Сигма, Самурай и Фог. Как морпех из Владивостока шпионил в «Правом секторе» для ДНР и оказался в российской колонии по доносу куратора из ФСБ
Дима Швец
Сигма, Самурай и Фог. Как морпех из Владивостока шпионил в «Правом секторе» для ДНР и оказался в российской колонии по доносу куратора из ФСБ
Тексты
12 апреля 2018, 11:43
32180 просмотров

Иллюстрация: Анна Морозова / Медиазона

За три года бывший сотрудник СОБРа из Владивостока успел побывать бойцом «Правого сектора» и инструктором «Азова», где шпионил в пользу ДНР, оказаться под следствием по делу об экстремизме в России, получить срок, провести несколько месяцев в колонии в Нижнем Тагиле, выйти на свободу и вернуться в Приморье. Дмитрий Швец рассказывает авантюрную историю Алексея Филиппова, которого и в России, и на Украине в разное время превозносили как героя и проклинали как предателя.

Конец мая 2015 года. Уже подписаны вторые Минские соглашения, на Крещатике в центре Киева уличный музыкант играет «Владивосток 2000» российской группы «Мумий Тролль». Мимо идут двое молодых людей, заметно, что они очень рады слышать эту песню.

«На русском! Наша владивостокская группа! Никакой русофобии!» — восторгаются парни; кажется, они хорошие друзья. Один из них довольно известен в Киеве — это Илья Богданов, который в России был ультраправым активистом и служил в пограничной службе ФСБ. Летом 2014 года Богданов перешел границу и объявил, что намерен воевать на стороне украинских властей. Второй россиянин — Алексей Филиппов, который, по его словам, раньше служил в СОБРе, а затем тоже перебрался на Украину.

Несколько месяцев перед этой прогулкой по Крещатику бывшие российские силовики провели в прифронтовой зоне в рядах тогда уже запрещенного в России «Правого сектора», а после возвращения часто мелькали в репортажах украинских СМИ о россиянах, которые участвуют в вооруженном конфликте в Донбассе на стороне Киева.

Через год Филиппов попытается объяснить, что на самом деле он всегда сочувствовал самопровозглашенной Донецкой народной республике, а в «Правом секторе» и добровольческом полку «Азов» оказался в качестве разведчика. К тому времени он будет уже за девять тысяч километров от Крещатика — в СИЗО Владивостока, но пока что о родном городе ему напоминает киевский уличный музыкант.

Сигма

29-летний Алексей Филиппов вспоминает, что впервые люди из спецслужб появились в его жизни в 2008 году, когда он был курсантом Тихоокеанского военно-морского института имени Макарова. Той весной во Владивосток зашел эсминец ВМС США Stethem, американские моряки собирались участвовать в параде ко Дню Победы. Неплохо владевший английским курсант познакомился с матросом по имени Ричард и решил показать ему город, иностранец угощал своего гида пивом.

Гуляя по порту, рассказывает Филиппов, молодые люди подошли к американскому эсминцу, и Ричард попросил приятеля подождать, пока он сходит в свою каюту за сувенирами. Курсант попросил разрешения подняться на борт, командование эсминца было не против. Пока юноша осматривался на корабле, он повстречал экскурсию россиян.

«Кто-то из экскурсоводов оказался из конторских», — вспоминает Филиппов. Его пригласили в ФСБ на разговор, по итогам которого молодой человек подписал соглашение о сотрудничестве со спецслужбой — с тех пор ее сотрудники периодически интересовались, как идут дела у него на службе. О деталях сотрудничества Алексей не рассказывает.

По словам Филиппова, после окончания института он получил звание лейтенанта и пошел в морскую пехоту Тихоокеанского флота, а оттуда перешел в СОБР МВД. Он вспоминает, что его кураторы из ФСБ время от времени менялись, третьим по счету оказался оперативник Дмитрий Блиндяев. Отношения, говорит Филиппов, не сложились, но Блиндяев добавил его в друзья во «ВКонтакте». В 2016 году именно Блиндяев напишет рапорт о публикациях Филиппова в соцсети, который станет поводом для возбуждения уголовного дела по части 2 статьи 282.2 УК (участие в деятельности экстремистской организации) и по части 1 статьи 282 УК (возбуждение ненависти либо вражды). Сам сотрудник ФСБ отказался разговаривать с «Медиазоной».

