Засиделись в гостях — Медиазона
Засиделись в гостях
Тексты
25 февраля 2016, 10:03
14858 просмотров

Кадр оперативной съемки СБУ

Егор Сковорода выяснил, сколько граждан России попали под уголовное преследование на Украине в связи с вооруженным конфликтом в Донецкой и Луганской областях, в чем их обвиняют и каковы их шансы на скорое возвращение домой.

Уголовные дела, связанные с вооруженным конфликтом на Донбассе, расследуют как следственное управление Службы безопасности Украины (СБУ), так и Главная военная прокуратура (ГВП) Украины. На сегодняшний день 136 граждан России обвиняются по соответствующим статьям Уголовного кодекса Украины, следует из ответов СБУ и Генеральной прокуратуры на запрос «Медиазоны»; 97 россиянам предъявили подозрения сотрудники СБУ, еще 39 — военные прокуроры. Среди них — 14 военнослужащих Вооруженных сил РФ, уточняет Генпрокуратура.

Дела возбуждены по статьям о преступлениях против основ национальной безопасности Украины, посягательствах на ее территориальную целостность и неприкосновенность, а также о террористической деятельности.

В украинском уголовном производстве, в отличие от российского, на стадии досудебного следствия нет разницы между процессуальными статусами подозреваемого и обвиняемого. Фигуранту предъявляются официальные подозрения, после чего он может быть арестован судом. После завершения расследования предъявляются обвинения и составляется обвинительный акт, который утверждается прокуратурой. Вместе с обвинительным актом материалы уголовного производства передаются в суд, где обвинение поддерживает прокурор.

Среди этих 136 россиян больше половины объявлены в розыск: 42 человека СБУ и 31 — военной прокуратурой. Как поясняется в ответе Генпрокуратуры «Медиазоне», среди объявленных в розыск — начальник российского Генштаба Валерий Герасимов, десять военнослужащих из 331-го гвардейского парашютно-десантного полка и 20 сотрудников ФСБ. Последних подозревают в том, что им бывшие сотрудники СБУ в 2013-14 годах оказывали «помощь в проведении подрывной деятельности против Украины» и передавали материалы, направленные «на провокацию конфликтов между представителями разных политических взглядов в Украине, разжигание сепаратистских настроений среди населения отдельных регионов». По крайней мере в ряде случаев россиян объявляли в розыск задним числом — после того, как «разыскиваемые» были освобождены по обмену.

В суд были направлены дела в отношении 36 граждан России. 28 дел вела СБУ, по ним вынесено уже семь приговоров. Прокуратура не сообщает, по скольким из восьми направленных ею в суд дел вынесены приговоры, но уточняет, что среди их фигурантов — майор Старков и Евгений Ерофеев с Александром Александровым.

В Департаменте информации и печати МИД России «Медиазоне» сообщили, что ведомство в настоящее время располагает информацией о 545 россиянах, находящихся в пенитенциарных учреждениях Украины. По каким статьям украинского УК подозреваются либо осуждены эти люди, в министерстве не уточнили.

«При этом указанные сведения не могут считаться полными, поскольку украинские компетентные органы не всегда выполняют обязательство, вытекающее из статьи 13 Консульской конвенции между Российской Федерацией и Украиной — незамедлительно, но не позднее чем через три дня, уведомлять наше консульское учреждение о задержании, аресте или любом ином ограничении свободы российского гражданина», — отмечается в ответе ведомства.

Как следует из ответа СБУ, из семерых осужденных двоим были вынесены приговоры за посягательство на территориальную целостность Украины (статья 110 УК Украины), еще двоим — за шпионаж (статья 114 УК), троим — по обвинениям в участии в террористической организации (статья 258-3 УК) и незаконном вооруженном формировании (статья 260 УК), а также в незаконном ношении оружия и боеприпасов (статья 263 УК).

«Медиазона», которая подробно освещает процесс над предполагаемыми бойцами спецназа ГРУ Александровым и Ерофеевым, изучила два десятка дел, возбужденных против россиян — при этом в некоторых случаях было затруднительно узнать даже имя арестованного. Иногда невозможно достоверно сказать, находится ли гражданин России в заключении на Украине или был освобожден по обмену.

