Пожизненное для Рузвельта — Медиазона
Пожизненное для Рузвельта
Тексты
27 августа 2015, 13:33
8822 просмотра
Саид Амиров в Северо-Кавсказском окружном военном суде, июль 2014 года. Фото: Валерий Матыцин / ТАСС
В четверг Северо-Кавказский окружной военный суд приговорил экс-мэра Махачкалы Саида Амирова, признанного виновным в организации убийства следователя СКР и обстрела торгово-развлекательного комплекса в Каспийске, к пожизненному лишению свободы. Его племянник Юсуп Джапаров проведет в колонии в общей сложности 18 лет. «Медиазона» вспоминает, как развивалось уголовное дело против одного из самых влиятельных дагестанских политиков.

Черный вертолет до Москвы

Днем 1 июня 2013 года в дом мэра Махачкалы Саида Амирова ворвались бойцы спецназа. В этот момент глава администрации города в домашней одежде сидел на диване в кабинете, вытянув перед собой больную ногу. На кадрах оперативной съемки видно, что мэр был застигнут врасплох: задрав голову и сложив руки на коленях, он внимательно слушает одного из тех, кто пришел его задерживать.

«Вы подозреваетесь в убийстве следователя Гаджибекова, исполнявшего обязанности главы отдела следственного управления Следственного комитета по Советскому району Махачкалы. Сейчас производится ваше задержание, порученное сотрудникам ФСБ. Все материалы и протоколы будут составлены там, куда вы будете доставлены», — объясняет Амирову человек в форме. Мэр пытается что-то спросить, однако задать вопрос силовики ему не дают, безапелляционно требуя одеться и найти документ, удостоверяющий личность. Амиров растерянно окидывает взглядом вооруженных людей в черном, которые толпятся в его кабинете и коридоре. Съемка задержания прерывается и возобновляется вновь, когда мэр надевает белую рубашку, брюки и меховой жилет.

«Людям скажите, чтобы за нами никто не побежал», — предупреждает Амирова один из оперативников.

Спустя непродолжительное время на площади Ленина в центре Махачкалы приземлился военный вертолет. Cотрудники ФСБ пересадили в него Амирова из черной бронированной иномарки. Как пояснил позже представитель СК Владимир Маркин, неожиданное задержание мэра столицы Дагестана стало результатом «тщательно спланированной, кропотливой и профессиональной работы следователей и оперативников ФСБ». В тот же день был схвачен племянник Амирова Юсуп Джапаров — заместитель главы Каспийска. Он пытался бежать от полицейских, и, выпрыгнув из окна, сломал ногу. Оба высокопоставленных дагестанских чиновника были срочно переправлены в Москву. На следующий день Басманный районный суд санкционировал арест обоих.

Амиров был избран на пост главы администрации Махачкалы в 1998 году, когда промышленный в прошлом город после закрытия построенных здесь еще в советские времена предприятий испытывал дефицит рабочих мест, а преступность в Дагестане росла, выливаясь в настоящие войны между криминальными кланами. К тому моменту Амиров имел опыт работы на посту зампреда правительства республики и пережил несколько покушений, последствия одного из которых в 1993 году приковали его к инвалидному креслу. Он обошел соперников на выборах; его предвыборный слоган – «Махачкале — законность, порядок и благополучие» — был увековечен на постаменте в центре города. После его отставки надпись демонтировали.