К этому времени Алексей успеет провести насыщенные полтора года на Украине. Он вспоминает, что решил воевать на стороне самопровозглашенных республик сразу после смены власти в Киеве, но из-за грыжи поездку пришлось отложить до начала 2015 года. Перед этим Филиппов познакомился с Александром Жучковским — автором ультраправого издания «Спутник и погром», который тогда координировал сбор помощи для самопровозглашенной ДНР и переправку добровольцев в зону конфликта.

Идею отправиться шпионом в «Правый сектор», говорит Филиппов, он предложил Жучковскому сначала в шутку — в разговоре о том, чем бывший морской пехотинец и боец СОБРа может быть полезен ополченцам. Но Жучковский идею одобрил, и Филиппов получил позывной Сигма. Алексей замечает, что его привлекала возможность посетить заброшенную после катастрофы на Чернобыльской АЭС Припять — культовое место для поклонников шутера S.T.A.L.K.E.R.

«Думал, просто с бандерлогами покатаюсь, пофотографирую позиции, без палева по Viber и с привязкой к геолокации Жучковскому поотправляю, ну и всякую информацию о вооружении, — рассказывает Филиппов. — Потом уже поеду на фронт и там будет переход [на сторону ополченцев]». Когда через полтора года телеканал НТВ объявит Алексея «раскаявшимся» боевиком «Правого сектора» и инструктором «Азова», именно Жучковский расскажет, что среди украинских националистов Филиппов находился по заданию ДНР.

Войдя в роль разведчика, Алексей Филиппов уволился из СОБРа и в январе 2015 года вдвоем со своим котом Лисом вылетел в Москву. Он вспоминает, что через сервис поиска попутчиков BlaBlaCar нашел машину до Киева — какие-то ребята везли на Украину строительные материалы. 1 февраля, переходя границу в Брянской области, Сигма сообщил украинским пограничникам, что собирается воевать против донецких сепаратистов.

«У пограничника глаза округлились, он вообще ничего не понял — из России и за нас воевать? Позвал начальника, я с его начальником поговорил, пришел еще один начальник, потом безопасник. Доложили в Киев, что приехал какой-то чувак из Владивостока. В Киеве заинтересовались, дали добро, сказали: везите его сюда, будем проверять», — вспоминает Алексей.

В Киеве россиянина поселили в двухместном гостиничном номере вместе с сотрудником СБУ, который проверял его соцсети и почту. Украинская спецслужба, полагает Алексей, подозревала, что он приехал из Владивостока, чтобы убить или похитить своего земляка Илью Богданова: большинство вопросов касались именно Ильи, который к этому времени был известен по сюжетам с заголовками вроде «Бывший офицер ФСБ воюет за Украину».

«Они реально думали, что у меня где-то письмо с инструкцией осталось, как Илюшу убить. В какой-то степени меня, может быть, Илюша и выручил, привлек к себе внимание — если бы не он, черт его знает, что бы они там напроверяли», — размышляет Филиппов.

После трехнедельной проверки в СБУ решили, что Филиппов не врет, а значит, ему пора определиться, где служить. Самым подходящим вариантом оказался «Правый сектор» — к националистам можно было попасть без документов и рекомендаций. Алексей рассказывает, что через две недели в учебной части подразделения он взял позывной Самурай и попросился куда-нибудь, «где самая жопа». В марте, оставив кота Лиса в Киеве, он прибыл в расположение 2-го взвода 7-го батальона добровольческого украинского корпуса «Правый сектор» в прифронтовой зоне. В этом же подразделении служил Богданов.

В России 29-летний Илья Богданов обвиняется в участии в запрещенном «Правом секторе», призывах к экстремизму и дезертирстве (часть 2 статьи 282.2, часть 2 статьи 280 и часть 1 статьи 338 УК). Он живет в Киеве, о революциях и войнах говорит, что «это лажа, заниматься этим он больше не намерен».

