Дело о микрофоне. Последнее слово — Медиазона
Дело о микрофоне. Последнее слово
22 августа 2016, 9:54
6894 просмотра

Леонид Волков. Фото: личная страница в Facebook

В новосибирском суде приближается к концу процесс по делу оппозиционера Леонида Волкова, которого обвиняют в воспрепятствовании деятельности журналиста (статья 144 УК). Предполагается, что он выступит с последним словом и судья удалится для решения о приговоре. 

10:02

Центральный районный суд Новосибирска продолжает рассмотрение дела оппозиционера Леонида Волкова. Предполагается, что сегодня обвиняемый выступит с последним словом и судья возьмет небольшой перерыв для вынесения приговора.

Прошлое заседание по делу прошло 21 июля, стороны выступили на прениях. Прокурор запросил для оппозиционера наказание в виде двух лет условно. По словам представителя обвинения, в ходе судебных слушаний вина Леонида Волкова была доказана.

«Показания свидетелей защиты (прокурор перечисляет их) противоречат обстоятельствам дела, – объяснял прокурор. – Прошу суд учесть, что они являются соратниками обвиняемого». Он перечисляет квалифицирующие признаки преступления по статье 144 УК и говорит, что «не вызывает сомнения факт воспрепятствования деятельности журналиста».


«Противоправных действий Поступинский не совершал», – говорил прокурор и ссылался на конституционное право собирать и распространять информацию. «Волков схватил журналиста за микрофон и, тем самым, пытался принудить к отказу от распространения информации. То обстоятельство, что Поступинский не обращался в медучреждение, не говорит о том, что обстоятельство не имело места быть. Свидетельские показания говорят об этом же, и свидетели не имеют оснований для оговора», – говорил прокурор. Отдельно он подчеркнул, что показаниям свидетелей защиты верить нельзя, поскольку они соратники Леонида Волкова. Сам оппозиционер обратил внимание, что при этом обвинение доверяет показаниям активистов лоялистской организации НОД.

10:10

Волков, а затем и его адвокат Владимир Бандура потребовали вынести оправдательный приговор.

«Я не думаю, что сильно ошибусь, если предположу, что это первое уголовное дело вообще в истории России по тяжкой статье с телесными повреждениями, в которых нет вообще никакой доказательной базы по этим самым телесным повреждениям. Нет ни фотографий, ни справки из травмпункта. Поступинский не мог указать локализацию предполагаемого синяка ни на допросах, ни в ходе судебного следствия: то у него синяк был на запястье, то на предплечье, то выше локтевого сустава. У свидетелей тоже получалась разная локализация синяка, как они ни напрягались. В любом случае, получается — его слово против моего слова. Никаких доказательств нет, просто он говорит, что был синяк», – говорил обвиняемый.

10:21

Суд начался, Волков выступает с последним словом.

«В своем вводном слове, на самом первом заседании, я сказал о том, что, несмотря на очевидно политический характер дела, я буду вести всю защиту так, как будто это настоящее уголовное дело. Мы вынесем за скобки все политические обстоятельства, и будем разбирать аргументы обвинения, анализировать по кадрам весь 20-секундный эпизод с микрофоном, использовать все предусмотренные возможности законом для того, чтобы защитить себя и доказать свою правоту.

Я свое обещание сдержал. Вместе с защитником Владимиром Алексеевичем Бандурой, которого я хочу сейчас очень поблагодарить, мы систематически разобрали всю позицию обвинения, не оставив от нее камня на камне. Я не буду повторять те основные аргументы, которые мы приводили и в ходе всего судебного следствия, и выступая в прениях. Мы доказали, и вы это, ваша честь, знаете, и следователь это знает, и государственный обвинитель это знает — тут нет никакого состава по 144 статье и близко, не доказаны никакие обстоятельства дела, синяк просто придуман, поломка микрофона просто придумана потерпевшими и следователем»

10:27

«Теперь настало время закрыть скобки и вернуться к неюридическим, к политическим обстоятельствам дела. Потому что у всех, кто следил за процессом, возникает один вопрос: так почему же это дело вообще появилось, дошло до суда, дошло до вынесения приговора? На этот вопрос я обязан дать совершенно четкий ответ: потому что это дело — политическое», – говорит Волков.

Он напоминает, что оно было возбуждено в связи с выборами во время избирательной кампании.

«Имело своей целью не допустить меня до участия в выборах — и этой цели достигло», – уверен Волков.

Далее он говорит о том, что Партия прогресса, где он состоит с Алексеем Навальным, не была допущена до выборов, а из 11 членов центрального совета партии семь находятся под уголовным преследованием.

10:30

«Ну хорошо, нам отказывают в праве участвовать в выборах от имени собственной партии. Мы продолжаем пытаться использовать все предусмотренные законом возможности — мы идем помогать другой партии, партии Парнас. Собираем подписи, чтобы принять участие в выборах — эти подписи бракуют

Конституционный суд Российской Федерации признал, что браковка наших подписей в 2015 году на основании так называемой справки УФМС была незаконной — но это было уже через полгода после выборов

Все действия российских государственных органов с 2012 года в отношении меня и моих единомышленников и по нынешний день образуют, собственно, один большой состав преступления — недопуск к выборам, фальсификация выборов, ограничение политической конкуренции.

Именно в контексте этих действий я и рассматриваю провокацию LifeNews».

10:36

Теперь Волков говорит, что в России с 2000 года убиты 137 журналистов и большая часть из этих убийств не раскрыта.

«Тысячи журналистов были избиты, изувечены, получали угрозы из-за своей профессиональной деятельности. Убиты Михаил Бекетов, Анна Политковская, Анастасия Бабурова, Пол Хлебников. А по 144-й статье за все эти годы было возбуждено 6 уголовных дел.

4 июня 2012 года председатель Следственного комитета Бастрыкин вывез в лес заместителя главного редактора «Новой газеты» Сергея Соколова. Бастрыкину не понравилось, в каком ключе Соколов и «Новая» освещают деятельность Следственного комитета.

В 2016 году были избиты журналисты канала Россия-24 в Улан-Удэ — их избил лично мэр города. В Омске журналистов местного агентсва Омск-Информ избили в воинской части, когда они пытались узнать обстоятельства обрушение казармы, им сломали камеры.

Микрофонное дело стало таким резонансным, потому что оно формирует ужасный сигнал обществу, журналистам, гражданам. Подчеркивает, насколько на самом деле журналисты не защищены от произвола и преследования в связи со своей профессиональной деятельностью».

10:54

«Прошу суд, помимо оправдательного приговора, вынести также частное определение в отношении следователя Бондаренко, фабриковавшего дело и в отношении потерпевшего Поступинского, с требованием привлечь его к уголовной ответственности за лжесвидетельство», – говорит в заключении Волков.

  • Нашли ошибку в тексте?
    Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
  • Предложить свою тему редакции
Все материалы
Ещё 25 статей