Процесс Савченко. Доказательства защиты-7 — Медиазона
Процесс Савченко. Доказательства защиты-7
14 января 2016, 10:58
3390 просмотров
Надежда Савченко и Илья Новиков, 13 января 2016 года. Фото: Антон Наумлюк

В Донецком городском суде Ростовской области сторона защиты продолжает представлять свои доказательства на процессе по делу Надежды Савченко — украинской военнослужащей, обвиняемой в пособничестве в убийстве сотрудников ВГТРК и в незаконном пересечении границы России.

10:58

Предыдущее заседание по делу Надежды Савченко пришлось на 27-й день голодовки, которую она объявила еще в декабре — в знак протеста против голословных, по заявлению подсудимой, заключений медиков о ее состоянии здоровья: из СИЗО в суд предоставляли справки, хотя в изоляторе ее даже не осматривали врачи, говорила Савченко. В суд ее доставили заметно похудевшей и осунувшейся — по словам подсудимой, за это время она похудела на 15 килограммов. Именно с ухудшившимся самочувствием и внешним видом Савченко ее адвокаты связывали запрет на фотосъемку в зале суда. Правда, после появившихся в СМИ и соцсетях сообщений о том, что пресс-служба Донецкого суда прячет от журналистов исхудавшую Савченко, разрешение на съемку в одном из перерывов было дано.

Прежде чем защита продолжила оглашать письменные доказательства, суд обсудил поступившие из украинской Генпрокуратуры документы. Причем прислали их в ответ на соответствующий запрос Генпрокуратуры РФ. Судьи продемонстрировали участникам процесса три тома документов на русском и украинском языках (с переводом), среди которых были протоколы осмотра трупов и рапорты милиции о раненых в Луганской области 17 июня 2014 года. Адвокат Савченко Илья Новиков настаивал на приобщении документов: «Это подтверждает не только то, что Савченко не имела отношения к этому обстрелу, а также то, что обстрел велся не по Корнелюку и Волошину, а по вооруженной группе комбатантов, среди которых находились Корнелюк и Волошин».

Суд приобщить материалы отказался, согласившись с гособвинителями в том, что украинские прокуроры прислали слишком много документов: не только ответы на вопросы СК, но и дополнительные протоколы, заключения и прочие процессуальные документы.

Из письменных материалов защитник Савченко успел огласить только заключение эксперта-лингвиста, который анализировал видеозапись допроса Савченко в качестве свидетеля 25 июня 2014 года. Анализируя видео, специалист писал почему-то об «орфографии и пунктуации материала», обращал внимание суда Новиков, причем такая путаница возникала неоднократно. В заключении эксперт пришел к выводу о том, что Савченко призналась, что занималась работой наводчика, а также «координировала действия своей сестры». Также специалист усмотрел в показаниях Савченко противоречия и невербальные признаки недостоверных показаний.
11:13

Перед началом заседания осунувшаяся Савченко говорит украинскому консулу, что еще месяц голодовки для нее — не проблема. Она смеется над экспертизой, которую в суде читали вчера и продолжат чистать сегодня: «Какой-то советский психолог, что он вообще знает? Прочитал 40 томов Ленина и пишет в экспертизе то, что ему сказали написать».

В зале двое прокуроров, Кузнецов и Юношев, подсудимая обращается к уронившему вчера телефон:

— Сегодня с музыкой будет?

— Нет, сегодня нет... Техника заглючила.

— А нечего потому что играться на заседаниях!

— Ну мы хотя бы не пишем ничего...

— Уже так этот процесс всех достал, что я бы сама поигралась, было бы чем.

— Ну да, — вздыхает прокурор.

11:16

Заседание начинается. Адвокат Илья Новиков сегодня один. Он говорит:

— В суд явился специалист Козлов Эдуард Евгеньевич, прошу позвать его в зал и допросить по ходатайству защиты. Он подготовил заключение по видеозаписям, по их содержанию. Эксперта Макеева в зале не было, его нельзя было допросить, а Козлов явился.

