Процесс Савченко. Допрос подсудимой — Медиазона
Процесс Савченко. Допрос подсудимой
29 сентября 2015, 10:39
1518 просмотров
Надежда Савченко в Донецком городском суде, 22 сентября 2015 года. Фото: Валерий Матыцин / ТАСС
В Донецком городском суде Ростовской области продолжается процесс по делу Надежды Савченко — украинской военнослужащей, которую обвиняют в пособничестве в убийстве российских граждан и незаконном пересечении границы. По версии следствия, Савченко летом 2014 года в Луганской области навела минометный артиллерийский огонь на группу мирных граждан, среди которых были журналисты ВГТРК Антон Волошин и Игорь Корнелюк. На заседании во вторник выступила сама подсудимая. Выдвинутые против нее обвинения Савченко называет ложью.
10:49Первое заседание по существу дела Надежды Савченко прошло в городском суде Донецка 22 сентября. Еще до оглашения обвинительного заключения защита — интересы украинской военнослужащей представляют адвокаты Илья Новиков, Николай Полозов и Марк Фейгин — ходатайствовала об исключении из числа потерпевших граждан Украины и возвращении дела на доследование: Савченко обвиняется в гибели гражданских лиц, но ««Следственный комитет знает, что в том месте погибли другие люди, а не мирные граждане», заявил Полозов. В свою очередь, представители прокуратуры ходатайствовали об отводе защитников. Ни одно из этих заявленных сторонами ходатайств председательствующий судья Леонид Степаненко не удовлетворил. Журналисты не были допущены в зал заседаний и наблюдали трансляцию слушаний в холле, периодически жалуясь на проблемы со звуком.
Савченко предъявлены обвинения по части 5 статьи 33 УК, пунктам «а», «е», «ж», «л» части 2 статьи 105 УК (пособничество в убийстве двух и более лиц), части 3 статьи 33, пунктам «а», «е», «ж» и «л» части 2 статьи 105 УК (пособничество в покушении на убийство двух и более лиц, совершенное общеопасным способом по мотивам политической ненависти группой лиц) и части 1 статьи 322 УК (незаконное пересечение границы РФ).
Согласно обвинению, в июне 2014 года Савченко, находясь в отпуске, приехала в зону боевых действий в Луганской области и присоединилась к добровольческому батальону территориальной обороны «Айдар». 17 июня 2014 года, находясь в районе поселка Стукалова балка, она, выступая в качестве корректировщика огня, сообщила украинским артиллеристам координаты «скоплениях гражданских лиц, в том числе не принимавших участия в вооруженном противостоянии». В результате обстрела погибли сотрудники ВГТРК Волошин и Корнелюк; возвращаясь в расположение украинских частей, вооруженная автоматом Калашникова Савченко якобы попала в плен к «ополченцам» ЛНР, однако вскоре оказалась на свободе и уже 23 июня незаконно пересекла границу России, а затем была задержана в Воронежской области.
Выслушав обвинительное заключение, подсудимая назвала его ложью и сообщила, что готова давать показания на полиграфе; к тому же она призвала и других участников процесса.
Также в ходе первого заседания по существу дела Савченко суд допросил потерпевших — вдову погибшего при обстреле звукооператора ВГТРК Ирину Волошину и его отца. Задавая им вопросы, подсудимая, на протяжении всего заседания говорившая по-украински, переходила на русский.
10:58Надежду Савченко уже провели в зал заседаний. Журналистов в зал снова не пустят — в соседнем зале организована трансляция происходящего в процессе. Непосредственно в зале заседаний смогут присутствовать мать Савченко, консул Украины в Ростове-на-Дону Александр Ковтун, а также операторы телеканалов.
Мать Савченко о чем-то увлеченно рассказывает дочери по-украински. На рубашке у матери вышитый портрет Надежды в военном берете с подписью «Героям слава».
photo86685213722258206.jpg
Фото: «Медиазона»
11:11Тройка судей под председательством Леонида Степаненко входит в зал, где уже собрались участники процесса. Судья интересуется у адвокатов, будут ли они заявлять мать Надежды Савченко для допроса в качестве свидетеля — в этом случае ей придется покинуть зал. Адвокаты говорят, их подзащитная решила, что нет. Мать остается в зале.
Прежде чем начать допрос Савченко, адвокат Илья Новиков заявляет ходатайство о привлечении к допросу полиграфолога. Защитник поясняет: в томе 17 на листе 121 есть экспертиза, где «на основании изучения видеозаписи допроса в июне 14 года» делаются категорические высказывания, что Савченко на этой записи говорит правду. Новиков говорит, что защита будет оспаривать эти «псевдонаучные выводы». Он также говорит, что в ходе следствия проводилось исследование на полиграфе, результаты которого следователь почему-то не включил в дело.
11:16Адвокат Марк Фейгин говорит, что в суде, конечно, затруднительно провести психолого-физиологическое исследование, но допросить специалиста вполне возможно. Поскольку, по словам Савченко, следователь проводил такое исследование, продолжает Фейгин, то хотелось бы или получить эти результаты, что вряд ли возможно, или восполнить пробел, допросив специалиста. Предлагает вызвать ростовского специалиста на усмотрение суда.
«Вы, наверное, плохо восприняли мои слова в прошлый раз, когда я сказала, что хочу давать показания под полиграфом. Я абсолютно серьезно говорила о том, что я хочу давать показания с использованием детектора лжи или полиграфа. Следствие боится, что их лживое дело развалится, если он покажет, что я не вру. А если под полиграф поставить еще и всех свидетелей, от него ничего не останется», — передает переводчик мнение Савченко.
Прокурор против удовлетворения ходатайства, потому что такая процедура не предусмотрена. Савченко стоит и улыбается.
Суд отказывает в ходатайстве как в необоснованном, поскольку такая форма допроса не предусмотрена УПК.
11:22Теперь адвокат Новиков просит использовать при допросе проектор и лазерную указку, поскольку речь в показаниях пойдет о том, где и когда находилась Савченко, и нужно будет указывать на карте. «Устные пояснения будут недостаточны», — подчеркивает адвокат. В частности, он хочет показать карту из тома 20, лист 82.
