Иван Непомнящих. Свидетели обвинения — Медиазона
Иван Непомнящих. Свидетели обвинения
22 сентября 2015, 14:10
78 просмотров
Иван Непомнящих (в центре) в Замосковрецком суде Москвы, 20 августа 2015 года. Фото: Петр Кассин / Коммерсантъ
В Замоскворецком суде Москвы продолжается процесс Ивана Непомнящих — 33-го обвиняемого по делу о массовых беспорядках на Болотной площади 6 мая 2012 года. Его обвиняют в участии в массовых беспорядках (часть 2 статьи 212 УК) и применении насилия к представителям власти (часть 1 статьи 318 УК) — следствие утверждает, что Непомнящих избил двоих полицейских руками и зонтиком.
14:12

Процесс ведет судья Алексей Кавешников, защищают подсудимого адвокаты Дмитрий Динзе и Ольга Чавдар, обвинение представляет помощник прокурора Таганского района Костоев. Общественный защитник — Сергей Шаров-Делоне. Иван Непомнящих находится под домашним арестом.

На прошлом заседании прокурор огласил обвинительное заключение. Согласно обвинению, не менее 82 полицейских пострадали в ходе событий на Болотной площади. Иван Непомнящих свою вину не признал.

В суде были допрошены потерпевшие полицейские Колмаков и Гаврилов, к которым, по версии обвинения, Непомнящих применил физическое насилие. Сотрудник второго оперативного полка полиции Евгений Гаврилов рассказал, что подсудимый ударил его по запястью, «боль небольшая» и за медицинской помощью он не обращался. Отвечая на вопросы защиты, полицейский не смог вспомнить, какая рука у него пострадала — правая или левая. «Каждое наше задержание, мы получали по рукам. Каждый так же отпирался», — отметил Гаврилов. Непомнящий напомнил, что после задержания полицейский ударил ему в лицо резиновой дубинкой. В деле есть медицинские документы, подтверждающие это.

Второй потерпевший, сержант Виктор Колмаков, вспомнил, что участвовал в задержании Непомнящих, который «держал других граждан, по-моему, не отдавал сотрудникам полиции». Его подсудимый ударил по шлему и руке, утверждал потерпевший. Боли он вообще не ощутил.

14:18

В суд пришел отец Непомнящих и полтора десятка журналистов и зрителей. Всех запустили в зал, но ждут судью.

14:21
14:27

На заседании в качестве представителя потерпевшей стороны присутствует сотрудница правового управления ГУВД Москвы Татьяна Колмакова. Сегодня будут допрошены потерпевший полицейский Игорь Беловодский, и еще один свидетель, который обещал явиться к трем часам дня.

14:43

«Я был командиром батальона полка полиции, с утра были на репетиции парада 9 мая, затем мы были передислоцированы на Калужскую площадь, где нам провели инструктаж о шествии до Болотной площади», — рассказывает Игорь Беловодский, мужчина в сером костюме и розовой рубашке.

По его словам, было очень много людей, которые выходили из метро и проходили на Якиманку через рамки металлоискателей. Через некоторое время колонна начала движение. «Перед началом движения поступила информация о том, что кто-то через забор перебросил пакет. Там стояли люди с флагами красно-черного цвета, однако выявить ничего не удалось, никаких мер не предпринимали», — вспоминает полицейский.

Беловодский шел рядом с началом колонны. За Малым Каменным мостом, по его словам, стояла цепочка сотрудников полиции, но «колонна свободно поворачивала, было просторно». Часть людей в масках-балаклавах остановилась у цепочки полицейских, утверждает Беловодский. «Люди начали говорить, что там перекрыто. Потом я понял, что это были провокаторы».

«Затем была раскачка, произошел прорыв цепочки. Часть людей была выдрана за цепочку, они были подавлены, помяты, испуганы, на грани потери сознания, — говорит Беловодский. — Когда начинали раскачивать цепочку, было скандирование «Долой полицейское государство», «Долой Путина», что-то такое антиправительственное. Потом полетели куски асфальта, я видел такой предмет как арматура, полетел фаер».

После этого полицейские начали задержания «наиболее активных нарушителей», в ходе которых «сотрудник полиции Шевченко получил увечья».

«Я находился там. Грань между общением и агрессией была очень тонка», — говорит потерпевший.

