Отрицание отрицателей. Как в России и Европе наказывают за реабилитацию нацизма
Елена Шмараева
Отрицание отрицателей. Как в России и Европе наказывают за реабилитацию нацизма

Совместно с

Тексты
25 апреля 2017, 13:53
5287 просмотров

Репродукция плаката Н. Ватолина «Вперед! победа близка!» 1944 год. Автор: О. Игнатович / РИА Новости

Уголовная ответственность за реабилитацию нацизма введена в России три года назад, и несколько человек уже осуждены: суды приговаривают их к штрафам и обязательным работам. «Медиазона» выяснила, кого за отрицание выводов Нюрнбергского трибунала судят в России, а кого — в Европе, а также почему Евросоюз отказался поставить знак равенства между преступлениями нацистского и коммунистического режимов.

24 декабря 2014 года автомаляр из Перми Владимир Лузгин увидел в своей ленте «ВКонтакте» и опубликовал себе на страницу — «репостнул» — статью под названием «15 фактов о бандеровцах, или О чем молчит Кремль». Согласно статистике соцсети, публикацию увидели 20 пользователей (всего в друзьях у Лузгина было около ста человек). Одним из прочитавших статью оказался оперативник ФСБ, который собрал на пермяка материалы и передал их в региональный Следственный комитет, а тот возбудил против Лузгина уголовное дело по статье 354.1 — «Реабилитация нацизма». Она появилась в Уголовном кодексе только в мае 2014 года, и Лузгин стал по ней первым обвиняемым.

В материалах дела говорилось, что он, репостнув статью, распространил «заведомо ложные сведения» о деятельности СССР в годы Второй Мировой войны. Речь в тексте, среди прочего, шла о разделе Польши в сентябре 1939 года: «коммунисты и Германия совместно напали на Польшу», «коммунизм и нацизм тесно сотрудничали» — эти фразы, по мнению следователя, доказывали, что Лузгин публично отрицает факты, установленные приговором Нюрнбергского трибунала, осудившего нацизм после войны.

В суде и сам пермский автомаляр, и вызвавшийся защищать его по резонансному делу знаменитый адвокат Генри Резник тщетно пытались объяснить, что существование секретного протокола к пакту Молотова-Риббентропа, в котором СССР обеспечивал себе «влияние» в Восточной Европе после вторжения Гитлера в Польшу, — установленный исторической наукой и даже описанный в школьных учебниках факт. Обвинение же ссылалось на выводы эксперта — декана истфака Пермского гуманитарно-педагогического университета Александра Вертинского, который указал в заключении, что в тексте содержатся заведомо ложные и противоречащие позиции Международного трибунала факты. Еще одним доказательством виновности Лузгина предлагалось считать выводы психолого-лингвистической экспертизы о том, что статью писали люди, настроенные негативно к официальной власти и придерживающиеся националистических взглядов — а значит, их целью была ложь и дезинформация о сотрудничестве СССР с нацистской Германией.

Отдельно подвела Лузгина «четверка» по истории в школе: этот факт его биографии гособвинение использовало, «устанавливая» мотив на распространение заведомо ложных сведений. В том смысле, что он знал «правильную» версию истории, потому что хорошо учил ее в школе, но специально опубликовал лживую статью, реабилитирующую нацизм.

30 июня 2015 года Пермский краевой суд огласил первый в своей практике обвинительный приговор по статье о реабилитации нацизма. Владимира Лузгина оштрафовали на 200 тысяч рублей.

Комментируя приговор, аналитики центра «Сова» отметили, что хотя пересказ секретного протокола к пакту Молотова-Риббентропа и был «вольным», «интерпретация, незнание, неверное изложение, даже намеренное искажение исторических фактов не должны являться поводом для уголовного преследования, если только они не сопровождаются призывами, возбуждающими ненависть и представляющими непосредственную опасность на сегодняшний день».

Верховный суд в сентябре 2016 года признал решение Пермского суда законным и обоснованным. Платить штраф Лузгин не стал, и в конце 2016 года покинул Россию. Сейчас он ждет решения миграционных властей Чехии — хочет получить там политическое убежище и найти работу. В начале марта 2017 года юристы «Мемориала» направили от имени россиянина жалобу в Европейский суд по правам человека, в которой указывают, что Россия нарушила статью 7 Европейской конвенции, согласно которой гражданин может быть осужден только на основании закона. В статье 354.1 речь идет об отрицании выводов Нюрнбергского трибунала — но он не рассматривал ни пакт Молотова-Риббентропа, ни расстрел польских военных в Катыни, ни бомбардировку Дрездена, указывают истцы. «Утверждение о том, что эти события имели место, не может рассматриваться как отрицание преступлений нацистов», — говорится в жалобе.