«Амиров со всеми президентами Дагестана имел довольно сложные отношения просто потому, что сам претендовал на этот пост. Амиров был настолько сильным фактором в Дагестане, что с ним приходилось считаться любому президенту. (…) Понятно, что Амиров – это большая, сложная, разветвленная система. Он имел влияние не только в Махачкале. И сейчас, если пойдут дальше и будут зачищать всю связанную с ним систему — муниципальную и администрацию районов, – сложно предсказать исход. Возможна временная дестабилизация. (...) Меня очень удивила новость об аресте Амирова именно потому, что, я думала, Кремль не решится на такие резкие движения до Олимпиады». Глава представительства Международной кризисной группы в России Екатерина Сокирянская — «Русской планете», 3 июня 2013 года

Амиров, получивший кличку Рузвельт (32-й президент США тоже передвигался на инвалидном кресле), переизбирался на пост главы города трижды, последний раз — в 2010 году. Тогда за него проголосовали 92% махачкалинцев. Однако отработать весь срок он так и не сумел — стал фигурантом уголовного дела об убийстве следователя СК. Изначально ему вменили статью 295 УК (посягательство на жизнь лица, осуществляющего предварительное расследование, в том числе организация и пособничество), а также часть 1 статьи 222 УК (незаконный оборот оружия). После ареста Амиров был отстранен от должности главы города.

Автомобиль главы отдела следственного управления Следственного комитета по Советскому району Махачкалы Арсена Гаджибекова неизвестные расстреляли в ночь на 14 декабря 2011 года. Поводом для убийства сотрудника СК, по данным следствия, стал инициированный им обыск в здании администрации Советского района Махачкалы, о котором Амирова почему-то не предупредили. Недовольный этим, мэр поручил своему племяннику разобраться с неподконтрольным ему Гаджибековым, считают следователи. Джапаров обратился к Магомеду Абдулгалимову — экс-помощнику прокурора Кизляра и главарю группы киллеров, известному в криминальных кругах под кличкой Колхозник. Тот, в свою очередь, перепоручил убийство следователя СК своему двоюродному брату, полицейскому Магомеду Ахмедову по кличке Мамуля, и своему знакомому Магомеду Кадиеву по кличке Горец. Последний и расстрелял Гаджибекова из автомата, а Мамуля увез киллера с места нападения, утверждают следователи. За убийство Арсена Гаджибекова оба исполнителя получили по полмиллиона рублей.

4 июня 2013 года обвинения в убийстве следователя были предъявлены мэру Махачкалы, его племяннику и Магомеду Кадиеву.

Мэр-террорист

Спустя несколько месяцев после задержания мэра Махачкалы, в сентябре 2013 года, стало известно, что против Амирова и Джапарова возбуждено еще одно уголовное дело — на этот раз их обвинили в подготовке террористического акта.

Следователи установили, что с помощью незаконно приобретенного переносного зенитно-ракетного комплекса (ПЗРК) «Стрела-2М», который был обнаружен в тайнике, оборудованном помощником прокурора Абдулгалимовым на территории Карабудахкентского района, подозреваемые в 2011 году готовились к покушению на жизнь депутата Народного собрания Дагестана и управляющего отделением Пенсионного фонда республики Сагида Муртазалиева «в целях воздействия на принятие решений органами республиканской власти». Следствие утверждает, что сообщники намеревались нанести удар по пассажирскому самолету, в котором должен был лететь Муртазалиев.

Оцепление у дома Саида Амирова, 1 июня 2013 года. Фото: Гуля Алиева / РИА Новости

В октябре Амирову и Джапарову были предъявлены обвинения в подготовке к совершению теракта (часть 1 статьи 30, пункт «а» части 2 статьи 205 УК) и незаконном обороте оружия, совершенном по предварительному сговору (часть 2 статьи 222 УК), а уже через пару месяцев следователи отчитались о завершении расследования по этому делу.

Слушания по делу о подготовке покушения на Муртазалиева начались в апреле 2014 года в Ростове-на-Дону; Верховный суд постановил передать дело в Северо-Кавказский окружной военный суд, так как в Дагестане Амиров имел «большое политическое влияние и большие связи в различных структурах», а также «родственные связи в судах». Опасаясь за собственную жизнь, глава Пенсионного фонда отказался приезжать на заседания и был допрошен в режиме видеоконференции. Чиновник рассказал, что до него доходили сведения о готовящемся покушении. Такую информацию он получал, в частности, от своего помощника Мусалы Омарова, которому ее сообщил бывший сотрудник правоохранительных органов.

