«Система будет огрызаться». Как дагестанские следователи уже полтора года пытаются хоть в чем-то обвинить расстрелянных силовиками пастухов
Анна Козкина
«Система будет огрызаться». Как дагестанские следователи уже полтора года пытаются хоть в чем-то обвинить расстрелянных силовиками пастухов
Тексты
20 марта 2018, 13:05
9742 просмотра

Муртазали Гасангусенов с фотографиями сыновей. Кадр: currenttime.tv

Полтора года назад в Дагестане были убиты двое братьев-чабанов, возвращавшихся домой с горного пастбища. Сначала сообщалось, что силовики ответным огнем убили неизвестных, открывших по ним стрельбу, однако позже ФСБ, полиция и Нацгвардия официально заверили, что не проводили в тот день никаких спецопераций в районе, где погибли братья. Семья расстрелянных юношей добилась возбуждения дела об убийстве, но в СК не оставляют попыток выставить братьев виновными если не в покушении на силовиков, то хотя бы в незаконном хранении оружия. «Медиазона» рассказывает о развитии дела.

Вечером 23 августа 2016 года в Дагестане погибли братья Гасангусейн и Наби Гасангусеновы, возвращавшиеся с горного пастбища в родное село Гоор-Хиндах. В полночь «Интерфакс» со ссылкой на источник в силовых структурах республики сообщил, что в Шамильском районе, где жили пастухи, «сотрудники федеральных сил» в перестрелке убили двух вооруженных мужчин, отказавшихся предъявить свои документы и открывших стрельбу по силовикам. Источник добавил, что, по предварительным данным, убитые были членами «шамильской» группировки.

Рано утром 24 августа тела 19-летнего Гасангусейна и 17-летнего Наби нашел их дядя. Лицом вниз и без обуви, они лежали в кустах у дороги, ведущей к пастбищу. Оцепления вокруг места предполагаемой перестрелки не было. Черные куртки с капюшонами, надетые на братьев, показались их родным незнакомыми; на спине у каждого лежал автомат с наброшенным на шею оружейным ремнем. На теле Гасангусейна насчитали восемь пулевых ранений, у Наби — 13. Их дядя уверен, что трупы переодели уже после смерти, поскольку в куртках было всего по два отверстия от пуль.

В тот же день силовики увезли тела на экспертизу, однако односельчане Гасангусеновы пришли в местное отделение полиции и забрали их, опасаясь, что останки родным не вернут. На похоронах молодых людей собрались сотни человек.

Отец Гасангусейна и Наби возложил ответственность за их убийство на Ибрагима Алиева, на тот момент исполнявшего обязанности начальника отдела полиции Шамильского района, который позже был утвержден в этой должности. «Он просто свалил вину за убийство судьи на моих сыновей, убил двух пастухов», — говорил Гасангусенов.

Следствие

После убийства братьев Гасангусеновых следователи возбудили уголовное дело по факту посягательства на жизнь сотрудников правоохранительных органов (статья 317 УК) и незаконного хранения оружия (статья 222). Родственники убитых настаивали, что юноши не имели отношения к террористическому подполью, что подтверждал и старейшина села.

Адвокаты семьи Гасангусеновых Мурад Магомедов и Шамиль Магомедов, вошедшие в дело по инициативе правозащитного центра «Мемориал», попыталась получить доступ к материалам, однако следователь отказал им под тем предлогом, что братья не фигурируют в деле в статусе подозреваемых или обвиняемых. Примерно в то же время Муртазали Гасангусенов обратился в Следственный комитет с заявлением об убийстве сыновей, но решение по нему в отведенные сроки не приняли. В суде адвокаты семьи успешно обжаловали отказ следователя в ознакомлении с материалами дела и бездействие по заявлению отца убитых.

Как сообщал «Мемориал», в ходе следствия по делу о покушении на силовиков из местного Центра «Э» и районного отдела полиции изъяли на экспертизу 10 автоматов, но так и не установили, из какого оружия выстрелены гильзы, обнаруженные рядом с убитыми. Только одна из 18 найденных гильз была стреляна из автомата, который лежал на теле одного из братьев. «Мемориал» отмечал, что сотрудников ФСБ на причастность к убийству пастухов не проверяли.

Только в конце 2017 года СК возбудил дело об убийстве (пункты «а», «ж» части 2 статьи 105 УК). В постановлении о возбуждении дела говорилось, что братьев из автоматов расстреляли неустановленные лица. Как объяснял адвокат Гасангусеновых Мурад Магомедов, поскольку и в этом деле есть состав по 222-й статье, это означает, что СК не рассматривает версию убийства силовиками, которые владеют оружием на законных основаниях.

Тогда же следователь сообщил отцу Гасангусейна и Наби, что дело о покушении на жизнь силовиков прекращено из-за отсутствия события преступления. Следователь получил официальные ответы дагестанского управления ФСБ, Нацгвардии и отдела полиции по Шамильскому району, из которых следовало, что их сотрудники не проводили спецопераций и оперативно-розыскных мероприятий в районе места гибели братьев.

«Хотя из приведенных в постановлении о прекращении уголовного дела по статье 317 показаний свидетелей по делу видно, что братья погибли именно при проведении силовыми структурами спецоперации», — отмечали правозащитники. Кроме того, согласно сводке, подписанной врио начальника отдела полиции Шамильского района Ибрагимом Алиевым, 23 августа 2016 года примерно в 21:25 в ходе оперативно-розыскных мероприятий, в которых участвовали сотрудники Центра «Э», республиканского управления ФСБ и федеральные силы спецслужбы, а также сотрудники районного отдела МВД, неизвестные открыли стрельбу по силовикам и были убиты ответным огнем.