Одно из заседаний Международного военного трибунала, 1946 год. Фото: РИА Новости / Архив

Статья против школьников и диванных экстремистов

Помимо Владимира Лузгина в 2015 году приговоры вынесли еще троим обвиняемым по части 3 статьи 354.1 и одному — по части 1 статьи 354.1.

Осужденным по первой части статьи оказался астраханский школьник, который разместил фотографию солдат Вермахта на своей странице «ВКонтакте» и «дал положительную оценку событиям 1 сентября 1939 года — вторжению немецких войск в Польшу». В суде 16-летний подросток раскаялся и пообещал больше так не делать. Его приговорили к штрафу — 30 тысяч рублей.

Все осужденные по третьей части статьи проходили по одному делу — об осквернении памятников воинской славы в парке «Гвардейский» в Красноярске. 18-летний Никита Тимошенко, 18-летний Дмитрий Дмитриев и 19-летний Иван Марлин разрисовали памятники свастиками, и в августе 2015 года получили в качестве наказания от 60 до 110 часов обязательных работ — суд обязал их в свободное от основной работы или учебы время бесплатно заниматься общественно-полезной работой.

В октябре 2015 года стало известно о возбуждении дела о реабилитации нацизма против троих поджигателей знамени Победы. Два брата-студента и их несовершеннолетний друг сняли на видео, как они сначала поджигают знамя, а затем мочатся на него. Следственный комитет сообщал, что все трое, предположительно, являются участниками неонацистской группировки Misanthropic Division, которая признана в России экстремистской организацией и запрещена решением Красноярского краевого суда. Молодым людям вменяли третью часть статьи и взяли с них подписку о невыезде, о приговоре по этому делу впоследствии не сообщалось.

Статья 354.1 фигурирует, среди прочих, и еще в одном деле в отношении Misanthropic Division, возбужденном в июле 2016 года в отношении ее предполагаемого лидера Дмитрия Павлова. «Павлов и его соратники в соцсетях пропагандируют расистские и неонацистские взгляды, публично призывают к террористической и экстремистской деятельности, разжигают ненависть и вражду к ряду национальностей, неуважительно и публично высказываются о Днях воинской славы и памятных датах России, связанных с защитой Отечества», — сообщал Следственный комитет. Тогда же, в июле, арестовали троих предполагаемых участников Misanthropic Division — по одному в Москве, Ростове-на-Дону и Архангельске. Павлова среди них не было. Помимо статьи о реабилитации нацизма участникам группировки вменяют создание экстремистской организации, призывы к экстремизму и терроризму и возбуждение ненависти (статьи 280, 282.1, 282.2, 282, 205.2 Уголовного кодекса).

Согласно статистике судебного департамента, в первом полугодии 2016 года в России никого не судили за реабилитацию нацизма — по крайней мере, как за основное совершенное преступление. Двоим осужденным статья 354.1 вменялась дополнительно. Так, жителя Минусинска судили за публикацию комментария, оскорбляющего георгиевскую ленту, и призывы к ксенофобному насилию, и помимо, собственно, статьи 282 (возбуждение межнациональной ненависти) вменили реабилитацию нацизма. По совокупности молодой человек получил 10 месяцев исправительных работ.

26-летнего Владимира Олейникова задержали в Улан-Удэ в нацистской форме 9 мая 2016 года. Он объяснил, что изображал военнопленного, участвуя в исторической реконструкции. Полицейские Олейникова отпустили, но Центр «Э» МВД Бурятии решил его проверить, и обнаружил в соцсетях пост, опубликованный годом ранее — в мае 2015 года. В публикации были фото Гитлера, нацистская символика и высказывания, унижающие участников празднования 70-летия победы в Великой Отечественной войне. На Олейникова завели дело по статье 354.1, во время обыска у него дома нашли награды Третьего рейха и портрет Гитлера в рамочке, и в декабре 2016 года его приговорили к 300 часам общественных работ.

Станислав Прусов из Ставрополя, как и Олейников из Бурятии, не успел войти в статистику за первое полугодие, так как услышал приговор уже в декабре 2016 года. Прусов опубликовал фотоколлажи с изображением российских политиков в нацистской форме на своей странице «ВКонтакте». Суд признал его виновным и приговорил к 150 часам обязательных работ.

В конце января 2017 года стало известно еще об одном деле по статье 354.1 на Ставрополье: 17-летняя школьница сфотографировалась на фоне памятника павшим воинам в селе Левокумка, подняв руку в нацистском приветствии, и опубликовала фото в интернете. «Ее жест на фотографии схож с тем, чтобы осквернить», — объяснили возбуждение уголовного дела в пресс-службе регионального СК.

