«Пензенское дело» в Петербурге. День шестой
«Пензенское дело» в Петербурге. День шестой
15 мая 2019, 10:46
2 865

Виктор Филинков и Юлий Бояршинов. Фото: Давид Френкель / «Медиазона»

Московский окружной военный суд продолжает рассматривать уголовное дело анархистов Виктора Филинкова и Юлия Бояршинова, обвиняемых в участии в «террористическом сообществе "Сеть"» (часть 2 статьи 205.4 УК). Филинков рассказывал о пытках электрошокером при задержании, он отрицает свою вину. Бояршинов говорил о пыточных условиях в СИЗО, но согласился с предъявленным ему обвинением. Выездные заседания по делу проходят в 224 гарнизонном военном суде в Петербурге. Сегодня суд по видеосвязи допросил свидетелей из Пензы, в том числе Егора Зорина — человека, чья явка с повинной формально стала основанием для возбуждения дела.

Читать в хронологическом порядке
10:27

Накануне в суде выступил один из главных свидетелей обвинения — анархист Игорь Шишкин, который полностью признал свою вину, заключил соглашение со следствием и уже осужден на 3,5 года заключения. 

Перед началом его допроса прокурор Екатерина Качурина огласила некоторые материалы дела, связанные с задержанием Виктора Филинкова и Юлия Боряшинова. Адвокат Виктор Черкасов напомнил, что значительная часть материалов по делу составлена оперативником ФСБ Константином Бондаревым, который, по словам Филинкова, участвовал в пытках — а потому являются недопустимыми доказательствами.

Все данные, которые следствие обнаружило на жестких дисках Филинкова — фотографии его жены Александры Аксеновой, которая, согласно одной из справок ФСБ, «выступала председателем съезда "Сети"» и арендовала для него квартиру. Другие обвиняемые опознавали ее по фото как человека, которого они знали по конспиративному имени Ольга, говорится в материалах дела. Адвокат Черкасов обратил внимание, что все протоколы одинаково сформулированы и там указано, что Аксенову опознали в том числе по форме ушей — хотя на фотографии они скрыты прической.

— Мы не Аксеновой дело рассматриваем, она нам в принципе не нужна. Суду Аксенова не интересна, — заметил судья Роман Муранов.

Игорь Шишкин рассказал в суде, что с Филинковым познакомился через его жену Аксенову, с Бояршиновым еще раньше на почве общего увлечения идеями анархизма. По его словам, ячейки «Сети» были в Петербурге, Пензе и Москве. Во время тренировок они обсуждали положение дел в стране и отрабатывали различные навыки — как правило, оказание первой медицинской помощи и промышленного альпинизма. Он уточнял, что тренировки были связаны еще и с тем, что они все «сталкивались с насилием со стороны нацистов, физическим, разного характера».

Распределение ролей в группе, по его словам, носило условный характер — он был медиком, входивший с ним в одну группу «Иордан» (она же «СПб-1») Бояршинов — сапер, а Филинков — связист другой группы «Марс». При этом с Филинковым он виделся лишь пару раз.

— Целью «Сети» было свержение действующего строя? — спрашивал у него адвокат Черкасов.

— Если это следует из документов, которые приобщены к делу.

Когда Черкасов попросил огласить материалы, связанные с отказом в возбуждении дела по факту применения насилия к Шишкину после задержания, судья поинтересовался у него:

— К вам применялись методы воздействия, силовые, пытки? Вы добровольно давали показания?

— Следователь провел исследование, согласно которому никакие методы ко мне не применялись, — обтекаемо ответил Шишкин.

Оглашать протокол его опроса оперативником ФСБ Бондаревым, который, согласно документам, длился 25 часов с небольшими перерывами, суд не разрешил.

10:46

Заседание начинается.

Прокурор Екатерина Качурина оглашает материалы из шестого тома дела, она читает протокол обыска у Юлия Бояршинова, пропуская некоторые фрагменты текста, поэтому документ на слух кажется слегка бессвязным.

Описание квартиры: шкаф, на шкафу ящик, из него изъят сверток, внутри три батарейки «немножко начатые»; далее следует перечисление изъятых телефонов (их больше 25) и других вещей: «Изъята перчатка черного цвета со вставками красно-белого цвета».