По словам Богданова, его трижды пытались убить: в ноябре 2014 года, в январе 2015 года и в ноябре 2016 года, причем в последний раз бывший сотрудник ФСБ поучаствовал в инсценировке собственного похищения. Тогда, утверждает Богданов, депутат Харьковского областного совета Владимир Россоха нанял для его убийства двоих милиционеров, которые «в последний момент сдались» и доложили обо всем службе собственной безопасности МВД Украины. После этого сотрудники СБУ предложили Илье инсценировку.

«Они меня забирают, привозят на квартиру, все как по-настоящему, меня бьют, я с мешком на голове, с балаклавой. Россоха меня за шкиряк, фотографирует радостно, отправляет фотографии в Москву», — рассказывал Богданов радио «Свобода». После передачи денег Россоху задержали, а когда у него зазвонил телефон, задержанный по указанию СБУ взял трубку и сказал, что выезжает с захваченным экс-сотрудником ФСБ в Харьков.

«Военным самолетом летим в Харьков, прилетаем, в хату загружаемся и ждем, когда россияне переправят меня через границу. Ждем неделю. Все разговоры, какие были с грушниками по телефону, я слышал, все фиксировалось. Мы жили там неделю, не выходили никуда. Потом приехали контрабандисты, две тысячи долларов получили за то, чтобы меня перетащить. Я лежу, не знаю, кто придет, два человека или десять, или всех убьют здесь, что там на уме у россиян? Их повязали, они пошли тоже на сотрудничество», — вспоминал Богданов.

Сейчас Россоха и двое предполагаемых соучастников похищения Богданова находятся под арестом, а сам он открывает в Киеве кафе с корейскими пирожками пян-се.
Иллюстрация: Анна Морозова / Медиазона

Самурай

Бывший руководитель 7-го батальона «Правого сектора» Руслан Качмала с позывным Рэм вспоминает, что в боях Алексей Филиппов не участвовал. «Я не всем в бой разрешал идти, со мной участвовал только один Монах (уроженец Белгородской области Геннадий Хамраев, в России против него возбуждено уголовное дело — МЗ) из русских, ну, там еще двое, — рассказывает Качмала. — Филиппов сидел на постах и ничего не делал». По его словам, россияне «большей частью бухали, но Леха не бухал».

Филиппов говорит, что из-за того, что его не пускали на передовую, ему и не удалось выполнить первоначальный план, перейти линию фронта и добраться до ополченцев — так Самураю пришлось остаться с «Правым сектором». По словам Алексея, все это время он отправлял Жучковскому и другим сторонникам ДНР фотографии позиций украинских военных и добровольцев с геолокацией и другие данные, которые удавалось собрать.

«Будучи в первой половине 2015 года в районе проведения "АТО" Алексей [Филиппов] имел отношение к ликвидации некоторых активных членов "Азова" и других военных преступников в рядах нацистских батальонов и ВСУ», — писал Жучковский. «Медиазоне» Жучковский пояснил, что непосредственно в операциях Филиппов не участвовал, однако «сообщал имена/позывные/личные данные/местонахождение некоторых людей спецслужбам ДНР и РФ». «Это позволило убрать ряд лиц на территории противника и даже на территории РФ (Крым), куда некоторые выезжали, так как не были до этого засвечены в российских базах», — утверждает Жучковский.

Став добровольцем из «Правого сектора», вспоминает Филиппов, в прифронтовой зоне он проедал припасы и купался в речке, а еще помогал земляку Богданову снимать видео для его YouTube-канала «Пан Кацап». «Не воевали. Делали вид, снимали видео — чтоб батальон из прифронтовой зоны не вывели», — говорит Филиппов.

Один из роликов называется «Небезопасные уроки не для всех от 2 взвода 7 батальона ДУК ПС»: в нем Самурай вместе с бойцами Локи и Худым удаляет самоликвидатор из гранаты от РПГ-7 — как они объясняют, это помогает увеличить дальность стрельбы. Для усовершенствования выстрела они используют тиски, напильник, отвертку, газовый ключ, пинцет и шомпол.

