Отлучить от республики. Как давний конфликт привел к отрешению Юнус-Бека Евкурова от мусульманской общины
Александр Бородихин
Отлучить от республики. Как давний конфликт привел к отрешению Юнус-Бека Евкурова от мусульманской общины
Тексты
29 мая 2018, 12:05
9596 просмотров

Духовный центр мусульман 27 мая 2018 года. Фото: Духовный центр мусульман Ингушетии / «ВКонтакте»

Объединение мусульман Ингушетии вынесло постановление об отрешении главы республики Юнус-Бека Евкурова от общины. Духовенство обвиняет руководителя региона в попытке поставить жизнь религиозной организации под контроль светских властей. «Медиазона» попыталась разобраться в причинах многолетнего конфликта, кульминацией которого стало заявление об «отлучении» Евкурова.

Отрешение и палец

27 мая на встречу в Духовном центре мусульман в столице Ингушетии Магасе собрались имамы и сельские старейшины — судя по фотографиям, до 50 человек со всей республики. Муфтий Ингушетии Иса Хамхоев сразу приступил к обсуждению проступков, которые вменяют главе республики Юнус-Беку Евкурову — за девять с половиной лет руководства Евкурова его отношения с духовенством окончательно разладились.

Исламская община обвиняет главу региона в последовательном давлении на организованное духовенство, попытках его расколоть, ослабить и поставить под контроль властей. Отдельный пункт в перечне претензий — скандальный проект строительства центральной мечети в Магасе, первый камень в основание которой заложили в 2011 году, однако дальше фундамента (точнее, двух фундаментов) дело так и не пошло. Завершить работы обещал лично Евкуров — в том числе, с привлечением финансирования из Катара. 25 мая суд вынес решение об изъятии у духовенства земли под строительство сооружения, что и стало поводом для очередного обострения конфликта.

«Официальное духовенство Республики Ингушетия в лице Духовного центра мусульман объявляет об отрешении от религиозной общины мусульман Ингушетии главы региона Юнус-Бека Евкурова...» — такими словами начинается текст постановления, выпущенного Духовным центром мусульман Ингушетии. Под документом стоят печать и подпись муфтия Ингушетии Исы Хамхоева.

«После бурного обсуждения присутствующие пришли к мнению, что всенародное решение по отречению людей, нарушающих права граждан, должны соблюдаться в независимости от их статуса и должности, до той поры пока они не исправятся», — говорится в сообщении пресс-службы муфтията.

«Метод отрешения от общины не нами сегодня придуман — он еще раньше применялся в истории человечества, Ислама, — сказал "Медиазоне" помощник муфтия Магомед Хаштыров. — Этот метод использовали у нас в республике, на различных конференциях принимали решения, когда общество хотело оказать на каких-то лиц давление, чтобы они не выходили за рамки общественной морали. В случае отрешения не ходили на мероприятия, на похороны, на свадьбы, на мавлиды (празднование дня рождения пророка Мухаммеда — МЗ) — и его к себе не звали. Человек, который живет в обществе, не может жить вне общества».

Правозащитник Руслан Муцольгов уточняет: «В ингушской традиции есть такое наказание, как отлучение от населенного пункта — человека отлучают от села. Муфтият пошел дальше, они решили отлучить [Евкурова] фактически от республики. Человек, который хочет воссоединиться с общиной, должен выполнить некоторые условия, которые ставят духовные лидеры — в этом нет ничего сверхъестественного, надо прекратить совершать те действия, которые стали причиной отрешения, и выполнить еще какие-то условия. Это не глобальные меры — как у японцев, отрезать палец никто никому не предлагает».