10:57

В списке изъятого у Бояршинова упоминается «цепь проводов красного и белого цвета, схожая с термореле от электрического чайника», множество элементов питания типа ААА и АА, перемотанные изолентой, «вещество бежевого цвета, схожее с пластилином» в пакете, картонный предмет, «внешне схожий с гранатой типа РДГ-2б» с налетом порошкообразного вещества, журнал «Автоном» и другая анархистская литература, включая брошюру, в которой анархист назван «яростным существом, ближайшим родственником гориллы», а также блокнот со словами «Голем и раби Лев» на обложке, содержащий «рукописные записи художественного содержания, не имеющие отношения к уголовному делу». Впрочем, прокурор Качурина читает документ не полностью, опуская многие детали.

11:01

Адвокат Ольга Кривонос говорит, что Бояршинов готов дать пояснения касательно вещей, изъятых в ходе обыска.

— Вы услышали перечень изъятых вещей, вы можете пояснить цель хранения? — обращается она к подсудимому. Бояршинов отвечает:

— Вещей там много. Там много батареек с пометками, например — это аккумуляторы от фотоаппарата, они используются по три штуки, их надо вместе использовать. Поэтому я помечал. Много батареек законченных, которые я хотел сдать в раздельный сбор, потому что их нельзя просто так выбрасывать.

Про телефоны он говорит, что это старые сломанные аппараты.

Кривонос просит объяснить назначение проводов и разнообразных деталей электроприборов, которые хранил Бояршинов.

— У меня есть такое накопительство, стараюсь использовать всякое...

Вопрос о разгрузочном поясе, также найденном при обыске.

— Разгрузочный пояс использовался на играх, на тренировках. Или там упоминается пояс промышленного альпинизма, я не понял? — отзывается обвиняемый.

11:09

Теперь прокурор читает протокол осмотра рабочего места Филинкова, протокол осмотра изъятых предметов (чеки «Почты России», конверты с логотипами разных мобильных операторов и сим-карты, включая украинскую — Качурина отмечает, что надпись на конверте на украинском языке), документ о признании их вещественными доказательствами, протокол осмотра четырех оптических дисков.

11:12

Филинков делает короткое пояснение, касающееся изъятых вещей — говорит, что не понимает, какое отношение эти предметы имеют к делу. По словам обвиняемого, это просто вещи, которые он, переезжая, перевозил из квартиры в квартиру.

11:19

Прокурор кратко пересказывает протоколы обысков у друзей жены Филинкова Александры Аксеновой Чернышева и Колесниковой (изъяты «флешки, диски»), а затем переходит к протоколу осмотра их комнаты в квартире по адресу Московский проспект, 59, где был изъят металлический ящик. Как следует из протокола осмотра этого ящика, внутри был обнаружен охотничий карабин и предмет, «имеющий внешнее сходство с автоматом Калашникова», а также руководство по эксплуатации массогабаритного макета АК на 12 листах.

11:25

Теперь оглашаются протоколы обысков у пензенских фигурантов дела и протокол осмотра вещей, изъятых у Армана Сагынбаева (телефоны, армейская разгрузка, шомпол, армейские наставления времен СССР).

Внезапно в заседании объявляется перерыв.

11:41

Слушателей пускают обратно в зал. Корреспондентка «Невских новостей» делает селфи у клетки с обвиняемыми, говоря им: «Друзья, помахать ручкой!».

Фото: Давид Френкель / «Медиазона»

В зале включают видеоконференцсвязь с Пензой, на экране появляется судья Пензенского гарнизонного военного суда Денис Таркунов. Стороны готовятся допросить свидетелей Зорина, Богатову, Шульгина и Семакова.

11:45

На экране видно, как в зал пензенского суда заходит парень в белой рубашке, Зорин Егор Дмитриевич, студент ПГУ. Именно его явка с повинной послужила в свое время поводом для возбуждения дело о «сообществе "Сеть"».

Фото: Давид Френкель / «Медиазона»

Свидетель говорит, что он знает Филинкова, виделся с ним один раз и затем еще один — уже в ходе следствия, отношения нейтральные.

Филинков отвечает, что не может рассмотреть свидетеля даже в очках, поэтому затрудняется установить его личность. На очной ставке он Зорина не узнал, не знает его, никаких отношений с ним не имеет и не может сказать, сколько раз с ним встречался.

Зорин продолжает: говорит, что Бояршинова также видел один раз;
Бояршинов признает, что для оговора у свидетеля нет оснований.

