«Его крики сводились к произношению протяжных звуков "А-а-а"» — Медиазона
«Его крики сводились к произношению протяжных звуков "А-а-а"»
Тексты
25 декабря 2015, 11:37
10162 просмотра
Фото из материалов дела
В Солнечногорский городской суд передано дело в отношении троих подмосковных полицейских, обвиняемых в убийстве мигранта в здании ОВД — по данным следствия, задержанному строителю из Таджикистана сломали ребра; он умер в результате острой дыхательной недостаточности. Обвиняемые своей вины в содеянном не признали.

17 сентября прошлого года в Солнечногорском районе Подмосковья полицейские задержали мигранта из Таджикистана Фарруха Урозова, подозреваемого в попытке изнасилования шестилетней девочки. По словам ее матери Светланы Бриллиантовой, Урозов заманил ребенка в бытовку и начал душить, но жертва смогла вырваться и убежать. В больнице, помимо кровоподтеков на лице и шее, врачи обнаружили у нее в лобковой области ссадину, похожую на укус. Рабочего заподозрили в попытке изнасиловать ребенка.

Поздно вечером Урозов был доставлен в отдел полиции для дачи показаний, а через несколько часов в коридоре отдела бригада скорой помощи констатировала его смерть. По словам брата убитого, несовместимые с жизнью раны Фарруху нанесли сотрудники МВД. Следствие по делу о смерти мигранта продолжалось около года, в декабре материалы поступили в суд. «Медиазона» публикует подробности расследования уголовного дела против солнечногорских полицейских.

Протяжный звук «А-а-а»

Строительный вагончик, в котором жил 39-летний Фаррух Урозов, располагался в одном из дворов деревни Редино Солнечногорского района Московской области, недалеко от дома семьи Бриллиантовых. К моменту приезда полицейских в бытовке кроме спящего Урозова находился его брат — Илхом Алиханов. Позже он рассказал следователям, что прибывшие сотрудники полиции вытолкали его из бытовки, после чего один из них ткнул электрошокером спящего Фарруха, а двое других подняли его с постели. Затем трое полицейских вытащили резиновые дубинки и, надев на подозреваемого наручники, принялись его избивать — один из них ударил рабочего палкой по спине, другой — в область гениталий, а третий — рукой в живот. От сыплющихся на него ударов Урозов согнулся. В этот момент в помещение ворвалась разъяренная Бриллиантова и с криками влепила мужчине пощечину. Как пояснила она затем следователям, «от указанного удара крови у него не было».

Сестра Светланы, Ирина Сорокина, также присутствовавшая при задержании, утверждает, что через окно бытовки она видела только голову Урозова, поэтому не могла рассмотреть, били ли его; не слышала женщина и звука ударов или криков рабочего. Тем не менее, она отметила, что один из полицейских на ее глазах ударил Урозова палкой по спине — якобы после того, как подозреваемый отказался предъявить документы.

«Удар был несильный, потому что я находилась в эмоциональном возбуждении и даже возмутилась, почему сотрудник полиции так слабо его ударил», — объясняла Сорокина.

Свидетели рассказали, что оперативники, проводившие задержание, вытащили мигранта на улицу и, продолжая избивать мужчину, усадили его в служебный автомобиль. Следом за ними на другой машине в отдел поехала Бриллиантова с дочерью.

«Мне хорошо было видно в заднее окно полицейской машины, что ему сотрудниками полиции в автомашине наносились удары в область лица, а мужчина в этот момент нагибался», — рассказала Бриллиантова. Избиение, предположила она, продолжились и в отделе полиции, куда Урозов был доставлен около 10 часов вечера. Светлану и ее дочь опрашивали в отдельном кабинете.

«Мужчина азиатской внешности кричал очень сильно, его крики сводились к произношению протяжных звуков "А-а-а", и так было три-четыре раза, после чего начальник уголовного розыска закрыл дверь в свой кабинет, в котором мы также находились, и ушел. Спустя 10 минут начальник уголовного розыска Виталий вернулся в свой кабинет, и он тяжело дышал, как если бы он пришел только что с занятия спортом», — вспоминала Бриллиантова.

Должность главы уголовного розыска (ОУР) по Солнечногорскому району год назад занимал Виталий Мясоедов. В допросе Урозова он, по его собственным словам, не участвовал и лишь опросил Бриллиантову и девочку, а после лег спать в своем кабинете.