«Все это делать мы будем в первый раз, методом тыка. Делать это все нужно аккуратно, потому что если мы что-то сделаем не так, Локи отправится в Вальгаллу пировать, а я отправлюсь к Будде объяснять ему, почему он должен дать мне вторую жизнь. А Худой тоже куда-нибудь отправится, да, Худой? Для начала снимаем головную часть», — задорно говорит на камеру Самурай-Филиппов.

Мимоходом он бросает фразу о том, что «сепаратисты любят бой на дальние дистанции, лупят по нам с минометов, а у нас минометов нет». Сегодня Филиппов объясняет, что видео было записано в то время, когда он не мог связаться с ополченцами, а потому решил через канал Богданова передать соратникам сообщение: «Можно кошмарить спокойно с минометов и не опасаться».

В этот период, как следует из материалов дела Филиппова, он постоянно писал «ВКонтакте» личные сообщения украинским ультраправым, выставляя себя убежденным неонацистом, который ненавидит Россию. На своей странице он публиковал картинки с Адольфом Гитлером и свастиками, а также репостил заметки Ильи Богданова — например, текст «Глазами Монаха моими словами», где описывается одно из боестолкновений (орфография и пунктуация автора сохранены):

«Первая пуля вошла Монаху в руку и перебила ключевую кость, это окончательно опустило забрало и без того склонного к насилию парню из 90х. Он достал гранаты и превратился в чертову катапульту закидывая ацкие подарки путинцам в укрепления, сколько фарша осталось в окопах не знает даже Один. В имперских конвульсиях неосовки пошли в контратаку с права, Монах скосил двух, но не знает точно степень их повреждений. Зуб дает, что заципил красноармейцев. Потеряв ведро крови мясник упал в объятия родной земли но остался в адеквате».

Вскоре из материалов уголовного дела Алексей узнает, что его куратор из ФСБ Дмитрий Блиндяев аккуратно сохранял скриншоты всех этих записей. Тогда же, в мае 2015 года, Самурай решил, что ему больше нечего делать на позициях «Правого сектора» и вместе с Богдановым уехал в Киев.

Фог

Деньги на жилье в столице, как вспоминает Филиппов, Богданову перевели украинцы, которых впечатлила история бывшего сотрудника ФСБ, участвовавшего в легендарной обороне донецкого аэропорта от сепаратистов. Вскоре Филиппов вместе с Богдановым стал мелькать в репортажах украинских СМИ: например, после того, как они посетили в госпитале попавших в плен бойцов российского спецназа Александра Александрова и Евгения Ерофеева.

В то же время Илья Богданов начал раскручивать проект Red Square News, который задумывался как источник новостей о России для западной аудитории. Филиппов утверждает, что популярный Богданов обеспечивал стартапу медийную поддержку, а сама идея принадлежала человеку по имени Дмитрий.

«Он русский, но гражданин Канады, у него там рекламный бизнес был. Он его продал и вложил все деньги в Квачкова и рассчитывал, что в России будет госпереворот. Он вообще скрытный, я его пару раз только видел», — говорит Филиппов. О финансировании движения Владимира Квачкова канадским подданным ничего не известно, жена отставного полковника Надежда подобную возможность отрицает: «Нет, не было такого. Но много "детей лейтенанта Шмидта", врунов и жуликов».

6 июня 2016 года состоялась презентация проекта: Богданов выступал, а Алексею доверили съемку. Филиппов вспоминает, что он тогда решился на саботаж: «Я поставил на камере минимальное качество видео, выбрал ракурс, чтобы Илюша стоял на фоне двери WC, петличный микрофон не стал подключать. Я записал презентацию, но сделал так, чтобы любой человек не стал ее смотреть».

«Медиазоне» не удалось обнаружить видео презентации в открытых источниках: по словам Филиппова, полуторачасовая съемка была настолько плоха, что даже Богданов удалил ее из своих соцсетей. Запись сохранилось у сотрудника ФСБ Блиндяева — именно из-за ее публикации «ВКонтакте» Филиппова позже обвинят в разжигании ненависти и вражды. В обвинительном заключении содержание презентации пересказано так:

«Богданов открыто говорит о необходимости ведения подрывной деятельности на территории России посредством ведения информационной войны с целью свержения действующего президента РФ Путина В.В. Вначале Богданов призывает слушателей к осуществлению анонимных звонков в правоохранительные органы России о якобы совершаемых генеральным директором ФГУП "Международное информационное агентство 'Россия сегодня'" Дмитрием Киселевым преступлениях. Данные действия, по мнению Богданова, будут сковывать и отвлекать Киселева от осуществляемой им "пророссийской пропаганды"».