SAM_5843.JPG
Полозов отмечает, что в прошлый раз у обвинения не было возражений против использования проектора, и сейчас защита планирует использовать карты из материалов дела.
Прокурор против. По его словам, это ущемляет право обвинения на предоставление доказательств, потому что предполагается использовать карты из материалов дела, которые еще не изучались. Материалы представляет обвинение, а не защита, подчеркивает прокурор, и только показания подсудимая может давать, когда угодно, по желанию.
Судья отказывает защите на перечисленных прокурором основаниях — чтобы не нарушать порядок представления доказательств. Но потом можно будет вернуться к этому вопросу, говорит судья.
11:30Тогда адвокат Новиков просит спроецировать на стену карту гугл, «карту как она есть», не из материалов дела: «Это крайне важно, иначе мы не поймем, о чем речь».
Полозов говорит, что обвинение «явно злоупотребляет своими процессуальными правами»: «Местность, где все это происходило, здесь имеет первостепенное значение», — поясняет Полозов и тоже просит о картах гугл. Говорит, что потом, если что, можно будет перепроверить сказанное и показанное по картам из материалов дела.
«Для вас же стараемся! Вам же понятнее будет!» — говорит Савченко.
11:34Прокурор считает, что нет оснований для изучения при допросе карт гугл и любых других полученных из интернета источников.
Судья Степаненко отказывает в ходатайстве как необоснованном, поскольку карты гугл не являются доказательствами по делу. И добавляет, что возможность исследовать карты и дать пояснения у защиты будет позже.
Адвокаты просят пару минут, чтобы посовещаться.
11:38«Поскольку имеющиеся в материалах дела карты являются вещественными доказательствами, то по ходатайству стороны в любой момент вещественные доказательства могут быть осмотрены», — говорит Полозов. И просит изучить сейчас эти карты из дела: листы 26 и 82 в томе 20, лист 87 в томе 22.
Новиков присоединяется к коллеге: защита просит суд частично изменить порядок представления доказательств.
Прокурор возражает против изменения порядка представления доказательств.
Судья говорит, что сторона обвинения не желает изменять порядок, а у нее сейчас «приоритет», и «у суда нет оснований нарушать данный регламент».
«Ваша честь, нам ничего не остается перед лицом такого единого фронта, кроме как перейти к допросу нашей подзащитной», — говорит адвокат Новиков.
11:41«Мне очень сложно говорить на русском языке, у меня устал язык и уши за полтора года от него, но делить свои мысли на фразы для переводчика еще тяжелее. Я попробую давать показания на русском языке. Если буду забывать слова, буду спрашивать у переводчика. Никто не против?» — спрашивает Савченко. Все «за».
11:42Адвокат Новиков просит свою подзащитную рассказать, чем она занималась до июля 2014 года. Савченко говорит очень быстро. Родилась 11 мая 1981 года. Получила профессию конструктора женской одежды, заочно училась по специальностям философия и журналистика. Служила в армии: в 2003 году в железнодорожных войсках Украины, в воздушно-десантных войсках, полгода служила в миротворческой миссии в Ираке. Потом 3 года 4 месяца училась в Харьковском университете военно-воздушных сил. Выпустилась штурманом Су-24, но служить отправили на вертолет Ми-24. Пять лет прослужила оператором Ми-24.
11:46Новиков просит прояснить ее военную подготовку, какое отношение она имеет к корректировке огня.
Корректировка огня у каждого рода войск своя, говорит Савченко, на вертолете это вычисление и расчеты курса и направления выхода на цель. «У меня занятий по корректировке огня на вертолете не было», — говорит подсудимая. Про работу корректировщика артиллерийского огня она знает только в общих чертах. Говорит, что один раз имела дело с минометом и с гранатометом, но там очень сложные математические расчеты и нужны координаты. «В деле есть послужной список, в котором есть все мои подготовки. Я служила в десантной роте, в ней нет артиллерийского оборудования», — объясняет Савченко.
11:49Новиков просит рассказать об участии в событиях на Майдане в Киеве.
«Я присутствовала там по мере возможности, когда имела время, я тогда работала, служила в Бродах. Приезжала я туда по собственному желанию — это было волеизъявление моего народа и мое собственное. Я считаю правильным, что тираны зажравшиеся не должны управлять людьми. Я полностью поддерживала мой народ в желании жить свободно, достойно и честно».
Савченко вспоминает, что была на Майдане 19 января и 20-21 февраля.
«Просто помогала людям там находиться и существовать, подкладывала дрова в печку. 19 числа, когда все начиналось, я пыталась это все остановить, говорить с солдатами МВД. Когда нельзя уже было, старалась смотреть за ситуацией, не допускать ненужного кровопролития. 21-22 февраля я занималась в основном оказанием медицинской помощи».
Савченко вспоминает, как она и «еще один человек с Майдана» защитили беркутовца, которого там схватили и начали избивать: «Просто по-человечески остановить то, что можно не допустить. Все мы люди, все мы украинцы, никакой агрессии к сотрудникам МВД у меня не было. Они просто щит. Вот те, кто за этим щитом прятался — это к ним у нас были претензии».
11:53Вопрос адвоката об отношении Савченко к аннексии Крыма прокурор просит снять. Новиков поясняет, что в обвинительном заключении Савченко вменяется ненависть по национальному признаку — в том числе из-за связанных с Крымом событий.
Судья говорит, что это вопрос не по существу.
11:57«Было очень тяжело, потому что начиналось все с Крыма, — продолжает Савченко. — Задача офицера — защищать свою землю и исполнять присягу и долг перед своим народом. Решения сверху не было, людям было тяжело все это пережить, ребятам, с которыми я служила и которые стояли в Крыму. У меня в этом вопросе есть разделение чувства и долга. Конечно, мы понимаем, что Крым был просто захвачен, я понимаю, как это все было сделано. Не было бы Крыма — не было бы войны на Донбассе. Но я спокойно отношусь к людям и на Донбассе: нету плохого народа, везде есть отдельные люди. Никакой ненависти у меня нет. Люди делали выбор, насколько им хватало смелости и понимания».
