11 друзей БОРН — Медиазона
11 друзей БОРН
БОРНТексты
19 января 2015, 16:39
8818 просмотров

Фото: Вадим Брайдов / РИА Новости

19 января, в годовщину убийства адвоката Станислава Маркелова и журналистки Анастасии Бабуровой, «Медиазона» вспоминает людей, которые, судя по показаниям и свидетельствам самих ультраправых, оказывали членам БОРН ту или иную помощь — знакомили с торговцами оружием, помогали деньгами, хранили у себя их вещи, предоставляли политическую и юридическую поддержку. Это Дмитрий Стешин, Леонид Симунин, Максим Мищенко, Евгений Валяев, Алексей Митрюшин, Сергей Никулкин, Сергей Голубев, Сергей Ерзунов, Алексей Барановский, Александр Васильев и Егор Горшков.

Дмитрий Стешин

Специальный корреспондент «Комсомольской правды» Дмитрий Стешин недавно был награжден премией московского Союза журналистов «Золотое перо», а после присоединения Крыма к России, по некоторым данным, получил орден «За заслуги перед отечеством».

Дмитрий Стешин — старый друг лидера БОРН Никиты Тихонова. Как рассказывал сам Стешин во время допросов по делу об убийстве адвоката Станислава Маркелова и журналистки Анастасии Бабуровой, с молодым неонацистом Тихоновым он познакомился на редколлегии ультраправого журнала «Русский образ»; из журнала, который начали издавать Никита Тихонов и Илья Горячев, и выросла позже одноименная политическая организация.

Никита Тихонов рассказывал, что он некоторое время скрывался в квартире у Стешина, когда в 2006 году был объявлен в розыск по делу об убийстве антифашиста Александра Рюхина и пустился в бега. «С Дмитрием Стешиным общим интересом у нас были походы. Будучи энтузиастом военной археологии, он предложил мне выезжать в места боев времен Второй мировой войны для исследовательско-краеведческой работы и отдыха на природе. Мы сдружились», — говорил в своих показаниях Тихонов.

Именно Стешин, по словам Тихонова, познакомил его с торговцами оружием. «Используя дружеские чувства Стешина, я упросил его помочь достать что-нибудь стреляющее», — вспоминал лидер БОРН. После этого Стешин познакомил его с некими «Володей и Митей», у которых Тихонов приобрел пистолет-пулемет «Суоми», обрез винтовки Мосина и патроны к ним. Так у банды неонацистов появился арсенал оружия.

Через этих знакомых Стешина Никита Тихонов приобрел и «Браунинг», из которого были застрелены Маркелов и Бабурова. «За период с января по август 2009 года мною были приобретены помимо “браунинга”: пистолет ТТ (передан Паринову летом того же года через Костю “Африку”), “Чезетта” 2 штуки, ‘’Наган” и ’Наган” с глушителем, автомат АКС-74У, 5 гранат Ф-1, боеприпасы разных калибров», — утверждает Никита Тихонов. Именно из этого оружия была убита большая часть жертв БОРН.

«Кроме того, была приобретена снайперская винтовка производства Югославии “Застава”, которую я в футляре от музыкального инструмента (гитары) оставил в доме родителей жены Стешина Елизаветы в городе Сестрорецке Ленобласти. Что находится в футляре я им не сообщал, намерение забрать винтовку не реализовал по причине ареста», — уточнял неонацист.

Дмитрий Стешин. Фото: Станислав Красильников / ТАСС

Корреспондент «Комсомольской правды» упоминается и в материалах прослушки, которая велась в квартире Тихонова и его гражданской жены и подельницы Евгении Хасис в октябре 2009 года, незадолго до ареста. Они обсуждают свои планы переезда на другую съемную квартиру и рассуждают о том, что делать со своим арсеналом оружия. Тихонов предполагает отвезти «палево» к Дмитрию Стешину.

«Я что думаю-то, завтра приеду, завтра с утра. Значит, займусь сбором вещей. Соберу все палево, которое нам в данный момент не нужно при себе держать. Вот, и отвезу к Диме Стешину, если что. Хоть это не пропадет на квартире, если мы туда не переедем», — говорит Никита Тихонов.

Свои планы он, впрочем, не осуществил, и в итоге отвез рюкзак оружия оказался у соратника Тихонова по «Русскому образу» Сергея Ерзунова. Тем не менее, при обыске дома у Стешина обнаружилась часть вещей Тихонова — несколько мужских курток, брюки, шапка, книги «1000 вопросов об оружии» и «Тревожный сценарий будущего». У Стешина же хранился и настоящий паспорт Никиты Тихонова (сам неонацист жил по поддельным документам).

Следователям Стешин говорил, что среди русских националистов «Тихонов пользовался авторитетом, имел яркие задатки лидера». Он также назвал Тихонова «хорошим бойцом», «радикалом», а также «принципиальным и идейным человеком». Убийство Маркелова и Бабуровой Тихонов с журналистом не обсуждал, и, как утверждал Стешин, вообще избегал этой темы.