— Давайте все-таки логичнее будем действовать, изучим сначала его заключение, — говорит судья.

— Я знаю, что суд может отказать в приобщении заключения, поэтому давайте сначала допросим свидетеля и обсудим с ним заключение.

— Мы возражаем, потому что существует порядок непрерывности исследования доказательств, давайте все же сначала дочитаем экспертизу, чтобы потом к ней не возвращаться уже, — ворчит прокурор.

— Наша сторона предоставляет доказательства, наше право решать, как это делать! — возражает Савченко.

Суд удовлетворяет ходатайство защиты. Савченко: «Алилуйя!»

11:20

В зал заходит сильно пожилой мужчина, он удивленно озирается по сторонам и представляется суду. Козлов Эдуард Евгеньевич, родился в 1947 году в Ростове-на-Дону, работает экспертом в экспертном бюро «Открытый мир». В 1971 году он окончил Таганрогский радиотехнический институт, занимается электронно-бытовой техникой и видеофайлами, видеосъемкой, расшифровкой видеофайлов.

«Цифровая электронная техника — мобильные телефоны, телевизоры, это все», — перечисляет он. Козлов работает экспертом 10 лет, специализаций не менял.

Судья говорит, что адвокат Новиков должен поднять вопрос о приобщении заключения Козлова к делу. Новиков спрашивает у эксперта, он ли делал это заключение, тот подтверждает, Новиков заявляет о приобщении. Прокурор возражает, поскольку сначала само заключение необходимо огласить. Новиков просить разрешения огласить его в рамках обсуждения ходатайства. Судья разрешает.

11:30

На экспертизу было представлено все то же видео Егора Русского, на котором запечатлена взятая в плен боевиками ЛНР Надежда Савченко. Эксперта просили в своем заключении указать хэш-сумму файлов с видеозаписями, указать время создания файлов, имеются ли в них признаки внесения изменений в метаданные, а также указать, происходит ли в камере Fujifilm изменение времени в процессе съемки и каким образом формируются имена для снятых этой камерой файлов.

Новиков читает заключение, перечисляя все цифры хэш-сумм файлов, которые в экспертизе представлены в виде скриншотов, адвокат старательно проговаривает каждую цифру.

На особенно сложных именах файлов Новиков останавливается, замолкает и говорит: «Так. Еще раз придется прочитать…»

Савченко из аквариума пытается заглянуть за плечо адвоката, чтобы понять, много ли ему еще осталось читать.

12:04

В экспертизе говорится о том, что большинство файлов были скопированы с камеры 20 июня 2014 года в двадцатом или двадцать первом часу, еще четыре файла в 22 часа, один в 23 часа. Расхождения между метазаписями и временем создания файлов нет.

«Время и дата в exif-блоках файлов не подвергались изменению редактированию и монтажу», — зачитывает выводы эксперта адвокат.

На вопрос о том, происходит ли при нормальном режиме работы камеры Fujifilm изменение настроек времени на таймере в процессе съемки, эксперт отвечает, что изменение настроек времени возможно только в ручном режиме, а также при неисправности камеры. Так как камера не была предоставлена, определить ее исправность невозможно.

На вопрос о том, присваиваются ли файлам с камеры имена DSCF**** при нормальном функционировании в возрастающем порядке, Козлов пишет, что названия формируется автоматически, и таким образом можно сделать вывод что порядка 10 файлов (перечисляются названия) по каким-то причинам отсутствуют, то есть были удалены. В выводах эксперт подчеркивает, что при перезаписи с камеры на флэш-карту были удалены 10 файлов.

Дочитав экспертизу, Новиков передает ее текст судье, стороны обсуждают возможность ее приобщения.

12:32

После 25-минутного перерыва (как обычно, заявленного как пятимянутный), заседание продолжается, прокурор Кузнецов — полный мужчина с тихим голосом — возражает против приобщения экспертизы, поскольку нет адвокатского запроса на ее проведение и нет данных о том, что Козлов работает в ООО «Открытый мир».