«До меня доходили разные сигналы, я старался себя обезопасить. Вплоть до того, что вывозил свою семью за пределы страны. Потом до меня дошли сведения о том, что мой самолет собираются сбить при помощи зенитного комплекса. Заказчиком называли Саида Амирова», — говорил Муртазалиев. Он предположил, что причиной готовящегося покушения мог стать конфликт вокруг выборов мэра Каспийска — он выдвигал свою кандидатуру на этот пост. При этом племянник Амирова, по его словам, также планировавший занять место мэра, уговаривал его сняться с выборов. Кроме того, Муртазалиев сообщил, что Амиров лично просил его списать более чем миллиардную задолженность подконтрольных ему предприятий перед Пенсионным фондом. В ходе допроса Муртазалиев признал, что он и сейчас опасается за свою жизнь, а после дачи показаний сообщил прессе, что сторонники Амирова пытались вмешаться в ход процесса и оказать давление на суд.

С показаниями против махачкалинского мэра выступил и Колхозник, который сообщил, что Саид Амиров при личной встрече обещал ему пост мэра Каспийска за содействие в приобретении ПЗРК. Позже он узнал, что оружие предназначается для теракта и не стал передавать его заказчику. Самому Колхознику к тому моменту были предъявлены обвинения в нескольких преступлениях: мошенничестве, организации незаконного вооруженного формирования, бандитизме, посягательстве на жизнь лица, осуществляющего правосудие или предварительное расследование, и других. Амиров показания киллера категорически отрицал – по его словам, он даже никогда не был знаком со свидетелем.

На одном из заседаний суду был представлен и сам ПЗРК «Стрела-2М», изъятый из схрона Колхозника. Согласно выводам экспертов Института криминалистики ФСБ, найденные на ракетном комплексе биоследы принадлежали Абдулгалимову и племяннику Амирова Юсупу Джапарову.

В ходе процесса защита настаивала: экс-мэр не причастен к приобретению ПЗРК, а представленные следствием материалы ничего не доказывают. На суде выступили более десятка человек, в том числе подчиненные Амирова, заявившие о его невиновности. Судом был допрошен и судмедэксперт Руслан Магомедов, который проводил освидетельствование Абдулгалимова и еще нескольких подследственных. По его словам, следователи оказывали на него давление и требовали переписать акты освидетельствования фигурантов дела, в том числе и Абдулгалимова, с целью «минимизировать повреждения, полученные подследственными». Это доказывает, что показания свидетеля были даны под пытками, утверждали адвокаты Амирова.

Его племянник Юсуп Джапаров в ходе процесса заявил, что политикой заниматься не планировал, и в гибели Муртазалиева заинтересован не был. С главой Пенсионного фонда Дагестана он был знаком, они друг с другом здоровались, но никаких конфликтов, по словам Джапарова, между ними не было. Был знаком племянник Амирова и с Абдулгалимовым, признал он, однако договоренность о покупке ПЗРК подсудимый категорически отрицал.

В последнем слове перед прошлогодним приговором по уголовному делу о подготовке покушения на Муртазалиева Саид Амиров настаивал на своей невиновности: «В настоящее время я хочу заявить, что ни я, ни Джапаров Юсуп не причастны к совершению какого-либо преступления, придуманного следствием и иными правоохранительными органами».

Амиров заверил, что своим конкурентом руководителя ПФ он никогда не считал, а значит, и не был заинтересован в его гибели. Уголовное дело против себя бывший мэр назвал сфабрикованным. По его словам, все показания свидетелей обвинения были даны под давлением и основаны на слухах.

«Я считаю, что лица, которые хотели устранить меня физически, в связи с невозможностью выполнения своей цели, решили устранить меня путем возбуждения уголовного дела и фальсификацией различных доказательств», — сказал в своем последнем слове Амиров.