В разговоре с «Медиазоной» Дмитрий Стешин отказался комментировать показания Никиты Тихонова. Он заявил, что до сих пор сомневается в его причастности к убийствам.

«Я не думаю, что Никита кого-то убивал. От человека, получившего пожизненное заключение, можно любые показания получить, я думаю», – сказал Стешин. Он уточнил, что периодически следит за судом над группировкой БОРН, но никого из подсудимых лично не знает.

Леонид Симунин

С 2006 года Леонид Симунин возглавлял люберецкое отделение проклемлевского движения «Местные» — молодежной организации, которая прославилась рядом националистических акций. 13 апреля 2006 года он участвовал в драке с нацболами перед зданием Таганского суда, где рассматривалась жалоба на отказ Минюста зарегистрировать НБП. По версии нацболов, именно Симунин и его соратники начали швырять в них бутылки, яйца и камни. Тем не менее, потерпевшими по делу были признаны Леонид Симунин и другие участники «Местных» и «России молодой». Семерых сторонников НБП суд признал виновными в хулиганстве и приговорил к срокам от 1,5 до 2,5 лет заключения.

«Когда на нашем процессе в качестве свидетеля обвинения выступал Симунин, впечатление он произвел на всех, в том числе и на судью, удручающее. Гопник с интеллектом ниже плинтуса, чуть ли не в спортивных штанах в суд пришел. Но самое омерзительное, от него разило страхом, мы это чувствовали через решетку», — вспоминал один осужденных тогда нацболов Роман Попков.

Летом 2007 года Симунин познакомился с лидером «Русского образа» Ильей Горячевым, который во время допроса по делу Тихонова-Хасис утверждал, что Симунин «курирует молодежное движение “Местные” от администрации президента РФ, также сочетая неофициальное курирование движения “Русский образ”». В самой администрации президента утверждают, что Симунин никогда у них не работал.

«Куратором Горячева из администрации (президента — МЗ) стал Леонид Симунин. Горячев, как и многие, получал крошки от АП, но ему захотелось большего, он захотел создавать партию. Он просил Симунина передать его желание наверх, но тот ему отказал, сказав, что руководство в этом не заинтересовано и что такая партия будет дестабилизировать обстановку в стране», – рассказывала на суде по делу БОРН Евгения Хасис.

«Если бы Симунин был на скамье подсудимых, я бы еще много о нем рассказала, но его, к сожалению, там нет», — добавила в суде Хасис, заявившая, что, по ее мнению, Леонид Симунин также был участником БОРН.

Илья Горячев и Никита Тихонов во время допросов рассказывали, что летом 2009 года Симунин обращался к находившемуся тогда в розыске Тихонову с просьбой «выбить» деньги из его должников.

«Мы беседовали в офисе движения “Местные”, Горячев представил меня как решительного человека, не задающего лишних вопросов. Симунин высказал свою заинтересованность в том, чтобы я оказал физическое воздействие на его должников. Он предоставил диск с фотографиями и адресом некой женщины, попросил нанести ей телесные повреждения. Однако, увидев фото, я отказался, поскольку посчитал это для себя неприемлемым. Также Симунин сообщил мне адрес и номер машины мужчины средних лет, которого также требовалось избить. Узнав, что этот мужчина является сотрудником ФСБ, я исполнять заказ Симунина отказался, несмотря на предложенный гонорар», — утверждает Тихонов. По словам неонациста, стать личным охранником Симунина он также отказался.

Леонид Симунин. Кадр: День TV

«Примерно в октябре 2009 года Леонид Симунин попросил меня поговорить с Никитой Тихоновым о возможности приобретения боевого пистолета», — говорит Илья Горячев. Его слова подтверждает и Тихонов: «Горячев заказал у меня для Симунина пистолет “Глок” австрийского производства за 3.200 евро. Однако выполнить заказ я не смог по причине ареста».

В материалах по делам Никиты Тихонова, Евгении Хасис и других участников БОРН допросов Симунина даже в качестве свидетеля нет. По информации «Новой газеты», он вообще ни разу не был официально допрошен по поводу своих связей с ультраправыми. С просьбой «отдельно изучить личности и связи» Леонида Симунина и других участников прокремлевских движений к следствию обращался журналист Олег Кашин — по мнению журналиста, эти люди могут обладать информацией, важной для расследования покушения на Кашина в 2010 году.

«Почему Илья (Горячев — МЗ) это на меня наговорил, я не знаю. Я с Ильей знаком, очень давно его не видел. С удовольствием бы увидел, но искать я его, конечно, не буду, мне есть, чем заняться в жизни. Но если когда-нибудь увижу, мне просто интересно спросить: “Дружище, а зачем ты это сделал? Зачем ты это написал? Кто тебе это подсказал? Зачем ты это придумал?” Ну это же неправда, ты же знаешь об этом», — говорил Симунин в 2012 году, когда давал интервью будущему главе правительства самопровозглашенной ДНР политологу Александру Бородаю.

