Процесс Савченко. Доказательства защиты-6 — Медиазона
Процесс Савченко. Доказательства защиты-6
13 января 2016, 10:29
2495 просмотров
Надежда Савченко. Фото: Василий Дерюгин / Коммерсантъ

В Донецком городском суде Ростовской области продолжается процесс по делу Надежды Савченко — украинской военнослужащей, обвиняемой в пособничестве в убийстве сотрудников ВГТРК и в незаконном пересечении границы России. Доказательства представляет защита Савченко.

10:29На последнем заседании по делу украинской летчицы сторона защиты продолжила оглашать свои доказательства. В частности, адвокат Илья Новиков зачитал протоколы осмотра документов: детализацию звонков журналистов ВГТРК, погибших в Луганской области, флеш-карты с интервью Савченко Lifenews, которое она дала 24 июня 2014 года в воронежском СИЗО.
Мать Надежды Савченко Мария Ивановна после ответов прокуроров на замечания Новикова по отдельным документам подошла к обвинителям и заявила им, что они лгут. После этого приставы попросили ее не перемещаться по залу, также они предупредили Веру Савченко, что это запрещено.
Новиков на заседании также просил приобщить к материалам дела с интервью Валерия Болотова, бывшего главы ЛНР, в котором он рассказывал о задержании Савченко. Судья удовлетворил это ходатайство.
После этого адвокат огласил результаты психолого-лингвистической судебной экспертизы, в рамках которой были проанализированы интервью Савченко. В числе литературы, которой пользовались эксперты, были указаны научно-популярные книги Пола Экмана «Психология лжи» и «Психология эмоций». Этот автор стал прототипом главного героя сериала «Обмани меня». После заседания Новиков рассказал, что считает эту экспертизу некачественной.
10:58Надежда Савченко еще в декабре объявила голодовку в знак протеста против того, что в суд предоставляются справки о ее здоровье, в то время как ее саму даже не обследуют. Накануне ее посетил в СИЗО адвокат Николай Полозов. Он сообщил, что Савченко голодает уже 26 дней и у нее заметно ухудшилось самочувствие.
На заседание суда в среду Савченко пришла в вышиванке, она выглядит сильно исхудавшей. В суд пришли шесть журналистов и два консула Украины.
«За месяц минус пятнадцать килограмм, самочувствие нормальное. Последний бой — он трудный самый», — говорит собирающимся в зале подсудимая.
11:07Не явился специалист, которого планировал допросить адвокат Илья Новиков, поэтому защитник просит продолжить чтение письменных документов с 17-го тома.
«По почте к нам поступили следующие материалы: заявление о преступлении от защитника Новикова в ФСБ по Ростовской области в связи с проверкой свидетеля Почечуева. Данный материал с заявлением направлен в Донецкий городской суд», — говорит судья. Новиков просит приобщить этот документ и исследовать его в текущем заседании. Судья приобщает.
Также в суд поступили материалы из украинской прокуратуры, продолжает председательствующий: «Генпрокуратура Украины направила Генпрокуратуре РФ и в Донецкий городской суд материал, состоящий из двух неименованных томов. Первый состоит из перевода процессуальных писем, осмотров трупа, без содержания самого осмотра, без текста. Первичные материалы направлялись в Луганскую область и там же военному прокурору. Все сопроводительные документы не в первозданном виде, а в переведённом». Он показывает участникам процесса протоколы, где расписана вводная часть и заключительная, а мотивировочная отсутствует: «Самого содержания, значит, нет», — объясняет судья. Всего в материалах перечислены 25 человек погибших и раненых, большинство из которых по данному делу не проходят. Среди них есть и не опознанные. «Русские, наверное, были», — комментирует Савченко последние слова судьи.
11:16Судья продолжает: «Вторая часть аналогичного материала содержит рапорта работников милиции о том, что с ранениями поступали граждане Сукодьский, Москоленко, Плафонин, Жабаров, Поляков, Русаков, Шитиков, Давыденко, Шулепов, Синяговский, Тарасов, Манохин, Иванов, Енакьев, Отрубенко, мужчина по имени Гарик 36 лет и труп неизвестного мужчины». К рапортам прилагается протокол осмотра трупов на украинском языке.
Также имеется ксерокопия экспертизы взрывчатых веществ, назначенная следователем СБУ Харьковской области Лопатиным. Эксперту задан вопрос, остатками каких именно взрывчатых веществ являются предоставленные следователем образцы. Эксперт говорит, что, возможно, фугасно-минометного припаса, осколочно-фугасной мины. Но какой именно это припас — страна-производитель и так далее — установить невозможно.