9 июля 2014 года бывший мэр Махачкалы был приговорен к 10 годам колонии строгого режима, его племянник — к 8,5 годам. Суд также постановил лишить Амирова всех государственных наград.

Юсуп Джапаров (слева) и Саид Амиров время заседания Северо-Кавсказского окружного военного суда, 6 июня 2014 года. Фото: Дмитрий Рогулин / ТАСС

Полет «Шмеля»

Еще до начала суда по делу о покушении на Муртазалиева бывший мэр дагестанской столицы через издание Slon, опубликовавшее его интервью, обратился к президенту Владимиру Путину с просьбой взять свое дело под личный контроль и «не доверять той клевете», которую якобы распространяли его недоброжелатели.

«Я не хочу говорить много громких слов о том, как я уважаю президента, думаю, он это знает. Я долгие годы доказывал то, что являюсь сторонником его политики не на словах, а на деле. Я всегда верил и продолжаю верить в него», — говорил Амиров. Он подчеркивал, что не может найти «никакой логики» в предъявленном ему обвинении: «Сегодня один пришел с обыском, завтра другой, послезавтра третий, что же, их всех убивать, что ли? Это просто нелепо. У меня не было причин опасаться каких-либо обысков. Я всегда был открыт сотрудничеству с правоохранительными органами, поскольку мне скрывать нечего». Впрочем, Путин никак не отреагировал на обращение отставного махачкалинского мэра; после первого приговора он был исключен из партии «Единая Россия», республиканское отделение которой возглавлял.

Вдобавок, кроме обвинения в убийстве следователя Арсена Гаджибекова в деле Амирова появился новый эпизод. Он касался инцидента, случившегося в ночь на 3 апреля 2011 года возле культурно-развлекательного центра «Москва» в Каспийске, когда выстрел гранатомета «Шмель» попал в электрический столб, расположенный рядом со зданием. Жертв и пострадавших не было, однако ударная волна выбила стекла в здании центра. Кроме того, взрывом была повреждена машина сторожа. Изначально дело по этому факту было возбуждено по статье о хулиганстве, однако позднее следователи назвали инцидент терактом, заказчиком которого якобы выступал Саид Амиров. Мэр Махачкалы якобы планировал сделать своего племянника главой Каспийска, а затем присоединить город к Махачкале.

В паузе между судебными процессами по двум делам против Амирова Колхозник, давший показания против бывшего мэра, был приговорен к 11 годам колонии строго режима. Его дело рассматривалось в особом порядке — подсудимый признал свою вину и, заключив досудебное соглашение со следствием, дал показания на своих предполагаемых сообщников.

Так на скамье подсудимых по делу об убийстве следователя и теракта в Каспийске оказались семь человек — Амиров, его племянник Юсуп Джапаров, трое братьев Ахмедовых (среди которых киллер по кличке Мамуля), Магомед Кадиев (Горец), Зубаир Мутаев и Мурад Алиев. Последний, по версии следствия, стрелял из гранатомета «Шмель» в торговый центр. В зависимости от роли каждого им были предъявлены обвинения в совершении преступлений, предусмотренных частью 3 статьи 30, пунктами «б», «ж», «з» части 2 статьи 105 УК (покушение на убийство), статьей 295 УК (посягательство на жизнь лица, осуществляющего правосудие или предварительное расследование), частью 2 статьи 208 УК (участие в незаконном вооруженном формировании), частью 2 статьи 209 УК (бандитизм), пунктами «а» и «в» части 2 статьи 205 УК РФ (террористический акт) и частью 3 статьи 222 УК (незаконный оборот оружия). Все подсудимые, кроме мэра Махачкалы и его племянника, входили в банду, которой руководил Колхозник, настаивает обвинение. На втором процессе против махачкалинского мэра он отказался давать показания в суде.