Летом 2014 года Леонид Симунин объявился на Донбассе — «чиновником по энергетике» самопровозглашенной ДНР. Сейчас Симунин уже в Москве, где, по собственному утверждению, «начал осваивать строительный и ремонтный бизнес». До этого, помимо участия в политических проектах, Леонид Симунин занимался рекламным бизнесом — так, по данным базы СПАРК, он был совладельцем и генеральным директором ряда подмосковных рекламных фирм, в том числе ООО «Прорыв». Среди своих клиентов «Прорыв» называл молодежные движения «Местные» и «Россия молодая».

Кроме того, как указывает в своей заметке журналист Алексей Сочнев, на сайте «Прорыва», который сейчас не работает, было размещено письмо от 1 октября 2009 года, в котором фирму за выполненную работу благодарит депутат от «Единой России» Максим Мищенко. С Мищенко Симунин начал сотрудничать еще в 2008 году — он выступал как представитель «России Молодой» на одном из совместных митингов этой организации и «Русского образа».

Максим Мищенко

Экс-депутат Госдумы Максим Мищенко возглавлял прокремлевскую молодежную организацию «Россия молодая». В 2009 году он тесно сотрудничал с ультраправыми «Русским Образом» и «Русским вердиктом», которые при его поддержке создавали проект «Ермолов». Проект, как заявлялось, должен был заниматься мониторингом деятельности диаспор и этнических группировок на территории России. Публично о запуске «Ермолова» было объявлено 4 ноября 2009 года, в день, когда «Русский Образ» организовал на Болотной площади митинг-концерт с участием ультраправой группы «Коловрат». Проект так и не начал свою работу.

Предполагалось, что на сайте «Ермолова» также будут собраны сведения о молодежных группировках, «поддерживающих диаспоры и нелегальных иммигрантов». Таким группировкам Мищенко уделял особое внимание и в своем интервью ресурсу «Русская линия» отмечал, что в деятельности антифашистов «просматривается криминальная составляющая».

«Если подобные (антифашистские – МЗ) группировки расшатывают моральные устои, на них следует обращать внимание правоохранительных органов. Нельзя популяризировать и делать модными отклонения, типа педерастии. Известно: чтобы победить нацию — ее надо развратить. Государство должно оценить уровень угрозы, исходящий от подобных структур», – говорил Мищенко.

«К “Русскому образу” я отношусь хорошо. В этой организации много вменяемых, адекватных людей, готовых к последовательной и эффективной работе. Я с ними сотрудничал по ряду проектов и продолжаю сотрудничать», – подчеркивал Мищенко в том же интервью в ноябре 2009 года, когда Никита Тихонов и Евгения Хасис уже были арестованы.

17 ноября 2009 года, на следующий день после убийства антифашиста Ивана Хуторского, его товарищи разгромили офис «России молодой» в Москве. Как рассказывал потом сам Мищенко, группа молодых людей с булыжниками, файерами и кусками арматуры появилась у штаба организации и стали громить здание и бить окна. После инцидента глава прокремлевской организации объяснил, что разделяет взгляды «Русского образа», в союзничестве с которым его обвиняли антифашисты, лишь частично. При этом «Русский образ» и «Россия молодая» даже проводили совместные митинги.

Максим Мищенко (слева) во время акции протеста у бывшего грузинского посольства против сноса мемориала Воинской славы в Кутаиси, 2009 год. Фото: Валерий Шарифулин / ТАСС

«”Русский образ” – не фашистская организация, хотя у них жесткая риторика. В чем-то наши взгляды одинаковые, например, по проблемам нелегальной миграции, в чем-то различаются», – оправдывался Мищенко. Крайне правые и крайне левые экстремисты, говорил он, представляют угрозу для государства.

На момент сдачи материала Максим Мищенко находился «в горах» и не смог пояснить «Медиазоне» свое отношение к обвинениям, предъявленным его знакомому Илье Горячеву.

Часть бывших активистов «России молодой» вошла в состав движения «Антимайдан», они были замечены во время попыток пресечь акции и встречи оппозиционеров.

Евгений Валяев

Пресс-секретарь «Русского образа» Евгений Валяев остался одним из немногих преданных сторонников Ильи Горячева даже после того, как тот дал показания против Никиты Тихонова. Он был убежден, что вовсе не глава «Русского образа» втянул Тихонова в неонацистскую банду: тот сам выбрал «путь нелегала». Валяев оправдывал Горячева, давшего показания против Тихонова и Хасис на допросе в ноябре 2009 года: «Допрос шел всю ночь, никаких адвокатов к нему не допускали, более того, местоположение Ильи все это время скрывалось, его попросту выкрали... На момент допроса Ильи у следствия было достаточное количество материалов, различных переписок Ильи с Никитой, где последний говорил о преступлении. Так что этот допрос не имел новизны для следствия».

