Процесс Савченко. Доказательства защиты-5 — Медиазона
Процесс Савченко. Доказательства защиты-5
23 декабря 2015, 11:02
7369 просмотров
Надежда Савченко. Фото: Антон Наумлюк

В Донецком городском суде Ростовской области продолжается рассмотрение дела против украинской военнослужащей Надежды Савченко, обвиняемой в пособничестве в убийстве российских журналистов и незаконном пересечении границы России. Защита продолжает представлять доказательства ее невиновности.

11:02

На прошлом заседании суд отклонил ходатайство защиты о приобщении к материалам дела документов, полученных от украинской Генпрокуратуры. При этом к рассмотрению, по просьбе прокурора, были приняты две медсправки о здоровье Надежды Савченко. Подсудимая пояснила, что, хотя она и не жаловалась на здоровье, медики в СИЗО ее не обследовали, а значит эти справки не имеют под собой основания.

Отчеты о состоянии здоровья подсудимой, как оказалось, были необходимы прокурорам для того, чтобы просить суд о продлении ареста. Адвокаты настаивали на том, чтобы ее отпустили.

«Да, у нее здесь нет родственников, нет жилья, но я уверен, что, если ее выпустят из-под стражи, она никуда отсюда не скроется. Во-первых, она — человек чести, у нее есть гордость. Во-вторых, Савченко — человек известный, ее знают все в лицо», — пояснил суду Николай Полозов.

После короткого перерыва суд постановил оставить Савченко под стражей и продлить арест подсудимой до 16 апреля следующего года. Надежда Савченко пообещала начать голодовку с пятницы, а затем, если вердикт будет обвинительным, пообещала, что перестанет и пить.

«Я вам гарантирую сухую голодовку после вынесения приговора. А по поводу здоровья могу сказать следующее: сядьте и посидите вместо меня и посмотрите, как изменится мое здоровье, хотя бы зрение. И для того, чтобы показать, что я не такая здоровая, с завтрашнего дня я объявляю голодовку, не сухую, а обычную», — сказала она. Савченко и ее защита объявили суду четвертый отвод за процесс, однако он, как и предыдущие, был отклонен.

Защита также попросила суд приобщить к материалам дела заключения специалистов Киевского НИИ судебной экспертизы, которые исследовали видеозаписи взятия в плен Савченко и пришли к выводу, что они сделаны до 10:50 17 июля 2014 года, тогда как, по словам свидетелей, Савченко задержали после 12:00. Председательствующий ходатайство отклонил – по его словам, ранее суд уже принимал по нему решение, поэтому оно является повторным. Тогда защитники ходатайствовали о приобщении заключения специалиста по астрономии. Адвокаты пояснили, что в суд для дачи показаний согласилась явиться сотрудник Государственного астрономического института имени Штернберга (ГАИШ) Ольга Возякова. Адвокат Новиков также попросил вызвать и допросить специалиста Федосеева. По мнению защиты, вопрос, который поставило следствие Федосееву, некорректен и защита хотела бы услышать, что Федосеев ответит на этот вопрос, если он будет поставлен по-другому. Суд предоставил обвинению время до понедельника, чтобы высказаться по поводу заключения, а также по вызову специалистов.

11:05

Со стороны защиты сегодня только адвокат Илья Новиков. В суд вместе с консулами пришла мама Савченко. Сама Надежда в вышиванке. «С наступающим», — поздравляет она двоих прокуроров.

Савченко в «аквариуме» с маленькой елкой, которую сделала сама. У нее заявление: «Я хочу поздравить суд с Новым годом, несмотря на все, что будет впереди, и подарить эту елку суду, на сибирскую язву и пропаганду проверена. Можно?»

Новиков: «Поддерживаю».

Судья: «Давайте позже, у нас пока рабочая обстановка. А за такое поздравление спасибо».

11:18

Прокурор возражает против удовлетворения ходатайства о вызове в суд заявленного защитой свидетеля-эксперта Ольги Возяковой. Обосновывает тем, что ее личность точно не удостоверена: «Подпись вызывает сомнения».

«Экспертиза была сделана на Украине. Данный специалист был предупрежден об ответственности непонятно кем. В самом заключении есть ссылки на координаты, которые отсутствуют в материалах дела», — говорит прокурор. Он просит отозвать ходатайство.

