Иван Непомнящих. Свидетели обвинения-5 — Медиазона
Иван Непомнящих. Свидетели обвинения-5
16 ноября 2015, 9:33
58 просмотров
Болотная площадь, 6 мая 2012 года. Фото: Василий Шапошников / Коммерсант
В Замоскворецком районном суде Москвы продолжается процесс Ивана Непомнящих — 33-го фигуранта дела о событиях на Болотной площади 6 мая 2012 года. В понедельник стороны допросили начальника отдела обеспечения массовых мероприятий УВД по ЦАО Александра Махонина
9:51

Предыдущее заседание по делу Ивана Непомнящих прошло 12 ноября. Первым перед судом выступил свидетель Николай Илюхин, сотрудник ОМОНа, который рассказал, что 6 мая перед ним стояла задача снимать Алексея Навального — «ну и тех, кто попадет в кадр». Полицейский оператор был на митинге в гражданской одежде, и на вопрос адвоката Дмитрия Динзе о том, как его отличали от журналистов, ответил, что его все знают в лицо.

Свидетель Илюхин в своих показаниях отметил, что 80% протестующих вели себя агрессивно, даже старики, которые «сначала просто стоят, а потом берут камень и бросают в полицейских». Оставшиеся 20% людей на площади были журналистами, считает Илюхин.

После пятиминутного перерыва прокурор зачитал показания потерпевших, в основном — сотрудников МВД. Потерпевшего Букова пытались ударить удочкой, Киселев почувствовал удар камня по шлему, с Кнехта сорвали рацию, Ишмурзин ждал провокаций, Сафин рассказал о лозунгах, которые скандировала толпа: «полиция с народом, снимай погоны, иди в народ». Потерпевшему Чаплыгину оказывали медицинскую помощь, после того как кто-то из митингующих наступил ему на ногу. Также прокурор огласил показания представителя компании, обслуживающей уличные туалеты, отметив, что фирме нанесен ущерб на сумму более 70 тысяч рублей.

Под конец заседания следователь внес представление о замене Ивану Непомнящих домашнего ареста другой мерой пресечения — арестом в СИЗО. Судья отказался рассматривать эту просьбу следствия.

10:11

Перед началом заседания общественный защитник Сергей Шаров-Делоне вручает Ивану Непомнящих книгу своего двоюродного брата — советского диссидента, участника «демонстрации семерых» Вадима Делоне.

10:20Суд допрашивает свидетеля Александра Махонина. В мае 2012 года он занимал должность заместителя начальника отдела обеспечения массовых мероприятий УВД по ЦАО. Прокурор Костоев начинает допрос.
«Согласно плану главка, я был ответственным за работу с организаторами во время шествия», — говорит полицейский. По окончании акции Махонин должен был обеспечить беспрепятственный отход участников мероприятия.
«До мероприятия я встречался с организаторами, предупреждал о недопустимости нарушений», — говорит свидетель. Он уточняет, что встречался с Удальцовым, Гудковым-старшим, Быковым. Всех участников консультаций Махонин без записей вспомнить не может.

Махонин дал организаторам акции свои контакты, чтобы в случае нарушений или провокаций они сообщали ему о происходящем. «Процедура была стандартная».

10:29

Прокурор Костоев просит описать план территории, согласованной для проведения акции. «От посольства Франции на Большой Якиманке до пересечения с улицей Большой Полянкой и с поворотом направо с Малого Каменного моста. Заходят туда на сквер Болотной площади... нет, не на сквер, а на саму Болотную площадь», — отвечает Махонин.

10:30

Прокурор Костоев:

— О плане, о которым вы ведете речь, организаторам говорили в такой же редакции?

— Я сейчас не могу сказать, мне нужно посмотреть записи. Ну, они знали об этом, их вызвали в департамент безопасности Москвы, и там это все доводилось, — говорит Махонин. Он напоминает, что организаторам всегда выдается на руки распорядительный лист мэрии с планом проведения акции. Он обязан убедиться, что копия документа есть у заявителей акции, и зачитать его им, рассказывает полицейский.

