Кокер-спаниель и «провода к яичникам». Как в Крыму расследуют диверсии на ЛЭП и газопроводе
Антон Наумлюк
Кокер-спаниель и «провода к яичникам». Как в Крыму расследуют диверсии на ЛЭП и газопроводе
КрымКрымские диверсантыТексты
11 января 2018, 11:01
4776 просмотров

Тедди, кокер-спаниель Александра Ковальчука, и его кот Тимофей. Фото: личный архив

Прошлой осенью на газопроводе и ЛЭП под Алуштой случились аварии. Крымское управление ФСБ расследует эти происшествия как диверсии. Силовики задерживают крымских татар и проводят у них обыски, а жителей Ялты обходят с фотографией пса, которого, предположительно, видели на месте происшествия. Задержанный за месяц до аварий ялтинец Юнус Машарипов утверждает, что подписал признание в подготовке подрыва ЛЭП под пытками — «оголенные провода прикладывали к стопам ног, к ягодицам».

«Содрогнулась вся Алушта» и «небо окрасилось в ярко-оранжевый цвет» — так местные жители описывали инцидент, который произошел около 19:30 31 октября возле поселка Виноградное. Одновременно на газораспределительной станции в Виноградном было зафиксировано падение давления газа. Свидетели сообщали, что видели, как в поселок стягиваются спецназовцы на БТР.

После взрыва в Алуште ненадолго пропало электричество, а в самом Виноградном и окрестных поселках — Кипарисном, Малом маяке, Пушкино, Утесе, Лавровом и Партените — свет не включался несколько часов; почти на сутки без газа остались около полутора тысяч человек.

Силовики сразу предположили, что в случившемся виноваты диверсанты. Национальный антитеррористический комитет сообщил, что прекращение подачи электроэнергии связано с «падением опоры ЛЭП», а при осмотре линии газопровода было обнаружено «внешнее повреждение». Глава «Крымгазсетей» Сергей Тарасов рассказал, что был поврежден газопровод среднего давления с диаметром трубы 219 мм и пообещал оперативно восстановить газоснабжение.

Утром 1 ноября стало известно, что ночью произошла еще одна авария на газопроводе, из-за которой ненадолго прерывалось газоснабжение лагеря «Артек». «Газопровод, диаметр 270 мм, поврежден в районе села Запрудное — Южный берег Крыма. Характер повреждений говорит о том, что это также могла быть диверсия», — говорил тогда Тарасов.

«Вчера вечером было прервано газоснабжение нескольких населенных пунктов Южного берега Крыма, также произошло обрушение опоры ЛЭП. Правоохранительные органы выясняют обстоятельства происшедшего. Рассматриваются все версии, включая диверсию», — написал глава Крыма Сергей Аксенов. Он обещал, что подача электричества и газа будет вскоре восстановлена. В четыре часа пополудни 1 ноября Аксенов отчитался о завершении ремонтных работ. Ущерб от повреждения газопроводов и ЛЭП, по его словам, составил 7,5 млн рублей.

В это же время, как рассказывали «Медиазоне» очевидцы, силовики досматривали автомобили на трассах Южного берега, а погранслужба ФСБ на несколько часов закрыла все три пункта пропуска на границе Крыма с Херсонской областью Украины. Официально закрытие КПП объяснили «техническими причинами».

Уже 2 ноября ФСБ рассказала, что по факту повреждения опоры ЛЭП и двух участков газопровода возбуждено три уголовных дела по статье 281 УК (диверсия). В ведомстве отметили, что «задержанных, обвиняемых, подозреваемых пока нет».

Кокер-спаниель на месте взрыва

Ход расследования ФСБ не комментирует, однако «Медиазона» выяснила, что в рамках этого дела силовики задерживали для опроса по крайней мере нескольких крымских татар, провели как минимум один обыск и вынудили эмигрировать хозяина подозрительного кокер-спаниеля.