11:22И третий материал от Генпрокуратуры Украины — различные уведомления по уголовному производству, которые направлялись российскому следователю по делу Савченко Маньшину.
Новиков комментирует: «По поводу этих двух томов. Тот, в котором присутствует большое количество ксерокопий, — он по их номенклатуре является третьим томом, а следующий — четвертым. Четвертый том — это перевод на русский язык тех фрагментов документов из третьего тома, которые были на украинском. Дело в том, что хотя у нас по телевидению говорят, что русский язык в Украине запрещен, многие документы частично были выполнены на русском языке, то есть этот том — это перевод тех фрагментов, которые были исполнены на украинском».
Новиков объясняет, что Генпрокуратура РФ делала запросы в украинскую Генпрокуратуру, и оттуда помимо ответов на запрос прислали еще материалы, а международная конвенция о сотрудничестве предполагает, что эти материалы должны быть приняты.
11:26Новиков долго говорит о том, что какие-то материалы украинские Россия приняла, а какие-то отказалась принимать, хотя обязана, и вот они, наконец, оказались в суде законным путем — это не частные материалы, а именно те, которые пришли в ответ на запросы РФ в соответствии с конвенцией. Защита заинтересована в их исследовании, поскольку в них есть процессуальные документы, которые свидетельствуют, что в Металлисте кроме Корнелюка и Волошина 17 июня 2014 года погиб еще ряд лиц, характер травм которых дает основания полагать, что они погибли от того же обстрела.
«Это подтверждает не только то, что Савченко не имела отношения к этому обстрелу, а также то, что обстрел велся не по Корнелюку и Волошину, а по вооруженной группе комбатантов, среди которых находились Корнелюк и Волошин», — поясняет Новиков.
11:34«Поддерживаю в полном объеме. Я никак не могу понять почему вы не приобщили первый том, второй том вам тоже мешает, но я требую его приобщить. Там фамилии всех этих преступников», — говорит Савченко. Судья останавливает ее: «Я объявлю вам замечание, потому что нельзя называть преступниками тех людей, в отношении которых не было вынесено судебное решение».
Прокурор просит 5 минут перерыва, Савченко против: «Ребят, праздники закончились, просыпайтесь».
12:04Новиков дополняет, что у него есть справка от Генпрокуратуры Украины, в которой указываются номера томов и количества листов в них (оглавления в них нет, поэтому содержание указывается в сопроводительном письме от Генпрокуратуры Украины).
Судья говорит о штампах: на одних документах одни, на других другие, — но потом соглашается с Новиковым, что это разные экземпляры одного и того же документа, поэтому оформлены по-разному.
Прокурор против приобщения документов: «Начнем с того что запрос 27 октября направлялся СК через Генпрокуратуру РФ в Генпрокуратуру Украины, и там был четко перечислен перечень вопросов, которые необходимо было исследовать. Те документы, которые защита сейчас просит приобщить, они выполнены не в рамках правовой помощи».
Что касается дополнительных материалов, уведомлений — данные документы также не могут быть приобщены, говорит прокурор, «поскольку в соответствии с УПК Украины они вручаются только следователем или прокурором тому лицу, в отношении которого идет производство».
«Попытка приобщить эти документы есть ни что иное как попытка сделать некую видимость соблюдения украинского УПК», — говорит прокурор. Савченко вскакивает с места, но молчит. Гособвинитель зачитывает цитаты из украинского УПК без ссылок на статьи, Савченко смеется. Прокурор подытоживает: приобщение материалов нарушит и УПК Украины, и УПК РФ.
Новиков возражает против такого вольного цитирования, но суд отказывает в приобщении, поскольку ходатайство противоречит 383 УПК РФ: «Непроцессуальный способ предоставления указанных документов».
12:20Новиков возражает против решения суда для протокола и подчеркивает, что он указывал конкретную ссылку на 9 лист 9 тома дела, где эти материалы запрашивались, «они процессуально не отделены от остальных».
Теперь Новиков предлагает дочитать до конца 17 том дела, в котором содержатся материалы экспертизы. Эксперт, в частности, исследовал показания свидетелей, находившихся в плену у батальона «Айдар». Один из них, священник, рассказывал, что Савченко избивала пленных.
SAM_6787.JPG
Новиков обращает внимание, что в тексте идет речь об «орфографии и пунктуации материала», в то время как эксперт исследовал видеозапись. Адвокат попросил судью обратить на это внимание, поскольку в дальнейшем этот момент будет изложен в ходатайстве защиты.
