Дело об убийстве Немцова. День 68
Дело об убийстве Немцова. День 68
1 июня 2017, 11:19
4392 просмотра

Адвокат Вадим Прохоров у здания Московского окружного военного суда. Фото: Максим Поляков / Коммерсант

В Московском окружном военном суде начались прения по делу об убийстве политика Бориса Немцова. С речью выступила прокурор Мария Семененко, которая рассказала присяжным, почему она считает полностью доказанной вину пятерых подсудимых. «Ответ единственно правильный и справедливый — да, доказано, да, виновны и снисхождения не заслуживают», — завершила она свою речь.

11:19

На прошлом заседании адвокат Марк Каверзин заявил несколько ходатайств, в том числе о повторно судебно-баллистической экспертизе и роспуске коллегии присяжных, однако судья Юрий Житников отклонил их все.

Затем стороны допросили брата подсудимого Заура Дадаева — замглаврача районной больницы Грозного Шахрудина Дадаева. Он рассказал, что виделся с родственником до его задержания в начале марта. По его словам, Заур планировал ехать в Москву после 8 марта. На вопрос, левша подсудимый или правша, свидетель ответил, что быть левшой в Чечне — «это просто нонсенс».

Затем защита в присутствии присяжных продемонстрировала данные биллинга и сравнила их с первоначальными показаниями Дадаева, между которыми были расхождения: например, в них говорится, что подсудимый приехал в Москву 10-11 января, однако телефона Дадаева был зафиксирован в столице уже в конце декабря. Кроме того, согласно первым показаниям, 12 января Дадаев встретился с Губашевым и «Русиком», но телефон Руслана Мухудинова в этот день находился в Чечне.

После оглашения данных биллинга подсудимый Эскерханов начал рассказывать присяжным о его допросе 7 марта в качестве свидетеля, в ходе чего между ним и судьей завязалась перепалка. Подсудимый сказал, что Житникову «надавали по шапке», после чего судья удалил его из зала до конца прений. Ходатайство о его возвращении в процесс судья не удовлетворил, а затем объявил об окончании судебных прений и определил порядок выступления сторон.

11:24

Прокуроры принесли в зал несколько досок, вероятно, для демонстрации присяжным карт. В зале появилась новая кафедра для свидетелей. У прокурора Марии Семененко новая прическа, на голове аккуратный пучок, вокруг которого уложена коса. В зале присутствует ее мать.

Присяжных приглашают в зал.

11:27

Судья объясняет присяжным, что сейчас начинаются прения, и слово предоставляется гособвинителю.

11:32

Мария Семененко подходит к кафедре:

— Итак, уважаемые присяжные. Начнем. На скамье подсудимых, как мы знаем, находятся пять человек, несмотря на то, что сейчас здесь осталось двое.

Она поименно перечисляет всех обвиняемых и говорит, какие статьи им вменяются.

— В совещательной комнате вам предстоит ответить на следующий вопрос — имело ли место событие преступления, то есть было ли совершено убийство Немцова при указанных обстоятельствах, в это время, в этом месте, о котором будет идти речь, — начинает она. — Второй вопрос по каждому из подсудимых будет такой: причастны ли к этим преступлениям каждый из подсудимых, виновны ли они в этом, и, если виновны, то заслуживают ли они снисхождения.

Семененко продолжает: «Начнем с начала и пойдем по пути, по которому шло следствие. Я вам расскажу, как раскрывалось это преступление, и после анализа доказательств вы придете к выводу о бесспорной причастности именно этих подсудимых к убийству Бориса Ефимовича Немцова».

11:35

Семененко просит подать ей микрофон, который работает. «Потому что иначе я к концу вечера говорить не смогу», — поясняет она. И начинает:

«Итак. Поздний вечер, 27 февраля, 2015 год. Примерно 23 часа 31 минута. Совершено убийство Б.Е. Немцова. Дерзко, цинично. Спутница Немцова Дурицкая подбежала к уборочной машине, которая остановилась на мосту. Из машины вышел водитель, который видел, как шли два человека, один из которых упал. Дурицкая кричала, была сильно напугана. В середине моста лежал человек в крови. Это был Немцов Борис Ефимович. Она просила вызвать скорую помощь. Сама не могла, так как ее трясло от шока. Водитель машины вышел, она отдала ему телефон, он позвонил в скорую и сказал, что в человека стреляли.

Еще один человек, проходивший мимо, позвонил по номеру 112. Потом Дурицкая позвонила водителю Немцова Петухову, она рассказала об убийстве. Петухов приехал к ней. Приехала скорая помощь. В 23:51 она зафиксировала биологическую смерть. Приехала следственная группа. Ну а дальше началось».

11:41

Семененко описывает место преступления: труп лежал посредине тротуара, три пули были изъяты из тела Немцова, на месте две пули, шесть гильз, одна из пуль обнаружена так и не была, как и пистолет. Ранения, говорит Семененко, указывали на то, что в Немцова стреляли сзади. «Еще были обнаружены очки Бориса Немцова, икона святого благоверного князя Бориса, которую он носил», — отмечает Семененко.

Она говорит про первоначальные признательные показания подсудимых, подчеркивая, что они давались под видеозапись. «Это — лишь подтверждения того, что уже было известно следствию, а не наоборот. Их показания раскрывают только какие-то детали, но не влияют на то, что было уже известно следствию. Преступление было бы раскрыто быстро, четко, по горячим следам и без показаний подсудимых. И их показания — это лишь подтверждение тех фактов, почему они были задержаны», — говорит прокурор.

Семененко объясняет, что помимо пяти человек на скамье подсудимых есть еще Мухудинов Руслан, который в розыске, и «есть еще лица, которые пока не установлены следствием». «То есть есть еще лица, которые причастны к этому преступлению. Но на скамье подсудимых точно нет лишних», — подчеркивает она.

11:46

Гособвинитель рассказывает, что сразу после убийства были изъяты записи камеры с Большого Московорецкого моста, на которых зафиксировано, что сразу после убийства в машину запрыгнул человек, после чего она резко срывается с места.

Затем в 23:31:49 он сворачивает в сторону Болотной набережной. Этот автомобиль — светлый седан. Для получения его номера взяли систему «Поток», и оказалось, что на мосту в это время был ZAZ Chance с номером 649, который в 23:31:36 с прыгнувшим в него человеком рванул с места и только после этого включил фары. Затем он проехал Болотную площадь, выехал на Большой Каменный мост, повернул к Новому Арбату и свернул в Трубниковский переулок.

1 марта 2015 года автомобиль был обнаружен в Трубниковском переулке, оттуда были изъяты 112 объектов и различные следы. Они были отправлены на экспертизу. «Стало ясно, что в автомобиле было минимум два человека. Один был за рулем, ну а второй — который прыгнул. Это было очевидно, что не менее двух человек, а кто там еще был, пока не было ясно».

Она рассказывает про видеозапись из Трубниковского переулка — на ней один невысокий мужчина с сумкой на плече, а другой высокий в шапке. Они идут в сторону Нового Арбата. «Ну уже можно сделать вывод, что двое мужчин, которые идут от этой машины, скорее всего были на мосту, когда было совершено убийство».

11:50

Сразу после убийства был допрошен свидетель Азаренко, управляющий Bosco Cafe в ГУМе, рассказывает прокурор. Она пересказывает его показания: поздоровались, потом Немцов с подругой вышли. Свидетель показал столик, за которым сидела пара, и стало ясно, что он просматривается с улицы. Далее необходимо было получить записи с камер ГУМа, детализацию звонков Немцова, запись с камер на Ордынке, и опросить свидетелей, которые видели его и подругу в тот день.

Семененко рассказывает про детализацию телефонов Немцова и Дурицкой: Шереметьево, затем Малая Ордынка. Затем про видео: с камер на Ордынке, как Дурицкая заходит в подъезд с пакетами, как она уезжает на массаж, а Немцов уходит в сторону метро. Свидетель Перервина подтвердила, что Дурицкая была на массаже. Именно в это время был пробит чек, значит, показания Дурицкой верны, говорит прокурор.

Потом она рассказывает про записи видеокамер со двора Немцова, о том, как его машина уезжает и заезжает, и что эти записи с камер совпадают с детализацией телефона Немцова.

После 21 часа машина Немцова оказывается на Большом Москворецком мосту. «И там же, внимание, в 21:44:59 — автомобиль ZAZ 649. Делаем вывод: ZAZ — это та самая машина, в которую прыгнул мужчина после убийства Немцова, она оказалась с разницей в шесть секунд там же, куда Немцова привез водитель Петухов. То есть получается, что те, кто выходил из машины, следили за Борисом Немцовым. Одназначно убийство не случайно, его планировали».

