«Высотное дело». Свидетели обвинения — Медиазона
«Высотное дело». Свидетели обвинения
18 августа 2015, 12:04
108 просмотров
Павел Ушивец и Владимир Подрезов на станции метро Таганская после покраски звезды высотки, фото из материалов дела
В Таганском суде Москвы прошло второе заседание по делу о покраске звезды на шпиле высотки на Котельнической набережной. Четверых московских бейсджамперов — Александра Погребова, Алексея Широкожухова, Евгению Короткову и Анну Лепешкину, а также 20-летнего руфера из Петербурга Владимира Подрезова обвиняют в вандализме и хулиганстве по политическим мотивам.
12:23

В понедельник Таганский районный суд приступил к рассмотрению «высотного дела» по существу. Процесс ведет судья Марина Орлова. Гособвинитель – помощник Таганского межрайонного прокурора Пугачев. Адвокат Ольга Лукманова защищает Погребова, Валерий Лавров – Короткову, Нина Савиных – Подрезова, адвокат Сидорин – Широкожухова, а адвокаты Насонов и Максимова – Лепешкину.

В ходе первого заседания прокурор зачитал обвинительное заключение, после чего были допрошены трое сотрудников полиции. Год назад, 20 августа 2014 года, именно они задержали четверых парашютистов. Полицейские, показания которых были фактически одинаковыми, сообщили, что прибыли после того, как в дежурную часть сообщили о перекрашенной на крыше дома звезде. Некоторые расхождения в их показаниях с теми, что они давали на этапе следствия, касались снаряжения, найденного в рюкзаке у Погребова – сначала сотрудники МВД говорили, что оно было парашютистском, а теперь называют его альпинистским.

Несколько часов суд уделил допросу руфера Кирилла Ишутина. Он рассказал, что в августе прошлого года он списался с известным руфером Гришей Мустангом, тот приехал и рассказал, что в «процессе полазок» хочет сфотографироваться с украинским флагом. Затем ему пришла в голову идея покрасить звезду на высотке, Ишутин пытался его отговорить, а затем сам отказался в этом участвовать. Подрезов полез на высотку вместе с Мустангом, однако, по словам свидетеля, мог быть не в курсе акции. Подрезов вообще, по его словам, не интересовался политикой.

На допросе Ишутин также повторил свои показания о том, что перед покраской звезды Мустанг пытался найти парашютистов для усиления эффекта акции. Он также объявил, что ранее был знаком с подсудимым Погребовым. Об этом, признался Ишутин, ему в ноябре прошлого года напомнил его адвокат.

12:31

Начинается заседание, судья Марина Орлова говорит, что в суд явились четверо свидетелей. Первый из них – Валентин Громов, мужчина 35-40 лет в пиджаке. Он живет на 24 этаже высотки на Котельнической и ни с кем из обвиняемых он не знаком.

Прокурор просит рассказать о событиях 20 августа 2014 года.

«Я с утра собирался на работу, балкон был открыт, было жарко. Услышал шум, как будто упало что-то сверху, я посмотрел и увидел, что прыгает парашютист. Я удивился, взял телефон, снял на камеру, и пошел по своим делам. В дальнейшем я узнал, что произошел этот инцидент, меня вызывали на следствие», – говорит он. Громов не помнит точно, в какой именно день это произошло.

«Но те показания, которые я давал на следствии, соответствуют действительности. Лица парашютистов я не видел. Их было четверо. Я снимал до приземления последнего», – говорит свидетель.

У защиты и подсудимых нет вопросов. Судья шутит, вспоминая, как активно один из подсудимых парашютистов задавал вопросы свидетелю Ишутину на прошлом заседании: «И у Погребова нет вопросов?»

12:35

Прокурор просит огласить короткие показания Громова. В них свидетель рассказывает, что видел парашютистов около 6:55 и снял прыжки на камеру мобильного телефона. Затем видеозапись он передал медиаконцерну LifeNews. У сторон нет вопросов к свидетелю. Его отпускают.

12:40

В зале другой свидетель – Иван Семенов из подмосковного Красногорска, молодой человек в рубашке, брюках и с кожаным портфелем.

Все четверо подсудимых бейсджамперов ему знакомы. Подрезова знает из новостей. С Погребовым он вместе занимается спортивной акробатикой, через него «знает других ребят». Их общие интерес — парашютный спорт. Характеризует парашютистов как «знакомых».

«Меня задержали 1 сентября 2014 года дома. Я являюсь руфером, это люди которые занимаются нелегальным восхождением на высотные здания. Также я знаком со всеми обвиняемыми парашютистами. Меня заподозрили в том, что я им мог бы показать маршрут прохода на здание», – говорит Семенов.

Парашютисты в это время время смеются, поскольку, вероятно, им кажется забавным, как серьезно их приятель отвечает на вопросы.

Прокурор спрашивает, известен ли свидетелю руфер Ишутин. Семенов отвечает, что знает его под кличкой Вселенский, как фотографа, чьи снимки хорошо расходятся в интернете. Мустанга знает тоже по интернету, по видеозаписям, и никогда с ним не общался.

