Дело «Седьмой студии». День 31
Дело «Седьмой студии». День 31
28 марта 2019, 12:20
2 696

Софья Апфельбаум (слева) и адвокат Ирина Поверинова. Фото: Ирина Бужор / Коммерсант

Мещанский районный суд Москвы продолжает рассматривать дело режисера Кирилла Серебренникова, экс-сотрудницы Минкульта Софьи Апфельбаум, бывшего генпродюсера АНО «Седьмая студия» Алексея Малобродского и гендиректора организации Юрия Итина. Их обвиняют в хищении средств, выделенных на проект «Платформа» (часть 4 статьи 159 УК, мошенничество в особо крупном размере).

Читать в хронологическом порядке
12:18

На прошлом заседании должен был продолжиться допрос свидетелей обвинения, однако никто из них не явился. Тогда судья Ирина Аккуратова стала задавать вопросы подсудимым. Ее интересовало, все ли спектакли, запланированные по госконтракту с «Седьмой студией» были проведены.

Режиссер Кирилл Серебренников ответил, что мероприятий оказалось даже больше, чем было запланировано, однако у некоторых из них были изменены названия, а другие были перенесены на следующий год. Его слова подтвердила и подсудимая Софья Апфельбаум: по ее словам, у департамента Минкультуры не было сомнений в том, что выделенные на спектакли деньги были потрачены не по назначению. Подсудимый Алексей Малобродский повторил их слова.

12:23

В зал заходит судья Ирина Аккуратова с несколькими томами дела в руках, заседание начинается. Из прокуроров сегодня только Олег Лавров, его коллега Надежда Игнатова отсутствует.

Серебренников выходит к трибуне, судья вновь будет задавать ему вопросы.

— Все ли запланированные на 12 год мероприятия были запланированы? Охота на Снарка?

— Было девять показов.

Режисер перечисляет даты в марте, апреле, мае, сентябре.

— Это отражалось в каких-то отчетах?

— Видимо, во всех.

— Даты спектаклей?

— Даты? Я не знаю.

— [Расскажите про спектакль] «Метаморфозы».

— У этого спектакля было несколько частей, первая часть была 11-м году, вторая в 12-м, туда приехали конголезские актеры. А потом была третья серия, мы из двух спектаклей собрали третий. Было семь показов: в марте и в октябре 2012 года.

12:45

Аккуратова спрашивает про еще один спектакль, название которого слышно плохо. Серебренников отвечает, что было 15 показов.

— Там достаточно сложные декорации, состоящие из трех помещений, вся платформа перестраивалась, большие объекты архитектурные, теплица, круг, школа, — объясняет режиссер.

Судя по его описанию, речь идет о постановке «Сон в летнюю ночь».

— Спектакль «Диалогия», — продолжает Аккуратова.

— Это был такой театральный мультиплекс, состоявший из всех элементов, которые были на «Платформе». Было восемь показов в декабре 2012 года, в каждый день спектакли показывались по нескольку раз. Вся «Платформа» была поделена на несколько павильонов. Там было несколько мероприятий театральных и танцевальных.

Серебренников упоминает спектакли Code Unknown, «Мальчики пахнут апельсинами», Autland.

— Лаборатория «Транскрипция»

— На самом деле было три дня, но мы показывали два показа. Сперва представление, потом разбор полетов.

— Почему «Диалогии» 12 показов указано?

— У меня восемь… Можно посчитать, сколько тут всего…

Режиссер сгибается над бумажками и считает.

Апфельбаум просит добавить, что там вообще было 14 показов. Серебренников считает и говорит, что 12 показов: «Простите меня, 12 показов за четыре дня».

— «Восстание»?

— Это «Восстание машин». Один показ 19 мая, сложный концерт в исполнении Московского ансамбля современной музыки.

— «Восстание» и «Восстание машин» — одно и то же?

— Да.

— А почему в отчетах по-разному?

— Ну, может он начинался, как «Восстание машин», а потом стал «Восстанием».

— Почему несогласованность такая между отчетами?

— Не знаю, не могу ответить сейчас.

— «Катастрофа»?

— Концерт оркестра с дирижером Теодором Курентзисом, показ 1 июня 2012 года.

— А «Восстание» когда было?

— 19 мая 2012 года.

— Программа «Четыре времени года».

— Четыре показа 5 и 6 октября 2012 года.

Серебренников объясняет, что «там фигурирует еще название "Программа современной академической музыки “Харакири”"», в которой фигуририровал концерт «Стороны света».