Адвокат Новиков в ответ показывает судье договор с ООО «Открытый мир», а эксперт демонстрирует свое удостоверение. Судья спрашивает, почему удостоверение не продлено, эксперт объясняет, что началась первая рабочая неделя в 2016 году, не успел продлить.

Суд ходатайство о приобщении удовлетворяет.

12:45

Начинается допрос эксперта Эдуарда Козлова. Он подтверждает, что прозвучавшие данные о его работе соответствуют действительности, а также рассказывает, что у него есть опыт проведения экспертиз и по уголовным, и по гражданским делам. Илья Новиков просит пояснить, какие материалы ему передали и какими методами проводилось исследование.

Материалы ему передал на флеш-карте его начальник, рассказывает Козлов. Для изучения файлов применялась программа EXIF. Эксперт объясняет, что хэш-суммы — это контрольные суммы, вычисленные с помощью разных алгоритмов. На вопрос Новикова он отвечает, что если у двух файлов совпадают хэш-суммы это не значит, что эти два файла — одинаковые.

— Как вы вычисляли хэш суммы?

— Запустил программу Media Player Classic и сделал стоп-кадр, потом открыл свойства и там высветилась хэш-сумма. Эти хэш-суммы вычисляются автоматически.

— О чем свидетельствует совпадение всех трех параметров у двух файлов?

— О том, что они одинаковые. Если еще и хэш-суммы совпадают, то они будут одинаковыми.

— Как вы убедились в отсутствии вмешательства в EXIF-блоки?

— Номер каждого последующего файла присваивается с добавлением единицы. И между съемками есть промежуток, в который никто не мог влезть туда и изменить данные.

Новиков просит пояснить, что такое EXIF-блок. Эксперт молчит.

— Поясните, у вас написано в заключении, что отсутствуют признаки изменения в EXIF-блоках. Почему вы так решили?

— Потому что нет признаков вмешательства, там бы сбилась нумерация сразу.

Эксперт по просьбе Новикова объясняет, что нашел в интернете неофициальный перевод инструкции к камере, и понял, как настраивается время в ней, затем взял официальную версию на английском языке и переводчики экспертного центра перевели интересующие эксперта моменты. Он демонстрирует судье перевод.

12:54

Прокурор требует приобщить к материалам перевод инструкции к камере. Савченко ворчит: «Вот то, что важное, вы не приобщаете, а всякую ерунду уже 50 томов приобщили. Приобщайте, приобщайте!»

Судья: «Вы несправедливы, мы вам вон сколько ходатайств удовлетворили!».

Эксперт продолжает отвечать на вопросы Новикова:

— По завершению съемки файл сохраняется, ему присваивается номер. Пока идет запись, этот процесс непрерывен. Камера выключилась, начинается следующий файл.

— Можно ли сделать так, чтобы файл под именем 1379 был создан раньше чем файл 1378?

— На камере это невозможно, только с помощью специальных программ.

— Вы не обнаружили следов таких изменени?

— Нет, такого не было.

— То есть файлы, предоставленные вам, были в обычном порядке записаны? Вы можете представить, какого рода можетбыть поломка, чтобы этот порядок изменился?

— Если бы была поломка, то файлы именовались бы хаотично, где плюс три, где плюс пятьдесят. Там такого не было.

— Вот отсутствуют файлы с 1368 по 1373. Между ними есть промежуток в шесть минут. Удаление файла можно сделать на камере?

— Можно, конечно.

— То есть мы не можем знать, удалены они до или после переноса на компьютер?

— Не можем.

— В ответе на третий вопрос вы приводили скриншоты. Вас просили обратить внимание на такие файлы? — адвокат перечисляет названия пяти файлов.

— Нет, не просил никто. Все 29 файлов... Не имеет смысла столько материала-видео помещать в отчет.

— Возвращаясь к вопросу об исправности файлов. Каких-то других данных о том, что камера неисправна, вы не усмотрели?