27 августа 2015 года Северо-Кавказский окружной военный суд приговорил Саида Амирова к пожизненному заключению; его племянник Юсуп Джапаров приговорен к 14 годам колонии, с учетом прошлого приговора в общей сложности он проведет в исправительном учреждении 18 лет. Двое из братьев Ахмедовых получили по 10 лет; киллер «Мамуля» осужден на 22 года колонии, Мурад Алиев — на 12 лет. Еще один член банды «Колхозника» — Магомед Кадиев — приговорен к 13 годам. Зубаира Мутаева суд приговорил к 11 годам заключения.

Потерпевшими по второму делу кроме родственников следователя Гаджибекова были признаны винно-коньячный завод «Избербашский», которому принадлежит торговый центр «Москва», а также сторож, чья машина была повреждена выпущенным снарядом. При этом ни завод, ни сотрудник ТЦ к Амирову претензий, в том числе материальных, не имеют, о чем было объявлено на суде. Бывший директор торгового центра «Москва» и брат Саида Амирова Баганд Абдуллаев выразил уверенность в том, что за обстрелом здания стояли члены вооруженного подполья. По его словам, Амирову неоднократно поступали сообщения от неизвестных, требовавших выделить им денег «на джихад».

На суде брат следователя Руслан Гаджибеков, в настоящий момент отбывающий наказание в колонии, сообщил, что помнит угрозы Амирова в адрес убитого. Между тем, авторы блога «Голос Кавказа» утверждают, что он давно враждует с Амировым. По их данным, в свое время Руслан Гаджибеков занимал пост первого заместителя министра промышленности и энергетики Дагестана, а также был мэром Каспийска, но в сентябре 2013 года его заподозрили в похищении несовершеннолетнего с целью получения выкупа.

Вдова убитого следователя Сидрат Гаджибекова также рассказала суду, что, по словам ее мужа, у него был «конфликт с Амировым»: мэр якобы был недоволен тем, что ее супруг «забрал какую-то документацию в его кабинете в администрации». В день убийства Арсен вернулся домой из Москвы, где его за службу наградили именным пистолетом, отметила Гаджибекова.

Amirov_vrez3.jpg
Арсен Гаджибеков

Между тем, версию о конфликте между Гаджибековым и Амировым в ходе суда опроверг бывший глава Советского района Махачкалы Шихахмед Омаров. По его утверждению, когда сотрудники СК пришли в администрацию с выемкой, Амиров отдал ему распоряжение по телефону: «Это следователи? У них есть постановление? Выдайте им документы».

Второй судебный процесс над Амировым и Джапаровым сопровождался скандалами и вокруг остальных подсудимых. Они несколько раз заявляли отвод коллегии судей, а также неоднократно сообщали о пытках после задержания. Так, Шамсутдин Ахмедов сообщил суду, что в банду Абдулгалимова он не входил, а показания на своего брата Магомеда дал после того, как пережил пытки током, лишением сна и избиения; кроме того, силовики насильно сажали его на шпагат и подвешивали на простыне в камере, утверждал Ахмедов. Амиров и Джапаров свою причастность к вменяемым им преступлениям полностью отрицали. Племенник махачкалинского мэра подтвердил, что был знаком с убитым следователем, когда работал в следственном отделе. По его словам, ссор между ними не было, а об убийстве Гаджибекова подсудимый узнал от коллег. «Это вообще бред. Зачем из-за выемки документов убивать человека!» — воскликнул подсудимый в ходе одного из заседаний.

Саид Амиров, в свою очередь, вновь заявил о фальсификации дела. «Мы все были очевидцами рассказов того, как всех фигурантов дела пытали. Мне говорили: "Сверху указание". Почему сверху пришло указание судить Амирова, если Амиров невиновен?» – вслух задавался вопросом бывший махачкалинский мэр.

«Благодарен Всевышнему за еще один пережитый день»

Амиров уверен, что возбужденные против него уголовные дела служат единственной цели — освободить кресло мэра Махачкалы, пояснил «Медиазоне» глава адвокатской группы, представляющей его интересы, Владимир Постанюк. Сам адвокат считает, что его клиент заслужил те награды, которыми был награжден за годы службы.