— С названиями у нас была свистопляска. Мы это имели в голове как «Харакири», потом приходили авторы, композиторы, и… в результате это стало «Харакири», — сетует режиссер.

— В афише «Стороны света», — поправляет его Апфельбаум.

— Извините, концерт-компас «Стороны света».

Серебренников уточняет у Апфельбаум: «По финансовому отчету была «Харакири», а по творческому — «Стороны света». Правильно сейчас?». Обвиняемая не поправляет его и смотрит в ноутбук с таблицей.

13:04

— Перформанс «Новый звук», — продолжает судья Аккуратова.

— Это называется «Memory Space» 1, 2, 3, 4 в творческом отчете. Было четыре показа в декабре 2012 года. Не нашлись?

Судья глядит в бумажки.

Серебренников объясняет, что перфомансы вошли в проект «Диалоги», в творческом отчете они детализированы. В проекте «Диалоги» были танец, театр и музыка, и вот музыка это как раз Memory Space, они по финансовому отчету проходят как «Новый звук», добавляет режиссер.

— Они точно были, потому что мы их видели!, — говорит Серебренников.

— Деньги?

— Мероприятия в телевизоре!

Затем режиссер вновь перечисляет постановки. Апфельбаум встает и говорит, что в описании «Сторон света» упомянуты все эти мероприятия; творческий отчет содержится в 210-м томе дела.

Серебренников продолжает перечислять мероприятия: упоминает представление с участием Noize MC, оперу с неясным названием, спектакль «Отморозки», упражнение «Артикуляция», спектакль «История солдата», оперу «Четыре квартета».

13:32

Судья Аккуратова продолжает задавать вопросы.

— Гастроли какие были?

— Спектакль «О.С.» («Опасные связи») со студией SounDrama. Челябинск, Красноярск, Ярославль.

— Кто ездил?

Апфельбаум вставляет: «Этого не было в отчете, Кирилл Семенович».

— В Ярославль ездил спектакль «Отморозки» в Красноярск мы ездили с музыкальной программой и «Отморозками», в Челябинск что возили не помню.

— А что вы говорили про спектакль «О.С.»?
— У меня есть таблица сводная, которая какая-то делалась, тут стоит спектакль «О.С.». Простите. Ездила «Седьмая студия» — я немного путаюсь. Гастроли, безусловно были, и мы играли там спектакли. Почему этого нет в отчете, я не знаю.

— Дискуссии по актуальным вопросам искусства и социокультурной тематике.

— 16 января встерча с Юрием Любимовым, 19 марта дискуссия «Трудности перевода», мастер-класс в апреле 2012 года режиссера Клима, композиторский мастер-класс Энно Поппе 16 мая, кинопоказ и обсуждение фильма «Гражданин пОэ»т в мае 2012 года. 28 мая — дискуссия про образование была большая. Открытая лекция барташевича 4 июня, показ и обждение фильма «Зима, уходи» 5 июня, открытый мастер-класс по степу 6 июня, лекция Марины Давыдовой «Навигатор» по лучшим театральным фестивалям мира 24 сентября, мастер-класс Серебренникова и Бобе 17 октября.

— Эти мероприятия были отражены в творческом отчете?

— У меня написано, что были. Были? Я надеюсь, что да.

— Вы сами проверяли?

— Да, были.

Апфельбаум подтверждает, что мероприятия в отчете есть.

— Трансмедиавыставка, — продолжает Аккуратова.

— Это медиафестиваль: сложное больше мероприятие, в которое входят 13 разных мероприятий.

Серебренников перечисляет мероприятия, среди которых выступление лазерного театра Lux Aeterna, акция «Балет древесных теней», «Реквием Стиву Джобсу», медиаперформанс «Эскалация разума», проект «Живая земля», Внутренняя империя (вечер вокального театра Neue Vocalsolisten Stuttgart), спектакль Postgravityart, который был поставлен Драганом Живадиновым и его командой и длился 50 часов без перерыва.

Апфельбаум встает и говорит, что в дополнительных соглашениях «Ангельское пение» «ушло», и превратилось в концерт «Компас: стороны света».

13:39

— Почему в творческом отчете не указаны даты?, — интересуется судья.

— Я его не подписывал, как он составлялся, [не знаю]. Дело Масляевой. Кураторы и продюсеры люди переменчивые, пока обсуждалось одно, потом стало другое — возникает путаница. Масляева, может быть, составляла отчеты, не знаю, что происходило.