Свидетель говорит, что не показывал парашютистам, как пройти в здание. Однако, по его словам, еще в мае они спрашивали, как туда попасть, и он им объяснил, что нужно лишь пройти через консьержку. Тогда он не знал, как пройти на верхнюю площадку, поскольку сам там никогда не был.

12:43

Вопросы адвокатов.

– Что такое нижняя площадка? – спрашивает адвокат Лавров.

– Это площадка, где стоят статуи такие, если вы знаете.

– Вашим знакомым именно она нужна была?

­– Да, потому что если прыгнуть со шпиля, там внизу препятствия и прыгнуть невозможно.

– Насколько она ниже шпиля?

– Метров 40-50.

– Вы им только на словах объяснили?

– Да, физически не показывал.

– А вы были в здании этом?

– Я был на шпиле в марте 2014 года. Когда идешь на шпиль, ты не проходишь на площадку, там разные входы.

– Расскажите, как вы вышли на площадку под звездой.

– Едешь на лифте до 28 этажа, там коллектор, лезешь метров 10 по лестнице, попадаешь внутрь шпиля, там дальше огороженная лестница такая, лезешь по ней и выходишь на улицу на площадке под звездой. Но можно выйти раньше, видимо, у основания шпиля. Площадка под звездой шириной полметра примерно, круговой такой балкон вокруг шпиля. Она огорожена, чуть выше пояса.

– Как хорошо вы знаете парашютистов?

– Сашу хорошо знаю, остальных не так хорошо. Они с головой погружены в прыжки с парашютом, Саша еще акробатикой занимается, на доске катается.

– А политика?

– Мы никогда политику не обсуждали.

– А в вашем кругу политика обсуждается как-то?

– Ну нет. С этими четверыми я никогда о политике точно не говорил.

12:49

Теперь вопросы от адвоката Насонова.

– Возможно ли, что руферы и бейсджамперы могут оказаться на одном и том же здании, не договариваясь?

– Конечно. Бывало, что мы залазили на какой-то объект с друзьями, и там уже были другие руферы.

– Как часто парашютисты прыгают с высотки на набережной?

­– Ни разу не слышал.

– А руферы там бывают?

– Они там часто бывают.

Семенов говорит, что ребята прыгают с парашютами в хорошую погоду хотя бы раз в неделю.

Короткова спрашивает, прыгают ли они с одних и тех же объектов. Свидетель говорит, что с одного и того же объекта очень редко, и всегда ищут новые здания. Постоянно прыгают с GoPro камерами на шлемах.

Вопросов у стороны защиты больше нет. Прокурор просит огласить показания, данные на предварительном следствии, усмотрев там противоречия насчет знакомства с Ишутиным. Защита возражает, потому считает, что там нет противоречий. Суд удовлетворяет ходатайство.

13:00

«Утром 20 августа я находился в Петербурге и узнал из социальных сетей, что звезда, установленная на шиле дома на Котельнической набережной, покрашена в цвета флага Украины. Я сразу же подумал, что это мог сделать украинский руфер, известный в социальных сетях как Mustang Wanted (я его лично не знаю), поскольку мой знакомый Климов Дмитрий сказал мне, что накануне встречался с Николау Ангелиной, которая сообщила ему, что Мустанг приехал в Москву и она идет с ним гулять», – оглашает прокурор показания.

Далее в показаниях Семенов говорил, что Ишутина, который накануне выступил как свидетель обвинения, видел дважды, и что он о нем знает как об одном из первых российских руферов.

«Известно ли вам, есть ли общие знакомые у Коротковой, Лепешкиной, Широкожухова и Погребова с одной стороны и Ишутина и Подрезова с другой?» ­– вопрос следователя, который зачитывает прокурор.

«Я знаю только одного общего знакомого между ними – это Николау Ангелина. Могу предположить, что Ангелина была осведомлена о планах Мустанга, поскольку, с ее слов, она виделась с ним незадолго до 20 августа 2014 года, и могла умышленно или невольно сообщить ребятам, что 20 августа проход в здание будет свободен», – отвечал Семенов на предварительном следствии.

– Подсудимые парашютисты знакомы с Мустангом? – спрашивает судья.

– Мне об этом неизвестно.

– Это ваше движение руферов, парашютистов, это делается только как увлечение, или возможна зарплата?

– Я занимаюсь этим как хобби.

– Что вы имели ввиду в показаниях, когда сообщили, что 20 августа проход в здание был свободен?

– Я не говорил такого. Меня следователь спросил: «Если бы Ангелина знала, что туда идет Мустанг, она могла бы сообщить ребятам?». Я сказал, что могла бы, наверное, но точной информации, что она знала об этом, у меня нет.

Свидетель уходит.

13:05

Следующий свидетель Елена Обручева, 1949 года рождения, с пакетом и очками на веревочке.

Живет в высотке. Никто из обвиняемых ей не знаком.

«Вышла утром на балкон, увидела, что четверо собирают параплан. Очень быстро собрали, моментально. Собрали, и в подворотню с видеокамерами... Больше ничего не помню», – говорит она.

