Дело краснодарского адвоката Михаила Беньяша. День 22
Дело краснодарского адвоката Михаила Беньяша. День 22
10 сентября 2019, 11:59
2 765

Михаил Беньяш. Фото Елены Синеок / Юга.ру

​В Ленинском районном суде Краснодара идут прения по делу адвоката Михаила Беньяша. Обвинение пытается доказать, что в прошлом году он покусал двоих полицейских (часть 1 статьи 318 УК, применение насилия к представителю власти), защита говорит о фабрикации уголовного дела. «Медиазона» освещает этот процесс вместе с краснодарскими «Свободными медиа».

Читать в хронологическом порядке
10:45

На предыдущем заседании, которое состоялось 3 сентября, стороны приступили к прениям. Представляющий обвинение прокурор Андрей Томчак согласился, что Беньяшу может быть назначено наказание, не связанное с лишением свободы, и запросил для него штраф в размере 40 тысяч рублей.

Затем выступил сам обвиняемый, который по пунктам разобрал доказательства обвинения — от медицинских карт потерпевших до показаний свидетелей. Беньяш рассказывал об обстановке в Краснодаре накануне акции против повышения пенсионного возраста (в этот день и произошел инцидент с якобы покусанными полицейскими): превентивных задержаниях активистов, незаконных, по оценке адвоката, ОРМ и специальном приказе главка МВД, который вводил на территории города «тотальный режим». Много говорил Беньяш и об адвокатской солидарности в «эпоху реакции, переходящей в репрессии». По словам юриста, его уголовное преследование сплотило профессиональное сообщество и научило его «говорить нет».

Словно иллюстрируя этот его тезис, затем в прениях выступили семь адвокатов, многие из которых приехали в Краснодар из других городов.

11:43

Назначенное на 11:00 заседание начинается с сорокаминутным опозданием. Обвинение представляет прокурор Сергей Чеботарев. Адвокаты Беньяша занимают места в зале, сегодня присутствуют все защитники, кроме Наринэ Галустян и Сергея Костюка. Судья Диана Беляк передает Костюку пожелание скорейшего выздоровления (он сломал ногу) и предлагает сперва обсудить организационные моменты.

11:59

Прения продолжаются, слово берет ​еще один адвокат Беньяша — Александр Пиховкин:

— В прошлый раз по делам службы я не мог пристутвовать в заседании, благодарю, что суд пошел навстречу [и назначил заседание на удобное время]. Сам я выскажу позицию по этому делу в общих чертах. Речь уважаемого прокурора в прениях уже наметила точку в этом деле. При верхнем пределе в пять лет лишения свободы прокурор запросил 40 тысяч рублей штрафа. В другом деле эта санкция была бы эквивалентом оправдания. Но данное дело слишком важно для адвокатов. Дело [в отношении] адвоката охватывает широкий круг лиц, поэтому мы вынуждены добиваться полного оправдания адвоката Михаила Беньяша. Само причинение вреда здоровью полицейским для нас осталось недоказанным. В совершении иных преступлений адвокат Беньяш не обвинялся.

12:18

Адвокат Пиховкин обращается к фактическим обстоятельствам дела:

— 9 сентября 2018 года адвокат Беньяш обратился в прокуратуру и Следственный комитет с обращениями, затем направился в центр города, спустя 30 минут примерно он был насильно помещен в салон автомобиля лицами без опознавательных знаков. Свидетель Бархатова пыталась провести видеосъемку произошедшего, но ей препятствовали. Беньяш также пытался зафиксировать на видео, но один из полицейских применил удушающий прием, чтобы это пресечь.

По приезде на парковку отдела полиции Беньяшу был нанесен удар по голове, вызвавший травматический отит. К адвокату не пускали защитников. Между тем право на свободу [передвижений] закреплено в Конституции и неотчуждаемо даже в случае военного положения — не то, что учебного плана «Крепость». К сожалению, это УВД города Краснодара было неизвестно.