Журналист Светлана Рейтер в 2013 году указывала на расхождения между планом, согласованным с организаторами акции, и планом мероприятий ГУ МВД Москвы.

10:37

Махонин:

— После того, как шествие дошло до пересечения Большой Якиманки и Большой Полянки, я доложил об этом в штаб и направился к метро «Третьяковская», — вспоминает свидетель. Вскоре он узнал, что на Болотной начались столкновения, и «окольными путями» доехал до сквера у памятника Репину.

— Я лично видел, что творилось на Лужковом мосту. Когда на Малом Каменном началась сидячая забастовка, на Болотной площади начали переворачивать кабинки, начали бросать файера. В данный момент была выстроена цепочка от Лужкова моста по прямой на сквер, в направлении памятника Репина, участники акции нападали на цепочку из солдат внутренних войск.

10:41

Махонин рассказывает, как протестующие на Болотной использовали барьеры полицейского ограждения в качестве тарана, пытаясь прорвать цепочку солдат внутренних войск.

Костоев:

— По каким критериям сотрудники правоохранительных органов задерживали конкретных лиц и за что?

— Людей только, которые нарушали. Либо пытались драться, атаковали, либо пытались сорвать шлемы, налокотники, отбирали резиновые дубинки. Только в этом случае. Задерживали только тех, кто агрессивно себя вели.

— После того, как вы довели до организаторов план по проведению шествию и митинга, и до начала этих столкновений, кто-либо из организаторов уведомил вас о правонарушениях, готовящихся провокациях?

— Ни одного звонка мне не поступило, и то, что готовятся провокационные действия, мне никто не сообщал.

По словам Махонина, перед началом митинга он догадался о готовящейся провокации; в частности, к такому выводу он пришел, получая от подчиненных сообщения о группах людей в капюшонах. «По моим оценкам, это было от 15 до 20 человек».

10:49

Прокурор спрашивает, какие меры полицейские приняли после того, как было принято решение завершить акцию.

— Предлагалось ли покинуть данную площадь для завершения общественного мероприятия?

— В данных случаях организаторы, если начинаются беспорядки, должны уведомить граждан, что акция прекращается: либо просто с использованием голоса, либо с использованием усиливающей аппаратуры.

Махонин утверждает, что Надежде Митюшкиной предложили сообщить участникам акции, что мероприятие завершено, однако на сцену вместо нее поднялся Удальцов с двумя мегафонами, призвавший не расходиться.

Свидетель описывает задержания Удальцова, Немцова и Навального. Вспоминает, что Навальный прикрепил к одежде микрофон, и «его задержание транслировалось в прямой эфир».

10:51

Прокурор Костоев:

— Уточните лица, до которых вы конкретно довели информацию о необходимости уведомить вас о беспорядках, в случае, если они бы имели место быть.

— Мне нужен этот лист, который изъял Следственный комитет, — отвечает свидетель Махонин.

— Напоследок тогда можно вас попросить уточнить: какие меры предпринимали сотрудники правоохранительных органов для того, чтобы вывести участников за пределы территории мероприятия?

— Как только начались беспорядки, я наблюдал, что пути эвакуации были открыты в сторону метро «Третьяковская», — отвечает Махонин. Он вспоминает, что те, кто еще не перешел Малый Каменный мост, уходили в сторону метро «Полянка», а полицейские «мегафоны работали постоянно», призывая собравшихся разойтись.

Препятствий для людей, готовых покинуть акцию, не было, добавляет полицейский.

«Как минимум 70% сразу начали расходиться из тех, что пришли».

10:56

К допросу Махонина приступает сторона защиты. Адвокат Дмитрий Динзе:

— У меня уточняющие вопросы. С какой целью была выставлена цепочка между сценой и Лужковым мостом?

— Не между сценой. Это цепочка была на уровне памятника Репину. Поскольку граждан призывали прийти туда, на помощь, на совершение противодействия порядку, эта цепочка была выставлена. Если, извините меня, некоторые люди продолжают заходить, а в их сторону направляют граждан, которые специально провоцируют и нарушают… Чтобы не подавить людей.