11:57

Прокурор рассказывает, как Дурицкая гуляла по ГУМу, и как она позвонила Немцову, и сказала, где она находится, и он поехал вместе со своим водителем Петуховым. В 21:44 Немцов вышел на Большом Москворецком мосту, Петухов его оставил, и Немцов, как говорил Петухов, по подземному переходу пошел в сторону ГУМа.

Через четыре минуты Дурицкая написала ему смс, судя по всему, где она находится. После этого через 9 минут Немцов через 9-й подъезд ГУМа заходит в него, при этом звоня Дурицкой — это видно на видеозаписи. Далее они ужинают, после чего в 23:25 видно, как она в белой шубе и Немцов идут в сторону храма Василия Блаженного.

«Затем убийство в 23:31. Уважаемые присяжные, при анализе этих данных сразу возникал вопрос у следствия и у тех, кто знал этот сюжет. А стреляли ли в Дурицкую и если не стреляли, то почему, она же живой свидетель? И почему машина снегоубороччная закрывала момент нападения?»

Для этого был допрошен Будников, водитель машины, который обратил на пару внимание из-за светлой шубы Дурицкой, а потом увидел, как мужчина упал. Дурицкая к нему подбежала, она плакала, затем на телефоне Дурицкой есть соединение со службой 112.

Прокурор пересказывает показания о том, как водитель уборочной машины Будников убирал кровь на мосту. «Поэтому стало ясно, что Будников не прикрывал убийцу, а просто ездил и убирал улицу. Так совпало. И в Дурицкую никто не стрелял, потому что она шла спиной к убийце, и ей показалось, что это звуки петарды. Ей вообще показалось, что стреляли из машины. Дурицкая не видела стрелявшего в Немцова человека, и она не смогла бы его описать».

Семененко рассказывает про показания Евгения Молодых, про то, как он описал нападавшего: без головного убора, ростом 170–175 сантиметров (обращает внимание, что на следствии он не говорил про щетину, а в судебном заседании вспомнил). «Он повторял это описание из протокола в протокол, и в судебном заседании повторил», — говорит она.

Затем прокурор пересказывает показания свидетеля Петухова. «Дурицкая была в шоковом состоянии, говорил он, что также доказывает, что она не имела к убийству никакого отношения».

На показания свидетеля Агеева она ссылается, говоря о характере отношений Немцова с Дурицкой. «Мы с вами видели видеозапись показаний Дурицкой с участием адвоката Прохорова. Этот допрос был на следующий день после убийства Немцова, и мы с вами видели, как сильно она напугана. И все, что она рассказывала, подтверждалось объективными доказательствами. И она в том числе говорила, что не видела стрелявшего, а видела только машину. Итак, версия проверена, понятно, что она исключается. И переходим к тому, что же следствие делает дальше», — объясняет прокурор.

12:03

Дальше, говорит она, следствие обратилось к системе «Поток». Согласно ей, ZAZ Chance ехал за машиной Немцова с разницей в четыре секунды в день убийства и периодически находился рядом с домом Немцова: 17 ноября, 12 декабря, 27 января, 30 января, 3 февраля, 11 февраля. «Таким образом становилось понятно, что за Немцовым следили как минимум с 17 ноября вплоть до убийства. И данные факты говорят нам о том, что помимо планирования была еще и слежка».

Рассказывает про запись с ГУМа. Через пять минут после того как Немцов заходит внутрь, мимо проходит высокий мужчина в надвинутой на брови шапке, «очень похожий на описание того, кто выбегал из машины», затем внутрь заходит «невысокий мужчина, который вместе с ним шел по Трубниковскому переулку, где был брошен ZAZ».

В ходе дальнейшего просмотра, говорит Семененко, оказалось, что высокий и невысокий ходят вместе, «и они как раз похожи на ту парочку из Трубниковского переулка».

Она рассказывает об их передвижениях, как оба они идут на Ильинку, потом на каток на Красной площади, потом в сторону храма Василия Блаженного. «А сам каток находится напротив кафе Bosco. То есть они идут в ту сторону, куда позже, в 23:25, выйдут и пойдут Немцов и Дурицкая. Вывод — те двое, которые ходят вокруг ГУМа и те двое, которые были у машины ZAZ, брошенной в Трубниковском, из которой выбежал человек на мосту, очень похожи».

12:07

Поскольку высокий разговаривал по телефону у ГУМа, следствие запросило детализацию телефонов, которые функционировали в это время у ГУМа и на Большом Москворецком мосту, объясняет она. «Как это сделать? Как вы помните, мы с вами изучали многочисленные диски, на которых имелись все телефоны, которые были зафиксированы в это время. Я напомню, как следствие это сделало, как оно получило тот материал и проделало эту трудоемкую работу».

2 марта, говорит она, был проведен следственный эксперимент. В ходе него были установлены номера базовых станций для всех операторов связи, на которых фиксировался по своему маршруту Немцов.

Она быстро перечисляет цифры — 40052, 1183, 40583, 3626 и станция, заканчивающаяся на 629. Всего пять базовых станций, говорит Семененко. Далее были получены соединения всех операторов сотовой связи, которые фикисирвались с 21 часа до часа ночи. В момент убийства в зоне действия базовой станции, охватывающей Большой Московорецкий мост, были зафиксированы соединения оператора «Билайн» и установлены номера телефонов.

Она переворачивает стоящий перед присяжными мольберт, на котором записаны номера телефонов. Обращает внимание на номера, которые заканчиваются на 7984 и 7923 и которые соединялись на базе 40573.

12:13

Соединялись эти телефоны между собой, последнее соединение было 9 секунд. «Странным показался тот факт, что эти самые телефоны были в одном и том же месте и созванивались. Ну, странная ситуация? После этого звонка телефоны прекращали свою работу, и это совпадало с мометном убийства Немцова. Из детализации было видно, что и работали они недолго — с 21 февраля по 27 ферваля. Всего шесть дней. Работали вплоть до совершения убийства, после чего исчезли».

В 21:21 минуту было соединение, и оно совпадало со временем когда тот, что в шапке, попал на камеру говорящим по телефону. В это время он находится в зоне охвата базовой станции ГУМа, а разговаривает он с кем-то, кто находится в зоне действия Большого Московорецкого. То есть оба абонента в 21:54 и в 22:00 разговаривают между собой, находясь в шаговой доступности друг от друга. Следующее после 22 часов соединение было только спустя 1 час 25 минут.

«То есть то они разговаривают через каждую минуту, а потом пауза до 23:25. А это то самое время: когда Немцов и Дурицкая вышли из Боско Кафе».

Когда они вышли, один абонент находится также с ГУМом, а второй на мосту. И затем еще два — «только два соединения» — 23:29, один в Хрустальном переулке, другой на Раушской набережной, и в 23:30:50. «То есть все, оба находятся в районе станции, охватывающей Большой Москворецкий мост, в тот самый момент, когда убит Борис Ефимович. И именно этот момент ZAZ Chance уезжает с моста».

12:23

«После того как был проанализирован день убийства, исходя из этих трубок "боевых", как потом оказалось, стали анализировать полностью, где же этот телефон находился с 21 февраля. И вот что удивительно — 21 февраля с 20:16 по 20:38 один из телефонов — 7984 находится в районе дома Немцова. Второй номер с 17:30 и по 20:38 находится также на Пятницкой, дом 25, то есть у дома Немцова. Смотрим дальше: 22 февраля, 15:11 до 19:59 — четыре часа — снова у дома Немцова. А второй телефон — с 16:19 до 19:55 — также находится у дома Немцова.

Здесь, конечно же, обратил на себя внимание тот факт, что 22 февраля в 16:29 один из телефонов включается у дома на улице Ивана Франко. 23 февраля также этот номер у дома Немцова — четыре часа один и четыре другой, 24 февраля в течение семи часов у дома Немцова, и 24 февраля одна из боевых трубок включаетя на улице Кременчугская, и одна из них фиксируется на улице Нежинская, дом 17, корпус 2. 27 февраля по 9 часов включены обе боевые трубки. Вот что увидели следователи и стало очевидно, что это совсем не просто совпадение».

Семененко объясняет, что данные, на которые приобретены сим-карты, были фиктивными, было лишь ясно, что сим-карты были куплены в районе станции Славянский бульвар. «И что делать то? Смотреть внимательнее в детализацию: после того, как были приобретены телефоны, 24 февраля поменялся IMEI номер одного из телефонов», — замечает она.

«Что необходимо сделать дальше? Конечно, необходимо сделать запрос на IMEI для того, чтобы узнать, а вставлялась ли еще какая-то сим-карта в телефон с таким IMEI? И помнить, что сим-карты были приобретены у Славянского бульвара, а телефоны фиксировались у метро Кунцевская».