«Я думаю, все эти люди заблуждаются. Они все украинцы, но очень легко поддаются на пропаганду. Те, кто украинцы, — они заблуждаются. Те, кто пришел на Украину как наемники, — ими суд будет заниматься. Те, кто пришел туда защищать так называемый русский мир, — их мне жалко. Им рак мозгов сделала русская пропаганда».
11:59Савченко говорит, что военным было «сложно не мочь защитить свою землю». И когда началась антитеррористическая операция, «я приняла самостоятельное решение принять участие в АТО», говорит подсудимая. Командир ей не разрешил, в часть в зоне АТО ее не перевели, и она ушла в отпуск — «туда, где был мой народ».
Она поехала в зону АТО, там встретила военную часть ВСУ Украины, где формировался батальон, который известен как «Айдар». «Я решила на некоторое время остаться там, — говорит Савченко, — чтобы помочь своими знаниями». Вспоминает, что приехала туда 2-3 июня.
12:02Военнослужащие, к которым присоединилась Савченко, находились примерно в 150 км севернее Луганска. Расположение представляло собой палаточный лагерь на развалинах кирпичного склада. «Это была военная часть на стадии комплектации, там не хватало людей и не хватало оружия». Савченко познакомилась с командиром Сергеем Мельничуком. Официально она в «Айдар» не была оформлена.
«Людей было мало, они рады были любой помощи. Я не могу сказать, что это были отношения подчиненный-начальник, мы таковыми не являлись. Я обучала там личный состав — стрельбе и тактике. Вообще в батальоне 300-400 человек, была недоукомлектация человек 250. Из них даже в срочной армии раньше служила меньшая часть».
12:10Савченко и адвокат обсуждают процесс перевода из летной части в наземную, говорит, что это непросто и небыстро. Она пыталась перевести на должность «чего-то вроде замполита». «Никогда не понимала, что это такое. Но в армии так расписаны должности для женщин, что для нас там отмечена звездочкой только офицерская должность "замполит"».
Савченко дает показания, держа руки в карманах. Она объясняет, что после похищения не сказала следователю, что знала Мельничука, потому что «выдавать военную тайну я не собиралась» и так как ее держали под прицелом оружия. «Как можно считать человека следователем, который тебя похищает и держит под оружием?»
photo86685213722258214.jpg
Фото: «Медиазона»
Где-то 13-14 июня 2014 года была подготовка базы к обороне «от нападения диверсионной чеченской группы, была такая информация от разведки», а 15-16 июня была операция «по освобождению города Счастье от сепаратистов, я в ней участвовала». «Город Счастье был освобожден окончательно 16 числа, где-то в обед».
12:14
16 июня вечером к Савченко приехала сестра на своей машине. Говорит, она была волонтером и привозила помощь, и должна была забрать Надежду, которая собиралась 17 июня вернуться из отпуска в часть в Броды. Вечером и ночью с 16 на 17 июня Савченко была «где-то в городе Счастье в расположении какой-то базы».
Поясняет, почему 25 июня на допросе говорила другое: «Когда вы попадаете в плен к врагу, вы будете говорить неправду врагу, я не могла рассказывать им о расположении украинских войск».
17 июня в 6 утра ей позвонили от комбата с сообщением об обстреле разведки. «Я поднялась и подняла личный состав, взяла автомат и разгрузку и с сестрой на ее машине поехала в сторону боевых действий». Оставив сестру, пошла сама дальше. Это происходило в районе Веселой горы, где находились подразделения украинских войск. Прошла около километра.
12:18В этот район решили отправить технику: «Там были офицеры, они принимали решения», — говорит подсудимая. У «Айдара» тогда было только стрелковое оружие, рассказывает она, бронетехника была у других подразделений. Отправили туда, где было первое боестолкновение, возле гольф-клуба.
Савченко с еще пятью солдатами подъехали туда на танке, но бой уже закончился. По дороге обратно они увидели «гражданские машины сепаратистов, которые были забиты боеприпасами». «Машина желтого цвета как городская маршрутка, но в ней перевозились не люди, а оружие», — описывает одну из машин она.
Савченко созванивалась с Мельничуком, стоя на перекрестке недалеко от гольф-клуба и основной дороги.
— Этот разговор был у вас единственным в тот день? — уточняет Новиков.
— Нет, я еще раз ему звонила, кажется. Наверное, до этого.
«Дальше танк поехал вперед, у него был свой командир, — продолжает Савченко. — Я не успела на танк, потому что говорила с Мельничуком. Там начала техника еще подъезжать. Разведки не было, я сказала, что пойду посмотрю ситуацию: были взрывы, пошел дым — техника, скорее всего, попала в засаду». Она уточняет, что подрыв техники был вне зоны ее видимости.
12:25Прошла около двух с половиной километров. Увидела много раненых после боя, они были в домике поста ГАИ. Там же были вещи сепаратистов и распечатанные из гугла карты. «На них были обозначены, ну, расположения сепаратистов и их операции по защите города Счастье».
Она взяла эти карты, чтобы сверить свою дорогу, дошла до перекрестка по дороге на Стукалову балку, там заметила четверых раненых украинских солдат. Они были ранены при взрыве бронетехники, двое в «непередвижимом состоянии», их надо было вывозить.
Походя Савченко упомянула, что сама была ранена — легко, пуля прошла насквозь, она давала ответный огонь.
Позвонила комбату, «хотела попросить машину сестры»: вывозить раненых бронетехникой шумно и заметно, поэтому нужно было что-то менее габаритное. На машине ее сестры поехали двое из батальона «Айдар» (позже они вместе с Савченко попали в плен). «Я им говорила ехать по "зеленке" и медленно по левой стороне. Но машина поехала на большой скорости и попала в ту же засаду». Рассказывает, что у нее было два мобильных. По ее просьбе раненым военным вызвали еще БТР, чтобы их забрать, а она решила пройти вперед посмотреть еще: определить, что там произошло и посчитать, по возможности, людей противника. Было видно, что там засада, горит техника и ее захватывают. — Почему вы решили идти вперед? — уточняет Новиков.
— Потому что я так решила. Добыть как можно больше информации, чтобы спланировать операцию.