— Пока не вынесено решение, я хочу отозвать свое ходатайство, — неожиданно говорит Новиков.

— Но вы же не знаете, какое решение мы вынесем, — отвечает судья.

— Да, но я хочу отозвать. Позже вы поймете, почему.

Судья соглашается с его просьбой.

— У меня ходатайство. Специалист Возякова явилась в суд, и я прошу вызвать ее в зал и допросить, — говорит Новиков.

— Поддерживаю, — добавляет Савченко.

На вопрос судьи, не логичнее бы сначала приобщить заключение, Новиков говорит, что попросит его приобщить после допроса эксперта. Прокурор возражает, но судья разрешает допросить свидетеля.

11:22
11:24

Ольга Возякова — научный сотрудник Государственного астрономического института имени Штернберга (ГАИШ) в Москве. На ней оранжевая футболка, кроссовки и серые брюки, на шее светло-зеленый платок.

По специальности работает с 1994 года, отвечает Возякова на вопросы судьи. Сначала была инженером, потом младшим научным сотрудником, затем просто научным сотрудником.

— Я все время хотела заниматься звездной астрономией, но занимаюсь практической астрономией — наблюдаю на телескопах за объектами звездного неба, — поясняет она судье.

— И с какой целью вы это делаете?

— Любопытно.

— Но в Российской Федерации за любопытство не платят деньги.

— Естественно, поэтому подрабатываю экскурсоводом в планетарии.

— Вы какую еще работу проводите? В какой области вы специалист?

— Я специалист в области приборов астрономических, в области обработки наблюдений.

— Вы расчеты какие-то производите?

— Естественно. Во-первых, мне самой надо наводить телескоп. Я занимаюсь расчетом положений тел на небе.

— Относительно Солнца вы какие работы проводите?

— Во-первых, нам нужно знать, когда Солнце село… — свидетель в подробностях рассказывает судье технические детали своей работы.

11:41

Допрос начинает адвокат Новиков. Он просит показать судьям документы, которые подтверждают профессиональную компетенцию Возяковой.

— Поясните, каков объем вашей научной деятельности?

— У меня больше трех десятков публикаций, большинство из них посвящено практической деятельности.

— Вам Черепощук, директор ГАИШ, запрещал давать заключения за пределами вашей основной деятельности?

— Нет, не было такого.

— Сотрудникам ГАИШ запрещают являться в суды (в качестве экспертов — МЗ)?

— Нет.

Ольга Возякова рассказывает, что коллега Павел Котляр сообщил ей о том, что для дела Савченко ищут специалиста, который по высоте Солнца может определить время происходящих на видеозаписи событий. «Это мне показалось интересным».

— Когда мы с вами начали обсуждать это дело?

— В ноябре 2015 года. Вы дали мне видеофайлы…

— Мы переходим к процедуре заключения, — перебивает прокурор.

— Прекратите нести бред! — возмущается Савченко.

Новиков поясняет, что эта часть вопросов относится к показаниям специалиста, а не заключению.

— Поскольку у суда нет заключения этого специалиста, вопросы по получению его мы отложим. Сейчас зададим вопросы, которые представляют основную часть вашего интереса, — говорит судья.

Прокурор, перебивая, снова просит снять вопрос адвоката о том, как начинала работать свидетель.

— Да сядьте вы! — кричит на него Савченко.

— Мы хотели бы посмотреть, что не устраивает прокуроров. То подпись недостоверная, то институт не может давать заключения адвокатам, — говорит Новиков. Он вновь ходатайствует о приобщении заключения специалиста Возяковой к материалам дела.

— Я, честно говоря, не очень понимаю, что происходит в суде. Абсолютно не понимаю, — говорит Савченко.

Судья объясняет, что необходимо решить, как именно будет представлено это доказательство защиты.

— Вы поддерживаете?

— Поддерживаю и считаю, что раз в суде есть живой специалист, то его можно опросить хоть по всему звездному небу.

Прокурор не возражает, а судья удовлетворяет ходатайство.