11:54

Зорин дает показания: с Филинковым он познакомился в городе Петербург в феврале 2017 года, когда там проходил съезд представителей ячеек из разных городов.

— Как мне пояснил [Илья] Шакурский, мой товарищ на тот момент, что будет проводиться съезд, встреча ребят из разных городов, анархистов из разных городов.

— Сообщество «Сеть» вам закомо? — спрашивает прокурор Качурина.

— Да.

— Когда узнали про сообщество?

— Зимой 2017 года, перед тем, как поехать на этот съезд. И на нем тоже.

— Кто участвовал в на данном съезде кроме Филинкова и вас?

— Там также был Илья Шакурский и другие ребята из пензенской группы. Если вдруг я кого-то забуду… Времени довольно много прошло, я назову, кого помню. Ребята представлялись прозвищами, мне называть имена или прозвища установленные? Если называть имена — Дмитрий Пчелинцев, Иванкин, не помню имени…

Судья уточняет:

— Вы называете настоящие имена и псевдонимы?

— Из пензенской группы это были Иван, Антон, Паша, Борис, я, Илья Шакурский. Из других групп — Филинков и, по-моему, Юрий зовут… Еще было несколько ребят, их имен я не помню.

— Какова цель съезда была?

— На съезде обсуждались различные вопросы, всем ребятам из нашей группы надо было ответить на вопросник, нам был предоставлен документ. На съезде обсуждали поставленные вопросы.

12:00

Прокурор спрашивает Зорина о целях, которые ставило перед собой сообщество, он говорит про анархию.

— Изменение общественного строя, я правильно понимаю?
— Да, изменение общественного строя.
— Насильственная смена политического режима озвучивалась?
— Были вопросы касаемо насилия, применения оружия, противостояния правоохранительным органам.
— Кто опросник предоставлял?
— До съезда нам его показал Илья Шакурский, ему кто представил, я не знаю, не могу сказать.
— Какова роль Филинкова на съезде? Какие идеи он выдвигал?
— Занимал более активную позицию на съезде, высказывался, что именно говорил, не помню, примерно, что нужно продолжать подготовку отряда.
— А подготовку в чем?
— В документе есть все описание, что надо делать, как готовиться, ходить на тренировки, как развиваться.
— В чем насильственные действия должны были заключаться?
— Начнутся народные волнения, и нужно будет поддерживать данные волнения, нужно будет применять оружие и так далее.
— Протокол велся какой-то?
— Да, на данном съезде один молодой человек, не помню его имени, записывал на ноутбук высказывания других, я не помню, кто это делал.
— Где конкретно съезд проходил?
— Адрес точный я не помню, мы приехали с Ильей вдвоем, нас встретила девушка, довела до квартиры, адрес не назывался, с городом незнаком, съемная квартира, как я понял.
— Вам известно, кто в квартире проживал?
— Нет, квартира была съемная.
— Роль Бояршинова?
— Он вел себя более молчаливо, его подчеркнуть я не могу.
— Что предшествовало съезду? Вы участвовали в тренировках?
— Да, я участвовал в тренировках с лета 2016 года с ребятами из Пензы. В близлежащих лесах города Пензы.
— Кто принимал участие? Филинков, Бояршинов?
— Нет, с ними совместных [тренировок] никогда не было.
— А в Петербурге проводились тренировки?
— Могу допустить, но я не видел и не знаю.

В «Сети» Зорин, по его словам, стал участвовать с 2016 года, кто вдохновитель сообщества — не знает, взаимодействовал только с активистами из Пензы. Документ, упоминаемый в материалах дела как «Свод "Сети"», свидетель не помнит, но что какой-то уставной документ существовал — подтверждает.

12:09

Гособвинитель Качурина продолжает допрос свидетеля и спрашивает о распределении ролей в сообществе.

Филинков — связист, отвечает Зорин, а роль Бояршинова он не помнит. Связист каждой ячейки должен был поддерживать связь с одним человеком из другой, объяснять соратникам правила конспирации в интернете.