Проект в итоге так и не запустился. Пользователи платформы Indiegogo, где инициатором кампании по сбору средств значится некий Алекс Федоров из Петербурга, пожертвовали на Red Square News $2,474 вместо запланированных $15 тысяч. В англоязычном и русскоязычном каналах проекта на YouTube сохранилось лишь несколько роликов.

Из-за неудачной записи презентации владивостокцы поссорились, говорит Филиппов, и ему пришлось искать новое жилье. С помощью Руслана Качмалы из «Правого сектора» он смог поступить инструктором-волонтером на базу полка «Азов», расположенную на территории завода АТЕК в Киеве. По словам Филиппова, Качмала был дружен с Андреем Билецким — неонацистом и бывшим командиром «Азова», который сохранил влияние в подразделении даже после того, как ушел из него и стал депутатом Верховной Рады.

Качмала подтвердил «Медиазоне», что помог Филиппову устроиться на базу «Азова». Марьяна Хомерики, которая в 2016 году был представителем батальона, утверждает, что «данный персонаж был на базе пару раз в качестве волонтера, в полку не служил, официально инструктором не был и вообще нигде никогда не числился в "Азове"». Филиппов на это отвечает, что в «Азове» официально не числится почти половина бойцов, а командованию подразделения просто «стыдно за прокол, вот они и мажутся». Он вспоминает, что был одним из героев репортажа украинской редакции «Голоса Америки» о тренировочной базе в Киеве.

По словам Филиппова, который получил в «Азове» позывной Фог, за работу инструктора ему не платили, но предоставляли жилье и еду. «Там собрал информацию по базе, данные на самих бойцов. Я умудрился залезть в штабной ноутбук, когда там работников штаба не было, без разбора все скачал», — рассказывает он об информации, которую передавал Жучковскому. Ознакомиться с этими данными «Медиазоне» не удалось. Алексей говорит, копии у него не осталось, а Жучковский утверждает, что все данные «сразу передавались "кураторам" и осталось где-то в недрах их служб, публиковать больше ничего не разрешили».

Иллюстрация: Анна Морозова / Медиазона

Так прошло десять месяцев. Филиппов, по его словам, был инструктором по тактической подготовке с конца июня 2015 года по конец апреля 2016-го. «Это такие же люди, с которыми можно поговорить о машинах, пиве, футболе. Привыкаешь, — вспоминает он знакомых по украинскому батальону. — Но общение с Жучковским, чтение новостных лент, сводок ополчения мне напоминали о том, зачем я здесь нахожусь». Когда кто-то из украинских добровольцев заметил, что в друзьях у Филиппова-Фога во «ВКонтакте» есть ополченцы-сепаратисты, он объяснил, что добавлял всех подряд. Фог вспоминает, что работавшая в «Азове» девушка стала в шутку называть его «шпион-шампиньон».

В январе 2016 года, как утверждает Филиппов, ему неожиданно написал куратор Блиндяев из ФСБ — тот следил за жизнью своего подопечного по соцсетям и репортажам и наконец решил поговорить с ним лично. По словам Алексея, он объяснил Блиндяеву, что находится на территории Украины по заданию ДНР и планирует вернуться в Россию. Он с горечью добавляет, что, судя по материалам дела, именно после этого разговора сотрудник ФСБ подал рапорт, на основании которого Следственный комитет возбудил уголовное дело.

Но тогда Филиппов этого не знал и продолжал жить в Киеве, пользоваться позывным Фог и ходить на митинги иностранных добровольцев, которые воевали на стороне Украины и требовали дать им гражданство. В апреле 2016 года в интервью изданию Elise он говорил, что очень хотел бы стать инструктором полиции. «Мне дадут возможность провести пробное занятие. Если им понравится — возможно, возьмут на работу. И — кто знает? — может, я окажусь настолько полезным, что заслужу, чтобы мне дали украинский паспорт?» — рассуждал тогда Филиппов.