Позже против адвоката были составлены административные протоколы, где указано, что Беньяш пришел в отдел добровольно, но на парковке начал себя бить.

28 сентября 2018 года суд избрал ему меру пресечения в виде взятия под стражу. Судебное заседание также проходило с нарушениями. Беньяш незаконно содержался в клетке, также он был ограничен во времени для ознакомления с материалами дела. Это был драматический процесс, в результате которого Беньяш был отправлен за решетку без наличия на то основания. Вскоре это решение было отменено в апелляционной инстанции. 

Я хорошо помню, как суд уже в этом процессе давал понять, что говорить потерпевшим и свидетелям обвинения. Это невиданно, что суд просит односложно отвечать на вопросы свидетелей. Это производило впечатление трагифарса. 

Тем не менее, я вижу, что с какого-то времени суд начал удовлетворять ходатайства защиты о допросе свидетелей, это вселило в меня оптимизм. 

Сейчас я хотел бы в нескольких словах выразить благодарность в первую очередь суду, за то что он не был скучающей тенью, как это часто бывает. Также я хотел бы поблагодарить прокурора Томчака за его личный профессионализм и грамотность. Я хочу выразить слова понимания и сочувствия потерпевшим, которые сейчас не присутствуют на заседании. Молодые ребята, богатыри, в нормальной бы обстановке они бы доблестно служили России. Сейчас они вынуждены ходить на суды и унижаться.

Также я хотел бы поблагодарить уважаемых коллег, для меня было честью работать с вами. Это тот случай, когда несчастье помогло. Я познакомился со множеством уважаемых коллег, я желаю Михаилу Беньяшу с такой защитой безусловного оправдания.

Хочу заметить, что в законе закреплена презумпция невиновности. Это бережное отношение к достоинству. Презумпция невиновности опирается на более широкую презумпцию добропорядочности человека. Суд — единственный орган, который в праве признать человека виновным. Однако Беньяш был ограничен в свободе каким-то отделом полиции. Как стало возможно, что на скамье подсудимых оказался избитый адвокат, а не люди, которые на самом деле виновны в том, что произошло?

Защитник Пиховкин говорит без перерыва уже около 30 минут.

12:35

​Пиховкин продолжает свое выступление, говоря о конституционных гарантиях прав и свобод, уважении к достоинству гражданина и презумпции невиновности.  

— Откуда у части правоохранителей берется эта привычка обвинения невиновных? От суда. Именно суд попустительствует нарушениям сотрудников полиции и силовых органов, — рассуждает адвокат.

12:39

Пиховкин:

​— В данном процессе мы имеем дело не с хулиганом-алкоголиком, а с адвокатом. Адвокатура — важный компонент гражданского общества. Это часть правозащитного механизма, как и суд. В данной ситуации я не вижу иного выхода, как оправдания моего подзащитного, — заканчивает свою речь адвокат.

В зале раздаются аплодисменты.

Судья Беляк интересуется, кто из защитников выступит следующим и просит стороны определиться, до которого часа они сегодня готовы работать.

12:51

​Теперь слово берет адвокат Тимур Филиппов.

​— Моя речь будет разделена на две части, ​— начинает он. ​— Сначала я зачитаю свою речь, а потом речь другого адвоката, который по объективным причинам не может выступить в прениях.​

— А какой это адвокат? ​— интересуется судья Беляк.

​— Это адвокат Алексей Аванесян. Я начну, ​— говорит Филиппов, обращаясь к судье. ​— ​Самый главный свидетель защиты это вы, Диана Леонидовна. Любой приговор для адвоката — это запрет на профессию, это объективно так. Также, как показала практика, подобные приговоры не выдерживают проверку временем. Я убежден, что Беньяш не совершал преступления, в котором он обвиняется. Это факт очевиден для всей защиты, и я надеюсь, что этот факт будет также очевиден для суда.

