«Человек, всему научившийся у российской власти» — Медиазона
«Человек, всему научившийся у российской власти»
Тексты
20 апреля 2015, 14:33
3206 просмотров

Борис Стомахин в Бутырском суде, апрель 2014 года. Фото: Валерий Шарифулин / ТАСС

В понедельник коллегия судей Московского окружного военного суда под председательством Алексея Гринева огласила приговор Борису Стомахину: он получил три года лишения свободы в колонии строгого режима, а с учетом частичного сложения с предыдущим приговором — семь лет. Корреспондент «Медиазоны» выслушал последнее слово неоднократно судимого публициста-эксцентрика, обвиняемого в оправдании терроризма

— Я не только не признаю себя виновным, я вообще не признаю ваше гнусное судилище и ваше преступное государство, — говорит из судебного аквариума обросший бородой мужчина с внушительным животом. Рядом с ним на лавке лежит трость.

Больше на вопросы суда мужчина не отвечает и молча глядит перед собой. Это публицист и блогер Борис Стомахин, который известен своими резкими высказываниями, неприятием сложившегося в России политического режима и поддержкой «Имарата Кавказ» (организация признана террористической). Так, в одной из своих статей, озаглавленной «Смерть России!», Стомахин призывал «убивать, убивать, убивать», а также «залить кровью всю Россию» и даже устроить на территории страны ядерный взрыв.

Сорокалетний Борис Стомахин с 1991 года постоянно участвует в политических акциях и печатает свои произведениях в изданиях разной степени радикальности. Стомахин был членом троцкистского Комитета за рабочую демократию и международный социализм, однако в 1998 году был исключен оттуда с формулировкой «за буржуазно-демократический уклон и несоблюдение революционной этики».

Он был уже дважды осужден к длительным срокам тюремного заключения за свои публикации, в том числе, на сайте «Кавказ-Центр». В 2006 году Бутырский суд Москвы осудил его на пять лет по обвинению в возбуждении ненависти (часть 1 статьи 282 УК) и в публичных призывах к осуществлению экстремистской деятельности (часть 2 статьи 280 УК). В ноябре 2011 года Стомахин освободился из колонии, а уже через полтора года был задержан; поводом для возбуждения уголовного дела стали тексты под названиями «Не допустить нового Холокоста», «Унтерменшен» и «Памяти шахидов». На этот раз к статьям из предыдущего дела добавилось публичное оправдание терроризма (часть 1 статьи 205.2 УК). 22 апреля 2014 года тот же Бутырский суд приговорил его к 6,5 годам лишения свободы.

Решение суда по второму делу Стомахина правозащитный центр «Мемориал» охарактеризовал как «в значительной степени обусловленное политическими мотивами». «Поражает несоответствие наказания инкриминируемым деяниям. Многим пользователям интернета известны тексты Стомахина на различные политические темы. По нашему мнению, они заслуживают серьезного порицания, поскольку содержат призывы к насилию, — именно поэтому мы не сочли возможным признать Бориса Стомахина политическим заключенным. Однако эти тексты, по некоторым формальным признакам подпадающие под указанные статьи Уголовного кодекса, на деле способны вызвать ненависть (или, напротив, сострадание) лишь по отношению к их автору. Они не имели никакого реального влияния и не могли усилить террористическую угрозу для нашего общества и нашего государства», — говорится в заявлении «Мемориала».

Очередное преступление, по версии обвинения, публицист совершил в январе 2014 года, когда находился в московском СИЗО №4 по второму делу. Узнав о терактах в Волгограде 29 декабря и 30 декабря 2013 года, Стомахин «разработал преступный план, направленный на распространение публичных призывов к осуществлению террористической деятельности и публичное оправдание терроризма».