Через несколько дней после интервью ему позвонили из юридической службы «Азова», чтобы обрадовать: вопрос с гражданством решен, нужно приехать в офис и подписать документы. «Они говорят: пару недель походишь со справкой, потом пойдешь в миграционку, сдашь российский паспорт, и тебе дадут украинский. Я говорю, что, от российского должен отказаться? Говорят: ну да, а он тебе нужен? Не-не, конечно, не нужен, отвечаю. Возвращаюсь на базу, звоню Жучковскому, говорю, Саня, это конец. Я вам за идею помогал, вы не обессудьте, но я от российского паспорта не собираюсь отказываться», — вспоминает Алексей.

Ополченцы, по словам Филиппова, перевели ему денег на дорогу. Он собрал вещи, взял кота Лиса и через Харьков добрался до Белгорода, откуда рассчитывал отправиться в Донецк с гуманитарным конвоем.

Обвиняемый Филиппов

В Белгороде, говорит Алексей Филиппов, соратники на несколько дней сняли ему жилье. Пока он ждал конвоя в Донецк, ему позвонили сотрудники ФСБ из Москвы, которые, по словам Алексея, знали о его миссии на Украине и были в курсе его перемещений. Они сообщили, что во Владивостоке в отношении него возбуждено уголовное дело об участии в «Правом секторе» и экстремизме, он объявлен в международный розыск и заочно арестован. В Первореченском районном суде Владивостока «Медиазоне» подтвердили, что решение о заочном аресте Филиппова было вынесено 22 апреля 2016 года.

«Они говорят — ты иди в ФСБ местное, пиши явку с повинной, чтобы зафиксировать добровольный выход из "Правого сектора", тебя закроют, дней пять посидишь, мы в телефонном режиме с приморскими все решим и тебя отпустят. Они предупредили начальника СИЗО, что меня не надо пытать», — вспоминает этот разговор Филиппов.

Алексей решил последовать совету. Он оставил компьютер и кота знакомым в Белгороде, попросив передать их Жучковскому, и оказался в местном СИЗО, «в хорошей камере с телевизором». Когда на шестой день заключения Филиппову объявили об этапе во Владивосток, он понял, что «решить вопрос» не удалось.

Дорога в Приморье заняла два месяца, вспоминает Алексей, а когда этап закончился, он вновь доверился силовикам. Следователь и адвокат по назначению пообещали, что в случае полного признания вины Филиппов отделается штрафом. Он согласился.

Как следует из материалов дела, Алексея обвиняли в том, что с 30 января по 30 июня 2015 года он находился в рядах экстремистской организации «Правый сектор» (часть 2 статьи 282.2 УК) — при этом в уже с конца мая Филиппов был в Киеве и, по его словам, больше не имел к «Правому сектору» никакого отношения. Второе обвинение было связано с опубликованной им «ВКонтакте» записью презентации Red Square News — рассуждения Ильи Богданова следствие расценило как возбуждение ненависти и вражды (части 1 статьи 282 УК).

По мнению изучавших это видео экспертов, запись содержит «признаки побуждения к действиям, где адресата призывают выражать неуважительное отношение к президенту России, к дестабилизации обстановки в России», а также «признаки унижения человеческого достоинства» народов Кавказа и Средней Азии.

Остальные посты на странице Алексея Филиппова во «ВКонтакте», которые он публиковал для поддержания легенды в «Правом секторе», упоминаются в деле «для общей картины», утверждает адвокат Виталий Бразда. Сам Филиппов настаивает на том, что все записи со свастиками и Гитлером к июлю 2015 года он удалил, а сотрудник ФСБ Блиндяев подал рапорт только в январе 2016 года — после разговора по скайпу с Филипповым, который был тогда в Киеве.

В протоколе первого допроса, состоявшегося в начале июля 2016 года, приведены слова Филиппова о том, что он находился в «Правом секторе» в по заданию ДНР, а «публикации экстремистского содержания на своей личной странице "ВКонтакте" он осуществлял с целью завоевать доверие экстремистов "Правого сектора"». В протоколе второго допроса эти обстоятельства уже не упоминаются — по словам Алексея, на этом настоял следователь.