Ответ на запрос — в этот телефон вставлялась сим-карта «Мегафон» с номером на 03–32, объясняет Семененко. Оказалась, что эта сим-карта оформлена на Губашева Шадида Шахидовича, зарегистрированного в Малгобеке. «Помните, не далее как вчера, Дадаев, давая объяснение, сказал: "Не понимаю одного, а каким образом к нам привязаны боевые трубки?" Расчитано это все на то, что мы с вами вообще ничего не помним. Что все забыли, что мы исследовали, какое отношение к ним имеют. А сейчас я на примере этих трех телефонов расскажу вам, каким образом эта организованная группа имеет отношение к этим боевым трубкам».

12:31

Она показывает присяжным простенький телефон Nokia. «Вот к примеру фонарик, который использовался, как говорил подсудимый, с 21 по 27 февраля, и 24 февраля, сидя у дома Немцова, этот абонент стал наблюдать, семь часов там сидел. И вот в этот момент, неизвестно что произошло, замкнуло телефон, села батарейка, что-то такое. А в машине у того, кто следит за Немцовым, находится еще один телефон, — прокурор показывает другой телефон. — И он берет из этого фонарика переставляет, — прокуроры долго показывают, как переставляются сим-карты, — в другой. Достали сим-карту. Переставляют. И пользуется им до вечера. После чего обратно переставляет сим-карту и уже с прежним иным номером продолжает следить за домом Немцова».

«Так вот, что произошло, когда получили ответ на запрос? Что 6 декабря, когда абонент с этим номером и телефоном, находился в Солнечногорском районе, находился в интернете, смотрел что-то, он также взял, и переставил уже вот эту сим-карту, которая в этом телефоне была, и переставил в этот номер. И только всего лишь 6 декабря в один момент, он в интернете посмотрел… Но след остался! Получилось, что этот IMEI номер был совмещен с сим-картой, которая была оформлена на Губашева Шадида».

«Значит, из одной трубки у нас идет след сюда, на Губашева Шадида. Мы получаем сим-карту и имеем адрес, Ингушетия, Малгобек», — продолжает она.

Следствие анализирует детализацию на номере на 03:32, объясняет Семененко. «Выясняется, что 21 февраля, когда начало было работы боевой трубки, с 2 часов ночи по 21:29, — Семененко зовет прокурора Антуана Богданова, который переворачивает очередной лист на мольберте, — телефон с другим номером отключался. А отключался он в тот момент, когда боевая трубка была включена».

«Цифры любят точность, поэтому сейчас будет понятно все», — обещает она.

На листах, которые прокуроры демонстрируют присяжным, огромные схемы и много листов.

12:33

Семененко долго перечисляет, когда был отключен телефон, зарегистрированный на Шадида Губашева, и когда были включены «боевые трубки» — эти моменты совпадают.

«То есть тут можно четко увидеть, что лицо, пользующееся номером, оформленным на Губашева Шадида, имеет прямое отношение к слежке и убийству Бориса Ефимовича Немцова. По крайней мере, к нему есть очень много вопросов».

«Далее следствие устанавливает абонента, чтобы его задержать и задать вопросы, потому что пока еще непонятно, Губашев Шадид им пользуется, или просто сим-карта на него оформлена». 28 февраля этот номер находится в аэропорту Внуково. В 14:29 он созванивается с номером на 666-66–15. Причем это единственнное соединение этих номеров. Позже устанавливается, что в 17 часов номер Губашева уже находится в роуминге. «Значит, вывод какой — владелец номера куда-то улетел».

12:40

После этого, продолжает Семененко, следствие запрашивает, какие рейсы были из Внуково, и имеется ли среди вылетающих Губашев. «Ответ получен, есть рейс 721 до Грозного, и на нем есть Губашев, но не Шадид, а Анзор. Тут же было установлено, что это родной брат Шадида, зарегистрированный там же». На видеозаписи из аэропорта зафикисировано, что на посадку проходят два человека.

«И внимание, они похожи на тех двух мучин, которые ходили около ГУМА, и которые уходят от брошенной машины ZAZ. Идентифицируют личность второго высокого — им оказался Беслан Шаванов».

То есть низкий на записи из ГУМа — это Губашев Анзор, высокий — Беслан Шаванов, подчеркивает Семененко. «И стало ясно, что номером 03:32 пользуется не Шадид, а Анзор, — Семененко эффектно зачеркивает его имя на листе и пишет "Анзор". — Далее в аэропорту зафиксирован мужчина с щетиной, высокий брюнет, который привез Анзора и Беслана, проводил их до стойки регистрации, а потом отъехал на машине Mercedes».

Кроме того, из детализации номера с шестерками было установлено, что 3 марта в 14:29, как и 28 февраля, как и 1 марта, этот абонент сначала находится во Внуково, а уже в 17 часов в Чечне. После изъятия документов оказалось, что в Грозный улетел Мухудинов Руслан, на которого оформлен Mercedes 007, и который провожал Анзора и Беслана. «Итак, получается, что номер с этими шестерками — это Мухудинов».

12:43

Далее по месту регистрации Губашевых в Малгобеке проводится обыск. Там находится телефон, в котором есть записная книжка, в котором один номер указан — «Губаш Анзор», в другом «Губаш Шадид», и еще один номер — на 23–53 — указн Бахаев Хамзат, еще один — на 30–30 — просто «Заур».

«Подсудимых не задержали, они не допрошены, а мы уже знаем, что двое следивших из машины — это Губашев Анзор, родной брат Губашева Шадида, и Беслан Шаванов. Они же вылетели в Грозный и их провожал Мухудинов. Еще Анзор созванивается с Мухудиновым, который находится там же. То есть вопросов к ним много».

Нежинская, Кременчусгкая и Ивана Франко — эти улицы чаще всего встречаются в детализации, говорит прокурор. Следователям неоходимо было установить местоположение подозреваемых, потом еще нужно удостовериться в том, что одна и та же машина уезжала с Москворецкго моста и потом стояла на Трубниковском переулке.

Было установлено, что машина была зарегистрирована на некую Свентицкене, и что на эту машину приходили штрафы за неправильную парковку на Голиковском переулке, то есть у дома Немцова.

«И мы понимаем, что помимо боевых трубок за Немцовым следили точно с 17 ноября. Это факт».

Кроме того были еще проведены экспертизы следов из машины, оттуда были выделены следы ДНК, принадлежащие мужчинам. «И это еще никто не задержан, а ДНК уже выявлена».

12:53

«Бахаев 2 и 5 марта звонит братьям Губашевым. Ему тоже необходимо задать некоторые вопросы, как и остальным, кто был в телефоне из дома в Малгобеке», — продолжает прокурор.

Она рассказывает про номер 02–03, телефона «Заура»: он отключался в период работы боевых трубок 21, 24, 26, 27 февраля, и также фиксировался в районе Веерной улицы, и на улице Кременчугская и Нежинская. «Делаем вывод. В момент убийства соединений с Зауром нет, и он также часто бывает в ЗАО Москвы, и он также выключается, когда включаются боевые трубки. После убийства он находится на Веерной. То есть Заур, мы еще не знаем, кто это, как Беслан Шаванов, как и Губашев Анзор, имеет отношение к убийству Немцова».

Также в 02:03 есть 16 соединений с номером Мухудинова с конца декабря по 4 марта, и телефон Заура находится во Внуково 1 марта. Истребовав видеозапись и билеты, следователи идентифицировали находившихся в аэропорту людей как Геремеева Руслана и Дадаева Заура, а рядом с ними находился Мухудинов. Также Дадев связался семь раз с телефоном, который указан как Губашев Шадид.

«То есть, как мы выяснили, Губашев Анзор и Шадид родные братья. Они соединяются с телефоном Дадаева Заура. Оба связываются с этим номером. Вывод — братья знают Заура Дадаева. Созваниваются с ним». И также они знакомы с Мухудиновым, поскольку у Анзора с Мухдиновым одно соединение, а у Мухудинова с Дадаевым 16.

13:01

«Мы знаем, что Мухудинов всех провожает, и машина у него "мерседес". У него есть соединения с номером 56–22. И с номером, где на конце 222, 26 соединений. И примерно указано, что за три часа до убийства Мухудинов и номер 222 находятся по адресу Кутузовский проспект, а это адрес гостиницы "Украина", куда по показаниям Дурицкой они могли пойти с Немцовым, так договаривались накануне. За день до убийства Мухудинов и 222 также находятся в гостининце "Украина" днем. И находятся они там после того, как ZAZ едет за автомобилем Немцова, и едет как раз к гостининице "Украина". То есть вопросы появились к этому абоненту, 222. И этот номер бывал на Веерной, как и все остальные, причем бывал там одновременно с Мухудиновым и Губашевым. Взяли видеозапись за 26 февраля из "Украины". И в 15:20 туда заходит Геремеев Руслан и человек с огромной бородой. Непонятно пока, кто это. В 18:07 они выходят из гостиницы, и номер 222 именно в это время также находится в гостинице».