Уже 1 ноября, на следующий день после диверсий, был задержан живущий в окрестностях Ялты Эбазер Куку — брат мусульманского активиста Эмира-Усеина Куку, арестованного по делу «Хизб ут-Тахрир». «Я пришел домой и увидел в собственном дворе незнакомых людей. Некоторые были в полицейской форме. Мне сказали, чтобы я взял паспорт, оделся и ехал с ними», — рассказывает Эбазер Куку.

Эбазер Куку. Фото: Антон Наумлюк

Его отвезли в отделение полиции в Ялте, где расспрашивали, что он делал накануне вечером и не знает ли он активистов запрещенных в России организаций, вспоминает Куку. Полицейские сфотографировали мужчину и взяли образец его ДНК, потребовав сделать ватной палочкой мазок со слизистой во рту. От дактилоскопии задержанный отказался по совету адвоката, с которым смог к тому времени связаться. После этого его отпустили домой, предупредив, что следственные действия в связи с диверсией будут продолжаться.

По словам Куку, в отделе он увидел еще троих крымских татар, которые сказали, что их опрашивали по тому же делу. Больше он этих людей не встречал и имен их не знает.

Через два месяца, ранним утром 26 декабря, силовики провели обыск в доме школьного психолога Асене Мисиратовой в Симферополе. «Постучались в дверь, попросили убрать детей в зал и предоставить все документы, телефон, компьютер. Прошли на кухню и это все изучали, смотрели. Потом составили какой-то протокол и начали проводить обыск», — рассказывала Мисиратова активистам «Крымской солидарности».

По ее словам, обыск проводили в рамках расследования диверсий на ЛЭП и газопроводе под Алуштой. «Если честно, я не знаю ничего об этом. Естественно, я сказала, что мы ничего об этом не знаем», — говорит женщина.

Александр Ковальчук, еще один житель Ялты, рассказал «Медиазоне», что 1 ноября полицейские обходили соседей и показывали им фотографию его пса — кокер-спаниеля Тедди. Сотрудников МВД интересовало, кому принадлежит собака, которую, как они говорили соседям Ковальчука, видели на месте одной из диверсий.

Самого Ковальчука полицейские при этом так и не опросили — но вынудили его покинуть Крым. Он не скрывает своих проукраинских взглядов и рассказывает, что в 2014 году ему так и не выдали российский паспорт, отказываться от которого он все-таки не стал. Отказ власти Крыма аргументировали тем, что во время референдума он якобы не жил в Крыму (Ковальчук говорит, что не покидал полуостров с 2011 года). По его словам, ФСБ подделала справку о том, что он пересек границу и приехал в Крым уже после присоединения к России; вынесенные не в его пользу решения суда Ковальчук постоянно обжаловал.

Однако 17 ноября полицейские принудительно доставили Ковальчука в Ялтинский городской суд, где, по как он утверждает, поставили перед выбором: либо его поместят в спецприемник в Краснодаре, откуда через несколько месяцев депортируют в Украину, либо оштрафуют, и он уедет сам. Ковальчук выбрал второй вариант, суд оштрафовал его на две тысячи рублей по статье 18.8 КоАП (нарушение иностранным гражданином правил въезда в РФ), и 27 ноября ялтинец вместе со спаниелем Тедди и котом Тимофеем эмигрировал. Теперь он живет в Киеве.

Александр Ковальчук и Тедди. Фото: личный архив

«Провода прикладывали к яичникам»

Крымский татарин из Ялты Юнус Машарипов был задержан еще 27 сентября, за месяц до диверсий на ЛЭП и газопроводе, однако он уверен, что ФСБ готовится предъявить ему связанные с этим делом обвинения. Он считает, что ему могут инкриминировать и другие эпизоды — например, поджог леса под Ялтой летом 2017 года.

Сейчас Машарипов обвиняется в изготовлении взрывного устройства (часть 1 статьи 223.1 УК), которое, судя по материалам следствия, было обнаружено во время обыска в 50 метрах от храма архистратига Михаила, расположенного на Севастопольском шоссе в районе поселка Ореанда под Ялтой.