Действия следствия в отношении Горячева были направлены исключительно на то, чтобы дискредитировать «Русский образ» как организацию, уверен Валяев. Об этом он не переставал говорить и после вынесения приговора Тихонову и Хасис.

«Реальность такова – Никита совершил убийство и прочие другие преступления и получил срок, за соучастие получила срок и Хасис. Это данность на сегодня. Не Горячев ему там стволы подкидывал, на нелегал его склонял, не он писал посты про "Тихонов-киллер" и прочие вещи. Это все мифы, созданные барановскими и русвердиктами», – утверждал Валяев, подчеркивая, что для него Тихонов «не был ни другом, ни братом».

«И Илья, и Ой-Ей (вокалист группы «Хук справа» Сергей Ерзунов — МЗ) всегда будут являться для меня людьми, которым я буду стремиться пожать руку. Это преданные сыны Руси, на которых стоит ориентироваться. Творчество Сергея Ой-Ея, политическая платформа Ильи Горячева — это важные составляющие русского национализма сегодняшнего дня, и они будут ими оставаться и дальше, как будет развиваться дальше и "Русский Образ"», – писал Валяев.

Сейчас неонацист координирует объединение «Консервативная Правозащитная Группа», активно сотрудничает с изданием «Ридус» и является одним из руководителей «Право-консервативного альянса», который депутаты не стесняются звать на круглые столы в Госдуму. Кроме того, Валяев руководит ультраправым экспертным клубом «Модус» и связанным с ним сайтом modus-agendi.ru, который регулярно публикует материалы в поддержку Ильи Горячева.

Евгений Валяев (справа), 1 мая 2012 года. Фото: личная страница в Facebook

Алексей Митрюшин

«Проживая на Украине, я продолжал активно общаться с Горячевым. В 2008 году он занимался сбором информации об активности антифа-движения. Он рассчитывал перенаправить активность Центров по противодействию экстремизму на антифа-хулиганов, рассчитывая на помощь своих знакомых в этих структурах и администрации президента РФ. Среди упоминавшихся им фамилий и имен могу назвать Леонида Симунина и Алексея Митрюшина. Кто они по должности, не знаю», — рассказывал Никита Тихонов в своих показаниях на следствии.

Алексей Митрюшин в начале двухтысячных руководил московскими отделениями сначала «Идущих вместе» Василия Якеменко, а затем — движения «Наши», где отвечал в том числе за безопасность. Митрюшина называли лидером группировки фанатов ЦСКА «Gallant steeds».

«Причиной проблем с безопасностью у “Наших” является то, что от руководства движением было решено отстранить комиссара Алексея Митрюшина. Именно он отвечает за связи с футбольными болельщиками и обеспечивает охрану мероприятий», — утверждал тогда источник «Коммерсанта» в «Наших». По словам источника, «Митрюшин очень сильно засветился во время конфликтов с нацболами и портит репутацию движения».

После этого Митрюшин пару лет занимал должность исполнительного директора «Русского проекта» «Единой России», а в 2009-2011 годах руководил центральным штабом движения «Местные». В 2013 году его избрали председателем Совета депутатов подмосковного города Видное.

Алексей Митрюшин (слева). Фото: личная страница «ВКонтакте»

Сергей Никулкин

«Мы давно переросли субкультуру скинхедов. Революционная борьба — это уничтожение тех, кто реально вредит нам: мразей в форме и в штатском, стоящих у власти», — говорилось в манифесте «Стратегия-2020», который появился в сети в декабре 2009 года. Манифест призывал ультраправых переходить от убийств дворников-мигрантов к вооруженной борьбе с представителями власти, чтобы «пулями и бомбами проложить себе доступ к СМИ и думской трибуне».

Инициатором создания этого документа, по словам Никиты Тихонова, был Сергей Никулкин — уважаемый в среде неонацистов выходец из группировки «ОБ-88», который был известен под прозвищем «СС».

Тихонов утверждает, что наброски к будущей «Стратегии-2020» Сергей Никулкин присылал ему на почту: «Надо приобретать политический вес в разных организациях, продвигать антимигрантскую риторику. Много было аспектов националистической идеологии, а не только противодействие миграционному нашествию. Все это, считал Никулкин, можно делать, если целыми группами вступать в организации наподобие "Россия молодая", "Местные", "Справедливая Россия", ЛДПР, словом любая легально действующая партия, имеющая какой-то вес».

Окончательный вариант статьи был, по словам Тихонова, сильно им переработан, при этом Тихонов советовался с Ильей Горячевым и Сергеем Голубевым из «Blood and Honour». Радикальность этого документа, по словам лидера БОРН, Никулкин не одобрил.