13:07

Филиппов со ссылками на закон «О полиции» убеждает суд, что силовики при задержании Беньяша действовали незаконно: он был доставлен в отдел с помощью физической силы, перед этим ему не отправили повестку. 

​— Мы это достоверно установили в судебном заседании. Также мы установили, что полицейские исполняли незаконный приказ. Не было права винтить Беньяша! Точка. Повестка была датирована 13 сентября, а задежали его 9 сентября. Вопрос риторический: они там что пьяные все были, что-ли? Как так можно было? ​— недоумевает Филиппов, говоря, что при таких обстоятельствах Беньяш имел право оказывать сопротивление полицейским, поскольку те не представились, а их действия изначально были незаконными.

​— Я прошу своего подзащитного оправдать. Прошу суд вынести определение в следственный комитет о проведении проверки в отношении полицейских, ​— заканчивает адвокат Филиппов.

Аплодисменты. Судья Диана Беляк объявляет перерыв до 14:00.

14:25

​Судебное заседание продолжается, Диана Беляк объявляет, что оно продлится до 15:30.

14:31

​Слово берет появившаяся после перерыва адвокат Наринэ Галустян. Она цитирует статью 318 УК, указывает на отсутствие состава преступления в действиях Беньяша и говорит, что имело место, наоборот, превышение должностных полномочий со стороны полицейских (статья 286).

Как полицейские, так и следователь по этому делу нарушили закон, продолжает защитник. Галустян напоминает, что повестка Беньяшу была оформлена и отправлена задним числом, поэтому его задержание было незаконным, а следователь не проверил эти обстоятельства и не учел их при расследовании уголовного дела.

14:43

​Галустян упоминает показания свидетелей защиты, согласно которым Беньяш был доставлен в УВД против воли. Затем она пересказывает позицию обвинения, показания полицейских, которые описывали якобы причиненные им Беньяшом повреждения, показания экспертов-медиков и просит вынесли подсудимому оправдательный приговор.

В зале звучат аплодисменты.

14:49

Теперь выступает адвокат Росита Тулян:

​— Мы прослушали уголовное дело Михаила Беньяша. В ходе следствия вина моего подзащитного не нашла своего подтверждения. Обвинение построено на предположениях и недопустимых доказательствах. Достоверно установлено в медицинских картах, что полицейским был поставлен диагноз: ушиб мягких тканей верхних конечностей и грудной клетки. Признаки ушиба не были описаны, как и его размер и форма. Было установлено отсутствие повреждений в области лица, ссадин в области грудной клетки, и следов укусов также не было. Эти характеристики в первичных медкартах не указаны. Кроме того, нет фотографий с причиненными повреждениями. Что мешало сделать фотографии? Только одно — отсутствие [у потерпевших] телесных повреждений.​

15:14

​— В основу обвинения также положены недопустимые доказательства, ​— говорит Тулян. Она объясняет, что, согласно документам, медицинские карты полицейских были приобщены к уголовному делу, когда у него еще даже не было номера. 

— Данный факт свидетельствует о том, что заявление Юрченко было приобщено задним числом, ​— считает адвокат.

15:26

Росита Тулян настаивает, что медицинские экспертизы из дела не могут быть признаны доказательствами, поскольку к ним не приложено ни схемы повреждений, ни фотографий, а эксперт не смогла объяснить, почему всего этого нет в заключении. Также в экспертизе не обозначено примерное время нанесения травм, говорит адвокат Тулян и с извинениями отмечает, что сокращает свое выступление, насколько возможно.

Судья Беляк разрешает ей закончить выступление.

15:36

— На основании изложенного защита считает, что экспертизы не могут являться доказательствами по указанному уголовному делу, — заканчивает адвокат Тулян. — Прошу моего подзащитного оправдать. У меня все, спасибо.

Зал аплодирует. Следующее заседание назначено на 11:00 17 сентября.

Понравился этот материал? Поддержите Медиазону

Раз в неделю наши авторы делятся своими впечатлениями от главных событий и текстов

Ещё 25 статей