— Ну в отстутствие камеры как можно сказать? По файлам — все в норме. Ну, камера в движении, но никаких размазанных изображений нет.

Судья объявляет перерыв до 14 часов.

14:15

Заседание возобновляется. Эксперт отвечает на вопрос адвоката о том, каким образом он считывал хеш-суммы.

— Суммы я считывал с программы «Проводник», нажимал «Свойства» и делал картинки.

— При изменении суммы файл меняется?

— Меняется.

У Новикова больше нет вопросов. Они есть у прокурора:

— Каким образом вы узнали, что эти файлы сделаны на фотоаппарат Fujifilm?

— Были установочные данные, исходя из них.

— А в EXIF-блоках содержится информация о том, с чего были сделаны файлы?

— Нет.

— То есть только исходя из установочных данных вы это решили?

— Да.

Прокурор обращает внимание суда на то, что в одном и том же файле есть разное время — 16 июня в 21:09 и 21:37.

— Вы это можете объяснить?

— Не могу.

— Ну вот дата создания есть. А время в них есть? Откуда вот вы время взяли, которое в таблицу занесено?

Эксперт просит посмотреть заключение, но не может объяснить, почему время расходится в метаданных и скриншоте, хотя в экспертизе он заключил по-другому.

— Ну как так, это ваше заключение?

— Мое.

— А как вы тогда это объясните?

— Ошибка вкралась.

— В чем ошибка? Во всех данных файлов?

— Посмотреть надо.

— Я предлагаю вот эту вот таблицу — изъ-ять, — по слогам произносит эксперт, все смеются.

— Ну вы составляли таблицу?

— Я.

— Вот вы пишете в своих выводах: «При перезаписи видеофайла с камеры на компьютер и флеш карту по каким-то причинам были удалены следующие файлы». А при сегодняшнем допросе в качестве эксперта вы пояснили, что вам неизвестно, когда были удалены эти файлы.

— Конечно, не знаю.

— А зачем тогда вы это сделали?

— Ну, они удалены. Их нет в списке.

— А это не может послужить следствием неисправности этой камеры?

— Нет, не может.

— Ну вот в инструкции написано, что если неправильно изъять карту, то могут перезаписаться имена.

— А информацию о неисправности самой камеры EXIF-блоки записывают?

— Записывают, но информация зашифрованная.

— А вы не можете расшифровать?

— Нет, не могу.

Надежда #Савченко. 28 день голодовки. Донецк, Ростовская область

Фото опубликовано Антон Наумлюк (@antony_mon) Янв 14 2016 в 1:41 PST

14:18

Тем временем, пристав в зале для трансляций не позволяет корреспонденту «Медиазоны» взять единственный стул, который стоит пустым посреди зала. Потому что стул «прикрывает неисправную розетку».

«На место поставь! Так, как стоял, поставь! Ты что, не помнишь, где взял стул? Спинкой ко мне поставь!» — рычит пристав в черной маске-балаклаве.

14:25

Прокурор Кузнецов продолжает спрашивать:

— А с чего вы взяли, что файлы именуют по принципу плюс один? В инструкции об этом ни слова.

— На 89 листе.

Прокурор зачитывает фрагмент из инструкции, там этого не звучит. Козлов поясняет: «Этот перевод я не видел. Я его увидел только вчера. Я читал тот, который неофициально был. Там другая нумерация, я не успел их сверить».

— Как-то странно это все. Может, не вы это исследование проводили?

— Я проводил, — обиженно отвечает специалист.

— А что такое EXIF, можете объянить?

— Это программа для обработки изображения, которая позволяет менять метаданные.

— Чем отличается время записи в EXIF-блоке и время записи?

— Передо мной такого вопроса не стояло, я к нему не готов.

— Не можете ответить?

— Не могу. Я не занимался этим вопросом.

14:46

После еще нескольких вопросов эксперта Козлова отпускают. Адвокат Новиков продолжает начатое вчера чтение заключения эксперта-лингвиста, который анализировал видеозапись допроса Савченко в качестве свидетеля 25 июня 2014 года.