«Оставалось понять, каким телефоном пользовался человек с огромной бородой», — говорит Семененко.

Далее внимание следствия привлек один факт в детализации Мухудинова и Бахаева. 7 февраля 2015-го в 0:37 Мухудинов находится на улице Ивана Франко, а Бахаев находится там же вечером, и находится там всю ночь, вплоть до утра 8 февраля. В этот момент, когда там Бахаев, у Мухудинова нет соединений.

17 февраля Бахаев в 9 утра находится на станции Внуково, в этот момент соединения в детализации Мухудинова отсутствуют, фактически, 11 часов. А в 13:26 Мухудинов находится сам во Внуково, говорит она.

«В этот день из Внуково вылетают Эксерханов и Геремеев Руслан в Грозный — это я забегаю вперед, поскольку кто такой Эскерханов, мы еще не знаем», — продолжает Семененко.

«26 февраля ZAZ находится на Ивана Франко. И в это самое время у Бахаева отключен телефон. После убийства Немцова в 00:07, когда все начинают подтягиваться на Веерную, Бахаев приежает на улицу Ивана Франко, которая находится недалеко от Веерной. И находится там, сидит в квартире безвылазно, вплоть до 1 марта 2015 марта, то есть до 14:21, после чего, в 14:30, мы знаем, вылетели Заур Дадаев и Геремеев Руслан, а в 18:22 Бахаев оказывается в Ленинском, станция Внуково, именно в тот момент когда они приземлились в Грозном. Там же он находился и когда улетали Эскерханов и Геремеев».

«К Бахаеву, специалисту по связи, который предпочитает не звонки, а личные встречи, тоже возникло много вопросов. У Бахаева нет ни одного соединения с Губашевым Анзором и Зауром Дадаевым. Ни одного. У него есть соединения только с Губашевым Шадидом, 37 соединений. Он связывется только с Шадидом, но этого достаточно для того, чтобы быть в курсе того, что необходимо сделать, и где кого-то надо подстраховать».

13:09

Теперь про Мухудинова — почему он провожал, задается вопросом Семененко. Почему они все так связаны с улицей Ивана Франко, почему Мухудинов был после убийства там же, где братья Губашевы, почему за три часа до этого он был в гостинице «Украина». «Мы же понимаем, что это не просто совпадение? Мухудинов получается вообще как связующее звено, направляющее, провожающее».

2 марта он связывался с Исоевой Зариной, которая рассказала о квартирах на Веерной улице, где проживали улетевшие. «Без показаний подсудимых было понятно, что Мухудинов, Шаванов, Губашевы, Бахаев, Дадаев и абонент 222 имеют отношение к убийству Немцова. Было ясно, что на месте убийства было трое», — утверждает она.

«Бросалось в глаза что координатором этой группы был Мухудинов, и эта группа разделялась на две подгруппы — в одну входили Дадаев, братья Губашевы, в другую —Эскерханов, Беслан Шаванов и Бахаев».

7 марта было установлено точное местоположение их всех. Одновременно были произведены обыски на квартирах на Веерной, 3 и 46 и в деревне Козино, а также по месту регистрации Дадаева. «И сколько бы Дадаев ни рассказывал, что он не проживал по месту регистрации, мы знаем, что на улице Школьная не было дома в связи с оползнем, и его семья, в том числе мать, были перегристрированы и переведены на улицу Шоссейная».

7 марта были задержаны Дадаев, Бахаев и мужчина с огромной бородой, на Веерной 46. Оказалось что это Темирлан Эскерханов.

«Получается, что именно Эскерханов накануне убийства Немцова встречался с Мухудниовым в гостинице "Украина", за три часа до убийства Немцова».

13:14

Семененко зачитывает протокол обыска квартиры на Веерной, 46. На вопрос следователя Эскерханов пояснил, что это квартира Руслана Геремеева, а остальные часто бывали в ней. Там были найдены командировочные удостоверения Дадаева, Геремеева Руслана, договор найма — прокурор перечисляет все, что было изъято в квартире.

Наниматель квартиры — Мухудинов Руслан, а риэлтор некая Катя. «Внимание — изъята также коробка из-под телефона «Билайн» с IMEI-номером, — прокурор переворачивает листы обратно, — на 906. Изъята на Веерной, 46 в присутствии Эскерханова».

«Сразу было понятно, что этот человек с большой бородой, обеспечивал безопасный отъезд участников преступлния. В его телефоне оказался ролик с Немцовым, и мы не верим, когда он говорит, что не знает, кто это, а в компьютере были забиты ключивые слова "Немцов Борис Ефимович"».

С Дадаевым у Эскерханова было 13 соединений. Также в его телефоне было фото с Дадаевым у «мерседеса». На фотографии у Дадаева оружие: «Мы понимаем, что он умеет стрелять». А также скриншоты с компьютера из гостиницы «Украина» от 14 февраля 2015 года, на которых видно, как расположены камеры.

«Откуда же он их взял, если их только служба безопасности может предоставить?»

Далее следствие получило детализацию по IMEI с найденной в квартире коробки «Билайна», и оказалось, что в него включался номер на 77. «И оказалось, что детализация этого номера очень была похожа на детализацию боевых трубок, только функционировали они с 3 февраля по 16 февраля.

«Это просто конспирация, они меняли номер. Находились эти телефоны также у дома Немцова, включались примерно в то же время».

Эта боевая трубка работала 3 февраля, в это время отсутствовали соединения у Эскерханова и Губашева Анзора. Потом 7 феварля, и в это время соединений не было у Дадаева и Анзора, 9 февраля тоже нет соединений у Анзора и Дадаева, 10 февраля трубка включена, а соединений у Анзора и Шадида нет. 13 февраля, когда включена трубка, без соединений телефон Эксерханова и Анзора, 14 февраля трубка у дома Немцова, а соединений нет у Анзора и Дадаева, 16 февраля — то же самое, только соединений нет у Анзора, Дадаева и Эскерханова.

13:25

17 февраля Эксерханов улетел в Грозный, откуда 20 февраля вернулся, продолжает прокурор. После этого начали работу уже следующие "боевые трубки". Она пересказывает показания Эскерханова от 8 марта, где он рассказывает про Романа Гурария. Тогда Эскерханов сообщил, что в день убийства Немцова был в баре Royal Arbat.

Однако на записи с подъезда на Веерной 46 видно, как он туда заходит вместе с Геремеевым. Потом к ним приезжают Шадид Губашев и Беслан Шаванов, говорит прокурор. Через некоторое время он и Геремеев оказываются в гостинице «Украина». Потом они возвращаются на Веерную: 46, а через 8 минут Эскерханов звонит Дадаеву. В 20:41 Эскерханов звонит Мухудинову, а в 20:42 звонит Дадаеву, и через 14 минут Шадид также созванивается с Дадаевым.

«Обратие внимание, что Шадид находится там же: где и Эскерханов. Это к вопросу о том, что Губашев говорил, что он там не бывал, "ну, может быть, заходил". А откуда же там у него зубная щетка тогда? Плюс детализация. То есть совокупность доказательств говорит что Шадид Губашев и Эскерханов друг друга знают».

«У Губашева Анзора в этот день нет соединений, то есть он у дома Немцова. И боевые трубки тоже работают. И работают они после того, как у гостиницы "Украина" увидели машину Немцова, и до 21 часа 26 февраля, что говорит о том, что в машине ZAZ за рулем ехал Губашев Анзор», — говорит прокурор.

Она спрашивает у присяжных, нужен ли им перерыв, но те отвечают отрицательно.

13:28

Прокурор рассказывает про экспертизу видеотехническую, которая дала заключение, что у ГУМа, на Трубниковской и в аэропорту— одни и те же люди.

Прокурор повторяет, что 27 февраля в 15:50 Дадаев звонит Мухудинову. Через 7 минут Дадаев на «мереседесе» привозит Геремеева на Веерную, и сам уезжает. Вопреки показаниям Дадаева о том, что он поехал на Веерную, 3, по «Потоку» видно, что Mercedes в 16:48 поехал в Дорогомилово. В 17:28 на Веерную, 46 где Геремеев Руслан заходит Эскерханов — это понятно по видео.