— А люди, находившиеся на Болотной площади, могли пройти к сцене?

— Ну, если Сергей Удальцов смог пройти...

— Каким образом эта цепочка создавала шлюз для прохода граждан?

— Это надо спросить у тех, кто давал команды этой цепочке, — говорит Махонин.

11:09

Динзе интересуется, были ли солдаты внутренних войск в цепочке в обмундировании. Махонин повторяет, что он не отвечал за эту цепочку. Также свидетель не может пояснить, все ли сотрудники правоохранительных органов были в тот день в форменном обмундировании: «Вопрос не ко мне».

Махонин рассказывает, что лично видел пострадавших сотрудников полиции на площади, они были в спецобмундировании, но без шлемов.

Он не может ответить на вопрос, когда поступила команда разгонять участников акции, не помнит, до которого часа находился на Болотной площади — вместо ответа Махонин предлагает посмотреть видеозаписи, «в том числе телеканала "Дождь"», и добавляет, что на площади был «примерно с шести до семи часов вечера».

11:14

Динзе:

— Как организаторы должны предотвращать беспорядки?

— Обычно на акции приходят сторонники партий-организаторов. Если готовится провокация, организаторы обращаются к любому сотруднику полиции: если в его компетенции, он сам принимает решение, если не в его — докладывает тому, в чьей компетенции. После этого людей (провокаторов — МЗ) задерживают.

— Сколько было очагов, в которых у сотрудников полиции были стычки?

— Опять же, не могу сказать. Я сказал про свою компетенцию и про все очаги рассказать не могу. Единственное, что видел — в районе Лужкова моста. В районе сцены я такого не наблюдал.

11:19

До начала мероприятия у Махонина не было информации о возможных провокациях и столкновениях на Болотной, признает он.

На вопрос адвоката Ольги Чавдар Махонин уточняет, что молодые люди, которые вызвали у него подозрения перед началом акции, были одеты в берцы и толстовки с капюшонами «для того, чтобы их было сложно узнать», и находились впереди колонн метрах в двадцати.

— Увидев этих граждан и заподозрив их в возможных провокациях, вы кому-то об этом сообщили?

— Да, я сообщил об этом в оперативный штаб, поэтому за ними было пристальное внимание.

Махонин оговаривается, что его подозрения могли быть беспочвенными; поскольку вызвавшие подозрение молодые люди не нарушали закон, их не задерживали.

11:23

Допрос Махонина продолжает общественный защитник Шаров-Делоне.

— Вы беседовали с Удальцовым у кафе «Шоколадница»?

— Я разговаривал с ним у памятника Ленину.

— Говорилось ли, что марш будет проходить, как и предыдущие?

— Ну в интернет выложен весь наш разговор, вы посмотрите. Вы же знаете, насколько я педантичен.

Махонин рассказывает, что перед акцией зачитывал Удальцову лист маршрута и обсудил с ним «все вопросы». Свидетель не видел у протестующих оружия, но на участке площади от Лужкова моста до Малого Каменного моста «видел перевернутые туалетные кабинки, что там были беспорядки, что там были задержания». Махонин подтверждает, что в этот раз граждан не допустили в сквер на Болотной площади.

Чавдар интересуется, видел ли Махонин на Болотной упомянутых им молодых людей в берцах. Свидетель отвечает, что видел похожих: «У нас схоже одевается движение антифа, движение анархистов, но я не могу сказать, к кому они относились».

11:32

Ивана Непомнящих на Болотной площади Махонин в тот день не видел.

Прокурор ходатайствует об оглашении показаний свидетеля Махонина «с целью получения от свидетеля наиболее полных данных». Защита не возражает, судья удовлетворяет ходатайство.

В показаниях от 12 августа 2012 года Махонин сообщил, что уведомлял о плане мероприятия Митюшкину, Сергея Давидиса и Удальцова. Полицейский и прежде контактировал с оппозиционерами, выступавшими организаторами других массовых мероприятий.