Для этого он записал в тетрадке текст под заголовком «Или пару вокзалов взорвать здесь железнодорожных!», а затем передал его из СИЗО неустановленному лицу, которое разместило его в блоге Стомахина на портале lj.rossia.org, говорится в обвинительном заключении. В тексте были «выражены одобрение и поддержка действиям организаторов террористических актов, в том числе желание продолжения террористических атак».

«Целью совершения Стомахиным инкриминируемого ему преступления является пропаганда идеи терроризма, а именно публичное заявление о признании идеологии и практики терроризма правильными, нуждающимся в поддержке и подражании», — заявил в суде прокурор.

Автор заметки «Или пару вокзалов взорвать здесь железнодорожных!», которая была опубликована в блоге пользователя stomahin на lj.rossia.org 18 января 2014 года, пишет, что он «от всей души приветствует» взрыв в Волгограде и «поздравляет с удачей его организаторов», которым «удалось отлично поздравить и российское террористическое государство, и населяющих его “граждан” (рабов и быдло)».

В тексте с одобрением говорится, что подобным образом «Кавказское Сопротивление мстит и будет мстить кровавой государственно-террористической Русне» за убитых жителей Кавказа. Автор также настаивает на том, что «ОПГ “граждане РФ” фактически является заказчиком всех преступлений путинщины», и что российским властям необходимо немедленно признать независимость «Имарата Кавказ».

«Браво! Браво!! Браво!!!» — завершается текст. Под ним стоит подпись: «Борис Стомахин, политзаключенный. 29-30.12.2013, СИЗО “Медведково”, Москва».

«Или пару вокзалов взорвать здесь железнодорожных!»

Уголовное дело было возбуждено после запроса в прокуратуру от депутата Госдумы Александра Сидякина, который рассказывал на следствии, что в твиттере увидел сообщение со ссылкой на этот пост от лица Стомахина. На этот раз Бориса Стомахина судят в Московском окружном военном суде — с 1 января 2015 года вступили в силу изменения в УПК, согласно которым все дела о терроризме могут рассматривать только два суда: Московский окружной и Северо-Кавказский окружной военный суд в Ростове-на-Дону.

— Это был решительный протест против политики власти. Но мне казалось, что это литературная условность, — рассказывал в суде о текстах пользователя stomahin математик Михаил Вербицкий, известный в сети своими экстравагантными высказываниями.

В суд его вызвали как создателя сайта lj.rossia.org, на котором был размещен инкриминируемый Стомахину текст. «В России он заблокирован в связи с постановлением какого-то там суда», — пожав плечами, говорил Вербицкий о своем сайте. По его словам, разместить текст от имени Стомахина в блоге мог любой человек, знающий логин и пароль.

Участник пикета в поддержку политзаключенных в Санкт-Петербурге, 2013 год. Фото: Алексей Даничев / РИА Новости 

Адвокат Светлана Сидоркина обращает внимание, что согласно обвинительному заключению вменяемый Стомахину текст был в неустановленное время неустановленным способом передан неустановленному лицу, после чего — опять же, при неустановленных обстоятельствах — в блоге от имени Бориса Стомахина появился текст «Или пару вокзалов взорвать здесь железнодорожных!». При этом в тетради с записями публициста, которая была обнаружена при обыске в квартире его матери, этого текста нет — там есть только отдельные записи, посвященные событиям в Волгограде, которые публично не распространялись.

Адвокат утверждает, что Стомахин не размещал текст в интернете и публично его не распространял, это сделало неизвестное лицо. Более того, по словам Сидоркиной, «в обвинительном заключении не содержится утверждений о том, что неустановленные лица действовали по предварительному сговору с обвиняемым». В тех действиях, которые приписываются Стомахину в обвинительном заключении, нет состава преступления по статье ст. 205.2 УК, подчеркивает защитник.

Как выяснилось в суде, за Борисом Стомахиным пристально наблюдала оперативная часть СИЗО №4. Его контролировали как оперативники, так и сотрудничающие с ними заключенные. Оперативник Владимир Силивонц, который занимается в СИЗО профилактикой терроризма и экстремизма, рассказал в суде, что увидел статью «Или пару вокзалов взорвать здесь железнодорожных!», после чего провел со Стомахиным беседу.