По информации «Новой газеты», Сергей Никулкин был среди лидеров прокремлевского движения «Местные» и рассматривался как кандидат на пост руководителя организации.

«С Никитой у Сергея установившиеся дружеские отношения. Начиная с 2006 года, после того как Никита ушел на нелегальное положение в подполье, наш Сергей Сергеевич Никулкин занимался его финансовой поддержкой», — утверждал во время допросов Илья Горячев.

В материалах прослушки Тихонова и Хасис Никулкин тоже упоминается, неонацисты уважительно называют его по имени-отчеству. «Какое он имеет право вообще вмешиваться в расклады московской движухи, которая решается на уровне Сергея Сергеевича?», – возмущается Евгения Хасис, рассказывая Тихонову про украинского фаната «Грушу», который выступил против участия «Русского образа» в организации спортивного турнира.

Хасис опасалась, что следствие могло вычислить «Эда» — Михаила Волкова — а это будет означать, что «Эда тоже накроют, если это так».

«Ну, и близких, ну, основные какие-то ключевые фигуры. Сергея Сергеевича, скорее всего. Потому что он сейчас более-менее на виду. Ну, он известен органам», — добавляет Хасис.

Признательные показания Никиты Тихонова, данные после задержания. Видео: youtube.com

Сергей Голубев

«Пока пьяные фээсбэшники отмечают свой праздник, уткнувшись мордой в салат, мы собираемся здесь в центре Москвы, трезвые, готовые действовать, никто не может нам помешать, что внушает нам силу для дальнейшей борьбы и мы неминуемо сломаем эту систему», — так, согласно показаниям одного из орловских неонацистов, говорил на концерте в 2008 году Сергей Голубев по кличке «Опер», вокалист группы Terror National Front и лидер российского отделения неонацистской организации «Blood and Honour». Именно на сайте Голубева была впервые опубликована «Стратегия 2020».

Никита Тихонов во время следствия предполагал, что именно Голубев разослал от имени БОРН заявление, в котором группа брала на себя ответственность за убийство Маркелова и Бабуровой. Убийство адвоката и журналистки, а также убийство антифашиста Федора Филатова назывались в нем «последними предупреждениями всем антирусским правозащитникам, журналистам, антифашистам, ментам и чиновникам».

«У меня было подозрение, что вот эту рассылку совершил Голубев, Сергей Голубев, лидер «Крови и чести» по кличке «Опер». Потому что там в тексте информационного сообщения были фразы, которые характерны для языка «Опера», то есть для его построения фраз. Мне так показалось на тот момент», — утверждал Тихонов.

Никита Тихонов же рассказывал на следствии, как он еще в середине двухтысячных годов вместе с Сергеем Голубевым и его соратниками из «Blood and Honour» принимал участие в нападениях на антифашистов.

«Примерно в октябре 2008 года по моей просьбе Голубев Сергей ("Опер") продал мне обрез охотничьего ружья 12 калибра и револьвер "Наган" ("Наган" был неисправен и использован на запчасти вышеназванными жителями Санкт-Петербурга). А обрез охотничьего ружья, а также вышеупомянутый обрез винтовки Мосина и "Наган" без глушителя были мною переданы Максиму ("северные")», — рассказывал Тихонов. Из этого обреза 24 декабря 2009 года участник БОРН Вячеслав Исаев застрелил чемпиона по тайскому боксу Муслима Абдуллаева.

В материалах прослушки квартиры Тихонова и Хасис Опер не раз упоминается. В частности, они беспокоятся, что через Опера следствие сможет выйти на их след. «Ты понимаешь, что, если возьмут Опера, что будет? Ну, помимо непосредственной угрозы тебе? ****** [трагический финал] нам будет», — говорит Хасис.

Тихонов ее обрывает: «Я-то тут при чем? Зайка, у меня к тебе большая просьба… После двенадцати вообще не подходить ко мне с серьезными разговорами».

«У меня есть одно правило, не думай о том, чего ты не можешь изменить. Вот я и не собираюсь думать о том, что будет с Ильей (вероятно, Горячевым — МЗ), если возьмут Опера. Мне вот вообще вот, я на это не могу никак повлиять. Равно как я не могу повлиять на то, возьмут Опера или нет», — объясняет он.

Никита Тихонов, впрочем, полагал, что соратник не сдаст их органам и сообщит, если те на него выйдут: «Ну, как бы Опер, он не сука, он молчать не будет».

Молчать Сергей Голубев действительно не стал. Выступая в суде как свидетель обвинения Голубев рассказал, что Никита Тихонов спрашивал, не хочет ли он «вступить в боевую группу против врагов русской нации: антифашистов, правоохранительных органов и власть имущих». Голубев якобы отказался.

«Никита сообщил, что правое движение вышло на новый уровень после убийства в Москве антифашиста Рюхина в 2006 году. Он восторженно об этом отзывался, говорил, что так и надо, что следует чаще проводить такие акции», — вспоминал Опер в суде.

