? Нет. Все хорошо, — отрезает тот.

Адвокат Александрова Грабовский говорит, что защита против приезда родственников подсудимых в Киев по соображениям безопасности. Грабовский утверждает, что последние три недели не мог встретиться со своим подзащитным: приходил в СИЗО и ждал свидания, пока не закончится рабочий день.

При этом адвокат Соколовская с Ерофеевым встречается свободно, говорит ее коллега.

13:12Прокурор закончил чтение обвинительного акта. Судья устанавливает личность подсудимых. На вопрос о месте работы или службы Ерофеев отвечает: безработный.
13:14Судья через переводчика перечисляет Ерофееву статьи Уголовного кодекса, по которым ему предъявлены обвинения.

— Признаете себя виновными?

— На каком основании считают меня военнослужащим??

— Признаете виновным?

— Не признаю ни одну статью!

— Будете ли давать показания?

— Если необходимо, думаю, что буду.

13:17Александров при установлении личности также называет себя безработным. Как и Ерофеев он не признает своей вины ни по одной из предъявленных статей и соглашается давать показания в суде.
13:21

Согласно новому Уголовно-процессуальному кодексу Украины, порядок изучения материалов, предоставления доказательств и допроса участников процесса судом является предметом договоренности сторон процесса. Идет согласование позиций.

Прокурор предлагает начать с доказательств обвинения, защита — с допроса потерпевших и свидетелей. Адвокат Александрова просит стороны говорить на русском, судья настаивает на ведении процесса на украинском. После согласования судья оглашает порядок заседаний: сначала доказательства обвинения, потом — защиты. Обвиняемый может давать оказания в любой момент процесса, это норма УПК, говорит судья.

13:35
У адвоката Соколовской ходатайство об уточнении статуса ее подзащитного.
«Все услышали обвинительный акт. Там говорится об агрессии по отношению к Украине. Ерофеев, утверждают, что военный. Считаю необходимым выяснить статус моего подзащитного». Если он военнопленный, как это следует из обвинения, то это меняет дело, говорит Соколовская; в таком случае обвиняемые защищены Женевской конвенцией.
13:39Прокурор просит отклонить ходатайство Соколовской. Потерпевший Гаркуша: «Так как не признано, что Украина вовлечена в войну, так как у нас идет антитеррористическая операция, то эти двое — террористы».
13:42Судья: в ходатайстве Соколовской не указаны статьи процессуального кодекса, которыми руководствуется защита. В ходатайстве отказано.
13:45Адвокат Грабовский говорит, что не может больше присутствовать на заседании, потому что ему нужно спешить на заседание Высший квалификационной комиссии.
Стороны согласуют график следующих заседаний. Прокурор ходатайствует о вызове свидетелей.
Заседание откладывается до 14:30 17 ноября.
13:58

После окончания заседания консул Грубый комментирует начало процесса в коридоре суда. «И ребята считают, и мы, что сейчас приезд родственников нерационален». На вопрос о том, когда Ерофеев и Александров закончили службу в российской армии, консул отвечает, что защита располагает документами Минобороны, которые будут в свой черед представлены суду. По мнению Грубого, в деле достаточно свидетельских показаний и вещдоков для оправдательного приговора.

14:03Адвокат Юрий Грабовский, комментируя «Медиазоне» признания своего подзащитного, сделанные им сразу после задержания, напомнил, что тогда Александров «говорил раненый и без адвоката».

Защитник уточняет, что, назвав себя в суде безработными, подсудимые имели в виду сегодняшнее положение вещей, а во время задержания они «работали по контракту в народной милиции "ЛНР"».

На вопрос о том, кто оплачивает его работу, юрист отвечать отказался, сославшись на адвокатскую тайну.

По словам Грабовского, у защиты есть два свидетеля в России и еще несколько — в Луганске. Адвокат предлагает допросить их по скайпу из луганского суда или суда третьей страны, например, Молдовы или Беларуси.

  • Нашли ошибку в тексте?
    Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
  • Предложить свою тему редакции
Все материалы
Ещё 25 статей