Оправдательных приговоров по статье 354.1 не выносили ни в 2015, ни в 2016 годах. Зато калининградской газете «Новые колеса» удалось оспорить в суде предупреждение Роскомнадзора, который усмотрел в одном из материалов признаки реабилитации нацизма. Речь шла о статье «Граф-хирург из Кенигсберга», основанной на мемуарах хирурга Ганса фон Лендорфа, в которых он, среди прочего, описывал, как освобождавшие город советские солдаты грабили и насиловали пациентов и сотрудников госпиталя. Центральный районный суд Калининграда в своем решении сослался на то, что 9 апреля — день освобождения Кенигсберга — не является днем воинской славы, День Победы в статье не упоминается, а подвиг советских солдат ее автор не умаляет.

Знамя Победы, водруженное над Рейхстагом, 1945 год. Фото: О. Кнорринга / Фотохроника ТАСС

Победу не обсуждать

Ввести в российское уголовное законодательство ответственность за реабилитацию нацизма и отрицание нацистских преступлений против человечества депутаты предлагали еще в 2009 году, но несколько лет его не обсуждали и не принимали. В 2013 году интерес к документу проявили, в частности министр обороны Сергей Шойгу, депутаты-единоросы Николай Валуев, Ирина Роднина, Валентина Терешкова, Роберт Шлегель, Франц Клинцевич и многие другие. Список авторов из более чем 40 фамилий возглавила Ирина Яровая. В апреле 2014 года законопроект приняли в первом чтении, а уже 5 мая 2014 года его подписал президент Владимир Путин.

В части 1 введенной законом статьи 354.1 Уголовного кодекса идет речь о об ответственности за отрицание и одобрение нацистских преступлений, установленных Международным военным трибуналом в Нюрнберге, а также за «распространение заведомо ложных сведений о деятельности СССР в годы Второй мировой войны». Наказание — до 300 тысяч рублей штрафа или до трех лет лишения свободы. В части 2 говорится о тех же действиях с использованием служебного положения или СМИ, наказание — до пяти лет лишения свободы. Часть 3 статьи 354.1 запрещает «распространение выражающих явное неуважение к обществу сведений о днях воинской славы и памятных датах России, связанных с защитой Отечества, а равно осквернение символов воинской славы России, совершенные публично», наказание — штраф до 300 тысяч рублей или исправительные работы сроком до года.

«Закон не имеет практического смысла и фактически направлен на запрет исторической дискуссии, принятие его означает существенное ограничение свободы слова», — прокомментировали обновление Уголовного кодекса в информационно-аналитическом центре «Сова», который занимается мониторингом преступлений, совершенных на почве ненависти, и анализирует антиэкстремистское законодательство.

Холокост и его отрицатели

Еще за два года до внесения законопроекта, в 2007 году, ответственность за реабилитацию нацизма обсуждали в Госдуме. Тогда звучали совсем другие аргументы: говорилось о свободе мнений и мировоззренческих, а не правовых категориях. Поводом стал принятый на всей территории Евросоюза закон о противодействии национальной и расовой розни. Его инициатором была тогдашний министр юстиции Германии Бригитта Циприс, которая предлагала ввести уголовную ответственность во всех 27 странах ЕС за отрицание Холокоста и демонстрацию нацистской символики. В итоге документ приняли с поправками: разжигание ненависти и подстрекательство к насилию на национальной или расовой почве было признано уголовным преступлением, а вот вопрос ответственности за отрицание Холокоста и преступлений нацистов Евросоюз оставил на усмотрение отдельных стран.

Среди государств, где за отрицание Холокоста и преступлений нацистов предусмотрена уголовная ответственность, — Германия, Австрия, Бельгия, Израиль, Франция. Фактически к ним можно отнести и Россию: как бы ни подчеркивали российские парламентарии, что от преступлений нацистов пострадали не только евреи, но и «все народы Советского Союза», факт геноцида еврейского народа, позже названный Холокостом, был признан как раз решением Международного трибунала в Нюрнберге.

В Израиле Закон об ответственности за отрицание Холокоста был принят Кнессетом в июле 1986 года, но с тех пор ни разу не применялся. В документе оговаривается, что ответственности подлежат те, кто оправдывает совершивших преступления против еврейского народа и человечества, выражает солидарность с ними или симпатизирует им. На исследователей проблемы Холокоста и журналистов закон не распространяется, если они не выражают прямо солидарность с нацистами. Выдвигать обвинение по этой статье закона может только Генеральный прокурор Израиля.