Более того, Сергей Голубев сказал, что опознал Тихонова по опубликованным СМИ видеозаписям с камер наблюдения, установленных неподалеку от места убийства Маркелова и Бабуровой: «Я не берусь говорить наверняка, но я сразу подумал, что это Никита Тихонов. На кадре видно, как он заносит ногу при ходьбе. Те, кто знаком с Никитой, кто видел, как он ходит, сразу поймут. Потом Тихонов вышел на связь и сообщил, что убийство Маркелова – отличная акция, надо брать в пример».

Позже, оправдываясь перед соратниками-нацистами, Голубев объяснял, что именно Тихонов и Хасис первыми «нарушили все пункты этического кодекса русского националиста», когда начали вести «неформальные беседы в СИЗО с оперативниками спецслужб». Незадолго до выступления Голубева в суде «Газета.ру» опубликовала аудиозапись разговора Евгении Хасис с оперативником, который состоялся в СИЗО через несколько месяцев после ее ареста (копия аудиозаписи). Во время этой беседы Хасис подробно рассказывала об иерархии националистического подполья, в том числе и об Опере, который, по ее словам, раздумывал о том, действовать ли ему «в легальном поле» или «нахавать денег и уехать куда-нибудь в леса».

Хасис предполагала, что Опер может перейти к более радикальным действиям, если увидит, что ультраправых в России начали притеснять: «Скорее всего, он начнет валить ментов за оружие, так как он выбрал это направление. Оружия у него нет, я думаю. Если есть, то ствол какой-то в загашнике у него валяется».

Сергей Ерзунов

Сергей Ерзунов по прозвищу «Ой-ёй» — лидер близкой к «Русскому образу» ультраправой группы «Хук справа». С Никитой Тихоновой он дружил со студенческих лет, они оба учились на одном курсе исторического факультета МГУ. «Примерно на последнем курсе университета в разговоре Никита рассказал, что он оказался в рядах правой националистической группировки "Объединенные бригады 88", которая на тот момент была известна в "правых кругах" своими акциями "прямого действия", а именно избиениями, нанесение побоев, а также и совершениями убийств "неславян"», — вспоминал Ерзунов во время допроса.

Сергей Ерзунов (в центре). Фото: antifa.fm

Когда в декабре 2008 года участники БОРН отрезали голову мигранту и подбросили ее к управе Можайского района Москвы, именно Ерзунов рассказал им о том, как чиновники восприняли акцию неонацистов. «У меня есть товарищ Сергей Ерзунов, участник «Русского образа». Его мать в той управе, как оказалось, работала. И она ему рассказывала. А Сергей Ерзунов об этом рассказывал Горячеву, а Горячев мне. О том, что в управе была паника, что служащих управы просили ходить только вместе с работы и на работу, что-то такое. … Совершенно случайно это стало известно. На момент того, как я туда подбрасывал в управу голову, мне было неизвестно, о том, что там работает мать Ерзунова», — утверждал Тихонов.

Во время следствия Ерзунов рассказывал, что помогал Никите Тихонову, когда тот находился на нелегальном положении, и видел у своего друга боевой пистолет. Именно к нему Тихонов отнес рюкзак с оружием, который ему нужно было спрятать перед переездом на новую квартиру:

«Примерно в конце октября 2009 года Никита попросил меня подержать на работе свои вещи, так как, по его словам, ему в связи с переездом необходимо неделю пожить в другом месте. Я согласился, и он привез мне на работу походный рюкзак зеленого цвета, который был заполнен примерно на треть и завязан сверху. Когда я приподнял его, то понял, что в нем находятся не вещи, а что-то очень тяжелое, но я не стал смотреть, что в рюкзаке. Когда Никита приехал за своим рюкзаком 1 ноября 2009 года, я заглянул в рюкзак и увидел там автомат и пистолеты, на мой вопрос, что это, Тихонов ответил, что не мое дело и забрал его».

Алексей Барановский

Алексей Барановский, идеолог националистической организации «Русский вердикт», познакомился с Никитой Тихоновым в 2004 году, когда последний работал помощником депутата ЛДПР Николая Курьяновича. Через некоторое время Барановский, Тихонов и Горячев устроились работать в прокремлевскую молодежную газету «Re:акция». Затем трое товарищей перешли работать в «Аргументы недели». Все это время, позже объяснял следователям Барановский, он поддерживал с Тихоновым приятельские, но не дружеские отношения. Осенью 2006 года Никита Тихонов сообщил коллегам, что ему нужно срочно уехать, а потом и вовсе перестал выходить на связь и отвечать на электронные письма. Вскоре его знакомые узнали, что Тихонов объявлен в розыск в связи с убийством антифашиста Александра Рюхина.

«Вплоть до распространения информации о задержании Тихонова Никиты 5 ноября 2009 года, я с ним не общался и ничего о нем не слышал», – утверждал в своих показаниях Барановский. Копии документов допроса были опубликованы в ЖЖ «Русского вердикта».