Допрос задержанного проводил подчиненный Мясоедова — оперуполномоченный Станислав Дейкун. Он же вызвал в отдел сотрудника следственного отдела, поскольку доставить Урозова к следователям полицейские не могли — задержанный, объяснил Дейкун, был сильно пьян и почти не мог передвигаться. Дожидаться приезда следователя подозреваемый должен был на стуле в коридоре отдела.

«Около семи часов утра я вышел в туалет умыться, ко мне подошел Дейкун и сообщил, что Урозов не дышит и сполз со стула на пол. Я доложил по телефону о случившемся начальнику полиции ОМВД подполковнику полиции Гайдарову и попросил дежурного ОМВД вызвать скорую помощь», — рассказывал следователям Мясоедов. Никаких криков он в тот вечер в отделе полиции не слышал, жалоб на состояние здоровья от Урозова не поступало.

Urozov_vrez1.jpg

Телесные повреждения Фарруха Урозова. Из показаний Владимира Гордеева

Спустя два часа после задержания рабочего в отделение был доставлен его брат Илхом Алиханов вместе с приятелем Фердавсом Саттаровым. Оба они позже заявили следователям, что, стоя в коридоре, слышали, как за дверью кого-то избивают. Один раз Алханов увидел своего брата через приоткрытую дверь — по его словам, Фаррух с окровавленным лицом был прикован к ножке стола наручниками. Урозов на таджикском языке сказал брату: «Я больше терпеть не могу, у меня все тело в дырках». Затем проходивший мимо сотрудник полиции захлопнул дверь в кабинет.

«В ходе опроса Урозова ни мною, ни другими сотрудниками ОУР никакого давления (физического или психологического) на него не оказывалось. На лице Урозова при доставлении в ОУР имелись повреждения в виде ссадин и кровоподтеков», — утверждал Мясоедов сразу после инцидента.

Станислав Дейкун также настаивает, что никакого физического насилия к задержанному он не применял. По его словам, в ходе допроса в кабинете №51 пьяный Урозов сознался в насилии над ребенком, однако дать письменные показания был не в состоянии. Эти сведения подтвердили другие полицейские — 36-летний Андрей Чернышев и 25-летний Владимир Гордеев. Ничего необычного в тот вечер они не слышали, и противоправных действий, по их словам, не совершали.

Экспертизы

Ранним утром 18 сентября бригада скорой помощи прибыла по вызову в солнечногорский отдел полиции. Труп Урозова в окровавленной футболке был усажен рядом со стулом, прямо напротив кабинета №51. Смерть рабочего констатировали в 8 часов утра.

В тот же день по факту смерти Урозова в отделе полиции было возбуждено уголовное дело, расследованием которого занялся следователь Дмитрий Ермоленко.

Патологоанатомы насчитали у Урозова 12 переломов ребер, а также не менее 66 кровоподтеков и ссадин на лице, груди, животе, спине и бедрах. Причиной смерти, по данным судебно-медицинской экспертизы, стала острая дыхательная недостаточность, вызванная травмой грудной клетки.

Согласно выводам специалистов, все зафиксированные на теле Урозова повреждения являются прижизненными, получены они были не позднее чем за сутки до смерти. Все травмы нанесены тупым твердым предметом. Отвечая на вопрос следователя, наносились ли Урозову удары полицейской дубинкой, эксперты сообщили, что часть кровоподтеков образовалась в результате воздействия предмета «удлиненной цилиндрической формы».

Многочисленные следы крови Урозова были обнаружены в кабинете №51, где, по словам Алихонова, и избивали его брата. Кровь задержанного нашли на полу и на письменном столе. Образцы, взятые со стен коридора отдела, идентифицировать не удалось.

На гражданской одежде полицейских эксперты следов крови не обнаружили, однако на куртке, брюках, футболке, трусах и кроссовках Урозова были обнаружены волокна, входящие в состав ткани джинсов, в которых были в тот день полицейские Чернышев, Дейкун и Гордеев. На вещах сотрудников МВД также были обнаружены волокна с одежды задержанного.

«Среди микрообъектов, изъятых с предметов одежды Урозова Ф. А., имеются две частицы (по одной на футболке и на куртке) коллагеновых волокон общей родовой и общей групповой принадлежности с коллагеновыми волокнами, входящими в состав верха кожи полуботинок Мясоедова В. И.», — говорится в экспертном заключении.

Фото из материалов дела.