— Какие мессенджеры использовались?
— У нас использовался «Джаббер», у остальных — не знаю, наверное, тоже.
— [Участники сообщества] не назывались своими именами, с чем это было связано?
— В целях конспирации нужно было придумать клички, сказать позывные.
— Каким псевдонимом пользовался Филинков?
— Как я узнал на съезде, Филинков пользовался псевдонимом Гена.
— Что отрабатывалось на тренировках?
— Их было несколько, где-то отрабатывались тактические действия, перемещение отряда в лесу, взаимодействие членов между собой, условные знаки, разведывательная деятельность, разведка местности, о медицине ребята рассказывали, как оказывать помощь при ранениях. И по связи тоже были лекции — рассказывали, как пользоваться рациями и так далее.
— Это было предусмотрено задачами самого сообщества «Сеть»?
— В документах было описано, что у каждой ячейки есть распределение и каждый должен подготавливаться и подготавливать своих товарищей.
— Филинков и Бояршинов предлагали конкретные акции по свержению самого вот этого… строя?
— Я не помню, чтобы кто-то предалгал что-то конкретное.
— Вы сказали, что Филинков занимал активную позицию?
— Он поддерживал дискуссию, разговаривал.
— В отношении правоохранительных органов, государственных?..
— Было, что противостоять им придется — они встанут на защиту власти, народ нужно будет поддерживать.

Прокурор спрашивает об использовании оружия на тренировках, Зорин говорит, что использовались макеты, но у активистов из Пензы были карабины «Сайга». Какое оружие было в Петербурге, и было ли оно вообще, Зорин не знает.

— Кто был инициатором съезда?
— Не знаю, кто был.

Гособвинитель спрашивает, какую литературу читали члены сообщества, свидетель упоминает какую-то книгу по анархизму, которая была у Шакурского.

12:18

К допросу приступает адвокат Филинкова Виталий Черкасов.

— Уточните, ваше общение с Филинковым заключалось только в единовременной встрече на съезде или раньше тоже общались?
— Только на съезде.
— В Пензе приходилось общаться?
— Нет.
— Заочно вели переписку?
— Нет, не вел.
— С помощью переписки он оказывал вам какую-то методичечскую помощь?

Судья вмешивается:

— Он же пояснил, что переписок не вел.
— Нет, я же сказал, и после съезда тоже не вел, — соглашается Зорин.

Активистов из других городов свидетель видел только на съезде, говорит он. Черкасов продолжает задавать вопросы:

— Вы активно выделили Филинкова, а какую ячейку он представлял?
— Я не выделил, просто про него вопросы задавались. Насколько я знаю, ячейку «Марсово поле».
— Когда ознакомились со «Сводом», какого его содержание?
— Я видел его однократно, предполагал, что он был незаконченным документом. Более подробно я ознакомился с документом «Съезд», который в качестве опросника использовался.

С документами, называемыми «Свод "Сети"» и «Съезд», свидетель ознакомился одновременно — за несколько дней до самого съезда в феврале 2017. Зорин отмечает, что прочитал их поверхносто, помнит только, что там излагался порядок действий после наступления революционной ситуации. После съезда ему документы не давали.

В протоколе съезда фиксировались ответы каждой группы на вопросы из опросника, рассказывает он. На съезде Зорин пробыл около двух дней, уехал до его завершения, а после перестал участвовать в деятельности сообщества, «уклонялся от тренировок» и не интересовался жизнью бывших товарищей.

Адвокат Черкасов спрашивает о народных волнениях, на которые якобы возлагали надежды участники сообщества — кто должен был стать их инициатором?

— Недовльные массы могут выйти не в назначенное время, а примерно [когда] будут президентские выборы, люди будут недовольны выбранной властью, примерно такое было. Нужно будет поддержать эти волнения, не дать правоохранительным органам успокоить людей и завершить все это, то есть поддерживать, продолжать.
— Участники сообщества «Сеть» должны будут подключиться?
— Да, примерно так и говорилось.

12:28

Адвокат Черкасов:

— В документе («Своде» — МЗ) сказано, что в ячейке должны быть специальности. А как они разрабатывались, как член ячейки понимал, какой у него круг полномочий?
— Об этом мне говорили на тренировках ребята из Пензы. Я не знаю, кто устаналивал это, но мы мы должны были брать информацию в интернете, обучать друг друга, — отвечает свидетель.
— А вы какую специальность выбрали?

Судья снимает этот вопрос. Тогда Черкасов спрашивает, были ли в «Сети» письменные инструкции с расписанными обязанностями каждого члена.

— Какой либо документ с подписью не давался, но был документ, я с ним знакомился, чем примерно должен заниматься член, — говорит Зорин.