В Германии за отрицание Холокоста можно сесть в тюрьму на срок до 5 лет. В феврале 2017 года мировые СМИ писали об очередном деле Урсулы Хафербек: 87-летняя жительница города Ферден, что в Нижней Саксонии, регулярно выступает с речами и письменными заявлениями против «самой большой лжи в истории» (так она называет Холокост). Хафербек приговаривали в 2015 году к 10 месяцам тюрьмы в Гамбурге, в 2016 году — к 8, 10 и 11 месяцам тюрьмы за газетные публикации в Фердене. Последний срок Хафербек получила за статью в городской газете о том, что Освенцим был просто трудовым лагерем и евреев в нем не уничтожали. В суде пожилая нацистка подтвердила то же самое, отказалась признать вину и заявила о намерении обжаловать приговор. По совокупности преступлений немке назначили в виде наказания уже 5 лет и 9 месяцев тюрьмы, но судебные решения пока не вступили в силу, рассмотрение очередной жалобы назначено на июнь.

Один из самых известных французских отрицателей Холокоста — 87-летний националист и основатель правой партии «Национальный фронт» Жан-Мари Ле Пен. Год назад, в апреле 2016-го, его приговорили к штрафу в размере 30 тысяч евро за то, что он назвал газовые камеры нацистов «всего лишь деталью истории». После этого высказывания его дочь Марин Ле Пен, которая сейчас является лидером «Национального фронта» и баллотируется в президенты Франции, публично осудила слова отца и исключила его из партии.

Мешки с волосами уничтоженных узников концентрационного лагеря Освенцим. Польша. Лагерь Освенцим крупнейший и наиболее долго просуществовавший из нацистских лагерей уничтожения, поэтому он стал одним из главных символов Холокоста. Как свидетельствуют документы Нюрнбергского трибунала, в лагере в 1941-1945 годах умерщвлено 2,8 миллиона человек. Фото: Владимир Юдин / РИА Новости

Оппоненты уголовного преследования за отрицание Холокоста и других нацистских преступлений считают, что ответственность должна наступать лишь в тех случаях, когда человек призывает к насилию или дискриминации. Такой позиции, например, придерживается известный американский историк и исследовательница Холокоста Дебора Липшиц, с которой в конце 1990-х годов судился писатель-антисемит Дэвид Ирвинг после выхода книги Липшиц «Отрицатели Холокоста: Усиливающаяся атака на правду и память». Липшиц и некоторые другие ученые полагают, что бороться с отрицателями нацистских преступлений необходимо с помощью просвещения и открытых дискуссий, а не методами государственного принуждения.

В 2007 году Конституционный суд Испании изменил государственное законодательство, отменив уголовную ответственность за отрицание Холокоста и нацистских преступлений без призывов к насилию. В США отрицание Холокоста не считается уголовным преступлением, так как Первая поправка к конституции страны защищает право на свободное выражение мнения.

Сталин и Гитлер в одной статье

В большинстве стран Восточной и Центральной Европы, а также в Прибалтике существует уголовная ответственность за отрицание преступлений нацистов. В Венгрии соответствующий закон приняли в 2010 году, а в начале 2013-го вынесли первый приговор за отрицание Холокоста: 42-летний житель Будапешта вышел на демонстрацию с плакатом «Холокоста не было». За это суд приговорил его к полутора годам тюрьмы, а также назначил дополнительное наказание: посетить мемориальный музей жертвам Холокоста в Будапеште не менее трех раз и подробно описать свои впечатления от визита. В качестве рекомендаций суд также предложил будапештцу съездить в музей Яд-Вашем в Иерусалиме и в Аушвиц — нацистский лагерь смерти на территории Польши.

В той же статье уголовного закона Венгрии, которая запрещает отрицать и умалять преступления национал-социалистов (как гитлеровцев, так и доморощенных венгерских нилашистов), идет речь и об ответственности за отрицание преступлений коммунистического режима. Ответственность одинаковая — штраф или до трех лет тюрьмы.

Отрицание «нацистского или коммунистического геноцида» является уголовным преступлением в Чехии и наказывается лишением свободы на срок до трех лет, соответствующий закон приняли в 2001 году.

В 2007 и 2010 годах Чехия, Венгрия, Румыния, Болгария, Литва и Латвия пытались добиться приравнивания преступлений коммунистического режима к нацистским преступлениям — и ввести одинаковую ответственность за их отрицание во всех странах Евросоюза. МИДы этих стран ссылались на необходимость справедливого отношения к жертвам любых тоталитарных режимов. Однако Еврокомиссия посчитала принятие такого закона преждевременным, так как в странах ЕС отсутствует какая-либо судебная практика по вопросу отрицания преступлений коммунистических режимов.

Статья дополнена в 9:44 26 апреля 2017 года. На сайте Судебного департамента при Верховном суде России опубликована полная статистика за 2016 год, на момент работы над текстом эти данные были еще недоступны. По информации ВС, за год по статье 354.1 УК осуждены два человека (это упомянутые выше Владимир Олейников и Станислав Прусов), еще двоим эта статья вменялась в качестве дополнительной квалификации преступления.

Все материалы
Ещё 25 статей