«А Эскерханов в показаниях говорил что в это время спал на Климашко и ездил с Гурарием», — замечает прокурор. А в 13 часов туда же на Веерную заходит Мухудинов, при этом «Эскерханов говорил, что не знает, кто такой Мухудинов, что, ну Русик, и что не общался с ним почти. А мы сейчас посмотрим, как он с ним не общался», — прокурор переворачивает лист на мольберте.

13:33

Семененко снова с указанием времени возвращается к моменту слежки за Немцовым у ГУМа, теперь уже указывая, кто и что делал.

«Дадаев берет оружие из автомобиля ZAZ, стоящего на островке безопасности и идет, спускается в переход, выходит в тот момент, когда Немцов и Дурицкуая уже идут по мосту»

Она замечает, что в показаниях подсудимых были противоречия о том, где именно лежало оружие. «Но по сути это ничего не меняет, где оно лежало, главное, что оно стреляло».

Автомобиль ZAZ выезжает после звонка в 23:29:53 по детализации. В 23:30 с 10 по 20 секунду на видеозаписи по мосту едет снегоуборщик, который закрывает Немцова и человека, который идет за ними. В этот момент, с 23:31:18 по 22 секунду, сзади машины снегуоборочной выбегает человек, который запрыгивает в машину с выключенными фарами. В 23:31:19 машина уезжает. «Немцов убит, а машина фиксируется на мосту. Эксперт категорично сказал, что это ZAZ с номером 649».

Теперь она рассказывает про техническую экспертизу по «боевым трубкам». Эксперты дают четкий ответ, что зона охвата «боевых трубок» в тот момент — это Большой Москворецкий мост.

«То есть экспертизы четко совместили звонок на боевых трубках, начало движения автомобиля с выключенными фарами, еще одно соединение, и после этого в 23:31 машина на второй полосе, где снегуобрщик закрыл Немцова, в 23:31:16, а потом человек запрыгивает и все — уехал».

13:37

Семененко рассказывает про экспертизу по ранениям Бориса Немцова. 5 выстрелов из 6 попали в Немцова, от четырех из них он скончался на месте. «То есть выстрелы велись примерно в одну точку».

«Как адвокаты пытались сказать, что еще выстрел в грудь был, уважаемые присяжные, все выстрелы проводились сзади. Слепое ранение, согласно экспертизе, было причинено по передней подмышечной линини, то есть сбоку. Это как раз когда, судя по показаниям Дадаева, Немцов стал заваливаться и повернулся сбоку, и он еще раз выстрелил».

Возвращаемся к хронологии событий, говорит прокурор.

Она рассказывает, что машину преступники кинули в нескольких сотнях метрах от бара Royal Arbat, в котором, согласно его первым показаниям, был Эскерханов.

«Уважаемые присяжные, не кажется ли вам странным подобное совпадение, что Эскерханов находится рядом с тем местом, где была брошена машина ZAZ Chance? Тем более, что, где бросить машину, они знали заранее. Начиная с 14 февраля практически каждый день, согласно "Потоку", они ездили по маршруту через Новый Арбат, и именно так они поехали после убийства Немцова».

13:42

«Часто преступники сильно заблуждаются, думая, что если он не был на месте убийства, то доказать его вину невозможно. Да, это сложнее, в этом сложность заказных убийств. В данном случае мы имеем слаженную группу, которая состояла из организатора, участников, разделенных на две группы — Мухудинов с Эскерхановым и Дадаевым, и вторая подгруппа — это Дадаев, имеющий свою группу, состоявшую из братьев Губашевых, Бахаева и человека, которого всегда можно вызвать, — Беслана Шаванова. С которым они очень хорошо знакомы».

«Мухудинов подыскал квартиру на Веерной, 3 примерно за 60 тысяч рублей в месяц, и на Веерной, 46 подыскал квартиру для покупки, примерно за 19 млн рублей. Машину Mercedes купил, за 2,5 млн рублей. В этой квартире проживали остальные. Мухудинов покупал оружие, он же осуществлял отход вместе с Эскерхановым. Эскерханов был на подстраховке на случай, если Немцов все же пойдет в гостиницу "Украина". В такой сложной группе не обязательно связыватьая по телефону между собой таким ее членам, как Эскерханов и Бахаев. Они говорят, что не знакомы. Может быть и так, хотя фактов этому нет. Это не значит, что они не могли заниматься одной целью и осуществить поставленную им задачу».

На доске у прокуроров нарисована сложная схема группы.

13:45

Семененко обращается к присяжным:

«Если есть организованная группа, то каждый из участников отвечает за содеянное. Даже если организатор находится в другой точке мира. Таков закон. Подсудимый Эскерханов был уверен, что у него алиби, потому что он не был на месте убийства. Ошибся Эскерханов! Ему не веришь. Если он не был на месте преступлния, то почему он скрыл тот факт, что 26 февраля проводил время с Геремеевым в том месте, куда пришли все остальные? Почему он созванивался с Дадаенвым, почему он говорил, что был по другому адресу и с другим человеком, и почему он созванивался с Мухудиновым, организотором убийства Немцова?»

Прокурор подробно рассказывает, когда и как созванивались Мухудинов и Эскерханов. «Вот если бы Эскерханов говорил правду, он ответил бы на все эти вопросы, которые я перечислила. А не ответил он потому, что он говорит не-прав-ду!»

«В соответствии с законом подсудимый может говорить, что хочет. Может молчать, может дать одни показания, потом изменить, это его право. Подсудимый не предупрждается об уголовной ответствнности за дачу ложных показаний, за отказ от них, в отличие от свидетелей, потерпевших, экспертов, каждый из которых предупреждается об этом. Поэтому необходимо показания подсудимых как на следствии, так и в судебном заседании оценивать в совокупности доказательств по делу».

13:56

Прокурор переходит к обыску в деревне Козино, где жили Бахаев и братья Губашевы. Там были изъяты сигареты «Парламент». Эти сигареты курил Бахаев, согласно экспертизе. В 192 метрах от деревни были изъяты пули и гильзы. И снова сигареты "Парламент" — но из-за того, что на них был снег, не получилось установить следы того, кто их курил.

При обыске у Губашева был изъят BMW. На 4 предметах одежды были обнаружены следы продуктов выстрела. «Откуда у Губашевых следы выстрелов на одежде? И почему на сигаретах "Парламент" следы Бахаева? И зачем он засунул в дымоход дома, в котором проживал, шприц?» — восклицает Семененко.

13:58

«Теперь предлагаю перейти к анализу допросов подсудимых Дадаева и братьев Губашевых, и понять детали совершенного преступления, суть которых нам уже ясна», — говорит прокурор.

Она зачитывает первые признательные показания Заура Дадаева. «В своих показаниях он называет троих, кто был на месте убийства — Губашев Анзор, Дадаев и Беслан Шаванов. Мы это знали уже из доказательств».

«Также он сообщает подробности, о которых еще никто не знал, потому что экспертиза-то позже была: шесть раз стрелял. Мы подумаем — ну понятно, шесть гильз, шесть выстрелов. Но ведь некоторые гильзы могли быть утеряны. То есть про шесть выстрелов мог знать только стрелок».

Мария Семененко закашлялась.

Судья Юрий Житников объявляет 40-минутный перерыв.

14:56

После перерыва заседание продолжается.

Прокурор Мария Семененко, не упоминая о том, что орудие преступления до сих пор не найдено, рассказывает, что по гильзам-пулям невозможно было точно установить вид оружия «ПМ с глушителем», о котором говорил в признании своем Дадаев. Про вид оружия мог знать только стрелок — так Дадаев и сказал в своих показаниях, подчеркивает прокурор.

То, что оружие было одно, тоже знал только стрелок, говорит Семененко, поскольку на тот момент не была окончена экспертиза и никто не мог знать такие детали, о которых рассказал Дадаев. В дальнейшем эксперты подтвердили его слова: что стреляли из одного оружия, что пистолет был с глушителем, что это мог быть ПМ. «И этого, когда он давал показания, никто, ни следователь, ни оперативные сотрудники, не могли знать».

В следующих показаниях от 8 марта Дадаев также признал свою вину. Прокурор читает его показания, где он говорит, что данные о Немцове он узнал из интернета. «Получается, что Дадаев точно пользовался боевыми трубками, машиной ZAZ, а также на Веерной, 46 был изъят компьютер, и на жестком диске были слова "Немцов Борис Ефимович"».

15:03

Далее прокурор зачитывает отрывки из показаний Дадаева: «Машины иногда негде было поставить, потому что за парковку штрафовали». «Действительно — 27 января, 30 января, 3 и 11 февраля зафиксирован ZAZ у дома Немцова», — замечает прокурор.

Она читает показания Дадаева про «боевые трубки» и с выражением зачитывает, как он рассказывал про убийство.

