Смерть адвоката. Юрий Грабовский найден мертвым — Медиазона
Смерть адвоката. Юрий Грабовский найден мертвым
Дело ГРУТексты
25 марта 2016, 12:12
8086 просмотров

Юрий Грабовский. Фото: личная страница в Facebook

Украинские следователи обнаружили тело исчезнувшего адвоката Юрия Грабовского. Защитник представлял интересы обвиняемого в терроризме и ведении агрессивной войны россиянина Александра Александрова.

Адвокат Юрий Грабовский, который представлял интересы россиянина Александра Александрова, обвиняемого в ведении агрессивной войны против Украины и терроризме, погиб. О том, что тело Грабовского обнаружено, сообщил в пятницу сайт Национальной ассоциации адвокатов Украины. Факт смерти адвоката подтвердил главный военный прокурор страны Анатолий Матиос. По информации Оксаны Соколовской, которая защищает второго фигуранта «дела гэрэушников» Евгения Ерофеева, тело ее коллеги нашли в 03:40 по местному времени близ города Жашков; об этом Соколовская рассказала «Медиазоне».

Позже Главный военный прокурор Украины Анатолий Матиос посвятил обнаружению тела Грабовского специальный брифинг. Он рассказал, что в деле о похищении адвоката появился новый фигурант, задержанный накануне в Одесской области. Его показания помогли следствию найти труп защитника, закопанный в 27 километрах от города Жашков. Во избежание побега похитители закрепили на ноге Грабовского специальный браслет со взрывчаткой, сообщил Матиос, ссылаясь на показания подозреваемого. Юрист был убит «с достреливанием из огнестрельного оружия», уточнил руководитель военной прокуратуры.

«Один из соиполнителей и организаторов преступления имел поддельные документы правоохранительных органов Украины, общеукраинский паспорт фальшивый на оригинальном бланке. Сейчас мы определяем, под какими психотропными средствами адвокат Грабовский был доставлен в город Киев из города Одессы, а потом возвращен за город Жашков, где он был убит», — сказал Матиос. «Кроме корыстных, бытовых и других версий» следствие рассматривает и версию спланированной операции спецслужб, в пользу которой говорят показания задержанного, отметил он.

Глава военной прокуратуры подчеркнул, что расследование дела о гибели Грабовского было передано его ведомству, хотя общеуголовные преступления подследственны полиции. «К сожалению, нам пришлось общее уголовное производство — за что нас снова будут критиковать — забрать себе в Военную прокуратуру по решению генерального прокурора. Я не хочу критиковать Национальную полицию, но если мы бы этого не сделали, то потеряли бы возможность нахождения Грабовского и установления факта убийства», — признал Матиос.

Об исчезновении Юрия Грабовского стало известно 9 марта: во время очередного заседания в Голосеевском районном суде Киева его коллега Оксана Соколовская, представляющая интересы Ерофеева, заявила, что адвокат уже два дня не выходит на связь, несмотря на то, что она «использовала все возможности связаться». Выслушав ее сообщение, председательствующий судья Николай Дидык охарактеризовал Грабовского как пунктуального человека, который всегда предупреждал суд о своем отсутствии и не пропускал заседаний без уважительной причины.

Граждане России Александр Александров и Евгений Ерофеев, получившие ранения и задержанные во время перестрелки в городе Счастье Луганской области 16 мая 2015 года, обвиняются в ведении агрессивной войны, терроризме, контрабанде оружия и нарушении порядка въезда на временно оккупированные территории Украины. На первых допросах, зафиксированных на видео, они признавали себя российскими военнослужащими из спецназа ГРУ; в ходе судебного процесса позиция обвиняемых изменилась, и защита заявила, что Александров и Ерофеев проходили службу в милиции самопровозглашенной ЛНР по контракту, уволившись из Вооруженных сил России.

Вечером того же дня на странице Грабовского в фейсбуке появилась запись, согласно которой он покинул Украину.

«Простите, что подвёл вас мои друзья!!! Пришлось уехать с Украины, не по своей воле! Зато я в безопасности! Не знаю, когда вернусь, по возможности, буду отвечать вам. Очень хочу обратно на Родину», — гласил пост. Согласно геометке публикации, ее автор находился в египетском Шарм-эш-Шейхе.