«Амиров действительно отстоял территориальную целостность государства. Он действительно бросил все силы на борьбу с боевиками», — говорит Постанюк. Процесс по делу об убийстве следователя СК, по словам защитника, был проведен с многочисленными нарушениями, а суд пренебрег многими доказательствами, свидетельствующими о невиновности подсудимых. Так, несмотря на то, что в деле фигурировали двое свидетелей нападения на Арсена Гаджибекова, суд не посчитал необходимым их допросить.

На протяжении многих лет Саид Амиров позиционировал себя как борца с терроризмом, однако именно коррупция, процветавшая при нем в столице Дагестана, во многом и способствовала росту популярности вооруженного подполья, считает председатель совета ПЦ «Мемориал» Олег Орлов. «Махачкала была и остается одним из самых неблагополучных, неблагоустроенных городов в России. Город со страшной коррупцией, распространенной на всех уровнях жизнедеятельности. Любой поход в госучреждения — больницы, детские сады, школы — оборачивается поборами. Такой уклад и стал для многих местных жителей причиной желания получить какую-то альтернативу. Процветающая коррупция провоцирует людей уйти в лес», — говорит Орлов. По его словам, правозащитникам известно, что при Амирове один из двух городских полков ППС «полностью перешел на коммерческую основу работы» — занимался охраной бизнесменов, чиновников и их семей. Впрочем, формально силовики не подчинялись мэру, уточняет Орлов. Так или иначе, с уходом Амирова в городе почти ничего не изменилось, отмечает глава «Мемориала»: «Я постоянно езжу в Махачкалу, говорю с местными жителями. Никаких основополагающих изменений в городе за два года так и не произошло».

«Это редкий случай, когда ночью происходит преступление, и находятся свидетели. Один из них описал расстрелявшего машину следователя человека, другой — машину, на которой убийца уехал. Но этих свидетелей не допрашивают. Отсюда вопрос: если бы суду было важно установить истину, он вызвал бы этих очевидцев, установленных следствием, в суд?» — расуждает Постанюк. По его словам, убийцу описывали как человека ростом около 1,6 метра. Рост Магомеда Кадиева, которому инкриминируют это преступление, составляет 1,82 метра, отмечает адвокат. «Человек не мог за два года вырасти на 22 сантиметра», — иронизирует он.

По словам адвоката, судьи не приняли во внимание и выводы эксперта, заключившего, что в сотрудника СК стреляли с двух разных сторон. Кроме того, был проигнорировал тот факт, что на месте преступления за сутки до убийства были замечены члены бандформирований, а затем дома у одного из них был обнаружен лист бумаги с адресом Гаджибекова.

По сути, выводы следователей о причастности к преступлениям Амирова и Джапарова были основаны исключительно на признательных показаниях других подсудимых, считает защита махачкалинского мэра. Так, показания против главы города дали братья Ахмедовы, каждый из которых признался в том, что именно он убил следователя СК.

Постанюк напоминает, что во время следствия и в ходе обоих процессов Амиров, передвигающийся на инвалидном кресле, находился в СИЗО. В ноябре прошлого года Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) обязал Россию выплатить экс-мэру 15 тысяч евро компенсации морального вреда за неоказание медицинской помощи в изоляторе. Это решение вступило в силу 21 апреля 2015 года. Тем не менее, суд проигнорировал просьбы защиты поместить Амирова в тюремную больницу. По словам адвоката, его подзащитному было физически тяжело присутствовать на заседаниях, но он никогда ни на что не жаловался:

«Он несколько раз в ходе заседания просил о краткосрочных перерывах. Он просил о перерыве спокойно, мы только видели, как он белеет и сжимает кулаки от боли. Но он всегда благодарен Всевышнему за то, что он пережил еще один день», — говорит Постанюк.

  • Нашли ошибку в тексте?
    Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
  • Предложить свою тему редакции
Все материалы
Ещё 25 статей