В заключении эксперт приходит к выводам о том, что в показаниях Савченко «содержатся психологические признаки недостоверности относительно инкриминируемых ей действий». Согласно его выводам, основанных на «психологическим анализе», у Савченко есть знания о корректировке артиллерийского огня, а также имеются признаки осуществления ею функций корректировщика.

14:51

15:03

Адвокат закончил читать заключение, у него ходатайство: «Прошу обратить внимание суда на одно обстоятельство: когда проводилась экспертиза, Савченко уже была обвиняемой. В качестве материалов экспертизы были использованы протоколы ее допросов и их видеозапись. Когда мы попросили вас исследовать эти материалы в рамках судебного следствия, нам прокуроры сказали, что Савченко тогда давала показания в отсутствие защитника. Я прошу вас обратить внимание, что как Конституция, так и УПК направлены на защиту прав обвиняемого. Никакой иной цели эти положения не предполагают. Это подтвердил и Верховный суд. Поэтому защита просит исследовать протоколы этих допросов в судебном процессе, потому что то, что говорится в этой экспертизе, не соответствует происходящему на видео — очевидно хотя бы то, что Савченко говорила по-украински».

Новиков поясняет, что эта лингвистическая экспертиза проводилась по протоколам допросов, которые были составлены по видео — а на записи Савченко говорила на украинском языке. «Поэтому о том, чтобы исследовать лингвистически ее допрос, не может быть и речи, это доказательство добыто с нарушением закона, — считает защитник. — Эксперты ссылаются не на те фразы, которые в реальности произносила Савченко».

«Если мы сейчас не исследуем эти материалы, то защита лишится возможности указать, что ее не устраивает в этой экспертизе», — добавляет он и просит либо в полном объеме исследовать все протоколы и видео, либо же вводную часть протокола с реквизитами и видеозапись в полном объеме.

Надежда Савченко говорит, что она объясняла в своих показаниях, почему она на себя брала роль якобы наводчика, а эксперты «все переврали и написали так, как им нужно было».

«Они не учитывали тот факт, что допрос проводился при двух парнях в масках, которые тыкали в меня дулами автоматов», — говорит подсудимая.

«Говорила я одно, переводчик переводил по-другому, (следователь — МЗ) Маньшин записывал по-третьему, я уже рукой на это махнула. Но по этому всему была проведена лингвистическая экспертиза. Если вы будете смотреть видео, вы увидите, что я там говорю — ладно, переводи так, ладно, запиши, Маньшин, так. Я тоже не хочу смотреть эти три часа, но вам хотя бы понятно будет», — объясняет она.

В суде пятиминутный перерыв.

15:41

Прокурор возражает против оглашения этих материалов, ссылаясь на то, что что непрерывность исследования должна соблюдаться. Также, по его словам, УПК предполагает, что оглашение может производиться при согласии всех сторон, либо при наличии существенных противоречий, а в данном случае их нет.

Судья: «Оглашение данных показаний означало бы нарушение ее права на защиту, поскольку сейчас она находится в качестве обвиняемой, а показания давала в качестве свидетеля и предупреждалась об уголовной ответственности за дачу ложных показаний».

Адвокат Новиков просит отметить для протокола, что сама Савченко недвусмысленно высказалась за оглашение данных показаний, она дееспособна, и как раз отказ в этом ходатайстве нарушает ее права на защиту.

15:44

Следующее ходатайство: защита просит вызвать экспертов Карпенко и Ушакову, чтобы они ответили, почему они делали данное исследование на основе пересказа слов Савченко и возможно ли такое вообще. Новиков говорит, что согласен на допрос по видеосвязи.

Савченко: «Абсолютно поддерживаю, при этом я буду разговаривать с экспертами исключительно на украинском языке, чтобы проверить их компетентность».

Прокурор Кузнецов: «В целом мы не возражаем, но непонятно, куда их вызвать, в какой суд, где они находятся».

