Искусство вандализма. Павленский в суде — Медиазона
Искусство вандализма. Павленский в суде
15 июля 2015, 13:29
591 просмотр

Петр Павленский. Фото: Сергей Ермохин / ТАСС

В судебном участке мирового судьи №199 в Санкт-Петербурге начинается рассмотрение дела художника Петра Павленского, обвиняемого в вандализме (часть 2 статьи 214 УК; максимальное наказание — три года колонии). Павленский и еще два участника акции «Свобода» были задержаны полицией за поджог автомобильных покрышек в феврале 2014 года на Малом Конюшенном мосту возле храма Спаса на Крови. В мае художник отказался от амнистии.

13:52

Акция под названием «Свобода», организованная 23 февраля 2014 года неподалеку от места покушения народовольцев на царя Александра II, воспроизводила атмосферу киевского Майдана в миниатюре: акционисты соорудили на мосту подобие баррикады, развернули черно-красные и желто-голубые украинские флаги, били палками по металлическим листам и жгли автомобильные покрышки. Прибывшие пожарные потушили шины, полиция задержала Павленского и еще двоих участников акции — Ярослава Градиля и Марию Александрову. Спустя два дня Дзержинский районный суд Петербурга прекратил административное производство по делу о мелком хулиганстве за отсутствием состава и события правонарушения; затем Павленский был оштрафован на 10 тысяч рублей по другой административной статье — нарушение порядка проведения публичного мероприятия. В марте 2014-го Следственный комитет возбудил в отношении художника уголовное дело.

14:14Мировой судья Яна Никитина открывает заседание. Зал не вмещает всех желающих; некоторые из пришедших в суд сидят на полу. Интересы Павленского представляет адвокат Светлана Ратникова. 
 
Сторона обвинения полагает, что в зале следует запретить фото- и видеосъемку, поскольку в ходе заседания может быть затронута личная жизнь подсудимого; Павленский и его адвокат против.
Судья спрашивает его о месте работы. «Занимаюсь политической пропагандой», — отвечает художник.
14:24

Петр Павленский стал широко известен в 2012 году после акции «Шов», когда он в знак солидарности с участницами группы Pussy Riot зашил себе рот нитками и в течение полутора часов стоял в пикете у Казанского собора. В 2013 году, протестуя против преследования инакомыслящих, он провел акцию «Туша»: голым обмотался колючей проволокой. В ноябре того же года состоялась еще одна акция Павленского: сидя обнаженным на Красной площади в Москве, он прибил гвоздем мошонку к брусчатке. Акционист объяснил, что таким образом он пытался выразить свое отношение к апатии, охватившей современное российское общество.

14:26Судья предлагает Павленскому воспользоваться услугами адвоката по назначению. Тот отказывается, напоминая, что его и так защищают два адвоката: Ратникова и Дмитрий Динзе, кроме того, он просит допустить до участия в заседании третьего защитника — Павла Ясмана, бывшего следователя, который вел дело акциониста до своего увольнения из СК. 

«Ещё год назад он был руководителем межрайонного следственного отдела в Воронежской области и занимался всякой лютой чернозёмной уголовщиной (...) Но жене хотелось в Петербург; он пообещал: переедем, — и обещание сдержал (...) На новом месте пришлось начинать сначала обычным следаком. История с поджогом покрышек стала первым делом Ясмана в Петербурге (…) Следователь колебался. Сажать Павленского ему не хотелось. (...) Павел Ясман вздохнул с облегчением и уволился из Следственного комитета», — так описывало историю Ясмана издание Furfur.

Прокурор просит объявить перерыв «буквально минут на десять». Заседание возобновится в 14:40.
14:54Прокурор просит отклонить ходатайство о допуске Ясмана в качестве защитника: ранее он участвовал в деле как следователь и не может представлять интересы Павленского. Судья удаляется на решение.
15:04
На стадии следствия Дзержинский районный суд Санкт-Петербурга трижды отказывал в ходатайствах о направлении Павленского на принудительную экспертизу в психиатрический стационар, при этом, по словам адвоката Дмитрия Динзе, в третий раз представитель следствия просил обвиняемого пройти обследование «хотя бы амбулаторно». Сам художник записывал свои диалоги со следователем и после минимальной литературной обработки публиковал их в форме пьес. 
«Следователь: Я художник! 
Павленский: Отлично! 
Следователь: Художник-следователь следственного отдела по Центральному району. Художник юстиции», — приводил телеканал «Дождь» фрагмент одной из таких бесед.
15:22Судья Никитина согласна с позицией гособвинителя Артема Лытаева: Ясман ранее участвовал в производстве как следователь и не может быть допущен к процессу в качестве адвоката. В ходатайстве Павленского отказано. В знак протеста художник заявляет о «регламенте молчания» и отказывается говорить на заседании.
15:41