11:54

Адвокат зачитывает экспертное заключение, сделанное специалистом ГАИШ Ольгой Возяковой. В документе говорится, что экспертиза была проведена по видеозаписям с флеш-карт, которые есть в материалах дела — это записи, на которых запечатлена Надежда Савченко после задержания сепаратистами.

Специалиста спрашивали, есть ли разница между астрономическим временем и тем, что указано в файлах. Для ответа на этот вопрос были использованы астрономические методы.

Время и дата создания файлов были некорректными и не соответствовали реальному астрономическому времени, говорится в заключении. Защитник оглашает заключение целиком — со всеми названиями изученных файлов и техническими подробностями.

12:08Новиков оглашает таблицу из приложения к экспертизе. Речь идет о видеозаписях, датированных на флешке 16 июня. Специалист Возякова заключила, что реальное время съемки одного из видео — 17 июня 2014 года 08:36 утра по киевскому времени. Другие записи были сделаны в тот же день в 08:39, 09:38 по киевскому времени. Погрешность — плюс-минус 15 минут. Судья объявляет пятиминутный перерыв.
Савченко благодарит Возякову.
— Вы такой светлый человек, так странно вас видеть.
— А что делать.
12:26
12:43

После перерыва допрос продолжается.

— Давайте сразу уточним. В оформлении того, как написан текст, вам оказывали помощь? — спрашивает Новиков.

— Вы мне оказывали помощь в оформлении шапки.

Адвокат спрашивает, видела ли Возякова заключение астрономов из Киева и может ли она его прокомментировать. Возякова говорит, что видела, но комментировать его не может, поскольку применялся другой метод. Она же прибегла к методу Гномона, то есть к анализу времени по отобрасывемой Солнцем тени предмета.

Новиков просит с помощью стоп-кадров пояснить судьям, как именно Возякова работала. Она выбрала стоп-кадр с видео, на котором крупным планом запечатлено лицо ополченца. Специалист поясняет, что по тени человека можно определить высоту Солнца и определить, когда и где это происходило, если изначально были сообщены координаты места (такой метод позволяет их подтвердить или опровергнуть).

— С какой точностью нужно иметь координаты для такого исследования?

— Координаты места не очень сильно влияют. Долгота опредялет только часовой пояс. Но если мы ошиблись на полградуса в широте, это будет по-разному влиять на время определения кадра. По времени возможна ошибка на 15 минут.

12:52

— Кроме тех кадров, что есть в заключении, были кадры, пригодные для определения времени?

— Была парочка кадров, но я сомневалась в четкости объектов, — отвечает Возякова.

Она добавляет, что просматривала некоторые видео покадрово.

— Можно ли как-то улучшить методику и включить другие кадры, увеличить выборку?

— Я полагаю, что да. Можно использовать и другие методы, чтобы уменьшить ошибку.

— На методике ваших измерений остановитесь, пожалуйста. Вы нашли кадр, и что дальше?

— Я на нем останавливаюсь, нажимаю PrintScreen, сохраняю файлы в jpg, измеряю высоту тени и углы.

— Какие программы еще вами применялись?

— Видео смотрела на VLC, углы измеряла с помощью программы AstroArt.

— Поясните, что за програма Stellarium?

— Эта програма широко применяется, чтобы считать положение объектов в небесной сфере.

12:57

— Поясните суду, что такое эфемериды, — продолжает Новиков.

— Это такие таблицы или программы, чтобы считать положение и движение небесных объектов.

— Эти эфемериды — общеизвестная иформация?

— Да, уже есть формулы, так что все просто высчитать.

— Я правильно понимаю, что программа Stellarius — это справочник?

— Да.

Возякова рассказывает, что с помощью этой программы любой астроном может сделать такие же вычисления, «если он не забыл курс астрономии». На стоп-кадре с лицом сепаратиста она объясняет, как происходит измерение, и демонстрирует кадр судьям.

13:00

Судья объявляет обеденный перерыв до 14 часов.
Во время перерыва адвокат Новиков объясняет, что экспертиза подтвердила, что видео Русского, на котором изображена непосредственно Савченко, снято 17 июня 2014-го около половины одиннацдатого. Это же подтверждает и биллинг, который зафиксировал телефон Савченко в 10:46 уже в Луганске.
14:12

После перерыва в суд подъехала и сестра Надежды Савченко Вера.