— Стомахин не подтвердил, что написал эту статью, но в разговорах у него проскальзывали фразы о том, что в этой стране лучше не жить. Я спрашивал у него, зачем ему это нужно, почему его вообще интересует, что пишут про власть российскую, — рассказал Силивонц.

Заключенный Сергей Гусев, который сидел в одной камере со Стомахиным во время следствия с ноября 2013 по апрель 2014 года, утверждал, что в СИЗО публицист «постоянно записывал свои мысли экстремистской и террористической направленности».

— Меня попросили собрать информацию о Стомахине. У Стомахина был маленький блокнот красного цвета, также он писал на листах А4. Когда он уезжал на суд, я читал его тексты, — признался Гусев во время заседания суда. Он уточнил, что «передавал записи оперативнику».

Гусев рассказал, что по указанию оперативника он рылся в вещах Стомахина в его отсутствие, и в марте 2014 года передал оперативнику этот красный блокнот. В записях, которые приобщены к материалам дела как вещественные доказательства, кроме славословий в адрес «Имарата Кавказ» содержатся и дневниковые заметки, например, такого содержания: «21.1.13, ок. 7:00 Эти мрази (2 «ночных») сегодня ночью украли у меня и сожрали банку тушенки».

«Я не буду с вами разговаривать!»

— Борис Стомахин — человек, всему научившийся у российской власти, лучший ее воспитанник, который резко и прямо говорит всё то же самое, что она, но с обратным знаком, — говорил в суде вызванный свидетелем диссидент Сергей Григорьянц, знакомый с обвиняемым уже 30 лет. — На первый взгляд Борис — ветхозаветный еврей, который не отошел от принципа око за око и жизнь за жизнь. Он идеалист, его проповедь не имела практического значения и была направлена только на него самого. Так велика была мера отчаяния от окружающей его лжи и насилия.

Обращаясь к коллегии судей, диссидент подчеркнул, что «вновь для зарабатывания звездочек мучают больного, отчаявшегося в поисках справедливости и не принесшего никому вреда человека». 

Согласно статистике Судебного департамента при Верховном суде, с 2010 года, когда в Уголовном кодексе появилась статья 205.2, по ней были осуждены 12 человек (данные на первое полугодие 2014 года).

Совсем недавно, 1 апреля, Московский окружной военный суд вынес приговор по делу в отношении жителя города Старая Русса Антона Изокайтиса. По версии обвинения, 1 января 2014 года, когда Изокайтиса доставили в отделение за мелкое хулиганство, он сопротивлялся полиции и «в присутствии нескольких человек высказал поддержку и положительную оценку действиям, совершенным в декабре 2013 года в г.Волгоград, связанным с взрывами железнодорожного вокзала и троллейбуса, содержащим признаки террористического акта».

За эти выкрики Изокайтис был признан виновным в публичном оправдании терроризма (ч. 1 ст. 205.2 УК),призывах к осуществлению экстремистской деятельности (ч. 1 ст. 280 УК), а также действиях, направленных на унижение человеческого достоинства по признакам национальности (ч. 1 ст. 282 УК). Суд назначил ему наказание в виде 2,5 лет лишения свободы с отбыванием в колонии-поселении.

— Все вы войдете в историю России, потому что вы судите Бориса Стомахина. Борис Стомахин — патриот России и ее герой, — резюмировал Григорьянц.

Стомахин в прениях участвовать отказался («Я не буду с вами разговаривать!») и молча сидел, улыбаясь в пустоту. 

Прокурор Андрей Данилов попросил суд признать Стомахина виновным и приговорить его к 4 годам лишения свободы (а с учетом частичного сложения с предыдущим приговором — всего к 7,5 годам) с запретом на журналистскую деятельность сроком на 5 лет. 