Причины, послужившие мотивом для отрешения Евкурова Ю.-Б. от религиозной общины мусульман Ингушетии

1. Многочисленные действия, приведшие к расколу духовенства и общественности республики;
2. Попытки ликвидации муфтията республики Ингушетия и полная блокировка его деятельности с незаконным использованием административного ресурса;
3. Преследование имамов населенных пунктов и работников духовного управления, попытки запугивания и угрозы в их адрес и в адрес их близких с требованием подчинения его указаниям;
4. Закрытие радиостанции духовно-нравственного воспитания «Ангушт»;
5. Подозрение в присваивании материальных средств, собранных для строительства центральной мечети города Магас;
6. Изъятие у ДЦМ РИ земельного участка, находящегося под строительством центральной мечети;
7. Попытки ликвидации и запугивание участников и преподавателей школы хафизов и других школ медресе при ДЦМ РИ;
8. Незаконное вмешательство в организацию хаджа путем создания так называемого комитета по хаджу при правительстве РИ;
9. Нарушение клятвы, данной при вступлении на пост главы региона о соблюдении Конституции РФ, РИ.

Из постановления Духовенства Республики Ингушетия от 27 мая 2018 года

Политика и видеокамеры

Отношения между Евкуровым и муфтием Хамхоевым перешли в стадию открытого противостояния еще в 2016 году. Тогда глава республики обвинил лидера исламской общины в том, что тот «не справляется со своими обязанностями» и не уходит в отставку, несмотря на «реальную угрозу раскола общества на две противоборствующие стороны». С чем именно не справился Хамхоев, Евкуров публично уточнять не стал. Ссылаясь на мнение «авторитетных людей, богословов, представителей всех слоев населения Ингушетии», глава региона объявил о начале процедуры ликвидации Духовного центра мусульман «как общественной организации, не справившейся со своими обязанностями перед народом республики».

Духовное управление мусульман Ингушетии создали в 1993 году; Иса Хамхоев сначала был заместителем муфтия, а 11 лет спустя сам занял этот пост. «За эти годы не было ни одного конфликта между муфтиятом и руководителями республики, хотя за это время их сменилось немало», — говорил Хамхоев «Коммерсанту». По его словам, в 2015 году Евкуров предложил включить в официальную структуру республиканского муфтията мечети, подконтрольные последователям фундаменталистского салафитского течения в исламе; Хамхоев отказался из опасения споров и разногласий в толкованиях.

Вскоре, рассказывал муфтий, его пригласили в администрацию республики и предложили уйти в отставку, но он снова ответил отказом. В ответ со стороны властей последовали финансовые проверки, а затем — попытка созвать съезд мусульман Ингушетии, на котором предстояло переизбрать муфтия. Евкуров отменил съезд и просто объявил об отставке сохранявшего популярность Хамхоева, но того поддержал Верховный муфтий России Талгат Таджуддин. Ингушский Минюст попытался через Верховный суд республики прекратить деятельность Духовного управления мусульман как общественной организации, но в итоге был вынужден дистанцироваться от конфликта.

На фоне этого противостояния муфтий Ингушетии принял участие в «историческом собрании» последователей суфийского ислама в Чечне. В присутствии Рамзана Кадырова Хамхоев пожаловался на давление и призвал остановить «салафито-вахабистов любым путем». Кадыров на маджлисе говорил о необходимости запретить попытки диалога с салафитами, раскритиковав оппонентов Хамхоева — ингушских богословов Хамзата Чумакова и Ису Цечоева.

Следующий ход ингушских властей не заставил себя ждать: Юнус-Бек Евкуров призвал «прекратить разговоры о причастности имамов некоторых мечетей к "сирийскому исходу" молодежи» и предложил установить в мечетях видеокамеры, чтобы «обезопасить имамов от наговоров». Муфтият ожидаемо выступил против, усмотрев в этой инициативе очередную попытку взять духовную жизнь республики под жесткий контроль.