Судья уточняет, какие спектакли были оригинальными, а какие — нет.

— «Охота на Снарка» была оригинальным проектом, который делался специально для «Платформы». «Диалоги» частично: что-то было привезено, что-то делалось. «Мальчики пахнут апельсинами» был привезен из Латвии, но адаптировался и доделывался по декорациям. «Восстание» ` это музыкальный проект, но это адаптация для площадки. «Катастрофа» оригинальная. «Четыре времени года», концерт вот этот, это все наше. Новый звук превратился в Memory Space с четырьмя показами, и это тоже мы производили. Спектакль «История солдата» полностью наш, «Четыре квартета» был адаптирован для «Платформы», выставка сделана нами, и «Отморозки» тоже собственные «Платформы». Мастерклассы — это все наше, и организация, и показы видеофильмов. Медиафестиваль это тоже наша оригинальная продукция. Postgravity art — это мы привезли сложнейший крутейший проект, там нужно было адаптировать, сложный райдер. Там датчики, все проклеено, связь со Звездным городком, была нанята охрана.

— Дополнительные сведения имеются, подтверждающие расходы?

— Нет.

— Соответствует ли сумма в отчете за 2012 год израсходованной на мероприятия?

— Я не знаю, потому что я не занимался суммами.

Допрос Серебренникова окончен, он присаживается на место.

13:53

Теперь на вопросы судьи будет отвечать Алексей Малобродский.

— Соответствовала ли стоимость по отчету затратам на «Охоту на Снарка»? — спрашивает Аккуратова.

— Прошу учесть. Первое — я работал до августа 2012 года. Второе —я занимался продакшеном, а не занимался сдачей и формированием отчетов. Мне сложно говорить о 2012-м годе и соответствии заявленных расходов реальным. Я могу говорить про мероприятия, которые были осуществлены в период до августа 2012 года.

— Состоялся ли спектакль «Метаморфозы»?

— Да, такой спектакль ставился. Это был, как уже отмечал Кирилл Семенович, спектакль по методике work in progress, было три этапа. Каждый сопровождался приездом французских коллег и какими-то новыми подробностями как творческого порядка, так и в оформлении, декорациях. В апреле 2012 года состоялся второй этап показа «Метаморфоз», было порядка трех представлений. Также важно для понимания, что три представления — это три публичных представления, этому предшествовала подробная репетиционная работа, работа по монтажу и настройке оборудования. Соответственно, сроки пребывания иногородних и иностранных участников не ограничивалось датами проведения.

— Состоялся ли «Сон в летнюю ночь»?

— Да. В июне 2012 года состоялись четыре публичных показа.

— Состоялся ли музыкально-хореографический спектакль «Диалоги»?

— Вероятно это было уже за пределами моей работы.

— Состоялся ли музыкальный перформанс «Autland»?

— Да, состоялся, это был большой проект на музыку Сергея Невского с привлечением двух больших музыкальных коллективов и российского хора. Если я правильно помню, в марте состоялось два показа.

— Проект «Лаборатория Транскрипция»?

— Да, в мае-месяце.

— «Восстание»?

— Да, такое мероприятие было, это тоже большй музыкальный проект с международным участием.

— Катастрофа?

— Да, тоже большой музыкальный проект. Проект «Катастрофа» был заказан под руководством Курентзиса.

— «Харакири», «Четыре времени года», «Дискотека» и другие?

— Начиналось в мое время, я помню, что подписывал договор на создание оригинальной музыки, но фактически он состоялся за пределами моей работы.

— Кинетический перформанс «Новый звук, новые инструкменты»?

— Помню подготовку этого проекта, но, вероятно, он состоялся позже августа 2012 года.

— Фестиваль дебютных сюжетных <нрзб> и программ?

— Не могу об этом говорить, вероятно, за пределом моей работы.

— Программа «Ангельское пение»?

— То же самое. Мне известно о подготовке, какие-то переговоры начинались в период моей работы, но до августа такое мероприятие не было реализовано, вероятно состоялось позднее.

— Театр танца и перформанса «Цех»?

— На прошлом заседании мы говорили о мероприятиях в декабре 2011 года, и я подтверждают эту информацию, но если вы гворите про 2012-й год, то в период моей работы не было.

— Состоялось ли мероприятие «Показ спектаклей и концертных программ»?

— Не помнимаю вопроса. Это какая-то ошибка. Показ сопряжен с некоторым количеством расходов, которые были совершены для того, чтобы осуществить публичные показы. Если имеется в виду это, то какое-то количество расходов было совершено.