Перед началом акции около часа дня 6 мая Махонин провел инструктаж Удальцова в присутствии журналистов. Свидетель спросил Удальцова, собираются ли митингующие идти к Кремлю (в зале смеются, прокурор делает паузу), на что оппозиционер ответил отрицательно. С Митюшкиной свидетель не смог связаться перед акцией, поскольку ее телефон был вне зоны действия сети. С Давидисом он переговорил уже во время акции, примерно в два часа.

В показаниях Махонина также говорится, что он сообщил Митюшкиной «о необходимости закончить акцию», а позже Удальцов взобрался на сцену и через мегафон призвал собравшихся не расходиться. После задержания Удальцова на сцену попытался забраться Навальный, но он также был задержан, рассказывал Махонин. Затем был задержан и Немцов. Кроме Удальцова на сцене свидетель больше никого не видел.

С семи вечера до полуночи свидетель находился в ОВД «Якиманка».

На кадрах с мероприятия он опознал Навального, Леонида Волкова, Митюшкину, Удальцова. Свидетель не запомнил лица людей, таранивших цепочку внутренних войск металлическими барьерами.

Махонин подтверждает свои показания, но уточняет, что Митюшкина все же призывала граждан разойтись через громкоговоритель.

Допрос свидетеля окончен.

11:41

Следующий свидетель — 53-летний Михаил Зубарев, 6 мая 2012 года он занимал должность начальника отделения в центре спецназначения ОМОН. Задачей Зубарева было «предупреждать граждан не нарушать порядок», он работал в паре с коллегой Мартыновым.

Полицейский шел по маршруту шествия в начале колонны до оцепления у «Ударника». «И там находился до того, как начало колонны подошло, а позже они там сели на проезжую часть». Отвечая на вопрос прокурора, Зубарев говорит, что среди участников сидячей забастовки были и организаторы — Удальцов, Немцов, Навальный.

11:41

Прокурор:

— Уточните место, где конкретно сели?

— Напротив кинотеатра «Ударник», ближе к Болотной площади рядом с цепочкой. Я находился там до того момента, когда они начали раскачивать цепочку, давить на нее.

— Кто давил?

— Ну, участники. Потом в нескольких местах эту цепочку прорвали.

Прокурор уточняет, сколько людей и в каком месте «раскачивали» цепочку.

— Количество мне трудно сказать, я видел, что на цепочку напирали люди, и периодически сотрудники полиции выпускали кого-то за цепочку, там женщины, старики стояли. Потом в нескольких местах люди прорвали эту цепочку, — рассказывает Зубарев.

11:44

— А вы где находились в это время?

— До прорыва я находился за цепочкой.

— К тому моменту кто-либо из участвовавших в данном мероприятии граждан находился на Болотной площади?

— Ну, к тому моменту на Болотной площади уже были люди.

— Что после прорыва было предпринято сотрудниками полиции?

— Они старались восстановить цепочку, — отвечает свидетель. После прорыва в полицейских полетели разные предметы, добавляет он. Зубарев вел съемку на месте столкновений.

Он рассказывает, что полицейские пытались задерживать людей, а с них срывали обмундирование, в ОМОН летели куски асфальта, древки. «Причем куски асфальта попадали и на участников, которые там находились».

11:47

Прокурор снова спрашивает о сидячей забастовке.

— Призывали ли участники этой акции остальных к чему-либо?

— Призывали, что мы садимся на проезжую часть, а других призывов не было.

— Свидетелем каких конкретных эпизодов насилия вы были?

— Что бронежилеты снимали, средства защиты, предметами в них попадали различными, бутылками, кусками асфальта.

— Вы видели сотрудников полиции, которым были причинены телесные повреждения?

— Не помню.

Не помнит Зубарев и участников акции, получивших какие-либо травмы.

11:49

— Принимались ли полицейскими меры по пресечению противоправных действий граждан помимо задержаний?

— До этого, когда еще основная колонна не подошла, до того, как сели на проезжую часть, за цепочкой постоянно был сотрудник полиции, который объявлял: «Проходите до Болотной площади, не задерживайтесь». Это еще до того, как прорвали цепочку.