«Этот пост писал не Юра», — сказала на следующий день агентству «Интерфакс-Украина» Оксана Соколовская. По ее словам, загранпаспорт Грабовского находился на территории Украины.

10 марта Управление нацполиции в Одесской области возбудило по факту исчезновения адвоката уголовное дело по части 1 статьи 115 УК Украины (умышленное убийство).

15 марта руководитель аппарата Службы безопасности Украины Александр Ткачук сообщил, что спецслужба готова подключиться к расследованию инцидента с адвокатом, если нацполиция попросит о помощи. Поступала ли в СБУ соответствующая просьба и была ли она в итоге удовлетворена, не сообщалось.

В тот же день в интервью онлайн-изданию «Лiга» Соколовская сообщила, что незадолго до исчезновения ее коллеги из его квартиры пропало оружие и личные вещи. 14 февраля сам Грабовский рассказывал об этом корреспонденту «Медиазоны»: по его словам, из квартиры вынесли оружие, свитер и мобильный телефон, которым он пользовался во время «незапланированных выездов за границу». Замки на входной двери при этом были целы, уточнял адвокат.

 

«У Грабовского исчезли из квартиры личное оружие и некоторые вещи. В связи с чем мы пришли к заключению, что это в дальнейшем может быть связано с совершением им якобы уголовного правонарушения и обнаружением его вещей и оружия», — говорила Соколовская.

16 марта в интервью российской «Новой газете» она подтвердила, что в последний раз видела своего коллегу 4 марта в офисе. «О поездке Юры в Одессу я вообще не знала: зачем он туда поехал, к кому, для чего? Я узнала, что он в Одессе, только от его помощников, когда он позвонил им и сказал, что у него сломалась машина и нужен эвакуатор. Что он пропал, я узнала 9 марта, когда он не пришел на суд», — вспоминала адвокат.

«Оба его (Грабовского — МЗ) паспорта были обнаружены при обыске в киевской квартире адвоката. Машина Грабовского и его личные вещи нашлись в Одессе, куда Грабовский по неизвестной причине выехал 5 марта. Однако уже на следующий день юрист в сопровождении неизвестного мужчины пришел к себе в офис и забрал из сейфа материалы по делу Александрова. Обоих видел помощник адвоката Соколовской, но, как говорит, не заметил ничего подозрительного», — так со слов Соколовской излагала «Новая» историю исчезновения украинского адвоката.

При этом, по словам Соколовской, ее помощник, видевший адвоката в его офисе вдвоем с неизвестным, так и не получил от следователей повестки на допрос.

20 марта главный военный прокурор Украины Анатолий Матиос (ГВП представляет сторону обвинения на процессе Александрова и Ерофеева) в эфире телеканала «112» сообщил о задержании первого подозреваемого, предположительно причастного к исчезновению Грабовского. Матиос не уточнил, жив ли пропавший юрист, и есть ли у следствия данные о его местонахождении, но рассказал, что задержанный дает признательные показания.

«Подозреваемый, которого мы задержали, уже арестован украинским судом в городе Киеве. И сейчас с ним мощно работают следователи, которые получают все необходимые данные, что происходило», — сказал Матиос в телеэфире.

По утверждению главного военного прокурора, исчезновение адвоката Грабовского было спланировано и организовано «бывшими украинцами» и иностранными спецслужбами «для создания картинки».

«Подозреваемый, который имеет отношение к исчезновению этого адвоката Грабовского, даже сам не осознавал всего того, как его использовали», — заявил Матиос. При этом арестованный «пользовался подделанными документами спецслужб правоохранительных органов, а также документами для прикрытия фамилиями других граждан», цитировало ТАСС руководителя Главной военной прокуратуры Украины.

После исчезновения Юрия Грабовского в процесс по «делу гэрэушников» вошел новый адвокат — Валентин Рыбин, заключивший договор с матерью Александра Александрова. Украинские СМИ упоминали о нем в связи с делом Александрова и Ерофеева еще в мае-июне прошлого года: Рыбин то заявлял, что с просьбой представлять интересы арестованных к нему обратилась «общественная организация Фонд правового содействия иностранцам "Одиссея"», действующая в интересах российского консульства, то говорил, что родственники россиян вышли на него напрямую. Однако в судебном процессе по делу Рыбин до 21 марта 2016 года не участвовал.