Шпионаж. Покушение во Львове. Винтовка Мосина и компромат в Чернигове

Приговоры двум российским шпионам (статья 114 УК) были вынесены во Львове в декабре 2014 года и в Чернигове в апреле 2015 года. Во Львове россиянин, имя которого не называется, обвинялся в том, что «осуществлял сбор информации о численности и кадровом составе военнослужащих в зоне проведения АТО» — эти данные, «составляющие государственную тайну, злоумышленник намеревался передать спецслужбам Российской Федерации».

Ему предъявили обвинения в покушении на шпионаж; Шевченковский районный суд Львова приговорил россиянина к десяти годам лишения свободы, однако в мае 2015-го апелляционный суд отменил это решение и направил дело на новое рассмотрение. Новый приговор еще не вынесен.

В Чернигове же по обвинениям в шпионаже и незаконном хранении оружия на девять лет был осужден россиянин по фамилии Макаровпо информации СБУ, он жил под чужими документами и с 2009 года занимался «сбором секретных сведений в области разработки военных технологий и изготовления товаров военного назначения», а также пытался вербовать украинских военнослужащих.

«Кроме того, под прикрытием сотрудника ОО "Антикоррупционный комитет Украины" российский шпион собирал компрометирующие материалы коррупционного характера на должностных лиц государства и передавал их в Россию для шантажа украинских чиновников», — утверждает СБУ.

При задержании у Макарова, которого называют кадровым работником ГРУ, обнаружили винтовку Мосина с оптическим прицелом, патроны и тротиловую шашку.

Пророссийский митинг в Донецке, март 2014 года. Фото: Михаил Почуев/ТАСС

Посягательство на целостность. Ода Януковичу «ВКонтакте». Ночная вербовка в кафе

В Харькове на три года тюрьмы за посягательство на территориальную целостность Украины (статья 110 УК) был осужден россиянин из Псковской области, имевший вид на жительство на Украине (от наказания он был освобожден с испытательным сроком). Согласно тексту приговора, в мае 2014 года он «принял участие в проведении референдума по отделению Донецкой области от территории Украины и поддержал создание самопровозглашенной Донецкой народной республики», помогал боевикам ДНР с доставкой продуктов и «принимал участие в дежурстве с автоматическим оружием вместе с другими боевиками в Краснолиманском исполкоме и на базе отдыха "Ривьера"».

По той же статье был вынесен приговор жившей в Украине уроженке Коми, которая разместила на своей странице «ВКонтакте» несколько постов в поддержку Виктора Януковича и присоединения юго-восточных областей страны к России и, по версии обвинения, «предоставила возможность ознакомиться с ними неопределенному кругу лиц».

«Обращение к гражданам Украины!! Архиважно! Репост!!! Сейчас главное справиться с хунтой и не допустить геноцид! после этого каждый регион пусть сам решает — пойти ли путем Крыма, либо другим легитимным путем выбрать свою судьбу. Архиважно и жизненно необходимо, немедленно! Поднять на знамя единственного реально легитимного Президента и Главнокомандующего ВС Украины В.Ф. Януковича», — говорилось в одной из ее записей.

Женщину, капсолоком писавшую о Януковиче, что «сила его имени, сама по себе, стоит десятка дивизий», суд в Кременчуге приговорил к трем годам ограничения свободы — впрочем, она сразу же была освобождена от отбывания наказания.

Как посягательство на территориальную целостность Украины следствие квалифицировало и действия уроженца Читы, который, по версии обвинения, вербовал украинцев в боевики ЛНР. Вербовка, согласно приговору Овидиопольского суда Одессы, происходила следующим образом. 18 июня 2014 года мужчина с семьей зашел в кафе в курортном поселке Каролино-Бугаз, и там в районе двух часов ночи познакомился с гражданином Украины, которому предложил «принять участие за денежное вознаграждение в размере 200 евро в день в военных действиях в г. Луганске».