12:33Увидела, как люди носят припасы для ручных гранатометов. Примерно в двухстах метрах от центральной заставы, рассказывает Савченко, «мне навстречу вышел парень, это было за "зеленкой" с левой стороны от песчаной дороги». «Он сказал: ну ты попался, иди сюда». «Потом я прочитала в деле, что там еще был снайпер, который держал меня на прицеле», — добавляет подсудимая. Она решила не стрелять, «потому что сзади остались раненые ребята», и их могли не успеть забрать. «Я решила поговорить с ним. Почему? Потому что это противник, но не враг. Враг — это другое государство». Пошла вместе с ним, сепаратисты с оружием сбили ее с ног, увидела уже захваченную машину сестры. «Потом на меня надели мешок, ну, повязку. Понятно, что захват проходил с криками "сука, снайпер, сейчас мы тебя покончим", обычные дела». Надели наручники, завязали глаза, быстро посадили в машину. Адвокат Новиков достал и показывает суду желтую повязку, которой Савченко закрывали глаза. «Она была у меня еще с Майдана, просто косынка», — комментирует подсудимая. Во вторник видеозапись задержания Надежды Савченко 17 июня 2015 года опубликовала «Открытая Россия». В описании видео говорится, что съемку вел «российский доброволец Егор Русский».
12:40— Поняли ли эти люди, кто вы такая? Что вы офицер?
— Да, очень быстро: в плен попала машина сестры, на которой я собиралась возвращаться домой, там были все мои вещи и документы. Там было удостоверение офицера и участника боевых действий.
При себе, рассказывает Савченко, у нее была только одежда, разгрузка, автомат, радиостанции, боеприпасы, 2 мобильных телефона. «Рации были слабые китайские, реальная связь получалась только по мобильным телефонам».
«Рюкзака у меня не было, в бой с рюкзаком ходят только мародеры. Там на видео у вас такой луганский один есть, с рюкзачком бегает, потом посмотрите».
В том месте, куда ее привезли в Луганске, на часах было 12 часов. Она уточнила, что время было московское, по словам похитителей, — то есть 11 часов по киевскому.
Савченко просит перерыв, но не для себя, а для участников процесса: «Мне-то не надо, я на вас смотрю, что вы уже устали».
12:47
Но перерыва не будет, а будет задавать вопросы адвокат Николай Полозов. «Про гибель российских журналистов когда вам стало известно?» — спрашивает он.
Савченко говорит, что ее доставили в луганский военкомат и приковали там к чему-то, а примерно на следующий день пришли журналисты Lifenews, которые и сообщили о гибели российских журналистов. «До этого я и понятия не имела».
— Когда вам стало известно, что вас связывают с этим обстрелом?
— Когда они зарядили этих журналистов, сепаратисты сказали им, что вот наводчик.
Когда ее привезли в военкомат, рассказывает Савченко, командир батальона сепаратистов «Заря» Игорь Плотницкий был уже там.
Савченко привезли утром, а вечером приходила медсестра и меняла ей повязку — у нее было ранение на правой руке. Накладывала эту повязку она себе сама.
— После ранения вы могли этой рукой полноценно пользоваться?
— Рука болела, но я ей пользовалась.
12:51«Первые дни они были агрессивные», — описывает плен Савченко, говорит, «как обычно». Помимо нее в соседней комнате находились восемь пленных, еще где-то лежали раненые, но она их не видела.
Говорит, что сепаратисты на второй или третий день стали вести разговоры про обмен пленными: «Начали нас оценивать». «Мне сказали, что меня, скорее всего, отдадут в Россию. Других ребят поменяли».
С Савченко говорил человек, который называл себя «особистом» и представился фамилией Громов. Он дал ей впервые позвонить сестре.
12:5423 июня в 6 часов по тем часам, которые висели в военкомате, Савченко стали вывозить. «Они зашли, их было много, надели наручники. Было две машины — "четверка" и "Нива", сидели люди в форме и с георгиевскими ленточками». Там присутствовал Игорь Плотницкий, но сам он Савченко не вез. «Он называл себя министром обороны ЛНР», — говорит подсудимая.
В этой «четверке» Савченко везли минут сорок в сторону Донецка и Красного Луча.
«Довезли до подъема на какую-то гору с шахтовыми разработками, сказали, что "четверка" не пройдет и меня пересадили в "Ниву". Поднимались в гору минут 10-15. Там на какой-то поляне остановились, сепаратисты сказали, будем ждать здесь».
Из лесу вышли двое с автоматами, «они абсолютно не понимали украинскую речь». Савченко со всеми вещами передали им. «Солнце еще высоко было, часов 7 вечера было». Эти двое отвели ее через лесопосадку на другую поляну, шли около семи минут. Там Савченко посадили в «уазик», в котором был водитель и двое вооруженных людей.
Минут 15 снова ехали, потом ее пересадили в другую машину, в которой окон не было — только узкие тонированные щели. В этом автомобиле — предположительно, с украинскими номерами — Савченко везли около 3,5 часов. Глаза у нее все это время были завязаны, но неплотно, поэтому на просвет она очень многое видела.
«Дальше им показалось, что я много вижу, и поверх повязки мне еще скотч намотали».
Остановились на обочине, которая напоминала автозаправку. Там с Савченко сняли наручники и посадили в «девятку», вроде бы синего цвета. Там с нее сняли повязку.
Судья Степаненко останавливает допрос и объявляет перерыв до 14:00.
photo86685213722258217.jpg
Мария Савченко, мать Надежды Савченко, возле здания Донецкого городского суда. Фото: «Медиазона»
14:14
После перерыва Савченко продолжает рассказ о том, как ее везли. С нее сняли наручники, а в машине — «девятке» — сняли и повязку. На автомобиле были российские номера. Внутри находились два человека в гражданской одежде, «вроде без оружия». Их обоих звали Сергеями, один из них лучше понимал по-украински, другой хуже. На часах в машине было 00:11.
«Я у них спросила: что, в Россию привезли? Они сказали: да, подарок атаману везем».
photo86685213722258221.jpg
Фото: «Медиазона»
По дороге они куда-то звонили, а водитель выходил разговаривать с милицией, «при этом один из дпсников меня охранял». На перекрестке с указателем «Богучары 56 км» ее пересадили еще в одну машину, на этот раз бежевую.