14:41

Малобродский снова объясняет судье, что большая часть расходов на создание спектакля несется в период его подготовки. Он также подверждает слова Серебренникова о том, что за время его работы актеры «Платформы» съездили с «Отморозками» в Ярославль, планировались гастроли в Челябинск. Больше к нему вопросов нет, он садится на место.

К свидетельской кафедре выходит Апфельбаум. Она просит уточнить один момент по событиям 2011 года.

— При подписании соглашений нам было представлено лицензионное соглашение, чтобы подтвердить, что у Серебренникова есть авторские права. Там был план мероприятий. Что касается 2012-го года, до мая примерно все совпадает практически точно, потом уже сдвиги. Если по 2011-му году мероприятия посмотреть, они представлены те же, как указаны.

Апфельбаум объясняет, что выступления Касича и Нины Артеменко отражены в документах — зрители, которые приходили на другие мероприятия, видели выставки в фойе.

Подсудимая продолжает объяснять: «Платформа» сдавала еще и промежуточные отчеты, один из них она видела в электронной почте у Балашовой. Видимо, говорит она, они сдавались, но не сохранились, а в дело попали только финальные буклеты, которые сохранились в министерстве.

По просьбе судьи Апфельбаум говорит о постановках «Платформы» за 2013 год. Подсудимая и Аккуратова по очереди произносят названия. Обвиняемая подтверждает, что спектакли, мастер-классы и постановки состоялись. Ее допрос окончен, судья объявляет получасовой перерыв.

15:52

После перерыва заседание возобновляется. К трибуне выходит Серебренников — теперь его будут допрашивать по спектаклям, поставленным «Платформой в 2013 году.

— Все ли мероприятия состоялись по плану в 2013 году? — начинает судья Аккуратова.

— Да, с небольшими изменениями.

Серебренников с судьей сверяются, когда состоялись «Страсти по Никодиму», Stimmung, «Вибрации Вселенной», «Ночь неожиданности», фестиваль «Музыка будущего», фестиваль «Берлинская музыка», спектакль Франческо Скаветты и прочие мероприятия.

Режиссер рассказывает, что в сметах ему постоянно не нравилось, почему «Платформа» много тратит на показ спектакля — лучше на эти деньги сделать новый. Ему объясняли, что показ — это дорого. Декорации хранятся в цехах за городом, за это платится, за ночную фуру для декораций платится, плюс бригада монтировщиков, дальше монтаж, который длится несколько дней: «Там какие-то сверхурочные, ночные, там сложно». Дальше привозят аппаратуру. После спектакля костюмы чистят, нужен грим, «набегают деньги за прокат». Обычный театр — минимальная дотация 80 млн в год, чтобы люди сыграли старые спектакли; «а мы играли новые каждый раз», говорит режиссер.

— В нашей ситуации, когда не было ничего, и надо было все брать, все монтировать — и плюс много мероприятий мы делали сами — я думаю, здесь оправданные суммы. Я был за то, чтобы как можно меньше на это тратилось, но не получалось.

16:34

Кирилл Серебренников рассказывает про перфоманс художника Яна Марусича Blue Remix, который употреблял красители, чтобы его тело постепенно приобретало голубой цвет, а на коже выступал голубой пот. Затем он объясняет Аккуратовой, чем репертурарные спектакли отличаются от уникальных одноразовых мероприятий: первые могут быть повторены, вторые — нет. В качестве примера уникальных постановок он приводит концерт группы Юри Ландмана Bismuth или перформанс того же Яна Маруссича.

— Любой Ян Маруссич — это западный художник, нужно, чтобы он приехал, сделал выступление, — объясняет режиссер.

— Со своими декорациями?, — уточняет Аккуратова;

— Не-е-е-т. В лучшем случае, но мы доделываем. Мероприятие зависит не только явки артиста.

Теперь обвиняемый объясняет, почему «Платформа» отказалась от идеи проведения спектакля Кваттро.

— Согласовывалась ли замена мероприятия с министерством культуры?

— Я не знаю.

— А кто занимался?

— Масляева может быть, Катя Воронова. Таких вопросов могло быть больше. Кураторы что-то планируют, какого-нибудь Маруссича — а он говорит, что не может приехать, и все.

Серебренников вновь садится на место. Встает Софья Апфельбаум и начинает говорить про методику принятия отчетов.