Прокурор Лытаев: Павленский обвиняется в преступлении, предусмотренном частью 2 статьи 214 УК — акте вандализма, совершенном группой лиц, а равно по мотивам идеологической ненависти или вражды. Он вступил в предварительный преступный сговор с сообщниками, разделив с ними роли в преступном замысле. Обвиняемый организовал доставку покрышек, металлических листов и деревянных палок к месту акции, создавал шум ударами палок о металлические листы. 
Умышленно нарушая общественную мораль и общепризнанные нормы поведения в обществе, осознавая, что их действия являются общественным вызовом, зная, что горением будет осквернен Малый Конюшенный мост, участники акции облили его горючей жидкостью и совершили поджог общей площадью 10 квадратных метров. 
Факт преступного сговора, говорит гособвинитель, подтверждается подготовкой к акции: арендой машины ГАЗ, погрузкой покрышек и их доставкой на место. Осуществляя задуманное, Павленский в процессе горения продолжал нарушать общественный порядок, создавая шум палками, размахивая черным флагом и флагом республики Украина. В результате был осквернен Малый Конюшенный мост, загрязнено покрытие моста, причинен ущерб на сумму 26 тысяч рублей — столько стоила уборка места акции. 
Художник молчит. 
Адвокат Ратникова: обвинения не признаем, в действиях Павленского нет состава преступления.
Статья 214 УК определяет вандализм как «осквернение зданий или иных сооружений, порчу имущества на общественном транспорте или в иных общественных местах». 
15:51

По ходатайству прокурора суд приступает к допросу представителя потерпевшей стороны Филина и свидетелей. У защиты нет возражений, Павленский молчит. 

Вадим Филин — юрисконсульт унитарного предприятия «Центр» — говорит, что не знаком с подсудимым, но «факт имел место быть»: его предприятие направляло работников для устранения последствий акции на мосту. 
Прокурор: какие мероприятие осуществлялись? 
Филин: было загрязнение на мосту, были отправлены машины для уборки, произведен полив моющими средствами, стоимость работ составила 27 тысяч рублей, эта сумма складывается из трудочасов работников, расходов на воду и моющие материалы. 
Чтобы уточнить сумму ущебра (Филин не помнит точной цифры — 27 014 рублей), прокурор зачитывает его показания, данные следствию еще в августе 2014 года. Вопросов к свидетелю нет ни у обвинения, ни у защиты. 
Судья: Павленский молчит, не кивает, мне непонятна его позиция, «нужен, наверное, какой-то специалист. Павленский, кивните хотя бы, слышите меня?».
16:05

Второй свидетель обвинения — фотограф Александр Коряков из издательского дома «Коммерсант». Коряков говорит, что снимал акцию Павленского до момента задержания, не видел, кто именно поджег покрышки (было темно, только силуэты), и что он затрудняется оценить численность участников (человека три-четыре, но там были еще фотографы).

Прокурор уточняет, кто именно стучал палками по железу.

Коряков: «Потом на фото посмотрел — это был сам Павленский».

16:12

Вопросы свидетелю Корякову задает адвокат Ратникова.

— Как вы думаете, с какой целью люди пришли на мост?

— Акционизм.

— Что разрушено на мосту?

— Ничего не видел.

— Эта акция оскорбляет нравственность?

— Мою — нет.

Потерпевший Филин просит разрешения покинуть заседание, судья не возражает.

16:27

Свидетель Юлия Харчилава, специалист по охране памятников, рассказывает, как она осматривала мост после акции с сожжением покрышек. 
Прокурор Лытаев интересуется, что является «осквернением объекта». Свидетель цитирует закон об объектах культурного наследия. Адвокат Ратникова спрашивает, что такое вандализм. 
Свидетель: действия, направленные на повреждение объекта и ненадлежащее его использование, например, вешание замочков на мосту — это такой же вандализм, как и поджог. «Для меня мост — живой объект, и я считаю, что он оскорбился». Перед Харчилавой — листок с распечаткой юридического текста об объектах культурного наследия.

Судья: Покрытие моста выполнено из крупноразмерного камня, известно ли, он древний?

Свидетель: Замена камня не производилась.