Адвокат Шамиль Магомедов в беседе с «Медиазоной» отмечал, что поначалу в МВД не отрицали проведение ОРМ в этом районе. «Информация о том, что никакой спецоперации не проводилось, стала появляться в конце прошлого года. До этого момента отрицало УФСБ свое участие в данной спецоперации. А МВД не отрицало. На протяжении года с лишним этот вопрос даже не обсуждался, потому что однозначно было, что они убиты силовиками ответным огнем. Эта же версия расследовалась. Год и три месяца у следствия ушло на то, чтобы установить, что, оказывается, никаких силовиков не было и МВД отрицает спецоперацию», — говорит адвокат. По его словам, жители села видели в тот день много силовиков, которые остались на ночь в местной мечети.

«И как они могут объяснить, что рано утром с носилками сотрудники полиции поднимались именно к тому месту, где были расстреляны [братья]? Сейчас они вообще отрицают все, — рассказывает Магомедов. — Я подозреваю, что их хотели тихонько забрать и потом где-то в лесочек подкинуть, что там спецоперация была. Это рано утром было, они не ждали, что трупы раньше них найдут. А получается, родственник нашел раньше, чем силовики забрали».

В то же время следствие продолжается по 222-й статье — по факту обнаружения рядом с телами братьев оружия.

Свидетели по делу братьев Гасангусеновых. Фото: «Кавказ. Реалии»

Скрытая экспертиза

16 марта «Мемориал» провел в Махачкале пресс-конференцию, посвященную ходу следствия по делу братьев Гасангусеновых. По сообщению правозащитников, 13 марта отец убитых пастухов получил копию заключения судебной молекулярно-генетической экспертизы, проведенной сотрудником контрольно-криминалистического управления СК по Северо-Кавказскому федеральному округу. Исследование провели в июне прошлого года, но отец Гасангусеновых узнал о нем лишь на прошлой неделе, когда пришел на прием к новому прокурору республики Денису Попову, назначенному в феврале. Об этом документе на встрече рассказал заместитель прокурора.

Адвокатам Гасангусенова до этого момента также не сообщали об этой экспертизе и не знакомили с ее содержанием, отметил в разговоре с «Медиазоной» Шамиль Магомедов.

Согласно выводам эксперта, на деталях автоматов и патронах, найденных рядом с убитыми, обнаружили биологический материал юношей.

Однако в «Мемориале» настаивают, что заключение составлено с нарушениями — например, упаковка образцов крови братьев не соответствует требованиям УПК, а упаковка смывов с оружия вообще не описана в документе.

«В качественно составленных экспертных заключениях должны быть фототаблицы исследованных объектов — с фиксацией их в упаковке, в которой они поступили на исследование, и в распакованном виде. Упаковка и ее содержимое детально описываются в самих заключениях. В этом случае упаковка смывов с оружия не описана вообще, — объясняет юрист, координатор программы «Горячие точки» Галина Тарасова. — Изъятые образцы [крови] не опечатаны печатью СК, нет подписей понятых и следователя».

Юрист считает, что заключение нужно признать недопустимым доказательством. «Это заключение словно достали из-под полы по прошествии более чем полугода после того времени, которым оно датировано», — добавляет Тарасова.

Как рассказал адвокат Магомедов, следователь ознакомил представителей потерпевших с проведенными экспертизами осенью 2017 года. При этом генетическая экспертиза датирована июнем 2017-го, но следователь о ней почему-то не упоминал.

Более того, около месяца назад следователь сказал Магомедову, что дело об оружии, найденном на трупах братьев, приостановили «за неустановлением виновного лица». При этом он не показал адвокату соответствующее постановление. Магомедов собирается добиваться ознакомления с документом через суд.

«Мне кажется, это попытка следственных органов совместно с МВД сгладить резонанс по этому делу и выставить вот этих убитых пастухов не совсем невинными овечками, — говорит о появившейся экспертизе адвокат Магомедов. — Я думаю, им нужен был какой-то козырь, чтобы каким-то образом нового прокурора, видимо, склонить на свою сторону. Такой ответ правоохранительных органов на обвинения отца Гасангусеновых в необъективном расследовании и убийстве своих сыновей».

Адвокат Шамиль Магомедов опасается, что дело об убийстве братьев так и не будет расследовано и в итоге его закроют, сославшись на отсутствие подозреваемых. Он также считает, что силовики не хотят закрывать дело об оружии, найденном рядом с братьями, и предъявили генетическую экспертизу в ответ на претензии их родственников.

«Они бы это дело оставили и оставили семью. Просто потому что сами родственники, отец, мать Гасангусеновы не собираются это оставлять, они выходят с пикетами на площадь, привлекают СМИ к этой проблеме, не дают ей угаснуть — система будет огрызаться», — говорит адвокат.

«Мы надеемся, конечно, на нового прокурора. Мы хотим только справедливости», — сказал отец расстрелянных юношей на пресс-конференции. Он подчеркнул, что прокурор республики пообещал ему подойти к делу беспристрастно.

Все материалы
Ещё 25 статей