14:19— Скажите, когда вы находились в плену, с вами лично Плотницкий разговаривал? — спрашивает адвокат Полозов.
— Да, раза два-три. Он говорил мне, что ребят обменяют.
— Он говорил, что вас собираются вывезти в безопасное место, чтобы отпустить?
— Не было такого.
— Вы вообще в России когда-либо бывали? — подключается к допросу адвокат Фейгин.
— Никогда, до тех пор как меня похитили, никогда не была в России.
Фейгин просит рассказать, что происходило в Воронеже.
Савченко рассказывает, как машина остановилась на перекрестке, там были полицейские. Один из них спросил у нее: «Правый сектор?» «Очень странный вопрос был», — замечает подсудимая.
14:22Приехал микроавтобус, продолжает Савченко, «вроде "Фольксваген"», милиция сказала «вот ваш "Правый сектор"», посадили в машину, где был «человек в деловом костюме, при галстуке и в маске».
Около 2 часов ночи ее довезли до Воронежа, человек в костюме и маске куда-то позвонил, и ему сказали проехать к зданию Следственного комитета. «Там был полковник Медведев, но он только на следующий день представился». Допрашивали «пару часов» без адвоката. «Я им сказала, что меня похитили, они в ответ смеялись».
Около 5 утра отвезли в гостиницу «Евро», люди в масках с оружием провели ее в номер и все время находились вместе с ней.
— Кто платил за гостиницу?
— Понятия не имею. Я их спрашивала: за чей счет банкет? Отвечали ухмылками. Денег у меня с собой не было, а русских денег я вообще никогда не видела.
Савченко была все так же одета в тельняшку и военную полевую форму. Документов при себе у нее не было. У людей в масках были ксерокопии каких-то ее документов.
14:26Охрана вооруженных людей в масках менялась каждый день с утра.
На следующий день пришел следователь Маньшин, потом он приходил каждый день. «Он промямлил, что он какой-то следователь какого-то комитета», и что он ведет дело против Авакова и Коломойского, задавал вопросы о войне, Майдане и «Правом секторе». Потом следователь привел какую-то женщину, потом мужчину переводчика, делал видеозапись. Позвонить и сообщить родным, что она в России, Савченко не дали.
14:30«Он продиктовал мне заявление на то, чтобы мне выдали какие-то временные документы», — рассказывает Савченко. Якобы это нужно было, чтобы отправить ее на Украину. 26 июня она написала это заявление под диктовку и отдала Маньшину. Никуда за пределы номера ее не выпускали.
Адвокат Новиков просит сейчас предъявить Савченко том 5, лист дела 50 — упомянутое подсудимой заявление.
SAM_9053.JPG
Прокурор возражает против исследования документа, и суд отказывает.
14:34Савченко говорит, что отнятые у нее телефоны она позже видела в руках следователя Маньшина.
Фейгин спрашивает, кто присутствовал при ее допросах. Савченко отвечает, что сначала только Маньшин, потом он и женщина, потом еще человек, который снимал видео, и человек, который проводил исследование на полиграфе. Везде была охрана и один раз человек, который привез ей новые вещи: спортивный костюм, кроссовки без шнурков и футболку.
«У меня обнаружили деньги русские, я очень удивилась, как они туда попали, и требовала провести экспертизу, проверить отпечатки там пальцев».
Савченко рассказывает, как ее перевозили из гостиницы в ИВС и изымали вещи. 30 июня в Следственном комитета ей предъявили постановление о задержании в качестве подозреваемой. «Следователь сказал, что он бы и рад меня отпустить, но у него начальство есть. Сказал, что в интернете они увидели видео, где какой-то парень говорит, что я наводила огонь, и что тот парень подписал мне смертный приговор». При проведении процессуальных действий в СК уже присутствовал адвокат по назначению.
Судья, «опустив глаза», арестовал ее, говорит подсудимая.
Фейгин уточняет, о каком полиграфе говорит его доверительница. Савченко рассказывает, что исследование на полиграфе проводили прямо в гостинице, ни о каких результатах ей потом не говорили. Там же, в номере, ее снимали на камеру.
14:42В СИЗО после ареста судом Савченко объявила голодовку, и только через неделю к ней допустили консула, встречи с которым она требовала с самого начала. «Маньшин ущемлял меня даже в человеческих правах», — говорит подсудимая, поясняя, что позвонить родным или адвокату он ей тем более не позволил.
14:44— Как часто вы в обычной жизни созваниваетесь со своими родными? — вновь подключился к допросу адвокат Новиков.
— Зависит от ситуации, с сестрой очень часто.
— В этой ситуации, если бы вам не создавали препятствия, вы бы связались с сестрой?
— Да, конечно. В гостинице был телефон, но у меня в комнате его забрали. Мне не позволяли подходить к окну и двери.
— Кто впервые сообщил вам о том, что вас подозревают в корректировке огня?
— Когда я была в плену, на день второй с утра, ко мне пришел человек, он назвался Адамом Умаровым, командиром чеченского отряда, сказал, что они ищут наводчика, показал на бумажке его фамилию. Я сказала, что я его не знаю, и сказала, что могут считать наводчиком меня. И потом позвали журналистов.
Адвокат спрашивает Савченко, почему она так сказала. «Если враг ищет солдата, значит, он его еще не нашел и этот человек еще может выполнить свою задачу. Если я им уже попалась — так какая разница? Лучше взять это на себя, чтобы было меньше препятствий этому человеку», — отвечат она.
Савченко говорит, что этот «Умаров», как она позже узнала, — это некий Максим Баунов, а в деле он засекречен как свидетель под псевдонимом «Сурков».
14:48Полозов спрашивает, принимала ли Савченко участие в артиллерийском обстреле, повлекшем за собой смерть журналистов Волошина и Корнелюка.
«Я и близко не принимала участие в корректировке этого огня и в этом обстреле, — отвечает подсудимая. — Когда я шла по дороге, огонь велся с двух сторон артиллерийский. И метрах в двухстах от меня взорвался снаряд. До блокпоста "Металлист" я не дошла около 2,5 километров, я видела только засаду. Этот Умаров вообще мне говорил, что журналисты попали под ошибочный обстрел своих же. Я вообще не наводила ни минометы, ни гаубицы».