Беловодский рассказывает, что когда он вышел за цепочку, то «с левой стороны начали идти ребята, видимо, футбольные фанаты». «Я попятился назад, они с меня погон сорвали, но мне помогли. А ребята эти вышли за цепочку».

14:51

«Начали ближе к восьми расходиться, агрессия вышла», — говорит Беловодский.

Прокурор уточняет, какие именно предметы кидали в полицию неизвестные люди.

— Фаеры и, как мне кажется, куски асфальта. Газ еще видел разноцветный, похожий на тот, что фанаты используют на матчах.

— В чем причина затора была? — интересуется прокурор.

— Года два назад на международной арене адвокат рассказывала, что полиция была виновна в этом. Моя убежденность состоит в том, что проблема была сделана искусственно. Если бы люди не остановились, состоялся бы митинг и ничего не было бы. Мое субъективное мнение — группа людей, часть в балаклавах и часть тех, кто перед ними шел, они спрашивали, почему вы нас не пускаете, у них была одна цель.

— Каким образом эта группа, какими своими действия она подобные последствия создала?

— Они остановились, потом я слышал, что часть села, большое количество людей остановились, и этого было достаточно. А подходящие с Болотной площади видели, что какой-то конфликт. Дальше, если есть специалист, он может этим спокойно управлять, — не сомневается Беловодский.

Он рассказывает, что полицейскому Игорю Баулину на площади сломали нос, а Дмитрию Шевченко — зуб.

14:54

— Какие меры принимали сотрудники правоохранительных органов для предотвращения противоправных действий граждан и какие применяли спецсредства, приемы? — продолжает прокурор.

— Работала машина с громкой связью, сотрудники и непосредственно я с мегафоном выходили и просили прекратить противоправные действия. Когда начали лететь камни, поступила команда задерживать.

— Препятствовали граждане задержаниям?

— Да. Люди подбегали со стороны, отвлекали сотрудников, пытались оттащить. Оскорбления были.

— Какие лозунги выкрикивались и содержались на баннерах?

— Баннеры не помню, лозунги «Долой полицейское государство», «Путин, вон из Кремля», «Все на Кремль». Три года прошло уже, память стала еще хуже.

— Сотрудники милиции препятствовали прохождению граждан на площадь?

— Нет, они делали все возможное, чтобы граждане попали на площадь.

— Последний вопрос: какому обмундированию вашему причинены повреждения?

— Погон оторвали.

14:56
15:09

Адвокат Дмитрий Динзе интересуется у Беловодского, какова была расстановка сил полиции на площади и какие задачи им ставились.

— Формировалась колонна и начиналось движение. Федор Степанович Смирнов, один из руководителей, тогда инструктаж вел. Задачи — исключить попадание на Якиманку людей с запрещенными предметами и обеспечить проход граждан. И не попадаться на провокации, потому что была такая информация, — отвечает тот.

— Какие это провокационные действия, физический контакт, поджоги, что было на инструктаже?

— Инструктаж краткий был с учетом опыта сотрудников и конкретики такой не было.

— Провокации со стороны подготовленных лиц или вообще от митингующих?

— Провокации могут быть и от митингующих, и от подготовленных лиц.

Беловодский приводит не очень понятные аргументы о неких «импульсах» и о том, что «весной митинги могут иметь плохое влияние».

Динзе спрашивает, выполняли ли митингующие требования полицейских, когда те начали их задерживать.

— Я не занимался задержаниями, я не был там задействован. Я пришел с другого мероприятия и помогал людям проходить. Понимаете, психологическая обстановка… Камни летят и когда видишь сотрудника, то тут действуют инстинкты, желание выжить в суматохе. Радостных лиц, которые просто шли, я не видел.

«Там, где я был, все граждане совершали противоправные действия и не выполняли наши требования», — говорит потерпевший. Он утверждает, что не видел людей, которые кричали «что вы делаете?» или «помогите!».

Ивана Непомнящих он на площади тоже не видел. «У него лицо выразительное, я бы запомнил».

15:15

На вопрос Динзе о том, почему полицейские не сразу начали задерживать людей, которые начали сидячую забастовку, он отвечает: «Надо было избежать эскалации насилия. Просто так никого никогда не забирают, как и на других акциях, на акциях 31 числа. Я предполагаю, что была основная задача убедить людей, чтобы они прошли и участвовали в согласованном мероприятии. Уговаривали сидевших минут 15-20, до того как полетели камни, сила не применялась».

— Откуда камни и фаера появились у людей, как они прошли?