Узнав, что его новый знакомый охотник, вербовщик обрадовался и сразу предложил ему стать снайпером с оплатой 1 000 евро в день. Ближе к пяти утра отдыхавший в кафе вербовщик познакомился с сотрудником заведения, которому «предложил денежное вознаграждение в размере 500 евро в день», а также пообещал, что «обеспечит его военным обмундированием и оружием для ведения боевых действий» против украинских солдат.

Через несколько часов россиянина задержала милиция. На суде он признал свою вину и рассказал, что в Харькове «к нему подошел ранее знакомый ему мужчина и предложил по прибытии на территорию Одесской области вербовать лиц из числа жителей Одесской области для участия в боевых действиях в Луганской области». Первоначально суд приговорил его к пяти годам лишения свободы, однако апелляция это решение отменила; в марте 2015 года мужчина вновь был признан виновным, но освобожден от наказания с испытательным сроком.

Боевик

«Колчак». «Маскаль» на руке

«Следует отметить, что это первый приговор в Украине, вынесенный участнику террористической организации», — так Генеральная прокуратура прокомментировала решение суда по делу 41-летнего Николая Корчагина из рязанского села Баграмово. За участие в террористической организации (статья 258-3 УК) и незаконном вооруженном формировании (статья 260 УК), а также незаконное ношение оружия (статья 263 УК) Славянский городской суд Донецкой области приговорил его к восьми годам лишения свободы.

До января 2015 года в едином реестре судебных решений не встречается ни одного приговора по статье 258-3 УК Украины (участие в террористической организации). Возможно, это связано с тем, что процедура признания организации террористической до сих пор не прописана в законодательстве. В январе 2015 года кабинет министров направил в Верховную Раду законопроект, который должен был восполнить этот пробел, однако законопроект до сих пор не принят; он трижды снимался с повестки дня Верховной Рады.

Тем не менее, военная прокуратура Украины регулярно направляет в суд обвинительные акты, в которых ДНР или ЛНР уже названы террористическими организациями. Некоторые суды соглашаются с подобной трактовкой законодательства, а другие предпочитают переквалифицировать обвинение с участия в террористической организации на участие в незаконном вооруженном формировании (статья 260 УК Украины). В таких случаях суд аргументирует свое решение именно тем, что «в настоящее время отсутствует законодательный акт или соответствующее судебное решение о признании террористической организацией так называемой "Донецкой народной республики"».

Корчагин, известный под позывым «Колчак», еще в феврале 2014 года уехал в Крым. «Сказал, что по контракту служить», — вспоминала его мать. После присоединения Крыма к России он направился в Славянск, где, по версии обвинения, вместе с еще 60 соратниками принимал участие в захвате здания СБУ и городской рады; оттуда боевик переместился в Краматорск, при себе у него были автомат Калашникова и пистолет Макарова. Там Корчагин укреплял и охранял блокпосты. «В составе так называемых "групп быстрого реагирования ДНР" осуществлял выезды с целью проверки информации о перемещении украинских военных формирований, задействованных в ходе антитеррористической операции», — сказано в приговоре.

Задержан Корчагин был летом 2014 года на украинском блокпосту у села Юркова, при этом он был ранен. «Был командиром Терской сотни, там небольшой отряд у него был. И вот в июне 2014 года, 13-го числа они с ребятами ехали в машине, и их свои же вели по мобильнику, говорили, куда ехать. И завели на укропский блокпост. Там машину обстреляли, остальных убили, а Николай был ранен в голову и взят в плен», — так эти события описываются в паблике «Сводки от ополчения Новороссии». По мнению автора записи, переговоры об обмене Корчагина были сорваны сепаратистами, поскольку «кто-то где-то боится, что Николай, оказавшись на свободе, расскажет о них кое-что такое, что их после такого только под трибунал останется отдать».

«Он россиянин, с хорошей физической подготовкой, но вряд ли он был военным, потому что в России он был судим. Взяли его в плен в Славянске, он вывел свою группу и решил зачем-то вернуться. Он считает, что его предали. По рации вывели на вражеский блокпост, он увидел: по нему открыли огонь. Но он выжил», — так говорит о Корчагине его бывший сокамерник по киевскому СИЗО Алексей Дубинин.