Адвокат Новиков находит паспортные данные в экспертизе — Ушакова проживает в Калуге, а Карпенко в Москве, указаны их адреса.

Суд, тем не менее, отказывает.

«Здесь речь идет о достоверности и недостоверности заключения данной экспертизы. По поводу достоверности фраз, высказанных на украинском языке, такая возможность у суда есть, сравнить и проверить достоверность этих слов. Что они, сами, что ли, смогут вспомнить, что там было в допросе?» — объясняет судья.

Адвокат Новиков возмущается тем, как вообще можно проверять интонацию и интерпретировать ее и слова Савченко, если в суде не смотрят видео и не опрашивают свидетелей. Защитник говорит, что судья его загоняет в совершенно невозможную ситуацию, когда один материал судья признает недопустимым, а сделанные на его основе доказательства — допустимыми. «Вы говорите — ради интересов Савченко мы не позволим Савченко доказать, что следователь Маньшин совершил в отношении нее нарушение. Это как?»

16:02

Новиков ходатайствует об оглашении еще ряда материалов: «Это связано с теми обстоятельствами, которые сопровождали назначение следствием этой психиолого-лингвистической экспертизы, поскольку защита возражала изначально, и прежде чем заявить ходатайство об исключении экспертизы, мы хотим, чтобы суд заслушал их».

Прокурор против оглашения материалов, потому что они являются не доказательствами, а процессуальными документами, и сейчас не надо их исследовать.

Судья разрешает адвокату прочесть эти документы. Это протоколы ознакомления с назначением экспертизы, в них адвокат Новиков заявляет о своих сомнениях в компетентности эксперта Ушаковой, поскольку указанное место ее работы — Обнинский институт атомной энергетики — ничего не говорит о ее компетентности как филолога. Кроме того, перед экспертом ставятся некорректные вопросы.

16:05

У прокурора Кузнецова снова заиграла музыка на телефоне, но на этот раз он быстро с ним справился.

16:16

«Вот так была назначена экспертиза, — резюмирует Новиков. — Я бы хотел сейчас обозреть материалы, связанные с моим заявлением в ФСБ о сомнениях в личности свидетеля Алексея Почечуева, и ограничиться этим до 17 часов».

Савченко: «Поддерживаю ходатайство. У меня нет сомнений, что этот человек — не он».

Прокуроры не возражают, судья соглашается обозреть материалы, поступившие в Донецкий суд из Ростовского управления ФСБ в связи с заявлением адвоката.

16:36

Новиков вскрывает письмо в Донецкий горсуд из управления ФСБ по Ростовской области. «Отправитель: Войсковая часть. Внутри: коричневый пакет с заявлением Новикова из Москвы, флешкарта объемом 4 гб, упаковка отправления 1-го класса — отправитель Новиков Илья Сергеевич».

Адвокат зачитывает опись письма: сопроводительное письмо о предполагаемом совершении преступления с приложением на 90 листах.

Адвокат зачитывает свое обращение в Управление ФСБ по Ростовской области по поводу сомнений в личности свидетеля Алексея Почечуева: «Уголовное дело рассматривается в Донецком городском суде. Одним из свидетелей по этому делу является подполковник ФСБ РФ Почечуев Алексей, который дважды допрашивался в качестве свидетеля. Кроме того, к делу приобщены лично отобранные им объяснения от граждан Бобро и Руденко. В своих показаниях Почечуев поясняет, что 26 июня он был вызван на перекресток, где сотрудники ДПС, по его словам, задержали Савченко.

Человек, назвавшися Почечуевым, явился в суд в парике и темных очках, как он сказал, по разрешению суда. Однако его личные данные не скрывались. В ходе допроса 6.10.2015 свидетель, назвавшийся Почечуевым, сказал, что уехал от перекрестка вместе с Савченко и дорога до Воронежа составляла 7 часов. Ехать быстрее он не мог, сославшись на усталость. Также свидетель заявил, что не помнит, что отбирал объяснения от Бобро и Руденко».