Савченко уточняет, что на местности, где она шла, — холмы и лесополоса, «нормальная украинская местность». Сама она границу никогда не переходила, подчеркивает Савченко. У защиты пока вопросов больше нет, суд дает слово прокурорам.
Савченко добавляет, что могла бы узнать всех людей, которые ее похищали и брали в плен.
14:51— С учетом вашего опыта службы в вооруженных силах, обладаете ли вы познаниями в области ориентирования по карте? — спрашивает прокурор.
— Да, у меня есть на уровне старшего лейтенанта ориентировка на местности, определять координаты по карте я могу.
— В Ираке вы участвовали в боевых операциях?
— Да, в качестве стрелка, не снайпера. Автомат АК-74.
— Приходилось ли вам убивать людей?
— Да, я убивала людей, которые пытались убить меня и нападали на мою землю. Во всех войнах, в которых я принимала участие.
Прокурор спрашивает, какие подразделения находились рядом с «Айдаром». «Я не смотрела и не запоминала это на тот случай, если меня вот так враги, как вы, будут спрашивать». Говорит, что минометов нигде не видела, только гаубицы. Поясняет, что обучала бойцов военно-полевой тактике и стрельбе из автомата
— Вы тактике и методике разведопераций обучены?
— Нет, специального обучения я не проходила.
На уточняющий вопрос прокурора Савченко отвечает, что ее сестра ездила на «Ниссане 320» серебристого цвета.
14:57— Что конкретно вы сообщали представителям СМИ, которые опрашивали вас?
— Посмотрите интервью. Они спросили, знаю ли я, что убили российских журналистов. Задали тот же глупый вопрос, убивала ли я людей. Спросили, зачем эта война. Я там сказала им, что можете считать меня наводчиком, если хотите.
Протоколы, которые ей давал следователь, Савченко подписывала: «Вы вообще понимаете, что я в такую систему попала в первый раз? Мне никто не объяснял, что я могу и что должна». Никаких примечаний к протоколам она не писала.
15:00— Что такое воздушная корректировка огня?
— Есть тактика воздушного боя. То, что делает оператор, это не называется корректировка: у него есть аппаратура, и он ее наводит. Может быть один вертолет-корректировщик, который наводит остальных. Это надо высчитывать, я этого не проходила. Стрелять я стреляла, но это другое.
Говорит, что в Ираке ей приходилось стрелять из минометов, но она только «дергала», а наводили на цель другие специально подготовленные люди.
15:04— Зачем вы поехали на Юго-Восток Украины?
— Защитить землю Украины от вторжения русских солдат. От ваших солдат.
— Кого вы называете сепаратистами и считаете врагом?
— Противником я называю мой народ, который взял в руки российское оружие и начал убивать мой народ. Это сепаратисты, себя они называют ополченцами. Врагом я называю иностранцев, военных, которые пришли на мою землю и убивают мой народ. Враг — это вторжение другого государства, а противник — это тот, кто стоит перед тобой в бою.
15:07Отвечая на вопросы прокурора, Савченко говорит, что видела там гаубицы, но на вопросы о количестве и расположении войск отвечать отказывается — «это военная тайна». С Мельничуком общалась по мобильному, он у нее в телефоне записан как «комбат». Связь была «прерывистой» в той местности, где находится Стукалова балка.
Обсуждают с прокурором, какого цвета на ком была форма. Прокурор спрашивает, как Савченко поняла, что на машине луганские номера. Она объясняет, что по первым буквам.
15:14— Назовите фамилию человека, о котором вас спрашивал человек, представившийся как Умаров?
— Первая буква С, полностью я не назову. Может, он еще жив.
— С какой целью вы сказали журналистам, что вы наводчик?
— Я объяснила, почему я Умарову сказала, что я наводчик, а журналистам меня уже представили так.
Савченко объяснила, что «поступила как солдат», потому что тот человек, возможно, еще был на свободе и мог выполнить свое задание, а она и так в плену, поэтому и взяла все на себя.
15:22Обсуждаются детали того, как и куда Савченко шла от гольф-клуба и где она слышала артиллерийские обстрелы. Подсудимая говорит, что без карты очень сложно нормально это объяснить.
Савченко поясняет, что она дозвонилась до сестры и просила ее передать там, чтобы не стреляли по дорогам.
— Разве не корректировали вы в данном случае артиллерийский огонь? — интересуется прокурор.
— Я потому журналистам и сказала, что говорила правее-левее, можете считать меня наводчиком. Я когда звонила, говорила только, чтобы не стреляли по дороге, она может еще пригодится.
15:24Допрос Савченко окончен. Судья объявляет перерыв на пять минут, после чего будут допрошены потерпевшие по видеосвязи.

Телеканал «Дождь» опубликовал видео части ключевых моментов выступления Надежды Савченко в суде.

15:34Потерпевшие будут давать показания по видеосвязи из суда в Воронеже. Пишущие журналисты смотрят по видеотрансляции, как в соседнем зале смотрят видеотрансляцию.
photo86685213722258224.jpg
Фото: «Медиазона»
Потерпевшая Галина Дмитриева. Жила в поселке Металлист в Луганской области, в пятиэтажном многоквартирном доме. С ней проживала дочь, внук Иван Чумаков и его жена, а также правнучка.
17 июня «начался артобстрел поселка Металлист и Луганска, потом прекратилось», рассказывает Дмитриева. «Мы подождали и решили уйти оттуда». Лица потерпевшей на трансляции не видно, но судя по голосу, она пожилая. Говорит, что в примерно десятом часу начался обстрел: «От Веселой горы, оттуда, падали снаряды в Металлист и за Металлист».
Рассказывает, что между Веселой горой и Металлистом примерно 12 км, а Счастье от Металлиста километрах в 17-ти. Где именно там гольф-клуб, она точно не знает.
15:43«Разбомбили подъезд, крышу проломило, нашу квартиру разбомбили», — рассказывает Дмитриева про обстрел Металлиста. С ней из дома ушли еще несколько человек, вспоминает потерпевшая, в том числе Талалаевы, всего шесть человек. Ушли около 11:00 по местному времени.
— Дорога, на которую вы вышли, она куда шла?
— Это дорога от Счастья в Луганск.