Сам Дубинин тоже россиянин. Он рассказывал «Новой газете», что в 2013 году служил по контракту в армии, а потом поехал на Украину («Интересно было, что на Майдане творится»), где его задержали («Была целая спецоперация с болгарками и взрывами»). Сначала, по словам Дубинина, его подозревали в шпионаже, а затем обвинили в разбое. «Били сильно, но ничего, я выдержал, тогда они вырезали мне на руке слово "маскаль"», — утверждал он. Шрамы в виде букв на руке видны на фото.

Олег Доронин. Кадр оперативной съемки СБУ

Боевики. Казак, пенсионер и «Матрос»

В марте 2015 года 23-летний житель Нижневартовска Олег Доронин решил пойти служить в армии и явился в городской военкомат. Там, если верить приговору украинского суда, юноше в призыве отказали из-за судимости за нанесение тяжких телесных повреждений (статья 111 УК РФ). Позже в военкомате ему дали понять, что «условием его призыва на срочную военную службу в ряды ВС РФ с непогашенной судимостью может быть его участие в ведении агрессивной войны против Украины».

Уже 1 апреля Доронин прибыл в Алчевск в Луганской области, где вступил в батальон сепаратистов «Призрак», а позже перешел в «Первый казачий полк имени Платова». «Там нам денег не платили, и отношения к людям, в принципе, никакого не было. Потому что особо и не кормили, и на блокпосты, где мы стояли, никакой еды особо не привозили», — объясняет Доронин причину своего перехода к казакам на видео, опубликованном СБУ после его задержания.

Вместе с казаками он ходил на разведку («отправляли нас как будто бы на убой») и, по версии обвинения, совершил не менее шести разведывательных вылазок, пока в начале июля не был задержан возле города Попасная.

В суде Доронин, которому были предъявлены обвинения в нарушении порядка въезда в зону АТО (статья 332-1 УК Украины), ношении оружия (статья 263 УК), участии в террористической организации (статья 258-3 УК) и ведении агрессивной войны группой лиц (статьи 28 и 473 УК), свою вину полностью признал. 14 января 2016 года Попаснянський районний суд Луганской области осудил его на 13 лет лишения свободы.

Неназванный гражданин России, родившийся еще в Сталинской области (так до 1961 года называлась Донецкая), был осужден за участие в НВФ еще в декабре 2014 года, который, по версии обвинения, примкнул к боевикам ДНР и до своего задержания нес службу на блокпосту в поселке Дробышево. В приговоре суд освободил пенсионера от отбывания наказания, назначив ему испытательный срок.

Три года и один месяц лишения свободы получил в мае прошлого года 42-летний омич Владимир Радюкс позывным «Матрос», который обвинялся в незаконном ношении оружия и участии в незаконном вооруженном формировании. СБУ в пресс-релизе утверждает, что он был ранее судим за кражу и грабеж, но в приговоре судимость не указана.

Согласно приговору, Радюк вступил в ряды боевиков-сепаратистов еще в апреле 2014 года, принимал участие в боевых действиях возле донецкого аэропорта, где был контужен и ранен.

«После лечения он был выписан из госпиталя, и его позиция относительно событий на Востоке Украины изменилась кардинальным образом. Он стал понимать противоправность своих действий и действий сторонников ЛНР и ДНР, а также открыто не разделять официальной позиции России в этом вопросе», — утверждается в приговоре. В октябре 2014 года Радюк сдался на блокпосту ВСУ.

Задержанный Гаджиев. Кадр оперативной съемки СБУ

Лангер, Иванов, Гаджиев. Дела боевиков в судах

Сам сдался вооруженным силам Украины и Андрей Лангер, которого недавно начали судить в Красноармейске. Лангер — бывший военный-контрактник, служивший в Чечне, который попал в российскую колонию за самовольное оставление части. Именно в колонии, по словам Лангера, «посиделец» предложил ему поехать на Донбасс («Он говорил, что образовалось новое государство, надо ехать, что туда я приеду, и судимости у меня не будет, ничего!»).