Вопросов ни у кого нет. Судья спросила, на каком этаже свидетель живет. Семенова отвечает, что на 14-м. В милицию не звонила. Вышла буквально через 10 минут, и уже «было много народу».

Прокурор просит огласить показания. Никто не возражает.

В показаниях она рассказывала, что группа молодых людей «собирали парашюты», потом побежали в сторону арки, и судя по всему, «среди них была одна девушка».

«Хочу пояснить, что у нас есть консьерж в подъезде и охрана, но попасть в здание не составит труда, так как там есть различные отверстия, через которые, сломав замок, можно попасть внутрь. Такие случаи у нас были», – говорит жительница высотки в своих показаниях.

Свидетеля отпускают.

13:10

Далее показания дает Динара Игнатьева, девушка 1994 года рождения.

Никто из подсудимых парашютистов ей не знаком, но знает Подрезова.

– Мы познакомились с ним года четыре или пять назад в Питере. Мы с друзьями приезжали и встречались с ним. Мы большой компанией приезжали, вместе гуляли по Петербургу. Он знакомый мой. Это было год назад, а у меня было несколько сотрясений за последние два года, так что я могу плохо все помнить. Мы встречались в Москве, гуляли у МГУ. Ночью. Возле физфака там... – рассказывает Игнатьева.

– Мустанг там был? – спрашивает прокурор.

– Ну да, он там был, и Кирилл был, но я тогда даже не знала, что это Мустанг, он такой грубый был, не поздоровался, и вообще в капюшоне был. А потом через два дня узнала, что это Мустанг. Ну мы как бы не знакомы то есть, не переписывались даже. Я вообще встретилась с Кириллом, а тут Подрезов, Мустанг... – сбивчиво рассказывает девушка.

– А Кирилл-то это кто?

– Ну Ишутин!

– Вы и его знаете?

– Ну да. Тоже лет пять где-то.

13:14

– А вы тоже руфер?

– Ну, нет уже. Ну я пробовала, мне интересно стало.

– Ну вот когда вы гуляли у МГУ, что обсуждали? – спрашивает судья.

– Ну что-то, что фотографировали там.

– Не обсуждали, что потом по телевизору-то показывали?

– Нет. Ну они при мне вообще такие вопросы не обсуждали, мальчики.

– Так, ладно... – вздыхает судья.

– А Мустанг вообще говорил что-нибудь? – спрашивает адвокат Савиных.

– Да он спать тогда пошел в машину, я его вообще толком не помню.

– А за сколько дней до события это было?

– Ну дня за два.

Снова вопрос от судьи.

– А Ишутин вам кто?

– Ну знакомый, приятель.

– Он вам рассказывал, зачем Мустанг приехал?

– Да я вообще не знала, что это Мустанг, он был грубый какой-то, не поздоровался.

­ – Ну и коронный вопрос защиты. Политику-то часто обсуждаете? – ехидничает судья Орлова.

– Чего? Никогда мы ничего такого не обсуждали. Ну с этими ребятами мы только там про что пофотографировать и все такое, какая политика.

Вопросов больше нет. Прокурор просит огласить показания. Защита возражает, потому что свидетель там рассказывает, как гуляла у МГУ. Однако судья удовлетворяет ходатайство.

«Ранее я увлекалась руферством, […] но в настоящее время потеряла к этому интерес, так как поступила в университет. […] В середине августа 2014 года мне позвонил старый знакомый из Санкт-Петербурга, которого я знаю как «Палево Вездесущее» (ник Подрезова — МЗ), который написал мне, что находится в Москве и спросил, не хочу ли я погулять, на что я ответила согласием. [Мы встретились у метро "Университет"] и на моем автомобиле поехали к физическому факультету МГУ, где я припарковала свой автомобиль, направилась пешком к главному корпусу. [Там] мы встретились с Ишутиным Кириллом […] и еще двумя ребятами, один из которых оказался Григорием Мустангом. Кто-то предложил пробраться на крышу МГУ, что мы и попытались сделать, но были обнаружены охраной. […] Когда ребят отпустили, Кирилл стал запускать радиуоуправляемый вертолет, после чего [Мустанг лег спать в автомобиль Ишутина, а я уехала домой]. Через несколько дней я узнала, что на крыше дома на Котельнической вывешен флаг Украины и задержаны четыре человека. Я подумала, что флаг мог повесить Мустанг […]. Хочу отметить, что когда мы были на МГУ, он произвел на меня отрицательное впечатление, поскольку старался держаться на дистанции от нас, большую часть времени закрывал голову капюшоном и практически не разговаривал», — рассказывала девушка следователю.

13:16

Адвокат Лепешкиной просит отложить заседание, потому что подсудимая больна и беременна, не менее чем на пять дней. Она говорит, что в состоянии беременности простуда – это опасно.

«Давайте-ка вы, Лепешкина, выздоравливайте. Целый год ждали, когда дело расследуют, а вы болеть сейчас удумали», — говорит с улыбкой судья. Она переносит процесс на 24 августа, 13:00.

Свидетели Николау, Минков и Волотков остались недопрошены.

  • Нашли ошибку в тексте?
    Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
  • Предложить свою тему редакции
Все материалы
Ещё 25 статей