12:38Адвокат оглашает материалы лингвистической экспертизы разговора Савченко со следователем, с издевательской улыбкой читает так: «Если бы мне кто-то давал команды во время отпуска, я бы их не исполнила (значок понижения интонации). В отпуске я действую автономно (автономно выделено интонационно)».
В этом же заключении говорится, что в показаниях Савченко выявлены противоречия относительно ее службы в ВСУ и отпусков, а также о целях, которые она преследовала в ходе поездок на юго-восток Украины.
«Савченко, в основном, придерживается литературного языка, демонстрирует лексический запас, достаточный для свободного выражения своих мыслей. В ее речи много штампов и клише, свойственных официально-деловому стилю», — читает Новиков.
Савченко время от времени смеется: например, когда там Новиков сообщает, что в экспертизе есть знак «пауза-смайлик». В пояснениях говорится, что этот знак обозначает «долгий взгляд свидетеля с ухмылкой».
12:53
Согласно оглашаемой экспертизе, Савченко «с формальной точки зрения» признала себя наводчиком.
SAM_6798.JPG
Савченко смеется в голос.
А Новиков продолжает читать, цитируя выводы эксперта о том, что звонок сестре Вере с просьбой приехать и забрать раненых, «можно интерпретировать как координацию действий своей сестры». «По другой версии, Савченко просила сестру не только забрать раненых, но и просила ее передать военным ВСУ, чтобы они не стреляли по дороге. Это действие можно интерпретировать как координацию действий сестры, а также неких украинских военнослужащих, находившихся рядом с ней, для коррекции огня украинской артиллерии», — зачитывает выводы эксперта адвокат.
12:59Суд объявляет часовой перерыв, Савченко, которая уже несколько недель голодает, против: «Я возражаю! Какой перерыв? Мне обед не нужен».
14:08Фотографировать Надежду Савченко в перерыве журналистам не разрешили. Сотрудница суда, заменяющая в среду пресс-секретаря Донецкого суда, заявила, что «разрешение на съемку сегодня не поступало и не поступит».
— Вы же понимаете, что это будет выглядеть так, как будто суд пытается скрыть физическое состояние Савченко от аудитории? — пытались переубедить представителя суда журналисты.
— Я ничего не могу сделать, разрешение на съемку получено не было.
Заседание продолжается, адвокат Новиков продолжает зачитывать письменные материалы.
14:45Чтение экспертизы продолжается: «Некоторые действия Савченко могут быть расценены как координация артиллерийского объекта», — оглашает Новиков. Часть заключения эксперта представляет собой таблицы с двумя столбцами: слева — фрагмент допроса Савченко, справа — анализ ее слов специалистом.
SAM_6811.JPG
15:40В суде был объявлен пятиминутный перерыв, во время которого журналистам все же разрешили сделать фотографии Надежды Савченко.
А защитник Новиков продолжает чтение бесконечной экспертизы допроса Савченко в качестве свидетеля. В ней выявленные специалистом противоречия оформлены в таблички.
SAM_6820.JPG
15:57Эксперт перечисляет в заключении три «основные категории жестов, которые говорят о недостоверности показаний»: непроизвольные движения (почесывания головы, глаз, ушей), насыщенные «жесты-иллюстраторы» и непроизвольные движения пальцев рук при неподвижности кистей. У Савченко специалист заметил «почесывания головы», «закрытую позу и напряженное положение тела», «нефункциональные движения пальцев рук» и длительный зрительный контакт.
SAM_6829.JPG
Пока адвокат читает, у одного из прокуроров, позабывшего выключить звук, звонит телефон. Представитель гособвинения неуклюже пытается выключить его, но безуспешно. «Об пол попробуй!» — подсказывает Савченко. В итоге прокурор роняет телефон на пол. После долгой паузы ему наконец-то удается справиться с аппаратом под смех в зале.
16:11«Кроме направления огня Савченко координировала и действия третьих лиц, о чем свидетельствуют речевые высказывания, зафиксированные в протоколе допроса свидетеля Савченко от 25.06.2014», — читает Новиков и вновь обращает внимание суда, что эксперт ссылается на письменный источник — протокол допроса Савченко — в то время как заявлено, что анализирует он видеозапись ее беседы со следователем.
Прокурор хотел было попросить еще один перерыв, но Савченко кричит на него: «У нас еще работы непочатый край! Просьба еще поработать!»
Но вместо этого суд объявляет перерыв не на пять минут, а до завтра, 14 января. Савченко кричит, трансляцию происходящего на заседании в зал для журналистов отключают.
Все материалы
Ещё 25 статей