Освободившись из колонии, Лангер направился на Украину, однако быстро разочаровался в ДНР и предпочел сдаться. Его родной брат живет в Закарпатье и, возможно, будет выступать в суде как свидетель обвинения.

По тем же статьям о ведении агрессивной войны и участии в террористической организации в Новопсковском районном суде Луганской области судят россиянина Валерия Иванова, ближайшее заседание назначено на 17 марта.

Артемовский городской суд Донецкой области начал рассмотрение дела 43-летнего жителя Адыгеи Руслана Гаджиева, который обвиняется как участник террористической организации. Управлявший танком Т-64-Б Гаджиев был взят в плен во время боя возле села Санжаровка. Как утверждает СБУ, к сепаратистам он попал после того, как в Ростовской области был задержан полицией за угон автомобиля и вождение в нетрезвом виде.

На опубликованном СБУ видео Гаджиев рассказывал, что после десяти дней в КПЗ некий майор полиции сказал ему, что если он и еще несколько человек согласятся «помочь в военном деле, то есть помыть танки от солидола и протянуть их ходовую часть, то наше дело будет прекращено».

По словам Гаджиева, границу Украины он пересекал вместе с двумя десятками человек, которых подобным же образом «забрали с КПЗ». От солидола ему пришлось отмывать российские танки, «их пригнали с консервации». Именно во время перегоки этих танков его машина была подбита, а сам Гаджиев взят в плен.

Уже не российские полицейские, а боевики ДНР задержали за вождение в нетрезвом виде уроженца Якутии, имя которого не уточняется. Если верить его рассказу на допросе, за пьяное вождение сепаратисты «назначили месяц исправительных работ на окопах». Чтобы сократить срок работ, он вступил в батальон «Восток», охранял блокпосты, а когда попытался вернуться в Россию через Украину, был задержан украинскими военными. В начале февраля его дело направили в Константиновский городской суд Донецкой области.

Процесс над 21-летним Иваном Горбуновым из Анапы все никак не начнется — разные суды не могут определиться с подсудностью и перекидывают дело друг другу. Согласно сообщению СБУ, россиянин, проходивший срочную службу разведчиком-снайпером в Абхазии, обвиняется в участии в агрессивной войне, террористической организации и незаконном обороте оружия; с сентября 2014 года он воевал на стороне ДНР, пока в июне прошлого года не был задержан на блокпосту в Донецкой области.

В ДНР его позвали бывшие сослуживцы, рассказывал Горбунов после задержания. На видео юноша жалуется на издевательства со стороны командира — сепаратиста с позывным «Скорп»; «были избиения, забирал зарплаты за то, что мы едим, пьем, курим, за то, что мы одеваемся за его счет, хотя это не так, приходила гуманитарная помощь с России в виде финансов и уходило все к нему в карман». На левом плече у Горбунова вытатуирована летучая мышь.

Ольга Шевелева и Павел Пятаков. Кадр телеканала «Громадське»

Задержанные в Киеве. Группа «Лесника». Драка в Гидропарке

Вечером 9 декабря 2015 года спецназ СБУ практически одновременно ворвался в квартиры в Киеве и Харькове. В ходе спецоперации, сообщала пресс-секретарь СБУ, были задержаны несколько граждан Украины и два гражданина России. Еще один украинец — предполагаемый руководитель диверсионной группы Олег Мужчиль — был убит после того, как открыл огонь и ранил двух спецназовцев, один из которых позже скончался. В киевской квартире было изъято восемь снаряженных самодельных взрывных устройств, четыре килограмма тротила, автоматическое оружие, более сорока гранат и около двух тысяч патронов, а также компоненты взрывных устройств и средств поражения.