Вопросы задает Виктор Филинков. Подсудимый просит Зорина припопнить, как он выглядел на съезде. Короткие волосы, домашняя одежда, отвечает тот.

— Почему вы помните только тех, кто является фигурантами уголовного дела?

Судья снимает и этот вопрос.

Чтобы его подзащитный мог задавать вопросы свидетелю, Черкасову приходится держать микрофон у клетки.

Фото: Давид Френкель / «Медиазона»

Филинков спрашивает про ячейку «Восход», Зорин подтверждает, что состояли в ней он сам и Шакурский.

— Почему уехали [из Петербурга] до окончания съезда, кто вас представлял вместо вас?

Судья опять снимает вопрос.

— Что-то планировали к выборам?

Судья просит конкретизировать.

— Может быть, террористический акт?

Судья уточняет вопрос: планировались ли какие-то акции к выборам?

— Час и день не говорился, к конкретному дню не планировалось, был просто примерный сценарий…
— Даты не было, но планировалось.

— Да, вы правильно поняли, — говорит судья Филинкову.
— «Джаббер» — это мессенджер? — продолжает тот.

Вопрос снимается.

— Наркотики после съезда приобрели или до?

Вопрос снова снят судьей. Филинков, пытаясь объяснить, почему это важный вопрос, спорит с ним.

12:37

Адвокат Кривонос спросила, общался ли Зорин еще с Бояршиновым. Ответ: нет, больше не общался. Теперь вопросы задает судья:

— Что такое «Сеть»?

— Это организация, которая состояла из ячеек анархических, которые находились в разных городах, — отвечает Зорин.

— Цель какая была?

— Как сказано в документах, подготовка в революционной деятельности, когда и где не говорилось, но была подготовка, что в какой-то момент могут начаться народные волнения и надо будет изменить строй.

— Методом выборов?

— Нет, [методом] революционной деятельности.

— Когда вы познакомились с Филинковым и Бояршиновым?

— В феврале 2017 года на съезде.

Зорин рассказывает, что съезд проходил в квартире в Петербурге, точного адреса он не знает. На встрече были Филинков и Бояршинов.
По его словам, собравшиеся обсуждали «деятельность ячеек в дореволюционный период» и «примерное время, когда наступит переворот».

— И что предполагалось? Какие действия ячеек должны были быть? — уточняет судья.

— Ячейки должны были готовиться, овладевать тактическими навыками, разведывательной помощи (вероятно, Зорин оговорился — МЗ), подобных Майдану, но если бы успешно совершился переворот, об устройстве государства путем разделения его на коммуны.

— Я пока из ваших показаний не понял, какие задачи стояли перед ячейками. Начинаются беспорядки, что должны были делать ячейки? — напирает судья.

— Поддерживать народное восстание.

— В целях?

— В целях изменения государственного строя.

— Хм, — говорит судья.

Зорин отмечает, что на съезде было около 10 человек. О дате встречи он узнал от Ильи Шакурского.

12:38

На этом допрос Зорина закончен, он уходит. Филинков говорит ему вслед: «Удачи».

Следующий свидетель — Елена Богатова, мать Ильи Шакурского. Она говорит, что не знает подсудимых.

— Кем вам приходится Шакурский? — спрашивает прокурор Екатерина Качурина.

— Это мой сын.

— Вы готовы давать показания в отношении вашего сына?

— Готова.

Судья Муранов напоминает Богатовой о 51-й статье Конституции.

— Наверное, сегодня я не буду давать показания по моему сыну, — говорит Богатова.

— Вы отказываетесь? — уточняет судья.

— Да, потому что это мой близкий родственник.

— А на предварительном следствии вас допрашивали?

— Да, следователь Токарев.

— А статья 51 разъяснялась?

— Нет, я была под давлением следователя Токарева, и я ей не воспользовалась. На меня оказывалось давление с октября 2017 года по апрелья 2018 года. Шантаж, если я не буду вести себя правильно, то будет хуже моему сыну, — рассказывает Богатова.

— Вы в органы обращались?

— Да.

— И какой резльутат?

— Отказ. Жалоба готовится в ЕСПЧ, сегодня, по-моему, отправлена.

— В отношении сына вы отказываетесь, а иные показания вы готовы дать?

— А какие показания я могу дать, если я не знаю этих людей?

— А сейчас прокурор будет задавать вопросы, а вы смотрите, какие касаются сына, а какие нет.

— Ок.