Судья: Нанесло ли ущерб горение покрытию?

Свидетель: Экспертиза не проводилась.

Прокурор зачитывает показания Харчилавы, данные следствию: экспертиза состояния моста после акции не проводилась. 

Свидетель еще раз говорит, что объект не был поврежден, но «осквернен» — был. Она ссылается на статью 33 федерального закона «Об объектах культурного наследия».

16:48Следующий свидетель — начальник отдела культуры администрации Центрального района Санкт-Петербурга Андрей Пашкин.

Уведомления об акции подано не было, говорит чиновник, затрудняясь вспомнить, когда именно она состоялась — «года полтора назад». Ему известно только, что на мост «были завезены покрышки» и молодые люди «производили звуки» вплоть до приезда полиции, а затем была «затратная для города уборка».

Прокурор опять спрашивает, был ли, по мнению свидетеля, осквернен мост.

Пашкин: Я не считаю себя экспертом, но угроза была — дым, огонь.

Судья уточняет, что свидетель подразумевает под словом «акция».

Пашкин: Я использовал этот термин, потому что данное мероприятие не было культурно-массовым. Я полагаю, что там был протестный посыл, это была протестная акция.

Адвокат Ратникова: В протоколе допроса на стадии следствия, который сейчас зачитала судья, написано, что вы говорили, что это осквернение, а сейчас говорите, что не эксперт.

Свидетель: Это мое оценочное суждение. Меня беспокоят повреждения, которые могли быть нанесены мосту.

Ратникова: Вас это оскорбило?

Пашкин: Меня как ленинградца, петербуржца — оскорбило. В частности, оскорбила свидетеля «несвоевременная уборка», говорит он.

Объявляется пятиминутный перерыв на проветривание зала.

17:16
17:31

Приглашается свидетель Николай Малеев, безработный, в прошлом — сотрудник той же компании «Центр», в которой работал потерпевший Филин.

Малеев рассказывает, как приехал на место акции — «дымились покрышки, была зола, потом приехала полиция».

Свидетель подробно описывает процесс уборки: как растекалась гарь по мосту, когда пожарные залили покрышки, как он увидел обгоревшие каркасы шин. Малеев вспоминает, что уборка моста отличалась от обычной: загрязнение было не стандартное, необходимо было использовать дополнительную поливочную технику. Стоимость работы самосвала — 600-700 рублей в час, уточняет он.

Вопросов к свидетелю нет ни у одной из сторон.

17:33

Свидетель Владимир Копшев, также бывший сотрудник «Центра» (он работал начальником комплексной уборки), говорит, что не узнает Павленского и спрашивает, кто это. Копшев не видел, как горели покрышки, а на вопрос прокурора о том, какой процент поверхности моста подвергся загрязнению, отвечает — 15%. 
На допросе в ходе следствия Копшев предлагал «найти и расстрелять» участников акции на мосту; «по-другому я не могу выразиться», говорил он. Прокурор зачитывает эти слова из протокола. 
Судья Никитина: Вы подтверждаете свои слова? 
Свидетель: Ну, расстреливать не надо, суд решит, что делать.
17:59

Адвокат Павленского отмечает, что свидетель Копшев, говоря об «оскорблении», дает оценку действиям ее подзащитного.

Копшев: А что, можно гадить на памятник архитектуры?

Ратникова: Что такое «гадить»?

— Делать его ненадлежащим. Неделю назад я гулял там на свадьбе, а потом смотрю фотографии на «Фонтанке» с покрышками…

— Что вы можете назвать осквернением?

— Вандализм, это порча имущества государственного...

— Как испорчен мост?

— Ходить по нему нельзя было, людей пускали вокруг.

— Как часто вам приходится убирать город?

— Каждый день. Каждому хочется ходить по чистому городу. Кто-то ходит пинает урны, мы их поднимаем.

— Перевернутая урна является осквернением?

— Конечно, это осквернение общественного порядка.

— Что еще осквернение?

— Разрисованный памятник, перевернутый памятник, украденные орлы на Дворцовой площади.

— Как часто вы переживаете чувство оскорбления?

— Каждый день. Я каждый день убираю город.

18:05

Судья Никитина предлагает сторонам согласовать график слушаний; прокурор просит отложить следующее заседание в связи с неявкой ряда свидетелей (всего их 26), защита не возражает. Следующее заседание по делу Павленского начнется 16 сентября в 10:00. 

  • Нашли ошибку в тексте?
    Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
  • Предложить свою тему редакции
Все материалы
Ещё 25 статей