Олег Мужчиль известен также под именем Сергей Амиров и прозвищем «Лесник». Кроме того, Мужчиль называл себя Дорже Жамбо Чойдже-лама и возглавлял созданным им в украинском поселке Ольгинка буддийский монастырь. Буддизм не мешал Мужчилю вести тренировки по ножевому бою для активистов запрещенного в России «Тризуба им. Степана Бандеры», а после начала конфликта на Донбассе возглавить разведку одного из отделов добровольческого корпуса также запрещенного в России «Правого сектора».

Позже он ушел из «Правого сектора» и стал призывать в своем фейсбуке к герилье против правительства: «украинские патриоты должны принести войну в дома всех депутатов, министров, генералов, олигархов, президента». Утром 9 декабря 2015 года в фейсбуке Амирова появилась запись о взрыве возле магазина «Рошен» в Харькове (кондитерская компания принадлежит президенту Украины Петру Порошенко); вечером СБУ взяла его квартиру штурмом. В причастности ко взрыву в Харькове, как отмечал телеканал «Громадське», подозревают именно участников «группы "Лесника"».

Многие задержанные на Украине россияне жалуются, что представители российского консульства не посещают СИЗО и не проявляют какого-либо интереса к их судьбе. В консульстве, в свою очередь, указывают на то, что украинские власти не уведомляют дипломатов о задержании граждан России. Так, по словам заведующего консульским отделом посольства России в Украине Алексея Грубого, о задержании Андрея Лангера стало известно лишь после его письма уполномоченному по правам человека в Украине, который переслал документы в консульство.

«Уведомления от украинских официальных властей о задержании этого человека, гражданина России, у нас нету. Аналогичная ситуация у нас была с гражданином Старковым, которого задержали, арестовали, осудили, и только после этого мы получили сообщение из пенитенциарной службы», — говорит Грубый.

Лишь недавно было получено разрешение на посещение арестованных в декабре Пятакова, Шевелевой и Леоновой, рассказывает консул. Сотрудники консульства в Харькове после репортажа «Медиазоны» собрались посетить Лангера, а сам Грубый ходит на все заседания по делу Ерофеева и Александрова.

Консул добавляет, что на Украине в заключении находится достаточно много россиян: «Обязанности посетить каждого у нас нету, но мы, как правило заходим, если есть от таких граждан просьба, поданная на наш адрес, переданная через администрации изоляторов либо исправительных учреждений».

Двое задержанных вместе с этой группой россиян — 36-летняя Ольга Шевелева по прозвищу Хильда и 31-летний Павел Пятаков по прозвищу Рагнар. По информации «Дождя», оба они участвовали в конфликте на Донбассе в составе «Правого сектора», однако ушли оттуда вместе с Мужчилем. До того, как уехать на Украину, Ольга Шевелева работала в журнале «Росэнергоатом».

В своем выступлении в суде по продлению ареста Шепелева говорила, что группа разведки под руководством Мужчиля «официально стала группой специального назначения "Базальт" под кураторством ГУР» — Главного управления разведки Минобороны Украины. Сотрудники ГУР, по ее словам, и поселили их в ту квартиру, где впоследствии произошло нашумевшее задержание: «Именно эта организация сняла квартиру, именно эта организация доставила меня и Пятакова вместе с Мужчилем из Донецкой области на квартиру, именно эта организация снабжала нас деньгами. Все то, что сейчас приписывается "Леснику", на самом деле осуществляла ГУР».

Кроме того, Шепелева утверждает, что якобы еще в ноябре сотрудники ГУР сообщали «Леснику», что вскоре Дмитрий Ярош уйдет с поста руководителя «Правого сектора», и предлагали возглавить организацию «Леснику». Действительно, Ярош объявил о своем выходе из «Правого сектора» в конце декабря.

По делу «группы "Лесника"» была арестована и 34-летняя москвичка Анастасия Леонова, ее задержали отдельно от остальных подозреваемых. В Москве Леонова принимала участие в антивоенных акциях, а летом 2015 года перебралась на Украину, где сначала примкнула к «Правому сектору» и занималась информационным сопровождением его деятельности, затем попала на базу «гражданского корпуса» добровольческого батальона «Азов», а к осени перебралась в Киев, где по словам ее адвоката Виктора Губского, работала по специальности — сомелье.