12:39

Допрос Елены Богатовой по видеосвязи. Фото: Давид Френкель / Медиазона

12:53

— Что связывало Зорина с вашим сыном? — начинает допрос прокурор Качурина.

— Это надо Зорина спросить.

Гособвинительница интересуется, ездил ли Шакурской куда-то с Зориным. Богатова отвечает, что ее сын любит путешествовать, и ездил с Зориным в Петербург к его девушке. Шакурский всегда предупреждал мать, что куда-то уезжает.

— Чем занимался ваш сын?

— Учился в пединституте.

— То есть он мог спокойно взять и поехать в феврале в Петербург? — усмехается прокурор.

— Наверное, были выходные.

— Какую литературу изучал сын?

Богатова резко отвечает, что взяла 51 статью по поводу сына:

— Мой сын читал Толстого!

— Анархизмом интересовался? — продолжает допрос прокурор.

— Каждый человек этим интересуется.

— Я не интересуюсь! — произносит прокурор Качурина. — Специальную литературу изучал?

— А какая может быть литература по этому поводу? Лев Толстой в какой-то степени анархист, его полезно изучать.

12:58

Теперь прокурор задает вопросы об обыске, во время которого силовики изъяли самодельное взрывное устройство и пистолет.

— Стоп, теперь у меня вопрос. Какое отношение имеют изъятые у Шакурского вещи к сегодняшнему делу? — внезапно перебивает судья.

— Шакурский фигурирует... — оправдывается прокурор.

— По нашему делу не фигурирует.

— Вообще она взяла 51 статью, и я ходатайствую об оглашении ее показаний, — говорит в итоге прокурор Качурина.

Филинков возражает против оглашения, потому что Богатова с ним не знакома. Судья Муранов спрашивает про Шакурского. Филинков говорит, видел его один раз на «съезде». Тогда судья просил его пояснить про съезд.

— Одним словом не объять, — говорит Филинков.

— Двумя словами, — настаивает судья.

— Мне нужна консультация, — произносит подсудимый после долгого молчания.

Судья не настаивает на ответе.

Адвокат Филинкова Виталий Черкасов также против оглашения, поскольку на Богатову оказывалось давление. Судья напоминает защитнику, что он может сказать об этом в прениях.

Юлий Бояршинов и его защита оставляют этот вопрос на усмотрение суда. В итоге судья удовлетворяет ходатайство.

13:05

Гособвинительница начинает зачитывать показания Богатовой, данные на следствии. Допрос 25 декабря 2017 года проводил майор управления ФСБ по Пензенской области Валерий Токарев.

На допросе Богатова рассказывала, что ее сын учился хорошо, несколько лет назад стал увлекаться анархизмом. Шакурский говорил, что мужчина должен уметь обращаться с оружием.

«Нашли какой-то красный баллон и пистолет у сына в квартире, я ранее такие предметы не видела, при обыске находилась всегда в комнате, где проводился обыск, так что подкинуть не могли», — цитирует прокурор показания Богатовой.

— Виновность Филинкова и Бояршинова доказана на 100%, — вслух комментирует показания матери Шакурского судья Муранов.

У прокурора вопросов к Богатовой больше нет. Свидетельница объясняет, что показания изложены «языком следователя», но общий смысл ее слов донесен неправильно. Она не видела, как Шакурскому подкинули СВУ, но у оперативников были ключи от квартиры, говорит она.

— Пистолет был под диваном, вы можете себе это представить? — возмущается Богатова.

Судья перебивает ее и напоминает, дело рассматривается не в отношении ее сына.

Теперь вопросы задает адвокат Черкасов:

— Вы воспользовались правом не свидетельствовать, но мой оппонент вас немного разговорил. Можете пояснить, мог ли ваш сын применять насилие, причинять вред здоровью?

Судья снимает вопрос, но Богатова кричит: «Нет!».

Филинков спрашивает, видела ли его где-то Богатова. Ответ: не видела.

— Спасибо, вы принесли нам много ценной информации, — язвит судья.

Допрос матери Шакурского закончен.

13:12

Следующий свидетель — Максим Симаков. Он работает лаборантом в Пензенском государственном университете.

Симаков говорит, что не знает Филинкова, и не может разглядеть его по видеосвязи.

— Причины для оговора есть? — дежурно спрашивает судья.

— С лаборантами никогда не конфликтовал, — отвечает за свидетеля Филинков.