Рассказывает, как шли по дороге в сторону Луганска, стали подниматься наверх, дошли до поста ГАИ примерно в 5 км от дома. «И нас встретил ополченец, проверил документы, и мы пошли дальше».
«Ополченец стоял возле поста ГАИ, он рукой машет: идите сюда, в отделение. Там машина стояла большая, и тут снаряд. И его ранило, и мы попадали тоже». «Никто не пострадал из нас, только его ранило», — уточняет женщина.
Потерпевшая рассказывает, что Талалаев помогал раненому ополченцу, а на дороге и в лесополосе раздалось еще несколько взрывов.
15:50«Какова цель была ваша добраться именно до поста ГАИ? Почему вы именно туда шли?» — спрашивает прокурор. Дмитриева отвечает, что от поста недалеко до Луганска. Потом ее встретил еще один ополченец, который указал на машины, которые ожидали.
— К вам еще гражданские лица присоединялись?
— К нам присоединился оператор, мужчина, он представился. Сказал, что оператор какого-то канала. Фотоаппарат у него был, сумка через плечо.
— Он откуда к вам подошел?
— Он был, по-моему, здесь, на посту ГАИ, из машины пришел.
15:57
Вопросы прокурора закончились, подключается адвокат Новиков.
— Сколько вы всего видели ополченцев до того, как сели в автобус?
— Вот этот, что документы проверял, и раненый, и тот, что проводил к машине, ну а сколько их, я не знаю.
— Снаряд далеко от раненого взорвался?
— От нас подальше, а он близко был.
— Пока вы шли пешком, мимо вас проезжали машины?
— Кажется, видела машину.
— Она на Луганск ехала или от Луганска?
— Не знаю.
— Военную технику вы видели на дороге?
— Нет, не видела, ничего там не видно было
Потерпевшая говорит, что возле поста ГАИ стояло два БТР. Они стояли «поперек дороги», перегораживая ее.
16:01Показания российским следователям Дмитриева давала уже в Воронежской области. Говорит, что не помнит, чтобы говорила следователю что-то о политической ситуации в Украине и причинах начала войны в Луганске.
— Вы говорили такие слова: «в результате военного переворота власть в Киеве захватили националистически настроенные люди, которые стали проводить реформы»? — спрашивает адвокат.
— Нет, не говорила такого.
Новиков просит огласить протокол ее допроса в связи с противоречиями. Помимо указанного фрагмента, там сообщается о двух эпизодах ранений ополченцев, говорит защитник.
16:02Несмотря на возражение прокурора, который не усматривает противоречий, суд постановил огласить допрос Дмитриевой — листы дела с 48 по 56 в томе 26. Адвокат читает, как в показаниях потерпевшая рассказывает о своем доме в поселке Металлист и его жителях, а затем переходит к описанию политической обстановки на Украине в целом и в Луганской области в частности. Савченко, слушая эти показания, улыбается.
SAM_5407.JPG
16:16В показаниях, записанных следователем, Дмитриева более подробно рассказывает о взрывах на дороге и говорит о раненом в руку ополченце, которому помогал идти один из ее спутников по имени Геннадий. Также она рассказывает, что оператор телеканала выбежал из-под автомобиля-«амфибии» (бронетранспортера).
SAM_5411.JPG
16:20Новиков просит уточнить, действительно ли потерпевшая говорила таким образом про ситуацию на Украине.
— Вы это говорили следователю? Это ваши слова?
— Мои слова.
Про снаряды, ополченца и ранение в руку говорит, что первый снаряд его в руку ранил, а остальные никого уже не ранили.
Бронежилета или накидки с надписью «пресса» на журналисте Дмитриева не видела: «Он был в рубашке». Вместе с ней и другими жителями Металлиста он побежал в сторону Луганска, говорит потерпевшая.
16:28Новиков говорит, что очень важно уточнить момент времени ранения этого ополченца, и просит показать потерпевшей видеозапись описанных событий из материалов дела. Прокурор снова говорит, что порядок исследования доказательств сейчас определяет он и что обвинение «определяет это таким образом, каким это ему удобно». Судья в удовлетворении ходатайства отказывает.
16:31
Отвечая на вопросы адвокатов, Дмитриева сказала, что является гражданкой Украины и другого гражданства у нее нет.
Ссылаясь на эти показания, адвокат Фейгин, как защита уже не раз делала в ходе предварительного следствия, указывает, что по российским законам гражданка Дмитриева не может быть признана потерпевшим по этому делу, и ходатайствует об исключении ее из числа потерпевших.
Савченко снова перешла на украинский и поддерживает ходатайство: «Следствие создало ложное дело и думало при этом легко отделаться. Это не дело России и не дело российского суда судить то, что происходит в Украине. Это по вашим же российским законам».
Прокурор против исключения Дмитриевой из числа потерпевших.
Суд отказывает: ходатайство необоснованное и преждевременное.
16:40Тогда выясняется, что у Надежды Савченко тоже есть вопросы к потерпевшей Дмитриевой.
— Скажите, вы знаете что такое «амфибии»?
— Знаю, знаю.
— Что именно, как они выглядят?
— Я ж не военная.
— Следователь ваши слова записывал своими словами, которые вы ему говорили?
— Конечно, мои.
Больше вопросов к Дмитриевой у участников процесса нет. Участвовать в прениях она не хочет, и потерпевшую отпускают.
16:43По видеотрансляции из того же воронежского суда будет допрошена еще одна потерпевшая — Элла Бурыка, жительница того же дома в поселке Металлист, дочь Галины Дмитриевой. Рассказывает, что жила в квартире на третьем этаже с матерью, а в соседней квартире жил ее сын Иван Чумаков.
«Очень сильно бомбить начали со стороны Счастья, и мы приняли решение уехать с поселка», — рассказывает она. «Я знаю, там внутри Счастья была украинская армия и был "Айдар"».
Рассказывает, что около половины седьмого 17 июня она с родственниками спустилась подвал, где они просидели часов до девяти. Потом поднялись в квартиру зарядить телефон и позвонить в Луганск, после чего решили уходить из поселка. «Мы убегали, уже обстрел был полным ходом».