Адвокат и знакомые Леоновой настаивают на том, что с Мужчилем она была лишь шапочно знакома, а никаких свидетельств ее причастности к «диверсионной группе» у следователей из СБУ нет. «Встречались лично буквально пару раз, уже в Киеве, после моего переезда 31 августа. "Лесник" обещал мне помочь с получением гражданства Украины», — говорит сама активистка. Тем не менее, 5 февраля суд в Киеве на месяц продлил Леоновой арест. Всех задержанных членов группы «Лесника» обвиняют в покушении на теракт и участии в террористической организации.

Еще один россиянин, имя которого неизвестно, был арестован в Киеве в начале января этого года. Как сообщала прокуратура, его задержали вместе с группой вооруженных людей; всех их подозревают в том, что в ноябре в киевском Гидропарке они избили битами нескольких сотрудников СБУ, вернувшихся с Донбасса; один из пострадавших до сих пор находится в коме. При обыске у задержанных нашли шесть гранат Ф-1, три тротиловые шашки с детонаторами, около 500 патронов калибра 7,62 мм и две бейсбольные биты.

Олега Хлюпина выводят к журналистам. Кадр телеканала «Интер»

Жалобы на пытки. Хлюпин. Соколов

«В феврале месяце пришла повестка от военкомата на переподготовку, ну и военком предложил сам лично о том, что есть возможность заработать денег. Сел на автобус, приехал сюда. В боевую задачу входила наводка, расследование, узнавать, где пленных держат, где артиллерия стоит, где штабы, где что», — с трудом говорит на камеру усталый мужчина. Это 30-летний Олег Хлюпин; СБУ назвала его сотрудником ГРУ, который служил в Чечне в середине двухтысячных, а в Луганск был направлен волгоградским военкоматом — разведывать позиции ВСУ. За это ему якобы обещали платить три тысячи рублей в день; Хлюпину предъявили обвинение в участии в террористической организации.

Сначала россиянин признавал вину, но в суде от признаний отказался, объяснив, что они были выбиты из него под пытками. По словам его адвоката Валентина Рыбина, Хлюпина задержали возле станицы Луганская, когда он ехал на Украину, чтобы перевезти в Россию своего слепого отца. Таксист же, увидевший у него крупную сумму денег, сдал его на блокпосту «Айдара», назвав сепаратистом.

«Олега действительно пытали, били, мучили до тех пор, пока не написал то, что от него требовали. По данным фактам в отношении эсбэушников возбуждено уголовное производство. Доказательства в отношение Олега сфальсифицированы. По этим фактам я добился возбуждения уголовного дела и против прокуроров из ГПУ», — рассказал «Медиазоне» адвокат Рыбин. После рассказа о пытках дело Хлюпина, слушавшееся в Шевченковском суде Киева, неожиданно перенесли сначала в Новопсковский (но там судьи, по словам адвоката, взяли самоотвод), а затем в Старобельский суд Луганской области.

«Меня прятали в "подвалах" — это тайные военные тюрьмы в зоне АТО. Такой тюрьмой может стать все что угодно: металлический евроконтейнер, где темно даже днем и холодно, как на улице; заброшенный подвал кафе с самодельными клетками для людей; анонимная камера на одного человека в отделении милиции. Общее у этих мест только одно — ты один, тебе не говорят, ни где ты, ни что с тобой будет, все передвижения делают со связанными руками и с маской на лице прорезями назад — ты ничего не видишь», — так описывал свое задержание 37-летний москвич Андрей Соколов, который попал в плен в декабре 2014 года, когда «по ошибке заехал на своем автомобиле на украинский блокпост под Горловкой».

«Я в жизни пережил многое. Меня тоже пытали в милиции. Но в "подвалах" пытки носят системный характер, там заставляют говорить всех», — пишет он.