17:24

Софья Апфельбаум продолжает рассказывать про мероприятия «Платформы» и упоминает финальный концерт проекта «Конец прекрасной эпохи».

Затем обвиняемая рассказывает, что Воронову просили показать, что количество мероприятий в 2014 году будет не менеше, чем в 2013-м. Она признает, что по факту было сыграно меньше, но: «Я не знаю, спрашивали ли, почему приняли [такой отчет] — в министерстве должны были пояснить».

Какие средства конкретно тратились на мероприятия, Апфельбаум не знает, финансовые отчеты она не видела и не проверяла: «Меня даже не было в министерстве».

Теперь Апфельбаум снова присаживается, ее вновь сменяет Серебренников — он ответит на вопросы по постановкам «Платформы» в 2014 году.

— Проект «100% Furioso» с участием Джузеппе Сартори был очень дорогой, вся «Платформа» была засыпана крошкой, имитирующей песок, — начинает перечислять режиссер. — Спектакль выпустили, а потом играли, но это «разные бюджеты». Долго репетировали, был кастинг из 200 человек.

Следом он рассказывает о «Спящей красавице», которую переименовали в Dance Quest — «интерактивный перформанс с телесными практиками» Анны Абалихиной.

— Проект «Платформа» должен был закончиться в октябре — у нас же три сезона, — а по времени мы работали чуть больше, чем должны были работать, в декабре 2014 года закончили. На эти куски не хватало ни на что денег, еще был аудит, мы поняли, что была недостача, проект Жолдака был дорогой, и он не состоялся.

— Уведомлялось Минкультуры?

— Я не знаю. Мы обычно делали спектакли в долг, мы с опозданием получали деньги. А тут уже неоткуда было брать, и это был большой и сложный спектакль.

Затем Серебренников говорит о концерте «Похороны анархиста», затем — продолжает перечислять спектакли.

— У нас в 14 году немного поменялся формат. Мы делали раньше сложные мастер-классы, и на них было немного людей, а это затратно, сложно. Стали делать эти мастер-классы либо сразу перед, либо сразу после мероприятия. Это были такие дискуссии, лекции по поводу того, что зрители сейчас увидят или увидели.

17:33

На уточняющий вопрос судьи про оригинальность музыки Серебренников замечает, что «этим "Платформа" и выделялась»: «Мы заказывали современным композиторам музыку. В результате в “Платформе” было под сто разных партитур».

Усмехаясь, режиссер вспоминает, как «Платформа» платила штраф Винзаводу за один из проектов, когда художники изрисовали весь «Цех белого».

— За чей счет были гастроли во Франции?, — спрашивает судья Аккуратова.

— Много тратила французская сторона, в основном за них платили французы.

— Известно ли вам, какие фактически средства были затрачены на конкретные мероприятия в 2014 году?

— Нет, не известно.

Как именно отражались суммы в отчетностях, Серебренников достоверно сказать не может. Дополнительных сведений, подтверждающих проведение мероприятий нет, но можно пригласить людей, у которых сведения остались в компьютерах.

Аккуратова объявляет перерыв в пять минут.

17:47

Перерыв завершается. Судья Аккуратова входит и просит адвокатов обвиняемых уточнить, каким образом они отбирали экспертов для назаченной повторной экспертизы.

Встает защитник Серебренникова Харитонов и говорит, что ни о каких условиях с экспертами не говорили, только о возможности заняться экспертизой. «Это просто авторитетные люди», — добавляет адвокат Апфельбаум Поверинова. «Что касается оценщиков, это известные на рынке люди, специализирующиеся на экспертизах, мы к ним много лет обращаемся как адвокаты», — продолжает Харитонов.

Далее они с судьей обсуждают деятелей культуры и возможность с ними связаться. «Мы предоставим все данные, как связаться», — гарантирует Харитонов.

Поверинова просит слово. Она говорит, что для проведения экспертизы нужно опросить несколько человек, в том числе техдиректора Назарова: он был допрошен предварительным следствием, и это очень важно. «Мы практически уверены, что у него должна сохраниться большущая документация. И еще ряд людей — их можно быстро же всех допросить: Назаров, Севаев и другие. Есть несколько важных людей, это линейные продюсеры, которых следствие допросило, но в список не включило», — говорит адвокат.

На этом заседание завершается. Следующее пройдет 1 апреля в 16 часов.

Понравился этот материал? Поддержите Медиазону

Раз в неделю наши авторы делятся своими впечатлениями от главных событий и текстов

Ещё 25 статей