15:08

«Уважаемые присяжные, обратите внимание, что ни один из подсудимых не говорит о Веерной, 46. Все говорят про Веерную, 3. Также никто не говорит, что следили с осени — а мы понимаем, что с осени, если он с ноября находится у дома Немцова», — продолжает Семнененко.

«Почему никто не говорит про дом 46? Ну во-первых, потому что там был изъят компьютер, где набирались ключевые слова. Также была обнаружена коробка из-под боевого телефона, с первого захода. Также были изъяты командировочные удостоверения, в том числе Дадаева, где говорилось, что он в командировке, и значит, мог быть в Москве. Также были обнаружены полотенце и зубная щетка Губашевых, которые говорят, что Дадаева вобще не знают. Именно поэтому Дадаев говорит, что приехал на Веерную, 3. Там ничего, кроме его следов, не было обнаружено… Ну и кроме наркотиков. Но это им не вменяется, поэтому ничего говорить не буду».

«Он не заходил на Веерную 3, и знаете почему? Потому что у дома на Веерной, 3 стояла скорая и полиция, ни один человек после убийства не пойдет в такое место. При этом у него с собой и оружие, вот из показаний: "Ствол был у меня с собой, я его не выкидывал в воду»».

Потом, согласно показаниям, Дадаев звонил «человеку, чтобы отдать ствол», а согласно детализации это «Русик» — тот самый Руслан Мухудинов, который Дадаева якобы не знал. «С января по март с ним 146 соединений у Дадаева. И одно из них — после убийства»

«Дадаев выходит, ему же нужно отдать оружие, а Анзор и Беслан остаются там до утра», — говорит Семененко. Она читает из показаний про мотив убийства и слова, которые по словам Дадаева ему говорил Мухудинов: «Ради аллаха тебе длили щедра». И следователь спрашивает — а что это значит? «А это значит ради аллаха я тебя озолочу».

Семененко заключает:

«Согласно этому принципу, это и есть убийство по найму, а не ради всевышнего. Любая религия запрещает убийство. Убить человека — это убить всю вселенную, как говорил пророк Мухаммед».

15:12

Мария Семененко говорит о деньгах — сколько стоит ZAZ Chance, сколько Mercedes ML, сколько телефоны. Она зачитывает слова Дадаева о том, что он левша, но оружие вытащил правой рукой, а потом переложил его в левую.

«Экспертизы появятся позже, но в них будет абсолютное подтверждение слов Дадаева, — подчеркивает она. — За левым ухом — следы продуктов выстрела, в ZAZ — следы Дадаева, Шаванова и Губашевых».

«В аэропорт его провожал тот самый Русик. Но Дадаев скромно умолчал, что улетел вместе с Русланом Геремеевым. Также он скромно умолчал, что ездил на "мерседесе" с Эскерхановым — даже фотография есть».

«Уважаемые присяжные, сразу видно, что действиями Дадаева руководили, обещая при это вознаграждение», — замечает прокурор. «По поводу героизма и патриотизма хочу отметить одну вещь — если речь идет о патриотизме, то причем тут деньги? Как-то тут не вяжется это все…»

15:17

«Из этих показаний мы получили детали произошедшего, но на суть это не влияло. Когда появился адвокат Цакаев, Дадаев изменил свои показания, но опять же, ни на что это не повлияло», — снова говорит гособвинитель.

Теперь она будет другие показания Дадаева цитировать — уже новые.

«Теперь он решил сказать, что Русика, или Абдурахмана, он знает три года. В предыдущих показаниях он был просто незнакомым человеком. Почему можно про него сказать, подумал Дадаев? Все просто, Мухудинов в розыске. Они были знакомы, скрывать это не надо, подумал Дадаев, безусловно, по совету своего очень профессионального адвоката».

Она пересказывае слова Дадаева о том, как он зашел домой после 22 часов, как зашел Русик и сказал что в подъезде полиция. «Сразу возникает вопрос, если человек находился дома в момент убийства, то почему он сразу не сказал об этом? И почему в суде он нам сказал, что после 16 часов находился дома, а не после 22? Когда мы задали ему вопрос — вас не было на убийстве, а тогда почему время разное, куда пропали часы-то, Дадаев сказал: ошибся. Да, подсудимый может все что угодно отвечать, ваше право. А наше — оценивать, что он говорит, верить ему или нет. И вам на основании совокупности доказательств принимать решение».

15:19

«Я эти показаниям не верю, поскольку он обманывает — не сказал сразу — и поскольку его показания опровергаются двумя его телефонами, вернее, отсутствиями соединений на них. Также мы видим, что заходит он на Веерную, 46, а сейчас говорит про Веерную, 3. Получается, Дадаев хочет нам сказать: вот вы мне верьте, а не верьте глазам своим, то, что мы видели на видео. Сказал про алиби ничем не подтвержденное, про пытки, ничем не подтвержденные. Возможно, кто-то поверит — думал Дадаев, выступая в суде».

«Можно вспомнить из протокола его же допроса — что никакого физического и психологического давления на него не оказывалось — это дословно, он сам говорил», — замечает прокурор.

15:24

Она переходит к показаниям Анзора Губашева от 18 марта, когда он якобы сам попросил допросить его.

«Никто не смеет права говорить на всевышнего — тем более Немцов — извините, это дословно — гнида конченая», — зачитывает Семененко.

«Помимо того, что на Веерной, 46 был изъят компьютер, в ходе обыске у девушки Анзора тоже был изъят компьютер, где также на жестком диске были обназначены ключевые слова — "Немцов Борис Ефимович"».

Протокол Мария Семененко читает по ролям, меняя свой голос и интонации в зависимости от того, читает слова следователя, слова Анзора Губашева или добавляет свои комментарии. Голос Губашева в ее исполнении звучит нагло и дерзко.

15:30

На фразе «Машина моя — ZAZ» Семененко особенно переигрывает, изображая дерзость Губашева.

«На этих данных мы видим, что он умышленно скрывает фамилию Руслана и то, чем он занимался. Данные показания не совсем соответствуют истине. Как понять правду? Ну конечно, сопоставить с другими доказательствами. Говоря это, Губашев не знал, что в это время уже была изъята видеозапись из апэропорта и уже зафиксировано, что там был Мухудинов. Также Губашев Анор не зал, что уже получена видеозапись с Веерной, 46, где после убийства Анзор и Шаванов заходят на Веерную, 46, а не на Веерную, 3. А там, на 46, был Эскерханов, который созванивался с Мухудиновым и с Дадаевым».

«Также не знал Анзор, что было установлено, что квартиру на Веерной, 3 снимал Руслан Мухудинов, фамилию которого он не указал в протоколе допроса. То есть в преступлении участвовали больше людей, чем трое, о которых говорится в их признательных показаниях».

«Нам было все равно, кто будет стрелять», — говорится в показаниях. «Ну значит, все умели стрелять? Это к вопросу о тренировочном стрельбище…», — замечает прокурор.

Она продолжает зачитывать показания и комментировать их: «"Не раскаиваюсь, не раскаивался и раскаиваться не буду", — говорит Губашев Анзор. И на вопрос о недозволенных методах следствия говорит — "не оказывались"».

15:40

Затем Семененко рассказывает про протокол проверки показаний на месте, где Анзор Губашев показывал, куда ставили машину, «и вот так вот еще рукой показывал».

«Показал и киоск, где он покупал кисель, а это тот самый кисель, который нашли в машине ZAZ 646», — замечает прокурор.

Она опять возвращается к окну в ГУМе, через которое преступники увидели Немцова, и к тому, что Дадаев в это время был на островке безопасности на Васильевском спуске.

После этого Семененко цитирует показания Анзора Губашева от 14 января, данные с участием адвоката Хадисова, где они опять были изменены: «Анзор сообщил уже, что по просьбе своего знакомого Беслана Шаванова возил его по Москве на автомобиле ZAZ 646»

Она читает слова Губашева о том, как Шаванов ему позвонил и попросил подъехать к мосту, и увидел, как там падает мужчина, в этот момент Шаванов сел к нему в автомобиль, и они уехали.

«Живой пример того, как после общения с адвокатом подсудимый поменял свои показания. Его право. Но в чем же смысл этих показаний? Беслана Шаванова уже нет — он подорвался при задержании. Ему уже все равно. Пусть он будет стрелком, Дадаева выключим из схемы, а сами прикинемся, что просто катались по городу. Ну, нормально! Но не каждый думает, что можно сопоставить доказательства. Почему Шаванов не стрелял? Потому что Дадаев хотя бы подтвердил это, а он что сделал это — он вообще опять изменил показания и сказал, что не был на месте убийства».

Прокурор говорит про свидетеля Молодых, которых описывает киллера как человека 170–175 см ростом и среднего телосложения, а Беслан Шаванов — это 190 см роста.