Обвиняемые

Показания по делу о смерти Урозова были отобраны у троих сотрудников ППС, задерживавших рабочего в его бытовке. Каждый из них сообщил, что рабочий отказывался добровольно ехать с ними в отдел. При этом, по их словам, Урозову был нанесен всего один удар по колену — и лишь для того, чтобы успокоить задержанного. Вопреки тому, что слова полицейских расходились с показаниями свидетелей задержания, прокуратура сочла действия сотрудников ППС законными. Подозрения в избиении задержанного были сняты и с возглавлявшего отдел уголовного розыска майора Виталия Мясоедова, хотя во время расследования гибели Урозова он был задержан на двое суток. В возбуждении дела против него также было отказано. Обвинения в убийстве мигранта были предъявлены его подчиненным — Станиславу Дейкуну, Андрею Чернышеву и Владимиру Гордееву.

32-летний Дейкун получил звание капитана полиции в 2012 году. На работе его охарактеризовали как ответственного и исполнительного сотрудника, отличавшегося высокой трудоспособностью и хорошими деловыми навыками. Положительную характеристику получил и обвиняемый Чернышев. Отучившись в Кирове на юриста, в 2000 году он устроился работать в правоохранительные органы, где, по мнению его руководства, честно и добросовестно относился к выполнению своих обязанностей. Чернышев также был хорошо знаком с нормативными актами, регламентирующими работу полиции. Самый молодой из обвиняемых — Владимир Гордеев — до 2013 года учился в Московском университете МВД России и проработал в солнечногорском отделе всего год. В работе проявлял настойчивость и творческую инициативу, говорится в характеристике.

По данным следствия, Дейкун, «с целью получения признательных показаний» нанес Урозову множественные удары руками и ногами по телу. Его коллеги, считают следователи, также принимали участие в избиении. Бывшие полицейские своей вины в убийстве Урозова не признают. Каждый из них утверждает, что при поступлении задержанного в дежурную часть у того уже были кровоподтеки на лице, а на другие повреждения он не жаловался.

Станислав Дейкун — единственный из обвиняемых, находящийся в СИЗО с момента возбуждения уголовного дела. Гордеева и Чернышева арестовали только в октябре 2015 года, до этого они оставались под подпиской о невыезде.

В ходе следствия Дейкун от своих первоначальных показаний не отказался: он утверждает, что никаких ударов Урозову не наносил. Его интересы в ходе следствия представлял адвокат Денис Ермышкин, в прошлом занимавший должность следователя в следственном отделе подмосковных Химок. Ермышкин вел дело об избиении активиста-эколога Константина Фетисова и участвовал в расследовании нападения антифашистов, протестовавших против вырубки леса, на администрацию города.

Комментировать дело против Дейкуна Ермышкин пока отказывается — по его словам, полицейский еще не заключил с ним договор на представление его интересов в суде. Процесс будет проходить в Солнечногорском городском суде, говорит адвокат.

«Возможно, первое заседание состоится уже в январе», — сообщил Ермышкин. Его подзащитному, как и остальным фигурантам дела, предъявлены обвинения в превышении должностных полномочий с применением насилия, с применением оружия или специальных средств, повлекшее тяжкие последствия (пункты «а», «б», «в» части 3 статьи 286 УК), а также в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью, повлекшем по неосторожности смерть потерпевшего (часть 4 статьи 111 УК).

Осенью 2014 года брат Урозова Илхом Алиханов, признанный потерпевшим, обратился за помощью к правозащитникам из «Комитета по предотвращению пыток». Расследование смерти Урозова стало первым делом московского отделения организации, которое дошло до суда, говорит юрист Комитета Сергей Бабинец.

«Ходом расследования мы в целом удовлетворены. Следствие уложились в довольно короткий срок — расследование закончилось практически через год после произошедшего. Конечно, нас не устраивает, что к ответственности не привлечен Мясоедов, который отдавал подчиненным приказ работать с Урозовым. Он отделался увольнением, хотя в отношении него и была проведена проверка», — рассказывает Бабинец. Правозащитники обещают изучить материалы проверки и, если выяснится, что она была проведена с нарушениями, обжаловать решение об отказе в возбуждении уголовного дела против Мясоедова.

«В деле есть люди, которые могут быть причастны к смерти Урозова и, соответственно, должны быть привлечены к ответственности. То есть суд над Дейкуном, Чернышевым и Гордеевым не должен означать, что расследование смерти Урозова закончилось», — отмечает правозащитник.

По словам представителя «Комитета по предотвращению пыток», по итогам психологической экспертизы полицейские Дейкун, Чернышев и Гордеев признаны вменяемыми. Все они на данный момент отстранены от занимаемых должностей, но не уволены из солнечногорского отдела полиции.

  • Нашли ошибку в тексте?
    Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
  • Предложить свою тему редакции
Все материалы
Ещё 25 статей