16:52Рассказывает, что они с родственниками и соседями быстро бежали в сторону Луганска, шли по трассе. Где-то в километре от дома она видела танк. Рассказывает про ополченца, проверявшего паспорта: «Один из них к нам подходил, а один там стоял, чуть дальше». Потом пошли к посту ГАИ.
16:55Ополченец стоял возле сгоревшей машины, он начал махать им рукой, «и тут начались кошмары — свист, взрыв, ползание по кустам ну и все такое», вспоминает потерпевшая. Говорит, что взрыв был «недалеко впереди». Ополченец был ранен в руку: «Снаряд упал почти возле него, он упал спиной, его еле подняли». Поднимал его Геннадий Талалаев.
Бурыка перечисляет соседей, которые шли вместе с ними из Металлиста: Геннадий и Елена Талалаевы и их сын Виктор.
«Мне кажется, они летели и летели на нас, много было», — вспоминает она взрывы. Мимо проезжала черная легковая машина в сторону Луганска, продолжает потерпевшая: «Проехала мимо нас и поперла на Луганск».
16:59Когда Бурыка с семьей и соседями бежали с поста, к ним присоединился мужчина, сказавший, что он оператор какого-то российского канала. «В рубашке и джинсах он был». Один он был или с кем-то, мужчина не пояснял: «Нам не до таких разговоров вообще было, честное слово».
«Раненый бежал впереди нас, а куда он потом делся, я не знаю. А оператора вместе с нами вывезли на бронемашине в Луганск».
17:04— У вас какое гражданство? — уточняет адвокат Фейгин.
— Украинское. Российского нету, откуда у меня.
— Ну, может, вы подавали заявление.
— Да не так-то просто! Нету.
На настойчивые вопросы Фейгина о том, обращались ли потерпевшие в украинские правоохранительные органы, Бурыка отвечает отрицательно: «Мы убегали от этого всего, нам не до того было. Мне до сих пор снятся эти взрывы!»
Надежду Савченко потерпевшая не видела.
Адвокат Фейгин ходатайствует об исключении Эллы Бурыка из числа потерпевших, ссылаясь, в частности, на часть 3 статьи 12 УК РФ. «Я считаю, нужно прекратить преследование Савченко по этому эпизоду, поскольку российское законодательство не предусматривает право гражданки Бурыка обращаться по этому поводу в российские правоохранительные органы», — говорит защитник.
17:12«Складывается впечатление, что следствие их использовало втемную, Дмитриеву и Бурыка, использовали беженцев и написали их показания по единому шаблону», — поддерживает ходатайство коллеги Полозов и просит прекратить дело Савченко в той части, где Бурыка и Дмитриева являются потерпевшими.
Савченко и адвокат Новиков поддерживают, суд спрашивает мнение Эллы Бурыка. «Нет, я не согласна», — говорит потерпевшая. Прокурор тоже против, потому что на стадии судебного следствия УПК такого не предусматривает.
Судья Степаненко решает принять решение по ходатайству после окончания допроса потерпевшей.
17:19Вопросы Бурыка задает адвокат Новиков. Он уточняет про танк, который стрелял, по ее словам, «в сторону газа».
Потерпевшая поясняет, что имела в виду «в сторону газовой станции за поселком, по левую сторону, если ехать от Счастья». Танк ехал со стороны Счастья, до «амифибий» ему было оттуда километра два, говорит она.
Объясняет, что как выглядят «амфибии», она узнала от сына и еще видела их по телевизору: «Мы же телевизор смотрим, мы не недалекие люди».
17:27Обсуждают, где именно стоял пострадавший ополченец, когда начались взрывы. «Снаряд попал прямо на асфальт, и в это время к нам шел ополченец».
Адвокат спрашивает, когда и как Бурыка допрашивали следователи.
— Можете вы как-то объяснить, что ваши показания текстуально совпадают с показаниями Дмитриевой?
— Не знаю, без понятия. Мы все-таки вместе жили и вместе бежали.
— Вы читали протокол? Там все изложено вашими словами?
— Моими словами.
— Вы настаиваете на этом?
— Настаиваю.
17:30Новиков просит огласить показания Эллы Бурыка, данные на следствии: «Противоречие в том, что, по словам потерпевшей, следователь записывал ее рассказ дословно, тогда как мы видим, что значительная часть рассказа дословно совпадает с протоколом рассказа Дмитриевой. Это говорит о том, что следователь прибег к такому недобросовестному приему как копирование». «Люди не могут говорить одинаково, вплоть до запятых, они не роботы. Это напоминает практику 30-х годов, когда следователи просто от себя записывали протоколы», — добавляет Полозов.
«Когда следователь Маньшин работал со мной, он тоже предлагал мне ответы на вопросы и записывал все своими словами, — говорит Савченко. — Он, наверное, так работал со всеми свидетелями. Теперь мне уже известно, что это нарушение закона».
«Ну извините, как люди помнили, так они и рассказывали, и они подтвердили тут свои показания полностью», — говорит прокурор.
Судья отказывает в ходатайстве защиты как в необоснованном.
17:38Савченко просит потерпевшую пояснить, поскольку нет карты: поселок Металлист находится прямо на дороге или в стороне? «Трасса в Луганск проходит прямо возле нашего поселка. Наш дом рядом с трассой», — отвечает Бурыка.
На вопрос про «амфибии» она говорит, что они стояли там не первый день.
Савченко уточняет, можно ли ей будет задавать вопросы потерпевшей после того, как в процессе изучат карты и видео, ей говорят, что да. Больше у нее пока вопросов нет.
Отвечая на вопрос Полозова, Бурыка объясняет, что возле «амфибий» видела ополченца, который шел к ним и которого ранили. На этом вопросы кончились, и потерпевшую отпускают.
17:47Председательствующий Степаненко объявляет перерыв до 11:00 среды, 30 сентября. Адвокаты, покидая здание Донецкого суда, говорят о необходимости исключать украинских граждан из числа потерпевших по делу Савченко.
photo86685213722258225.jpg
Николай Полозов, Марк Фейгин, Илья Новиков у здания Донецкого городского суда. Фото: «Медиазона»
  • Нашли ошибку в тексте?
    Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
  • Предложить свою тему редакции
Все материалы
Ещё 25 статей