«Кроме того, со стороны защиты свидетель Ахматов — помните, приятный такой мужчина — описал Беслана Шаванова так: рост 186 сатниметров, со сколиозом. Ну собственно говоря, свидетель защиты подтвердил, как выглядел Шаванов согласно версии экспертов», — говорит она.

«Кроме того, если стрелок Шаванов — то откуда у Дадаева следы выстрелов?».

15:50

Прокурор переходит к Шадиду Губашеву и его показаниям:

«Как вы помните, вину он не признал, интернетом не пользуется… Это просто они думают, мне кажется, что мы ничего не помним. Дальше он сказал, что работал на грузовике, жил в одной деревне, никогда не курил, спортсмен, а откуда следы выстрелов на его одежде изBMW — не знает, но уверен что подбросили. Почему уехал из Москвы вслед за остальными? Ну потому что уехал домой. На вопрос, откуда у него 600 тысяч рублей, он сказал «а что у меня не может такой суммы?» Конечно, неплохие показания с точки зрения защиты. Вроде ничего не делал. Но это, уважаемые присяжные, не так».

Прокурор читает первоначальные показания Губашева, где он говорил, как он из Козино уехал к своей девушке и всю ночь был у Штыркиной.

«Странный парень, уважаемые прияжные, Губашев Шадид, ну ведь это так быстро проверяется? Проверили по его детализации. С 21 до 03:11 у Губашева соединений нет, и в 03:11 — в ночь, когда он говорит, что у Штыркиной — опредялется детализация, что он на Веерной, там же, где Анзор, где рядышком, на Ивана Франко, сидит Бахаев, который тоже проживает в Козино, но, по странному стечению обстоятельств, не находится в Козино, а сидит рядом с Веерной. Ну он хотя бы не включает там телефон, недаром ведь он специалист по связи».

Семененко продолжает читать показания. Там Шадид Губашева рассказывал, что когда они, Дадаев и Анзор, приехали, они стали сидеть на кухне и говорить, про то что Немцов — «мразь американская».

Она пересказывает другую версию показаний Губашева, про то, что 27 февраля он на BMW приехал к своему дяде. «Это Губашев Шадид пытается объяснить провал в своих детализациях во время убийства. Но если так было, то почему сразу не сказал про дядю?»

Некоторые присяжные слушают прокурора невнимательно и кажется, что они уснули.

15:56

Дальше Семененко читает слова Шадида о том, что в начале четвертого его разбудил Рамазан, друг дяди, кторого он довез домой, а сам поехал в Козино, но по пути позвонил Заур Дадаев и попросил приехать на Веерную.

«Теперь эти же показания он подгоняет под детализацию», — замечает обвинитель.

Потом он заходит в квартиру, где они рассказывают, как убили человека, как они сказали, Немцова, говорит она. «Я пробыл там два часа и уехал»

«Согласно детализации, Губашев Шадид пробыл там не два часа, а до следующего дня», — отмечает Семененко.

«Ну и конечно, забыл он упомянуть и о звонках 2 и 5 марта 2015 года, когда он уже ехал в Грозный, а ему звонил Бахаев Хамзат, с которым он говорит, что не общался, даже когда они проживали в одном доме. Ну а зачем им общаться!»

Он говорит про детализацию номера Шадида Губашева: он часто находится у деревни Грязи, как Анзор и Хамзат, часто бывает в Одинцовском районе, причем когда там бывают остальные, созванивается с Дадаевым — и телефон у него тоже выключается, когда включаются «боевые трубки».

Вечером 28 февраля Шадид созванивается с Дадаевым, как и 1 марта. «Хотя он нам говорил "ну как общались — просто брат и все". Но просто брат — это все хорошо — но между ними 139 соединений! И плюс семь соединений с другим номером! Поэтому общаются они достаточно часто, также как с ним общается Губашев Анзор, с Зауром Дадаевым, и еще Мухудинов также с Зауром Дадаевым».

16:03

Семененко говорит о том, что Шадид Губашев, согласно детализации, был в поселке Бенилюкс — там, где у Немцова был загородный дом.

«Также стало известно что на Шадида был оформлен BMW, и сразу был получен "Поток" — в ночь на 2 марта, после звнка Дадаева, он уезжает из Москвы в Ингушетию», — продолжает она.

«Конечно к Губашеву Шадиду вопросы такие. Зачем 26 февраля по просьбе Заура Дадаева он встречает Шаванова? Почему ночью после убийства находится вместе с Анзором и Дадаевым и Мухудиновым? Зачем после отъезда брата он звонит вечером Дадаеву и 1 марта три раза, что он такого выяснял? Почему после отъезда 28 февраля Анзора сам Шадид в ночь после звонка Дадаеву уезжает? Что он делала в ноябре и декабре в Бенилюксе по месту проживания Немцова? И почему после того, не застав там Немцова, перестали там присутствовать, когда автомобиль ZAZ переместился к дому Немцова в Москве? Вот такие вопросы к Губашеву Шадиду. На них он не ответил».

16:06

Гособвинитель переходит к детализации номера Хамзата Бахаева.

«Он тоже часто в Одинцовском районе, и там есть указания на улицу Ивана Франко, это также ЗАО, и улица недалеко от Веерной, и там 22 февраля в 16:18 включается одна из боевых трубок, и 26 февраля в 9:48 утра ZAZ едет именно с этого адреса, где так часто бывает Бахаев и именно в тем моменты, когда у него остутствуют соединения».

«В начале процесса адвокат Садаханов очень долго смеялся, что это за доказательства, сигареты "Парламент"? Нет, не только. Смотрите: 7 февраля Мухудинов с Бахаевым утром. Вечером, в то время пока Бахаев здесь, у Мухудинова соединения отсутствуют, 17 февраля то же самое, и в этот самый день Эскерханов и Геремеев уезжают в Грозный. Плюс 22 февраля у Мухудинова нет соединений в течение 10 часов, в 16:18, в тот самый момент, когда у Мухудинова нет соединений, включается боевая трубка на Ивана Франко. У Бахаева соединений нет, и она находитя также на Ивана Франко. 28 февраля в 00:07 Бахаев находится на улице Ивана Франко, и находится там безвылазно до 1 марта, до 14 часов, после чего едет на станцию Внуково, туда же, где он был 17 февраля. То есть едет в то же место, когда улетают участники группы в Грозный».

16:14

Прокурор Семененко переходит к показаниям свидетелей, которые, по ее словам, тоже подтверждают всю остальную совокупность доказательств. Например, допрос Исоевой Зарины, которая была домработницей в квартирах на Веерной, 3 и 46 и видела там всех фигурантов дела (кроме Бахаева).

Семененко пересказывает показания Исоевой и других свидетелей, выступавших в суде. Например, менеджера Трапезина, который продавал подержанный ZAZ Chance и утверждал, что опознал в покупателе Заура Дадаева.

16:21

Судья Житников прерывает пересказывающую слова свидетелей Марию Семененко и объявляет получасовой перерыв.

17:05

Перерыв закончился. Семененко продолжает.

Она рассказывает о том, что свидетель — менеджер автосалона Трапезин — указал на Дадаева как на того самого Заура, который покупал ZAZ Chance. Кроме того, при обыске было изъято удостоверение командировочное, согласно которому Дадаев должен находиться в командировке в Малгобеке.

Из показаний Трапезина и Исоевой можно сделать вывод, что именно Дадаев покупал ZAZ, говорит прокурор. «Но я обращаю ваше внимание на существо дела. На самом деле, кто покупал этот автомобиль, по большому счету не имеет значения. Главное, кто в нем был, где он был в момент убийства, и чьи следы обнаружены. Вот на такие моменты необходимо обращать внимание».

17:08

Теперь Семененко говорит про 112 предметов из машины ZAZ, изъятых 1 марта. Обращает внимание, что еще до задержания подсудимых эти образцы были изъяты. После того как их задержали, к ним были вопросы по обнаруженным предметам. Например у Дадаева был телефон, в котором был записан номер «Беслан Алхаз», то есть — Шаванов.

26 февраля в 01:06 Дадаев звонит Беслану Шаванову, у них 9 соединений, вплоть до 9:57. Затем в 13:30 Шадид и Беслан выезжат из аэропорта и едут на Веерную — в этот день Шаванов прилетел в Москву из Грозного, его встречал Шадид Губашев.

17:12

Прокурор говорит о результатах молекулярно-генетической экспертизы из автомобиля ZAZ Chance. В машине и на найденных в ней предметах — например, на бутылке из-под киселя — нашли ДНК Анзора Губашева.

«То есть Анзор много находился за рулем этой машины, а также иногда сидел сзади справа», — описывает Семененко результаты экспертизы.