Александр Жучковский вспоминает, что после прибытия Филиппова в Белгород он на время потерял связь со своим агентом, а в июле из репортажа НТВ под названием «Предал, но раскаялся» с удивлением узнал, что тот находится на Дальнем Востоке. В кадре Филиппов прогуливается по набережной на фоне океана.

«Бывший морпех Тихоокеанского флота Алексей Филиппов только сейчас приходит в себя после возвращения из украинского батальона "Азов", много гуляет по главной набережной Владивостока и старается забыть, как он сам говорит, позорный факт своей биографии: спецназовец воевал против ополченцев», — рассказывает в кадре корреспондент НТВ Илья Ушенин. О том, что Филиппов связан с ДНР, в сюжете не было сказано ни слова. Филиппов настаивает, что говорил об этом Ушенину. На сообщение «Медиазоны» сотрудник НТВ не ответил, но еще в октябре 2016 года он объяснял телеканалу «Дождь», что «не помнит этой истории, это было слишком давно».

«На самом деле, я тогда уже под стражей находился. За кадром была охрана. Я тогда воспринимал все это как какое-то недоразумение, я не думал, что следак захочет меня посадить», — вспоминает Алексей. По его словам, о съемке репортажа сотрудники НТВ договаривались с администрацией СИЗО.

Сюжет НТВ поразил Жучковского — товарищ, который добывал для него информацию с риском для жизни, представал в репортаже искренним сторонником украинских радикалов. Он решил раскрыть Филиппова и написал во «ВКонтакте» пост, в котором рассказывал, как координировал отправку Филиппова на Украину, и называл Алексея «самым успешным "агентом под прикрытием", настоящим партизаном на оккупированных территориях Новороссии, нашим "Штирлицем"».

«Главный успех Филиппова-"Фога" был не только в ценности поставляемой им информации и в результате осуществляемых им диверсий, но и в том, что ему удалось целиком "войти в образ", стать для украинцев своим, — писал Жучковский. — Одни люди вовремя не согласовали выезд Филиппова в РФ и его дальнейшие действия, другие люди просто не поверили, что это наш агент, третьи отнеслись к его работе с пренебрежением. В итоге была проигнорирована вся наша полуторагодичная работа. В РФ просто не оценили эту работу (даже презрительно назвали ее "кустарной") и огромный риск, которому подвергал себя Филиппов. В итоге даже возникли некие конфликтные моменты, и Алексея просто отдали владивостокским силовикам и журналистам, которые с удовольствием взялись за "скандальный" сюжет».

В качестве одного из доказательств своей тесной связи с Филипповым Жучковский продемонстрировал кота Лиса, которого привезли ему в Донецк из Белгорода. На одной фотографии Алексей с котом на фоне логотипа «Азова», на другой — Жучковский с этим же (или, по крайней мере, очень похожим) котом, но уже на фоне флага Новороссии. Опубликовал он и фото улыбающегося Филиппова в футболке с флагом ДНР.

Через месяц на YouTube-канале «Сводки ополчения» был опубликован ролик «16. 08. 16. Интервью сотрудника спецслужб ДНР по Филиппову», смонтированный из двух видеозаписей. На одной из них Алексей Филиппов говорит, что он — «инструктор по тактической подготовке полка "Азов", но после этого видео, наверное — уже бывший». Он рассказывает, что его задача — освобождение Украины «от преступной украинской власти, которая заседает в Верховной Раде». Сейчас Филиппов объясняет, что это видео было снято, когда он еще жил в Киеве. На второй записи человек в балаклаве, представленный как «сотрудник спецслужб ДНР», говорит, что ополченцы сначала планировали забросить Филиппова в тыл врага на три месяца, но затем предложили ему вербовать в Киеве людей, разочаровавшихся в новой украинской власти.

Бывший сотрудник ФСБ и боец «Правого сектора» Илья Богданов не стал разговаривать с «Медиазоной», но еще в июле 2016 года он прокомментировал «Би-би-си» новость о появлении Филиппова во Владивостоке.