По словам Соколова, он приехал в ДНР работать на заводе. «Я рабочий, по профессии — оружейный мастер. Мой опыт требовался для вооружения наших товарищей и помощи Республике в борьбе за свою независимость», — рассказывал россиянин. После задержания СБУ объявила, что Соколов «должен был организовать на базе производственных цехов одной из местных исправительных колоний изготовление взрывных устройств и комплектующих к оружию, которое находится на вооружении террористов, и подготовить для выполнения таких работ еще несколько работников». Ему предъявили обвинения в участии в террористической организации.

В России Андрей Соколов известен как левый активист, еще в 1997 году подорвавший мемориальную плиту в честь династии Романовых на Ваганьковском кладбище в Москве. Рядом он написал: «Зарплату — рабочим!». В заключении подрывник провел два года. Позже Соколова задерживали по делу о подрыве приемной ФСБ, однако никаких обвинений не предъявили. В 2007 и 2012 годах Соколов был осужден по обвинению в незаконном обороте оружия: в первом случае его якобы задержали с тротилом в автомобиле, а во втором — обвинили в хранении патронов (сам Соколов рассказывал, что их подбросили).

Пленные сторонники ДНР ожидают обмена, февраль 2016 года. Фото: Михаил Соколов/ТАСС

Обмен и розыск

Среди россиян, о задержании которых говорилось в пресс-релизах СБУ, есть полтора десятка человек, о предъявлении которым каких-либо подозрений впоследствии так и не сообщалось. Можно предположить, что эти люди, или по крайней мере часть из них, были освобождены в рамках обмена военнопленными с ДНР или ЛНР. Хотя бы примерное число освобожденных таким образом граждан России неизвестно.

Часть граждан России, официально объявленных в розыск Украиной, вероятно, были сначала задержаны, а потом освобождены в рамках обмена. Так, в ответе Генеральной прокуратуры Украины на запрос «Медиазоны» указывается, что в розыск объявлены 10 военнослужащих из 331-го гвардейского парашютно-десантного полка; это костромские десантники, которые, по официальной версии Минобороны России, попали на территорию Украины, заблудившись, были обменяны на плененных сепаратистами украинских военных. «Нас обменяли, а через неделю объявили в федеральный розыск по Украине. То есть мы все в розыске. Официально наши уголовные дела не закрыты, и получается, что мы сбежали», —рассказывала «Газете.Ru» после обмена активистка Мария Коледа. Адвокат Валентин Рыбин, защищавший нескольких граждан России по подобным делам, рассказал «Медиазоне», что перед обменом его клиентов уголовное производство в их отношении закрывали. О том, что происходит с расследованием далее, защиту не уведомляют, отмечает Рыбин, однако адвокату известно, что несколько его подзащитных после возвращения на родину были объявлены Украиной в розыск. «Абсолютное большинство уголовных производств потихоньку возобновлялись, а люди были объявлены в розыск», — отмечает адвокат.

В некоторых случаях отпускали и тех, кому были предъявлены подозрения и в отношении кого велось досудебное расследование. К примеру, в апреле 2015 года в районе села Широкино задержали автомобиль со сторонниками «Фонда помощи Новоросии»; все они оказались россиянами. Еще один россиянин погиб при задержании. Всем им предъявили обвинения в участии в террористической организации и отправили в СИЗО; через несколько месяцев все они были обменяны.

Обменяли, в числе прочих, и Сергея Растригина, которого СБУ объявила создателем террористической организации, и известную в России активистку Марию Коледу, которая рассказывала после, что украинские силовики пытались выбить из нее показания. Вместе с ней освободили Романа Банных и Вячеслава Негриенко.

Единственный пока случай обмена человека, которому уже вынесен приговор — дело Владимира Старкова, который был задержан в июле 2015 года с КАМАЗом боеприпасов и признал себя майором Вооруженных сил России. 25 сентября прошлого года он был осужден Дзержинским горсудом Донецкой области на 14 лет, а через два месяца — помилован президентом Порошенко и обменян на находившегося в плену ДНР украинского военного Андрея Гречанова.

«Медиазона» благодарит Ирину Ромалийскую (Громадське радіо) за неоценимую помощь в подготовке материала.

  • Нашли ошибку в тексте?
    Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
  • Предложить свою тему редакции
Все материалы
Ещё 25 статей