Гораздо более тесные отношения Барановского связывали с Евгений Хасис, гражданской супругой Тихонова. Они познакомились в середине 2008 года и вместе работали над проектами «Русского вердикта», который занимался поддержкой заключенных ультраправых. В ноябре 2009 года, давая показания, Барановский подчеркивал, что его организация сотрудничала и с движением «Русский образ», «влиятельным и авторитетным представителем которого является мой знакомый Горячев Илья».

Свои отношения с Хасис Барановский характеризовал как дружеские. Евгения, по его словам, была волевой, обязательной и при этом лично переживала страдания людей, которым она помогала. Они встречались в кафе в центре Москвы не реже раза в неделю, часто общались в интернете. При этом Хасис никогда не упоминала Никиту Тихонова и тем более не говорила о том, что имеет с ним личные отношения, говорил следователю Барановский.

На суде над Тихоновым и Хасис лидер «Русского вердикта» свои показания несколько изменил – перед присяжными Барановский признался, что сначала испытывал к Хасис не только дружеские чувства, однако затем узнал, что она встречается с Тихоновым и они с Евгенией стали «просто общаться». Тогда же Барановский объявил на суде, что у Хасис было алиби 19 января 2009 года: якобы в день убийства Маркелова и Бабуровой они вместе выбирали бутылку дорогого шампанского на день рождения Барановского. Против него было возбуждено уголовное дело за дачу заведомо ложных показаний (статья 307 УК), но обвинения так и не были предъявлены.

Барановский приложил много усилий, чтобы защитить Евгению Хасис как во время следствия и суда, так и после приговора. Он регулярно навещал ее в колонии, где Хасис предстоит провести еще не менее 10 лет (судья Александр Замашнюк назначил ей наказание в виде 18 лет лишения свободы). Барановский настаивал, что преследование Тихонова и Хасис имеет политическую подоплеку, а свои признательные показания его знакомые давали под действием наркотиков. По его словам, Никита Тихонов должен был стать хорошим журналистом или даже военным корреспондентом, как Дмитрий Стешин.

Алексей Барановский, 2012 год. Фото: Алексей Филиппов / РИА Новости

«Я не могу себе представить, что вот мы вместе работали, стоит мой компьютер, а вот его компьютер, и что он днем сидит, пишет про сельское хозяйство, а вечером идет и убивает какого-то Рюхина. Не могу представить. Это человек совсем другого склада», – говорил Барановский.

Среди своих товарищей Барановский был известен под кличкой Собер, под этим прозвищем он не раз упоминается в материалах прослушки Тихонова и Хасис. Согласно показаниям обвиняемых и свидетелей по делу, Барановский вел «Живой журнал» ником soberminded (сейчас ЖЖ удален), где публиковались посты националистического толка. При этом глава «Русского вердикта» отрицал свое авторство.

В сети сохранилась копия поста пользователя soberminded, который он написал сразу после того, как стало известно об аресте Никиты Тихонова:

«Он не из тех, кто довольствуется малым. Он чувствовал на себе ответственность за Русское движение и будущее нашей Нации. Он делал то, что должен был и то, что считал правильным. Я восхищаюсь его волей и жертвенностью. Профессиональный киллер. Профессиональный киллер работает за деньги. Никита работал за идею. И его Воинский дух, его Вера и Верность стократ увеличивали его навыки. Ему благоволила Фортуна. Я писал после убийства Маркелова, что исполнитель ушел, потому что был дерзким и удача ему улыбнулась. Это так. Фортуна любит дерзких».

Александр Васильев

«Наши правоохранительные органы три года гоняли Тихонова, как загнанного зверя. Объявив его в розыск за преступление, которого он не совершал, лишили его хорошей работы, друзей, привычного образа жизни. Тихонов вынужден был начать новый, навязанный ему извне преступный образ жизни. Он скрывался по съемным квартирам, перебивался случайными заработками, начал торговать оружием», — так перед вердиктом по делу Никиты Тихонова обращался к присяжным адвокат Александр Васильев.

Васильев вместе с Евгенией Хасис и Алексеем Барановским был одним из основателей «Русского вердикта» и специализировался на защите неонацистов в суде. Он защищал Светлану Аввакумову, проходившую по делу банды Рыно-Скачевского, убившей более двадцати мигрантов, защищал одного из участников группировки «Белые волки», приговор которым выносил убитый БОРН судья Эдуард Чувашов, защищал лидера «Северного братства» Антона Мухачева, известного неонациста Максима «Тесака» Марцинкевича и многих других.

В интервью «Большому городу» адвокат Васильев рассказывал, что был знаком с неонацистом Максимом Базылевым, и объяснял в своем ЖЖ, что не стал его защитником только потому, что в тот момент уже защищал одного из фигурантов дела «НСО-Север». Максим Базылев по кличке «Адольф» был один из лидеров Национал-социалистического обществе, участники одного отделений которого — так называемая банда «НСО-Север» — были осуждены за 27 убийств.