Адвокат Новиков просит суд допустить к защите Савченко украинского адвоката Александра Плахотнюка, который представляет ее интересы на Украине (там расследуется дело о похищении Савченко). Именно он получал некоторые документы, представленные защитой, и это вызвало протесты прокуратуры.

Плахотнюк — невысокий седой мужчина в синей кофте — показывает судье свое удостоверение. Однако судья откладывает рассмотрение этого ходатайства, поскольку еще не окончен допрос Ольги Возяковой.

14:22

Продолжается допрос Возяковой. Адвокат Новиков задает вопросы по техническим деталям экспертизы, в частности, по стоп-кадру, на котором мужчина с вытянутой рукой стоит на дороге. Он просит объяснить, где находится север и юг на изображении. Возякова отвечает на вопрос, анализируя, куда падает тень. То же она проделывает с другим кадром. По словам Возяковой, расположение Солнца на этих стоп-кадрах указывает на время до полудня.

14:28

Адвокат Новиков ходатайствует о просмотре видеозаписи, сделанной Егором Русским. Он просит, чтобы Возяковой разрешили определить кадры, которые могут быть исследованы ее же методом. Записи можно смотреть без звука, предлагает адвокат.

— Поддерживаю, только со звуком. Так кино веселее, — говорит Савченко.

— Ваша честь, не вижу оснований для просмотра видеозаписи в суде, — возражает прокурор. Он также отмечает, что мнение «этого специалиста», какие кадры могут дать понимание о времени съемки, это «лишь мнение».

Возмущенную Савченко одергивает судья: «Подсудимая, вы сдержитесь, вам же оружие доверяли, вы должны быть сдержанной».

Судьи отказывают в ходатайстве. «Специалист рассказала, какие файлы были просмотрены, сделаны скриншоты, они есть в заключении. Оснований перепроверять у суда нет».

14:35

Продолжается допрос. Адвокат спрашивает, на чем базируется утверждение эксперта о том, что один из кадров сделан в 10:40 утра по киевскому времени — речь о кадре с Надеждой Савченко.

Астроном поясняет, что тени на этом кадре не позволяют астрономическими методами заключить точное время съемки. Время 10:40 для этого файла она определила в качестве гипотезы: Возякова проследила закономерность того, насколько время, указанное в других записях, отличается от реального астрономического времени (где можно определить его точно). Сопоставив это расхождение, она «определила интервал ошибки» и пришла к выводу, что эта запись была сделана в 10:40 утра.

14:51

У Новикова больше нет вопросов, у Савченко их тоже нет.

Прокурор:

— На основании чего вы проводили это исследование?

— На основании видеофайлов.

— Нет, вы получили запрос на исследование? Или к вам пришли и попросили сделать?

— Сначала мне рассказал о нем мой знакомый Павел, потом мы встретились с Ильей Новиковым.

Прокурор интересуется, опиралась ли Возякова на украинскую экспертизу, которую рассматривали стороны в суде. Она отвечает отрицательно.

— Я тщательно проверяла все файлы, которые отобрала.

— Вы приводите перечень файлов, а в заключении вы не конкретизируете файлы, которые вы исследуете. То есть это время соотвествует тому, что вы сами убедились, что было такое время?

Возякова просит конкретизировать вопрос.

— Почему были указаны не все файлы?

— Потому что мне это было прислано в шапке заключения эксперта. Я оформление делать не умею, поэтому мне прислали шапку. Прислал адвокат Новиков.

— Почему указана та же самая ошибка в этой шапке, что и в другом исследовании?

— Я не исключаю, что кто-то также скопировал ее.

Эксперт Возякова уточняет, что изучала четыре файла.

— До этого вы когда-нибудь проводили подобные исследования по запросам адвоката?

— Нет.

— Какие файлы передавал вам адвокат Новиков?

— Видеозаписи, шапку заключения он мне передал.

Прокурор спрашивает Возякову, какие требования нужны для определения времени по Солнцу. Она повторяет, что необходима четкая тень и гномон.

14:59

Новиков периодически вмешивается в допрос прокурора: то с просьбой не задавать астроному вопросы не по специальности, то с просьбой не сбивать ее своим оценочным мнением.

— А вы знаете, с какой камеры велась съемка? — интересуется гособвинитель.