16:39

«В связи с техническими трудностями допрос был прекращен, — продолжает читать Новиков. — Из опасения, что технические проблемы снова помешают нам провести допрос, было решено доставить копии объяснений Бобро и Руденко в суд, откуда по видеосвязи допрашивали Почечуева.

Оказавшись там лично вместе с представителем консульства Украины, я смог наблюдать Почечуева и у меня воникли сомнения в достоверности его личности. На вид ему было около 50 лет или старше. По документам же Почечуеву должно быть около 41 года. На вопрос, сколько ему лет, свидетель отказался отвечать. После этого я попросил его расписаться в документах, чтобы сравнить с подписью, которую Почечуев поставил на бланках объяснений Бобро и Руденко.

Согласно экспертизе специалиста-графолога, подписи на бланке предупреждения свидетеля и подпись свидетеля в суде — разные. Кроме того, находясь рядом с ним, я увидел яркую примету — складку кожи на веках свидетеля. Ею же. по словам обладал неизвестный, старший группы, предположительно, сотрудников ФСБ, доставивших Надежду Савченко в Воронеж. В своем заявлении Савченко указывала, что от перекретстка ее увезли вооруженные люди на микроавтобусе.

Предполагаю, что в суд явился не Почечуев. У меня и моих коллег нет разумного объяснения, почему это могло произойти, с таким мы в своей практике никогда не сталкивались. Прошу провести проверку личности Почечуева А.И., исследование его подписи, анализ звонков Почечуева для определения местонахождения Почечуева во время допроса, и нашу с ним очную ставку».

Приложения в письме: копии документов с подписями Почечуева — сотрудника ФСБ и свидетеля в суде, копии рапортов Почечуева на флешке, аудиозапись заседания суда с допросом Почечуева, копии удостоверений адвокатов и помощников адвокатов, которые организовывали проведение графологической экспертизы, и копии других документов.

16:42

Также в письме находится текст на украинском языке, где описывается поездка консула Гончарова украинского консульства в Ростове-на-Дону вместе с адвокатом Новиковым в Воронежский суд, где проводился допрос «Почечуева».

— Слово «Почечуев» взято в кавычки, — уточняет Новиков.

«Почечуев является одним из лиц, которые задержали Савченко в Воронежской области. Противоречия, которые возникли у защиты, позволяют отклонить все доказательства обвинения, основанные на показаниях Почечуева», — говорится в документе.

— Прошу переводчика подтвердить, что мой перевод с украинского соответствует тексту, — просит Новиков.

Переводчик изучает документ и заключает: перевод точный.

16:54

Вслед за этим Новиков зачитывает текст подчерковедческой экспертизы, в рамках которой сравнивались подписи подполковника ФСБ Почечуева и свидетеля, выступавшего в суде, а также сведения об экспертах и их компетентности и месте работы — АНО «Судебный эксперт» в Москве.

«Исследуются не оригиналы документов, а копии, поэтому результаты исследования могут относиться к изображению, на которой могли появиться помехи», — указывается в тексте экспертизы.

У двух вариантов подписи экспертами установлены различия, как по некоторым общим, так и частным признакам. Затем идет таблица с подробным перечислением всех различий.

16:58

Результаты экспертизы доказывают, что признаки в почерке существенны, устойчивы. Подпись выполнена, вероятно, не Почечуевым, а иным лицом, который намеревался имитировать подпись Почечуева, заключают эксперты.

— Слово «вероятно» подчеркнуто карандашом. Напротив абзаца о помехах на изображении карандашом проставлен восклицательный знак, — комментирует Новиков во время чтения.

Эти пометки, вероятно, были сделаны сотрудниками ФСБ после получения письма.

На этом адвокат Новиков, который торопится на самолет, просит перерыв до понедельника. Осматривать флеш-накопитель будут уже на следующем заседании, которое состоится 18 января в 11:00.

Все материалы
Ещё 25 статей