Согласно версии, озвученной Матиосом 21 марта, Грабовский уехал из Киева в Одессу 5 марта, пошел в ресторан со своими знакомыми, затем предупредил их, что должен пойти на некую неприятную для него встречу и не вернулся. В тот же день злоумышленник, личность которого уже установлена, подчеркнул прокурор, снял все деньги с банковской карты Грабовского, а позже его силой привезли в Киев и изъяли наличные из сейфа в офисе адвокатского бюро. После этого один из причастных к исчезновению юриста «выехал в Египет и от имени Грабовского и по указанию других лиц, при помощи мобильного телефона Грабовского, загружал фото и делал записи от имени Грабовского».

Глава военной прокуратуры также отметил, что следствию не удалось найти материалов, о пропаже которых после исчезновения Грабовского заявляли «защитники спецназовцев»; он упрекнул помощника Соколовской в том, что тот якобы избегает встречи со следователями.

В свою очередь, Оксана Соколовская на очередной судебном заседании по делу Александрова и Ерофеева выразила обеспокоенность участием военной прокуратуры в расследовании инцидента с Грабовским: по ее словам, ГВП может получить доступ к ноутбуку ее коллеги, в котором хранятся материалы, составляющие адвокатскую тайну.

Процесс

Юрий Грабовский исчез на фоне затянувшейся паузы в судебном процессе по делу Александрова и Ерофеева. Заседания откладывались с 27 января, когда сторона защиты должна была начать представлять свои доказательства. В тот день Соколовская передала в канцелярию письменное ходатайство о переносе слушаний — ее вызвали на допрос в прокуратуру по делу о нанесении тяжких телесных повреждений: летом 2014 года защитник Ерофеева якобы ударила ножом своего знакомого Михаила Крамаренко. По словам самой Соколовской, дело по заявлению Крамаренко изначально было возбуждено по статье о легких телесных повреждениях районным отделом МВД и лишь в декабре прошлого года истребовано Киевской областной прокуратурой. После этого дело было переквалифицировано по более тяжкой статье, а в квартире адвоката прошел обыск. Соколовская заявляла, что прокуратура таким образом пытается вывести ее из процесса, а потерпевший Крамаренко — уголовник, «отсидевший всю жизнь» — угрожает ей и ее ребенку. На последнем заседании суд удовлетворил ходатайство адвоката о назначении ей охраны.

9 февраля 2016 года глава СБУ Василий Грицак обнародовал доказательства сотрудничества офицеров российской группы Совместного центра по контролю и координации вопросов прекращения огня и стабилизации линии разграничения сторон (СЦКК; действует в рамках минских соглашений) с сепаратистами. У задержанных украинскими пограничниками российских военнослужащих из СЦКК были изъяты военные пособия с грифом «для ограниченного пользования», шевроны, флаги ДНР и ЛНР и другая атрибутика. Позже их отпустили без предъявления каких-либо обвинений. Юрий Грабовский говорил тогда «Медиазоне», что задержание российских офицеров — это «попытка властей дискредитировать свидетелей со стороны защиты как раз за день до заседания». Ранее защита анонсировала вызов в суд представителей Минобороны России. «В СБУ знали, что речь идет об офицерах СЦКК», — утверждал Грабовский.

25 февраля заседание по делу Александрова и Ерофеева впервые не состоялось: за несколько минут до начала заседания конвойная служба уведомила суд, что по «техническим причинам» не может обеспечить доставку обвиняемых.

3 марта прокурор Александр Климович известил суд, что военная прокуратура получила информацию о подготовке нападения на конвой, и предложил провести следующее заседание в режиме видеоконференции из СИЗО.

Наконец, 9 марта заседание оказалось сорвано уже из-за исчезновения Грабовского, которое, впрочем, оказалось не единственным странным инцидентом, связанным с процессом.