Беловодский отвечает, что он «знает, как девушки могут что-нибудь пронести» и что «иллюзий здесь не должно быть».

— То есть меры безопасности были недостаточны? — спрашивает Динзе.

— Это ваше утверждение, — вмешивается судья.

— Это действительно субъективное мнение, — поддакивает потерпевший.

15:20

Шаров-Делоне, общественный защитник Ивана Непомнящих, задает вопросы о границах Болотной площади, ширине моста, наличии битых машин, поджогах и оружии. Оружия Беловодский не видел, но зато видел как «загорелся мужчина» (видимо, речь о пенсионере Валентине Яструбинецком).

Больше вопросов у сторон нет. По просьбе прокурора зачитываются показания, которые Беловодский давал на следствии. Там в целом повторяется то же самое, что он озвучил на заседании, только с некоторыми дополнительными подробностями. Все эти показания Беловодский подтверждает.

15:39

Теперь выступает представитель ГУВД Москвы Татьяна Колмакова. Обвинитель Костоев спрашивает ее о том, какой материальный ущерб был причинен ГУВД Москвы после событий на Болотной площади. Колмакова — высокая женщина в очках и бирюзовом платье — рассказывает, что ей известно о планировании мероприятия 6 мая и участии МВД в его охране, перечисляет принимавшие в этом участие подразделения.

Общая сумма материального вреда составила 371 тысячу 132 рубля 62 копейки, говорит Колмакова, это стоимость утерянного полицейскими 6 мая защитного снаряжения и средств связи. Она не конкретизирует, что именно было утрачено, ссылаясь на высланный в суд перечень.

Адвокат Динзе спрашивает, есть ли у ее организации претензии к Непомнящих. Колмакова говорит, что она подобными сведениями не располагает, но гражданский иск не заявляли.

Шаров-Делоне задает вопросы о том, как часто проходит инвентаризация и когда была последняя, на которые представитель потерпевшего ничего пояснить не может. На этом ее допрос закончен.

В суде перерыв десять минут — прокурор должен выяснить, где остальные его свидетели.

16:08

Прокурор говорит, что свидетели не явились. Он намерен зачитывать письменные материалы дела, протоколы осмотров места происшествия и тому подобное. Прокурор явно торопится — он говорит не будет зачитывать документ целиком, а будет просто называть номер тома и страницу.

Судья и защита говорят, что их устраивает такой порядок.

Прокурор говорит, что его это радует.

16:12

При этом защита комментирует некоторые документы, обозначенные гособвинителем. Так, к протоколу осмотра места происшествия Шаров-Делоне отметил, что «во всех листах протокола мреди обнаруженных на площади предметов отсутствует какик-либо предметы, относящиеся к оружию».

— Не ожидал что сторона защиты даст мне оглашаться таким образом, это очень приятно. Дайте, пожалуйста, том третий, — обращается к секретарю прокурор.

Он «зачитывает» таким образом разнообразные справки из дела, оглашая только название документа и страницы, на которых он находится.

А также: ответ департамента региональной безопасности Москвы, ответ из ГУВД Москвы по плану митинга и по заполняемости площади, письмо заместителя мэра Москвы Горбенко, уведомление о проведении публичного мероприятия от организаторов акции, письма из департамента региональной безопасности организаторам митинга, предостережение о недопустимости нарушений на митинге от прокурора округа Попова, план обеспечения охраны правопорядка в Москве 6 мая 2012 года и многие другие.

16:25

Прокурор, перечислив ряд документов, просит их «тоже считать оглашенными» и принести четвертый том.

— Может, пятый сразу принести? — улыбаясь, говорит секретарь.

— Нет, не надо, там уже выписки идут, — серьезно отвечает гособвинитель.

16:32

Прокурор заканчивает оглашение и просит суд объявить перерыв. На следующем заседании он намерен допросить-таки свидетелей.

Иван Непомнящих просит разрешить ему на один день отлучиться из-под домашнего ареста для визита в парикмахерскую и Басманный суд, чтобы забрать оттуда апелляционное представление.

— Подойдите ко мне, решим этот вопрос, — говорит судья Кавешников.

Следующее заседание состоится 29 сентября в 10 часов утра. Предположительно, оно продлится до часа дня, поскольку у судьи в тот день внеплановое дежурство.

  • Нашли ошибку в тексте?
    Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
  • Предложить свою тему редакции
Все материалы
Ещё 25 статей