После того как Никита Тихонов был приговорен к пожизненному заключению, Васильев говорил, что правоохранители сделали Горячеву одолжение и не стали привлекать к делу в качестве соучастника в обмен на данные им показания против Тихонова: «Горячева продолжают держать на коротком поводке. Во всяком случае, в вышеуказанных оперативных материалах он все еще фигурирует как предполагаемый соучастник, однако сделано это для того, чтобы в случае необходимости помахать перед носом у Горячева этой бумажкой и напомнить "кто в доме хозяин", чтобы сговорчивее был».

Евгения Хасис и Александр Васильев, 2010 год. Фото: Владимир Астапкович / ТАСС

Егор Горшков

«Познакомился я с ним летом 2009 года. Познакомил меня Илья Горячев. Ранее я слышал, что в "Русском образе" в организации появился человек с навыками тренера по рукопашному и ножевому бою. … Он начал проводить занятия для участников "Русского образа". Потом вообще он стал в "Русском образе" специалистом по безопасности, что ли. Наверное, я бы даже сказал – начальником службы безопасности. Он курировал охрану всяких мероприятий, и его задачей была подготовка службы безопасности, то есть людей, способных следить за охраной мероприятий, охранять лидеров, отражать нападения вероятных противников и так далее. А у Горшкова был опыт оперативной работы. Он был ветераном российских спецслужб. … Я в принципе хотел получить от него и навыки оперативной работы по слежке, по тому, как они захватывают преступников», — так в своих показаниях Никита Тихонов описывает Егора Горшкова по прозвищу «Гуру».

Егор Горшков, который называл себя ветераном российских спецслужб, служившим во многих горячих точках (достоверного подтверждения этой информации нет), долгое время состоял в партии Эдуарда Лимонова, где также тренировал активистов и занимался организацией службы безопасности самого Лимонова. «Часть нацболов считала его ******** [неадекватным], а часть - агентом ФСБ, но были и те, кто восторгался», — вспоминает экс-глава московского отделения партии Роман Попков.

К 2009 году Горшков разошелся с национал-большевиками и познакомился с лидером «Русского образа» Ильей Горячевым, начал тренировать участников организации и заниматься в ней вопросами безопасности. «Могу охарактеризовать его как человека, владеющего достаточно большим навыком в плане рукопашного боя, ножевого боя, теоретических знаний относительно обеспечения безопасности, какие-то оперативные навыки», — отзывался о нем Горячев во время допроса по делу Тихонова-Хасис. «В конце лета-начале осени 2009 года Егор Горшков изменился, начал вести с активистами РО разговоры про "проклятый режим" — эти разговоры заканчивались заявлениями Егора о том, что у него есть боевые товарищи и схроны, звал с собой вести войну против режима (сценарий, который он описывал, позже всплывал в описании тех же "приморских" и "орловских" партизан). В организации эти разговоры списывали на обострения "контуженного ветерана", не обращали на них внимания» — утверждает теперь Илья Горячев в одном из своих писем из СИЗО.

Горячев настаивает, что после допросов по делу об убийстве Маркелова и Бабуровой, во время которых он дал показания против своего соратника Тихонова, он «отдыхал в своей деревне в Подмосковье», а в это время Горшков «попытался изолировать меня в деревне и стать единственной связью с другими товарищами».

«Активистам организации он рассказывал, что у него плохие предчувствия насчет меня. Мне же намекал, что хорошим исходом и выбором для меня было бы – повеситься в деревне», — пишет лидер «Русского образа».

«Характерно, что ещё одним человеком, про неприязненные отношения с которым Егор постоянно рассказывал, был Игорь Гиркин (Стрелков)», — утверждает Горячев.

Сейчас Егор Горшков, по некоторым данным, сотрудничает с Сергеем Кургиняном и возглавляет службу безопасности его движения «Суть времени». Горшков сопровождал Кургиняна во время поездок на Донбасс летом этого года.

Егор Горшков (слева). Кадр: YouTube

Илья Горячев называет Егора Горшкова агентом спецслужб и участником «троцкистской группировки» внутри Управления по защите конституционного строя ФСБ — в представлении Горячева, которое он излагает в своих письмах и статьях, его преследование инициировано некой сотрудницей УЗКС Яной Бажановой, которую якобы внедрили в ФСБ леворадикалы.

«Левая экстремистка в погонах», по мнению неонациста Горячева, пишет заметки в «Новую газету» и именно «по приказу всё той же дамы, скрывающейся под псевдонимом “Отдел расследований”», якобы были выбиты «пустопорожние продиктованные показания Тихонова».

  • Нашли ошибку в тексте?
    Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
  • Предложить свою тему редакции
Все материалы
Ещё 25 статей