Машарипов утверждает, что после задержания сотрудники ФСБ применяли к нему насилие — заявление с описанием пыток он направил на имя главы УФСБ в Крыму Виктора Палагина, а также «народу, властям, депутатам Украины, СМИ, правозащитным организациям» (копия есть в распоряжении «Медиазоны»). В этом письме задержанный называет себя правозащитником и настаивает, что с 2014 года он сообщал правозащитным «организациям о нарушениях прав детей, инвалидов, пенсионеров» в Крыму, собирал сведения о пострадавших от силовиков, а теперь и «сам лично испытал весь ужас изуверских методов пыток сотрудников ФСБ с проявлением садизма».

Украинские правозащитники из «Крым.SOS» подтвердили «Медиазоне», что в 2014 года пару раз получали от Машарипова сведения о происходящем в Ялте, однако больше ничего о нем не слышали.

По словам самого Юнуса, его задержали в 5:30 утра 27 сентября 2017 года возле автобусной остановки «Массандра» — не представившись, неизвестные мужчины «стали избивать кулаками по голове, повалили на землю, надели на голову колпак, на руки наручники и, подняв за руки и ноги, занесли в микроавтобус». Его доставили в здание управления ФСБ на улице Кирова в Ялте. Адвоката не было, телефоном пользоваться не разрешали.

«Сотрудники ФСБ расспрашивали меня о частых поездках на Украину. Я им говорил, что занимаюсь правозащитной деятельностью... — пишет он. — Желая, чтобы я отвечал на их вопросы так, как они хотят услышать в собственных интересах, стали пытать меня. Они заставляли в наручниках сидеть на корточках в неудобной позе с вытянутыми руками с растопыренными пальцами. После того, как я не выдерживал, падая на бок, сотрудники ФСБ стали пинать меня по почкам. Надев на деревянную палку презерватив, проводили по губам, пытаясь сквозь зубы всунуть в ротовую полость. Они заставляли меня становиться на колени, заводили руки за спину и давили ногами на наручники. Заставляли лежать в голом виде на холодном полу, <...> жгли ладони моих рук пламенем от зажигалок».

Машарипов рассказывает, что на пол сотрудники ФСБ «постелили целлофан светло-зеленого цвета, требовали ложиться на пол в голом виде, замотали кулак левой руки скотчем до локтя, наступив на лопатки и держа руками ноги, стали пытать электротоком».

«Я видел два голых наконечника проводов, коммутатор черного цвета, слышал и видел, как его заводили. Оголенные провода прикладывали к стопам ног, к ягодицам, к яичникам полового члена (вероятно, Машарипов имел в виду "яички", но по ошибке употребил другой термин — "яичники". Яичников у мужчин нет — МЗ). Из-за физических болей, которые я уже не в силах больше терпеть, я стал себя против собственной воли оговаривать, то есть говорить то, что хотели слышать, и делать для этого письменные заключения сотрудники ФСБ», — говорится в заявлении.

Не выдержав пыток, пишет Машарипов, он дал показания о том, что был «агентом СБУ и выполнял их задания». «Потом они привели меня в помещение желтого цвета и заставили на кинокамеру сказать, что я являюсь агентом СБУ и готовил подрыв ЛЭП. Предварительно сотрудники ФСБ инструктировали меня, что и как надо говорить. Было несколько дублей», — вспоминает задержанный.

29 сентрября его привезли в Ялтинский городской суд избирать меру пресечения, он сослался на статью 51 Конституции России, отказался давать показания и заявил о пытках. Однако судья эти заявления проигнорировал, рассказывает Машарипов. Он пишет, что теперь «сотрудники ФСБ угрожают расправой, помещением в психбольницу на всю жизнь из-за того, что по статье 51 отказался от данных мною показаний вследствие пыток».

Подписывайтесь на «Медиазону» в Яндекс.Дзене и Яндекс.Новостях
  • Нашли ошибку в тексте?
    Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
  • Предложить свою тему редакции
Понравился этот материал?
Поддержите Медиазону
Все материалы
Ещё 25 статей