— Нет, я не исследовала этот вопрос.

— А камера строго вертикально стояла?

— В науке нет такого понятия «строго вертикально».

— Но вы уверены, что камера находилась вертикально?

— Я могу сказать, что она была близка к этому положению. Просчитать такую простую оптическую задачу я могу.

— Ну, мы это от вас услышали.

— А полтора часа не слышали, — вставляет Савченко.

— Подсудимая, вам постоянно надо участвовать в дебатах, — ворчит судья.

15:09

Прокурор:

— В данном исследовании вы хоть одну тень исследовали?

— Ну да.

— Нам непонятно, каким образом вы пришли к таким выводам, нет никаких расчетов.

— Мне казалось, что любому учившемуся в школе это понятно. Ну тангенс угла! Я опиралась на свой опыт написания научных статей.

Ольга Возякова поясняет, что для ее исследования не нужна информация о росте человека, реальном расстоянии между предметом и его тенью.

— Вам известны какие-либо методы измерения времени по видеозаписи?

— Нет.

— Ну, например, по движению облаков?

— По движению облаков? — недоумевает Возякова. — Ну, может, это возможно, но с очень большой погрешностью.

У прокурора закончились вопросы. Слово берет адвокат Новиков. Он интересуется, когда Возякова получила «шапку» для оформления заключения. Она рассказывает, что получила ее после завершения исследования.

— При проведении этого измерения, работая с отдельно взятами файлами, вы учитывали движение объектов на видео?

— Как правило, чтобы убедиться, я смотрела по несколько кадров. Но сами измерения я делала уже по статичным кадрам.

Специалист добавляет, что выбирала файлы с наиболее четкой тенью и сделанные камерой в вертикальном положении.

15:21

Защитник Новиков:

— Соответствуют ли ваши данные научным стандартам?

— Да. Я готова поставить ящик коньяка тому, кто найдет ошибку.

Возякова зачитывает формулы о том, как можно вычислить тангенс угла, катет угла и гипотенузу, отвечая на вопрос Новикова, чем она руководствовалась при своих вычислениях

Эксперт подробно описывает каждое изображение, указывая на нем также расположение гномона и тени. Она поясняет, как именно проводила свои измерения.

15:37

Ольга Возякова рассказывает, что руководство ГАИШ не запрещает подрабатывать своим научным сотрудникам. При этом, отвечая на вопрос Новикова, она уточняет, что не приняла плату за экспертное заключение: «Я считаю, что деньги надо зарабатывать другим способом».

На вопрос адвоката, готова ли она работать вместе с другими специалистами и сделать похожий анализ, Возякова отвечает положительно. Она добавляет, что работа со специалистами, которые применяют другие методы, может снизить вероятность ошибки.

Прокурор спрашивает, сколько градусов проходит Солнце за секунду. Возякова рассказывает, что это зависит от времени, об этом она говорила в начале допроса.

— За секунду два градуса Солнце может пройти?

— Нет, не может.

— А за сколько может?

— Я с ходу не скажу, я же не компьютер, все константы не помню.

Второй прокурор интересуется, опиралась ли Возякова на время, установленное на камере. Она поясняет, что «учитывала время модификации записей».

Прокурор замечает, что между первым кадром и последним прошел 1 час и 38 минут, согласно исследованию Взяковой. Астроном поясняет, что интервал удвоен из-за погрешности в 15 минут.

15:45

— Вы непосредственно после своего исследования заключение составляли с адвокатом Новиковым? У вас пять листов, что из этого написали вы? — продолжает прокурор.

— С графы «задача» все писала я. Я не писала список файлов, я его вставила из присланного списка.

— Когда было сформировано итоговое заключение? Кто вам дал схему, как написать правильно? Или вы вместе с Новиковым писали?

— Мне дали образец шапки, в которую был включен список файлов.

— Зачем вы их вообще упоминали?

— Возможно, меня просили их просто перечислить.

— Этого в поставленных задачах нет.

Возякова добавляет, что не писала вводную часть исследования, где перечисляются видеофайлы, их технические данные и поставленные адвокатами вопросы.