Бояршинов тоже не знает свидетеля Симакова, как и тот его.

Начинает допрос прокурор:

— Вам знаком Пчелинцев?

— Да, с 2015 года знаком с ним.

— Круг общения Пчелинцева вам известен на 2016-2017 год?

— На 2016-2017... На 2017 точно не знаком. В 2016 мы встречались только в ресторане, из работников ресторана я знаю, с другими не знаком, — отвечает свидетель.

— Знаете ли, что Пчелинцев состоял в сообществе «Сеть»?

— Про сообщество слышал, но не могу конкретно сказать, — говорит Симаков. Он предполагает, что его мог обсуждать Пчелинцев. Сам свидетель не знает, чем занимается эта организация, Пчелинцев про нее не рассказывал.

Прокурор спрашивает, был ли Пчелинцев недоволен положением дел в стране.

— Да, высказывался, что бензин, например, дорожает, у него машина была, — отвечает Симаков.

В зале смеются; судья Муранов интересуется у слушателей, что тут смешного.

13:16

— Высказывался, что вооруженным путем надо власть менять? — допытывается прокурор.

— Были предпосылки, он вроде занимался чем-то таким, был какой-то намек, я, правда, не могу вспомнить. Все разговоры, которые касались этих тем, был год 2014-2015, потом мы перестали общаться, разошлись интересы.

Судья уточняет, когда Симаков и Пчелинцев перестали общаться. Последний раз виделись в 2016 году. Причина — свидетель завел семью, перестал заниматься спортом, а Пчелинцев перестал работать в ресторане. Симаков слышал, что Пчелинцев ездил в Москву к родителям и «какие-то тренировки проводил».

— Мы проводили тренировки по единоборствам. Какие тренировки вы имели в виду? — уточняет у прокурора Симаков.

— Различного рода.

— Различного рода проводили.

— А зачем проводить тренировки с макетами оружия?

— Понятия не имею.

Ни у кого вопросов нет, свидетеля отпускают.

13:22

На экране появляется очередной свидетель — Антон Шульгин. Он говорит, что с Ильей Шакурским познакомился еще в школе. Шакурский занимался общественной деятельностью, проводил музыкальные и спортивные мероприятия, акции по уборке мусора.

— Идеи по свержению власти в России высказывал? Пытался привлечь? — спрашивает у свидетеля прокурор Качурина.

— Таких разговоров не было.

— Никогда не было?

— Нет.

— По мерам конспирации вам что-нибудь высказывал Шакурский?

— Нет, я пользовался только телеграмом, потому что боялся, что в ВК могут читать. Тайна переписки, вот это все.

— Прозвище было у Шакурского?

— Спайк, еще дали со школы.

— А почему такое интересное прозвище? — уточняет прокурор.

— Не знаю, я не интересовался.

— Его все называли его так или определенный круг?

— Все называли.

Шакурский занимался спортом, отмечает свидетель Шульгин. Они познакомились еще в детстве, их объединяли антифашистские взгляды.

— В сообществе «Сеть» Шакурский состоял? — произносит гособвинительница.

— Нет, не состоял.

— Вам это достоверно известно?

— На момент задержания не состоял. Я вообще в панике давал показания, оперативники сами подписали за меня, — объясняет Шульгин.

13:27

— На меня давили психологически, на меня кричали, выбивали показания, которые им были нужны, — сбивчиво вспоминает Шульгин. — Мне задают вопрос, например: «Вы знаете, что Шакурский занимался террористической деятельностью?». А мне говорят: «Почему ты не знаешь?».

— Вы могли отказаться давать показания? — спрашивает прокурор.

— Не мог, ко мне приехали с обыском.

— Обжаловали?

— Ничего не обжаловал, боюсь иметь с ними дело.

— Протокол допроса читали?

— Нет, мне даже копию никакую не предоставили.

Теперь к допросу приступает адвокат Филинкова Черкасов. Он интересуется прозвищем Шакурского, и как давно они знакомы. По словам Шульгина, они вместе учились в школе, но в разных классах. В Пензе Шакурского все знали по прозвищу, «даже Ильей не называли».

— Мог ли совершить насильственные... — начинает вопрос Черкасов.

— Снимается вопрос, — перебивает судья Муранов.

— Ваша честь, я вижу в этом нарушение состязательности.

— Вы можете подать жалобу.