Из обнаруженных в ZAZ Chance следов следует, что «Беслан Шаванов сидел сзади слева», «Губашев Гадид сидел сзади справа», а «Заур спереди справа на пассажирском сидении».

Кроме того, в ZAZ обнаружены микрочастицы следов продуктов выстрела. «То есть те, кто садился в автомобиль, соприкасались с оружием».

Семененко пересказывает, как Анзор Губашев покупал кисель в ларьке возле церкви рядом с домом Бориса Немцова.

«Уважаемые присяжные, обращаю внимание, что в ZAZ были следы только четырех лиц. Следов Эскерханова и Бахаева там не было. Это к вопросу о том, что следы там оказались только после того, как у них взяли образцы. Но это не так».

Она добавляет: «Если следовать логике подсудимых, то почему бы тогда не подложить следы Эскерханова и Бахаева?»

17:16

«Почему же еще мы можем уверенно сказать, что стрелял именно Дадаев? — задается прокурор вопросом. — Ну мы уже знаем про смывы, и нам Дадаев в суде сказал, что когда он 1 марта полетел домой, вечером в воскресенье он уволился из воинской части. А 2 марта сдавал свое оружие, которое сам отстреливал, в связи с чем и могут быть следы»

Но, говорит Семененко, это неправда, потому что пистолет он сдал еще 27 января, а плановый отстрел в 2015 году проводился только 20 сентября 2015 года. А автомат его отстреливался вообще в октябре.

«Доводы Дадаева опровергается объективными данными, а он может говорить все, что угодно», — заключает прокурор.

17:23

Она рассказывает про обыск дома у Дадаева в Малгобеке, где были изъяты патроны. Там были четыре патрона с маркировкой 3886, как на гильзах на мосту. «Как мы понимаем, это не просто совпадение», — подчеркивает Семененко.

После этого она читает заключение по гильзам и пулям с моста и из тела Немцова — это продукция одного завода и одного года выпуска. Прокурор долго объясняет про эту экспертизу, зачитывая из нее куски. Звучат такие слова как «штамповка», «особенности рельефа» гильзы.

«Уважаемые присяжые, все эти экспертизы, как я уже говорила, были получены гораздо позже того, как Дадаев дал признательные показания», — повторяет прокурор.

17:32

Прокурор затрагивает вопрос об отпечатках пальцев.

«Вот защита говорит, что раз отпечатков нет, то и доказательств нет. Но я вам сейчас объясню, почему может не быть отпечатков пальцев. Во-первых, их могут стереть или быть в перчатках. Во-вторых, может быть малый след, не пригодный для идентификации — есть генетика, дактилоскопия, но отпечатков пальцев нет. И сейчас я вам покажу такой момент…» — прокурор Львович принсит фонарь, пленку, что -то еще в пакетах.

Адвокаты обвиняемых пытаются что-то возразить, но судья их обрывает.

В колбочке магнитный порошок, объясняет Мария Семененко. Этот черный порошок она демонстрирует присяжным. Те очень заинтересовались происходящим.

Прокурор берет палочку, опускает ее в порошок… — и на конце у этой палочки получается пушистая кисточка!

После этого гособвинители берут стакан, трогают его пальцами, затем проводят кисточкой по стакану. Затем Семененко берет фонарик и светит на стакан.

«Вот это следы, пригодные для идентификации, потом их исследуют. У каждого человека узор индивидуален», — говорит она и вытирает салфеткой стакан.

Затем Семененко трогает стакан только краем пальца, так чтобы след получился смазанным — и опять трет стакан кисточкой. И показывает присяжным — это уже следы, непригодные для идентификации!

«Собственно говоря, это и имеют ввиду эксперты, когда говорят, что следы есть, но экспертизу по ним провести нельзя», — заключает она.

17:45

«Поэтому помимо дактислокопической экспертизы есть генетическая, — продолжает Семененко. — Так, например, умалчивание о квартире на Веерной, 46 разрушается об нее как раз — мы знаем, что все обвиняемые там были».

«Подсудимые не признат вину и на вопрос «а вы не видите ничего странного, что сразу после убийства они [все уезжают]?» говорят «а что такого?» Ну домой поехали. Но почему они поехали сразу после убийства Немцова, а в Москве остались только Эскерханов и Бахаев, которые находились не на месте убийства Немцова, полагая, что это и есть алиби? Потому что они думали, что так смогут себя обезопасить. Но мы можем сопоставить детализацию звонков, и тогда станет ясно, что они не ехали. Они — бежали», — восклицает Семененко.

Она снова обращается к доске с прикрепленными к ней листами с выписками из биллингов за 28 февраля — в ночь и день после убийства Немцова.

«Бахаев 00:07 — Ивана Франко. Губашев Анзор и Дадаев — 00:57 и 00:53 на Веерной. В 01:55 Дадаев звонит Мухудинову. Беслан Шаванов включает номер в 02:11. Губашев Шадид в 03:11 на Веерной, и это тоже первое соединение после того, как он отключил телефон около 21 часа. В 10:04 Беслан Шаванов, Мухудинов и Анзор садятся в «мерседес» и едут во Внуково. В 14:06 они проходят на посадку. В 14:29 Мухудинов звонит Губашеву Анзору. В 14:30 вылет. В 14:32 Губашев Анзор звонит Дадаеву. 17:47 Анзор снова звонит Дадаеву, и по детализации Анзор уже в Грозном. 18:27 — Эскерханов звонит Мухудинову. Через минуту Губашев Анзор звонит Мухудинову, 21:38 — Мухудинов-Дадаев, 21:33 — Дадаев- Шадид Губашев. Вот это звонки 28 февраля», — быстро перечисляет прокурор.

«Теперь 1 марта. Ну вроде бы все разъехались, зачем они перезванивались? 00:27 Дадаев-Мухудинов. 11:08 Дадаев-Мухудинов. Через 10 минут Дадаев-Шадид. 12 — Дадаев-Шадид. 14:10 Дадаев-Мухудинов. 14:10 Геремеев Руслан — Дадаев. 14:30 — вылет. 18:25 Бахаев во Внуково, на станции РЖД. 18:37 — Эскерханов-Мухудинов. 19:25 Дадаев в Грозном. 20:03 Мухудинов и Дадаев перезваниваются»

«2 марта. 00:11 Мухудинов-Эскерханов. 13:20 — Бахаев—Шадид. 17:44 Анзор—Дадаев. 18:29 Дадаев — Мухудинов. 20:24 Дадаев — Анзор. 20:06 Шадид-Бахаев. Я к тому, а зачем Бахаеву с кем-то связываться, если он может получить указания от другого?»

Она продолжает описывать схемы звонков: «В ночь со 2 на 3 марта Шадид едет домой, и в это время несколько раз Бахаев и Эскерхнов созваниваются [с ним], пока он едет».

«4 марта — 13:32 и 13:29 Эскерханов с Мухудиновым и все. Больше у них соединений нет. 5 марта 17:32 и 17:30 Бахаев созванивается с Губашевым Шадидом. Но они же не общались? Разъехались по домам? О чем разговаривать?»

17:50

«Заканчивая свое выступление, обращу внимание на то, что скажет защита, — подытоживает Мария Семененко. — Они скажут, что нет доказательств, все косвенное, нет ничего прямого. Хочу вам рассказать про косвенные и прямые. Так вот, косвенные и прямые доказательства — они равны, это как монета с любой стороны имеет равное достоинство, это одна монета. Совокупность прямых и косвенных доказательств бесспорно доказывает, что все подсудимые виновны. Что такое косвенное? Один блестящий хирург сказал, что "Когда я делаю трепанацию, я вижу мозг, но не вижу ума. Но это ведь не доказывает, что его нет"».

По ее словам, вину подсудимых доказывают как прямые доказательства, так и множество косвенных.

«Когда сторона защиты начнет выступать и вырывать из контекста, сравнивайте со своими записями. И еще они могут заострить внимание на том, что вот вы знаете, все сомнения трактуются в пользу подсудимых, это презумпция невиновности. Но защита забывает одно слово — не просто сомнения, говорится у нас в Контстиуции, а неустранимые сомнения. А если сомнения можно устранить, то тогда необходимо в совокупности с другими доказтельствами их оценивать».

«На основании представленных доказательств я полагаю, как сторона обвинения, ответ единственно правильный и справедливый — да, доказано, да, виновны и снисхождения не заслуживают. Спасибо!»

17:52

На этом заседание заканчивается. Следующее заседание начнется в 11 утра 6 июня, на нем в прениях будут выступать адвокаты подсудимых.

  • Нашли ошибку в тексте?
    Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
  • Предложить свою тему редакции
Все материалы
Ещё 25 статей