13 марта неизвестные в масках ворвались в квартиру свидетеля обвинения, 27-летнего экс-сотрудника СБУ Кирилла Вереса. Согласно его показаниям, именно он 16 мая 2015 года во время перестрелки в городе Счастье заметил раненого капитана Ерофеева, дважды выстрелил «рядом с ним», забрал оружие, а затем очистил трофей от следов земли и крови, чем, как подчеркивала защита россиян, фактически уничтожил вещдок. Также Верес утверждал, что снял на видео опрос Ерофеева, в котором пленный рассказывал, «кто он, откуда, и что они там делали»; по словам бывшего сотрудника СБУ, он никогда не публиковал и не показывал следователям эту съемку, она хранилась у него дома на ноутбуке.

По сведениям военной прокуратуры, нападавшие на квартиру Вереса были одеты в униформу работников ЖКХ. Они забрали из сейфа оружие бывшего сотрудника спецслужбы и документы, а находившимся дома жене и малолетнему ребенку Вереса надели на головы мешки. По словам прокурора, злоумышленники приставили к голове женщины огнестрельное оружие и задавали ей некие вопросы, предположительно, касающиеся дела Александрова и Ерофеева. Действия нападавших были квалифицированы как разбойное нападение.

«Мы пока что считаем, что это является звеньями одной цепи — информация относительно нападения на конвой, потом исчезновение адвоката Грабовского, и 13 марта, когда в воскресенье на семью одного из основных свидетелей по делу Вереса было осуществлено нападение, достаточно профессионально», — заявлял прокурор Игорь Нимченко.

Обмен

В интервью «Новой газете» Соколовская связывала странные события вокруг процесса Александрова и Ерофеева с ходом рассмотрения другого резонансного дела — судом над украинской военнослужащей Надеждой Савченко, которую Донецкий горсуд Ростовской области приговорил к 22 годам лишения свободы.

«Когда мы с ним (Грабовским — МЗ) последний раз общались, мы анализировали, почему сторона обвинения затягивает дело. Потому <что> им нужно время, чтобы выкинуть из дела адвокатов. И, наверное, они не очень понимают порядок обмена Александрова и Ерофеева <по Минским соглашениям>. Для обмена нужно, чтобы были уже вынесены приговоры. Соответственно нужно, чтобы был приговор и у Савченко», — рассуждала Соколовская за неделю до оглашения приговора украинке.

О возможной связи между гибелью Грабовского и перспективой обмена обвиняемых в терроризме россиян на Надежду Савченко говорил на брифинге в пятницу и Анатолий Матиос. «Единственно, знаю одно: на фоне судилища [над] Савченко Россия сделает все возможное и невозможное, я убежден, чтоб не получить приговор относительно своих военнослужащих на территории Украины. Потому что наш приговор и наши публичные судебные слушания абсолютно отличаются от того судилища, которое проведено над Савченко», — заявил главный военный прокурор.

Перспектива обмена Александрова и Ерофеева на находящихся в российских тюрьмах граждан Украины — Надежду Савченко, а также приговоренных к длительным срокам заключения по обвинению в терроризме режиссера Олега Сенцова и анархиста Александра Кольченко — обсуждается как минимум на протяжении года. В январе 2016 года не исключал такой возможности и Матиос.

После вынесения приговора Савченко президент Украины Петр Порошенко сообщил о готовности к обмену на «двоих российских военнослужащих, задержанных на нашей территории за участие в вооруженной агрессии против Украины»; очевидно, президент имел в виду Александрова и Ерофеева. Порошенко подчеркивал, что такой обмен будет соответствовать минским договоренностям.

О возможном возвращении Савченко на родину говорили и официальные представители США. В четверг, 24 марта госсекретарь США Джон Керри провел в Москве переговоры с президентом Владимиром Путиным и главой МИД Сергеем Лавровым; речь, помимо прочего, шла и о судьбе Савченко. В свою очередь, Лавров намекнул на отбывающих наказание в американских тюрьмах Виктора Бута и Константина Ярошенко. Бут и Ярошенко осуждены по обвинению в продаже оружия левой колумбийской группировке FARC, признанной в США террористической, а также заговоре с целью убийства американских граждан.

  • Нашли ошибку в тексте?
    Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
  • Предложить свою тему редакции
Все материалы
Ещё 25 статей