Затем Шульгин рассказывает, что обыск проводился в его отсутствие. Силовики ничего не нашли, изъяли компьютер.

13:34

Подсудимый Филинков уточняет, были ли они знакомы. Свидетель Шульгин говорит, что нет. По его словам, про Филинкова он узнал уже после задержания.

Прокурор Качурина просит огласить показания Шульгина в связи с расхождениями. Филинков против. Адвокат Черкасов тоже против, он обращает внимание на «недопустимые методы дознания». Судья ходатайство удовлетворяет.

Зачитываются показания Шульгина, данные на следствии. В них говорится, что Шакурский рассказывал свидетелю об анархизме и считал его наиболее эффективной формой управления. Шакурский был уверен, что нужно «развивать себя и заниматься спортом», чтобы тебя боялись враги. Кроме того, он проводил акции солидарности, продвигал тему антирасизма.

«Позже Шакурский призывал к более радикальным действиям...» — зачитывает судья. В документе упоминается, что Шакурский устраивал дискотеку в районном доме культуры.

Шульгин комментирует свой протокол допроса: где-то видно, что это его слова, а где-то формулировки, которых он даже не знал, например, про свержение власти. Он настаивает, что Шакурский не призывал его заниматься противоправной деятельностью.

На этом все, объявляется перерыв до 15:00.

15:41

Заседание продолжается. Судья Муранов объявляет, что из суда в Пензе доложили, что свидетеля Уварова и нескольких других не смогли позвать, поскольку они отсутствовали по месту жительства.

Прокурор предлагает зачитать их показания, но защита возражает. Свидетелей вызовут повторно.

Так что сейчас гособвинительница будет и дальше зачитывать материалы дела. Сейчас — протокол осмотра вещей, изъятых во время обыска у свидетеля Ильи Капустина (он первым рассказал, как его пытали шокером, сейчас просит политического убежища в Финляндии), перечисляет найденные у него книги, среди них, например, «Настольную книгу по консенсусу» или комикс про «Газель смерти». Мобильные телефоны, жесткие диски, ноутбук.

Затем переходит к изъятому у Филинкова — документы, техника, телефоны, жесткие диски.

15:55

Прокурор продолжает перечислять — так, при осмотре электронных носителей найдено фото Филинкова с направленным на него огнестрельным оружием.

Виктор Филинков. Фото из материалов дела

Филинков говорит, что он будет давать пояснения по оглашенным доказательствам. Его адвокат Виталий Черкасов замечает, что все эти предметы и файлы ничего не доказывают.

— Я бы хотел обратить внимание на фотографии, там представлена фотографиями с двумя ружьями, фотография с моей татуировкой — я это скидывал в общий чат, — говорит Филинков.

Он говорит про другие фотографии, что они тоже ничего не доказывают.

— Что там есть фотография жены — что это вообще доказывает? Почему следователь решил, что это что-то доказывает?

— Не знаю, — говорит судья.

Виктор Филинков рассказывает про фото Шишкина — оно на телефоне жены, «размером 3 на 3 пикселя». Телефон кнопочный у Филинкова вообще был один.

Судья просит его оставить оценки доказательств для прений, Филинков извиняется, говорит, что фото Шишкина с телефона жены, фото на телефоне — кэш браузера, документы остались от переезда и ценности никакой не несут.

Прокурор продолжает зачитывать документы — там протокол обыска у Игоря Шишкина (тоже изъяты книги и техника), осмотр содержимого носителей (снова фотографии с тренировок или акций протеста).

Судья, похоже, устал, он просит прокурора не перечислять все подряд, поскольку все стороны знакомы и так со списком.

— Опять же, изъятые предметы и документы никак не соотносятся с обвинением, предъявленным Филинкову, — замечает адвокат Черкасов.

— Особенно на изъятую часть переписки человека, выбросившегося из окна, с которым никто из нас не знаком и за действия которого никто из нас не несет ответственности. Как это вообще оказалось в материалах дела?

15:58

На этом заседание заканчивается.

Суд продолжится завтра в 10 утра. Как ожидается, на нем допросят подсудимых по пензенской части дела Максима Иванкина, Дмитрия Пчелинцева, Илью Шакурского, Армана Сагынбаева, а также его девушку Анну Топчилову.

В пятницу, по словам судьи, показания давать должны уже сами подсудимые. После этого будет объявлен перерыв для подготовки к прениям и последним словам.

Ещё 25 статей