«Я лично видел переписку с кураторами из "ВКонтакте". Я ему говорил, что отвечать, а что не отвечать. Он вообще слабохарактерный человек, — утверждал Богданов. — Я знаю, что он общался с сотрудниками (российских спецслужб — МЗ), даже находясь здесь. Ему все надоело… Думаю, что он просто у своих кураторов спросил: "Что будет, если я вернусь? Каковы варианты моей легализации?" Они варианты ему нашли. Возможно, сказали: "Ну, получишь условный срок, возвращайся. Это наиболее логичный вариант"».

Иллюстрация: Анна Морозова / Медиазона

Приговор и новый суд

Филиппов говорит, что воспринял арест как недоразумение, которое, как он надеялся, должно разрешиться, когда следователь и суд вникнут в суть его непростой истории. Однако 6 сентября 2016 года судья Первореченского районного суда Владивостока Станислав Сальников, рассмотрев дело в особом порядке, приговорил Алексея Филиппова к трем годам колонии общего режима — по полтора года по каждой статье. Рассчитывавший на обещанный штраф Филиппов после этого отказался от признания вины и обжаловал приговор, и 1 ноября Приморский краевой суд сократил срок на полгода.

В феврале 2017 года Филиппова этапировали в ИК-13 в Нижнем Тагиле, где отбывают наказание бывшие сотрудники правоохранительных органов. Его новый адвокат Виталий Бразда подал в Верховный суд жалобу, в которой настаивал, что суд первой инстанции должен был исследовать все материалы и прекратить дело об участии в «Правом секторе» в связи с добровольным выходом Филиппова из экстремистской организации. В октябре 2017 года Верховный суд поддержал доводы адвоката, отменил приговор и направил дело на новое рассмотрение.

Когда Алексея этапировали из Нижнего Тагила обратно во Владивосток, Первореченский районный суд начал заново рассматривать его дело в закрытом режиме. Адвокат Бразда говорит, что судья при этом ссылался на государственную тайну, которую могут содержать результаты оперативно-розыскных мероприятий по делу Филиппова — по словам защитника, речь идет о «снятии информации с технических каналов связи».

В конце марта 2018 года Филиппов вышел из СИЗО: суд изменил ему меру пресечения с ареста на подписку о невыезде. Как поясняет адвокат Бразда, его подзащитный обвиняется в преступлениях средней тяжести, а срок содержания под стражей по ним не может превышать шести месяцев, при этом срок ареста в его случае исчислялся с момента отмены приговора — 25 сентября 2017 года.

Адвокат уверен, что на этот раз суд должен снять с Филиппова обвинения в участии в «Правом секторе», поскольку примечание к статье 282.2 УК гласит, что дело может быть закрыто в связи с добровольным выходом из экстремистской организации, если в действиях обвиняемого «не содержится иного состава преступления». Говоря об обвинении в публикации видео презентации Red Square News, защитник настаивает, что Филиппов сделал это из крайней необходимости — ему нужно было убедительно изображать солидарность с украинскими националистами. Статья 39 УК предполагает, что действия, совершенные из крайней необходимости, не являются преступлением, поэтому защита просит оправдать Алексея и по обвинению в экстремизме.

На этот раз в суде как свидетель выступил по видеосвязи ополченец Александр Жучковский — он писал, что «подробно рассказал о том, как все было». По словам Филиппова, прокурор, в ходе прений запросивший для него 5 лет колонии, настаивал, что обвиняемый каким-то образом подговорил ополченцев дать показания о его сотрудничестве с ДНР.

«То есть я, по их версии, по этим людям фигарил с гранатомета, а сейчас их подговорил, и они меня защищают», — недоумевает он. С последним словом Алексей Филиппов должен выступить 18 апреля, после чего суд вынесет ему новый приговор.

Редактор: Егор Сковорода

Подписывайтесь на «Медиазону» в Яндекс.Дзене и Яндекс.Новостях
  • Нашли ошибку в тексте?
    Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
  • Предложить свою тему редакции
Понравился этот материал?
Поддержите Медиазону
Все материалы
Ещё 25 статей