Новиков опрашивает специалиста по конкретным фрагментам, уточняя, сама ли писала их Возякова: методы, исходные данные, описание техники, которой пользовалась специалист, параметры и даты измерения. Ответ положительный.

Астроном повторяет, что не писала список файлов самостоятельно.

— Я просил вас корректировать ваши выводы?

— Нет.

15:55После еще нескольких вопросов прокуроров о погрешностях в исследовании Возяковой допрос заканчивается и суд объявляет 15-минутный перерыв.
Савченко делает замечание прокурорам: «Допрашивая женщину, вам нужно было стоять. Тогда бы вы поняли этот труд». Надежда благодарит Возякову за участие.
«Бандиты какие», — мать Савченко Мария Ивановна обсуждает прокуроров со своей дочерью Верой.
16:35«Я хочу сказать, что сегодня полный зал моих друзей. Я так хотела вас всех увидеть и рада видеть столько людей», — говорит Савченко, возвращаясь в зал.
«Ты видела, с каким скрипом? 22 года практики, и то у нее выясняли, та или не та галактика», — говорит адвокат Новиков своей доверительнице о завершившемся допросе астронома.
После перерыва стороны будут обсуждать ходатайство о вступлении в дело украинского адвоката Савченко Александра Плахотнюка.
16:51
Адвокат Плахотнюк в зале, стоит у свидетельской трибуны. Судья, представляя его, говорит, что это адвокат из республики Украины.
— Называйте правильно, не республика, а Украина, государство Украина! — восклицает Савченко.
— От перестановки мест слагаемых сумма не меняется.
— Судьи должны быть компетентны, мы государство, а не республика! — настаивает подсудимая.
Судья выясняет у Плахотнюка, где он родился, где живет, какой стаж. Интересуется, есть ли у него возможность жить в России, пока идет суд. Плахотнюк отвечает утвердительно. Судья спрашивает, сможет ли защитник приезжать на заседания. «Буду стараться», — говорит Плахотнюк.
Адвокат уточняет, что в реестре адвокатов России не состоит и российской лицензии на адвокатскую деятельность у него нет.
17:00Новиков мотивирует свое ходатайство: «Я полностью его поддерживаю. Российское и украинское законодательство не настолько отличаются, чтобы этот (украинский — МЗ) опыт не имел значения».
Новиков допускает, что Плахотнюк может быть включен в дело наряду с адвокатами, но в качестве общественного защитника. Адвокат рассказывает, что вчера Полозову сделали операцию и непонятно, восстановится ли он для работы в январе. Сейчас же защитникам необходимо посещать Савченко в СИЗО и продолжить работу, «чтобы не затягивать работу в январе».
«Нам предстоит оглашение большого количества материалов дела», — добавляет Новиков. По его словам, Плахотнюк в этом тоже может помочь. «Я не вижу ни одного основания, на каком суд мог бы отказать, и прошу удовлетворить ходатайство», — заключает Новиков.
Он уточняет, что просит включить Плахотнюка в дело в качестве общественного защитника, а не адвоката.
Прокурор, ссылаясь на УПК, говорит, что допустить «иное лицо» — право суда, а не обязанность. «Также это лицо, которое должно оказывать юридическую помощь, а Плахотнюк — украинский адвокат и закончил институт в 1994 году. Не вижу никаких оснований для допуска к делу, поскольку у Савченко три квалифицированных адвоката. Просим отклонить», — говорит прокурор.
«Примите во внимание, ваша честь, есть Европейская конвенция, которая оговаривает право, по которому украинский адвокат может оказывать помощь. Плахотнюк уже оказывает помощь Савченко в Европейском суде», — замечает Новиков.
Прокурор вставляет, что комментарии сторон после высказывания своих позиций недопустимы.
Новиков называет не основанным на законе довод прокурора и предлагает обсуждать ходатайство и доводы, а не заявлять одно и то же ходатайство с новыми аргументами, «затягивая процесс».
17:06Судья отказывает защите в допуске Плахотнюка. «В качестве адвоката он не может участвовать, поскольку не состоит в реестре. Сейчас выяснялась возможность находиться в РФ: "Я буду стараться". Хотелось бы верить, но на практике по-другому присходит», — говорит судья. Также он отмечает, что при нынешней ситуации предоставлять документы Плахотнюку будет затруднительно, поскольку между Россией и Украиной медленный документооборот.