Адвокат Светлана Сидоркина еще раз напомнила, что ее подзащитный вину не признает, а обвинение так и не смогло доказать, что Стомахин совершил это преступление. Половина материалов уголовного дела посвящена не обстоятельствам произошедшего, а личности Бориса Стомахина, отметила адвокат: «Логика обвинение проста: раз Стомахин привлекался ранее к ответственности за аналогичные преступления, то и в этот раз он мог совершить вменяемое ему преступление». 

По словам адвоката, доводы обвинения о том, что «Стомахин разработал преступный план», в суде не нашли своего подтверждения: не был установлен круг лиц, причастных к так называемому «преступному плану», следствие не выяснило, ни кто передал на волю записи Стомахина, ни кто разместил якобы написанный им текст в интернете. Сидоркина попросила оправдать Стомахина в связи с отсутствием в его действиях состава преступления.

— Или дадите нормальный микрофон, или я не буду говорить! Я воспринимаю ваши действия как издевательство, — заявил Стомахин, который решил, что его плохо слышно в зале. — Это просто глумление над правосудием вашим так называемым. Я желаю выступать в последнем слове, дайте мне микрофон.

Звонкий голос Стомахина был неплохо слышен в зале, но на вопрос подсудимого: «Слышите меня?» его соратники отвечали: «Нет, не слышим».

— Сам этот гнусный процесс показывает, насколько они боятся любого свободого слова и насколько жестоко они карают за него и за любую критику. Взрывы в Волгограде, на мой взгляд, совершенно оправданны, естественны и законны, — сказал в своем последнем слове Борис Стомахин, когда заседание перенесли в зал с более хорошей акустикой. 

По словам Стомахина, он «от всей души желает этой стране», чтобы в ней «каждый день взрывались автобусы, троллейбусы и все остальное». Подсудимый добавил, что русским, по его мнению, надо «каяться за все преступления, совершенные этой властью от их имени», если они «не хотят, чтобы их взрывали». 

Стомахин напомнил, что после начала массовых митингов протеста в декабре 2011 года «ныне покойный Доку Умаров, вечная ему память», запретил совершать теракты на территории России. Однако волна протестов спала, правящий режим окреп, «и Доку Умаров был вынужден отменить свой запрет». В заключение речи Стомахин прочел свое стихотворение про «коронованного урода» со строчками «Пускай взрывают чаще и сильнее».

9 апреля московская прокуратура обратилась в суд с просьбой признать экстремистским материалом стихотворение Стомахина «Советским ветеранам», которое содержит «негативную оценку ветеранов, в том числе по их происхождению, являющимися русскими». «Это "Советским ветеранам" написано в крайне резком полемическом тоне, его, действительно, можно считать оскорбительным. Однако возбуждения вражды к русским мы в нем не обнаружили. Кроме того, мы полагаем, что ветераны Великой Отечественной войны не представляют собой группы, подлежащей защите со стороны антиэкстремисткого законодательства», — прокомментировал обращение прокуратуры центр «Сова».

В зале суда перед началом заседания товарищи Стомахина, которые пришли поддержать подсудимого, читали распечатку этого стихотворения, делая акцент на отдельных, особо восхитивших их пассажах. Было слышно, что автора возмущают «каратели из банд НКВД, заградотрядов горе-"ветераны"», которые «Европе не свободу несли, а геноцид и рабство в 45-м». Стихотворение венчали строки: «И путинский лизать вы рады зад, / И Крыма одобряете захват… / Плюю вам в морды, сталинские твари!»

Около 14:30 судья Алексей Гринев огласил приговор Борису Стомахину: он получил три года лишения свободы в колонии строгого режима, а с учетом сложения с предыдущим приговором — семь лет.

  • Нашли ошибку в тексте?
    Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
  • Предложить свою тему редакции
Все материалы
Ещё 25 статей