11:49

Прокурор:

— До какого времени вы исполняли служебные обязанности на Болотной площади?

— Точно не помню, но я находился до того, как Болотная площадь была уже без людей.

Прокурор уточняет: «До конца фактически?». Свидетель соглашается.

— Вы видели пути, через которые граждане могли покинуть место проведения митинга и шествия?

— Ну, они могли пройти с Болотной площади.

— Граждане, которые желали, могли свободно покинуть Болотную площадь?

— Да. В сторону моста они пройти не могли, поскольку там была цепочка, а на место митинга был проход свободный.

Зубарев не видел, чтобы сотрудники полиции применяли физическую силу, до того как в них из толпы полетели предметы. После этого при задержаниях они уже применяли силу, признает он.

Видеосъемку, которую Зубарев вел 6 мая, он передал еще до окончания мероприятия своему руководителю, а тот — следствию.

Необоснованного применения насилия полицейскими в отношении протестующих Зубарев не помнит. Распыляли ли в толпе слезоточивый газ, он также не видел, но подтверждает, что ощущал запах перца.

11:53

К допросу Зубарева приступает сторона защиты.

Ольга Чавдар просит описать людей, бросавших куски асфальта. «Не могу, я сейчас не помню», — отвечает свидетель. Он уточняет, что видел, как участник акции бросил бутылку с жидкостью, но уже не может его описать. Также он заснял людей, переворачивавших туалетные кабинки.

11:58

Зубарев не видел, чтобы протестующие 6 мая обращались к медикам, и не помнит, где на площади находились бригады скорой.

— Кто извещал граждан о том, где они могут осуществить выход с данного мероприятия? — спрашивает Чавдар. На замечание прокурора, что подобный вопрос уже был, адвокат отвечает, что спрашивает о проходе для тех, кто оказался в хвосте колонны, возле места сидячей забастовки.

— Я так полагаю, что можно было вернуться назад.

— А обратно как можно совершить выход, если двигалась колонна?

— Я не знаю, я только на своем участке работал.

Шаров-Делоне интересуется, кого задерживали в толпе и по какому принципу.

— Ну, там небольшая плотность была. Сотрудники видели правонарушения и задерживали.

— Применялись ли спецсредства, резиновые дубинки?

— Я этого не видел.

— Видели ли вы пострадавших протестующих?

— Я задавал этот вопрос, — вмешивается прокурор.

— Извините, я прослушал, — отвечает общественный защитник.

Допрос Зубарева окончен. Объявляется перерыв.

12:16

Прокурор Костоев переходит к оглашению материалов и зачитывает документы из 18-го тома дела — справки по нанесенному ущербу, документы служебной проверки.

Прокурор не оглашает документы целиком, а пересказывает их, зачитывая лишь отдельные выдержки.

12:37

Прокурор зачитывает справку ГУ МВД Москвы: согласно документу, ущерб составил более 220 тысяч рублей. Следом оглашается доверенность на имя Татьяны Колмаковой, представляющей интересы московского главка. Ранее она выступила в суде и сказала, что ГУ МВД по Москве не имеет претензий к Непомнящих.

Далее следуют справка компании «Эко-Универсал» об ущербе более чем в 70 тысяч рублей, справка из Дирекции жилищно-коммунального хозяйства по ЦАО, документы о повреждении асфальта на сумму в 2,5 млн рублей.

12:44Шаров-Делоне, ссылаясь на сметы, говорит, что исковые требования о причиненном ущербе не имеют отношения к Непомнящих, да и сам факт ущерба вызывает у общественного защитника сомнения.

Прокурор еще раз перечисляет материалы, подтверждающие сумму ущерба ООО «Эко-Универсал» в размере 73 800 рублей, судья выясняет, кто является ответчиком по делам об ущербе. Костоев рассказывает, что Дирекция ЖКХ по ЦАО и «Эко-Универсал» исков о возмещении ущерба не подавали.

Заседание окончено. Следующее начнется 18 ноября в 10:00.

  • Нашли ошибку в тексте?
    Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
  • Предложить свою тему редакции
Все материалы
Ещё 25 статей