— Я не совсем понял. Плахотнюк не может быть допущен как адвокат, потому что он адвокат? — удивлен Новиков.
— В качестве защитника он не может быть допущен.
— Я повторно прошу допустить Александра Плахотнюка. От имени моей подзащитной, — заявляет Новиков.
— Я прошу дать мне от вас защищаться своими методами! — говорит Савченко.
— От нас защищаться не надо, — отвечает судья.
— Вы республикой Украину называете. Украину от вас надо защищать.
17:11Теперь Новиков поясняет, что Плахотнюк сможет посещать каждое заседание: «Прошу повторно спросить Плахотнюка». Также Новиков говорит, что закон не препятствует участию украинского адвоката в суде.
— Наверное, теперь ему ничего не остается делать, как подтвердить ваши слова, — смеется судья.
— Ваша честь, я объясню, — говорит с места сам Плахотнюк. — Если бы мне операцию сделали и я бы не пришел, вы сказали бы, что я наврал. Все от меня зависящее я смогу сделать, чтобы быть в суде.
Адвокаты и судья обсуждают понятие «иное лицо» и может ли им быть украинский адвокат. Встает мама Савченко:
— Скажите, почему вы не допускаете украинского адвоката?
— Простите, а вы кто? — интересуется судья.
— Мама, просто ты не знаешь российских законов, — говорит Надежда Савченко.
— Поскольку вы не участник, вы должны сидеть молча, — подчеркивает судья.
Прокурор выступает против участия украинского адвоката. Судья вновь отказывает в допуске Плахотнюка, теперь ссылаясь на разъяснение Конституционного суда РФ, согласно которому адвокат не входит в понятие «иное лицо» (то есть, по мнению суда, не может быть допущен в качестве общественного защитника).
17:18— У меня ходатайство. Поскольку вы сказали, что он не может быть защитником, поскольку адвокат, я прошу себе четвертого адвоката. Ну он же адвокат. Или вы скажете, что он не адвокат? — обращается к судьям Савченко.
— Может, вы с защитой посоветуетесь?
— Ваша честь, вы сами себя заводите в логическую ловушку. Он либо адвокат, либо не адвокат, — говорит Новиков. Он поддерживает ходатайство.
Прокуроры вновь против. Пока судьи советуются, Мария Ивановна Савченко возмущается, ей делает замечание пристав.
Судьи в третий раз не допускают к участию в деле Плахотнюка, объясняя это тем, что адвокат должен быть в реестре российских адвокатов. «Что за херня?» — негромко говорит Савченко. Новиков называет трактовку УПК неверной и считает, что права защиты были нарушены решением судей.
17:26Прокурор просит приобщить письмо из Генпрокуратуры РФ в Генпрокуратуру Украины. В документе говорится, что российское ведомство не просило документов у украинских коллег и возвращает их. Речь идет о документах, в том числе протоколах допросов свидетелей и проведенных в Киеве экспертизах, о приобщении которых ходатайствовала защита и получила отказ.
Новиков против приобщения письма, пока ему не предоставят копию. После комментария судьи, что ранее защита предоставила список доказательств без копии, Новиков просит разрешить сфотографировать это письмо.
Суд приобщает документ, а защита переходит к оглашению письменных материалов дела.
17:35Адвокат Новиков оглашает содержащиеся в томе 6 протоколы осмотра документов, принадлежавших погибшим сотрудникам ВГТРК. Сначала речь идет о пакете с записной книжкой, в которой были рукописные записи, в том числе номера телефонов, а также закадровый текст репортажа. «Установлено, что записи для расследования дела не имеют значения», — зачитывает протокол Новиков.
Затем перечисляет авиа- и железнодорожные билеты на имя Игоря Корнелюка и Антона Волошина, чеки о выдаче наличных с банковских карт в Луганске, билеты на электрички между населенными пунктами Луганской области, счета за проживание в местных гостиницах и тому подобное.
17:53Суд объявляет перерыв в заседании до завтра. Савченко, уходя из зала, благодарит Плахотнюка: «Дякую, дякую!»
  • Нашли ошибку в тексте?
    Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
  • Предложить свою тему редакции
Все материалы
Ещё 25 статей