Фундамент и фундамент

Помощник муфтия Магомед Хаштыров в беседе с «Медиазоной» вспоминает этапы противостояния с республиканскими властями, в центре которого неизбежно оказывается так и не построенное здание мечети. «В последние год-полтора идет судебная тяжба. То муфтият хотели закрыть, а потом пошли судебные тяжбы по изъятию земельного участка, выделенного под строительство центральной мечети Магаса, — рассказывает он. — Суд несколько раз откладывался, и в конце концов было объявлено по местному телевидению чиновниками, что эти претензии сняты, земля останется, как и была выделена для мечети, что строительство мечети будет завершено. А буквально 25-го числа этого месяца, несколько дней назад судом было вынесено решение об изъятии земельного участка».

«После этого было принято решение, что взаимодействие с [Евкуровым] никак невозможно, что найти общий язык невозможно, и решили его отрешать от общества», — продолжает Хаштыров. Он напоминает, что земля под мечеть была выделена после прихода Евкурова к власти, тогда же был составлен проект, а для финансирования строительства создан специальный фонд «Азан», во главе которого встал сенатор от республики Ахмет Паланкоев — но «как только пошли разногласия, претензии к муфтияту, отчеты по строительству мечети прекратились». Помощник муфтия говорит, что к главе республики остаются вопросы по поводу крупных пожертвований, которые делали на строительство мечети местные бизнесмены. «Евкуров сам подтвердил, что [средства] передавались, они у нас есть, строительство закончим. Что строители, меценаты передавали ему средства. В конце концов, средства куда-то пропали, никакой отчетности народ об этих средствах не получил», — сетует Хаштыров.

При этом строители, по его словам, давно отсутпили от первоначального проекта: сначала заложили фундамент, а потом бросили его, начав возведение «какой-то другой мечети, более маленькой». «Старый фундамент оставили, заморозили его, а на территории, где должна была быть площадь перед мечетью, заложили другой фундамент. Когда мы спросили строителей, на каком основании они совершают строительство, они сказали, что по устному указанию главы. А где согласование? Где проект? Сегодня общий проект исламского комплекса испорчен», — говорит он.

Правозащитник Муцольгов также обвиняет Юнус-Бека Евкурова в последовательных попытках «обескровить» муфтият: «Было радио "Ангушт", которое курировалось муфтиятом, и глава республики сделал все, чтобы его закрыть. У муфтията забрали возможность организации хаджа». Он также вспоминает мартовскую операцию силовиков в школе хафизов в селении Долаково, где дети учат Коран наизусть: «Силовики окружили школу, где находились дети 8–12 лет, автоматчики в бронежилетах, бронетехника — довольно глупая вылазка была, напугали детей. Потом объяснили, что там якобы преподавание вели два уроженца Таджикистана — причем, насколько я знаю, с документами у них все нормально было».

В пресс-службе главы Ингушетии Юнус-Бека Евкурова выпад муфтията назвали «провокацией». «Последние действия некоторых представителей высшего муфтията в этот священный месяц подтверждают их стремление подорвать стабильность у нас в регионе, — сказал "Медиазоне" по телефону представитель пресс-службы главы республики, отказавшийся назвать свое имя. — То, что они предъявляют претензии, это нигде и никогда не было подкреплено какими-то фактами. Все, что они там пытаются заявить, основывается на частных каких-то оценках».

«Хотел бы подчеркнуть, что их легитимность, их компетентность — это давным-давно за пределами рамок законодательной деятельности, — продолжил сотрудник пресс-службы Евкурова. — Уже давно они вышли за пределы закона. Их неоднократно приглашали на диалог, обсудить, призывали быть более сдержанными и объективными в своих оценках и действиях, но это не было услышано. Если вы поднимете историю, это было сделано неоднократно. От них требовалось, как говорится, увеличить эффективность их деятельности, потому что по многим вопросам это необходимо было внести изменения в их работу. У них там много было провалов — и в духовно-нравственном воспитании молодежи, и в религиозном просвещении, и в работе по примирению враждующих сторон».

По словам сотрудника пресс-службы главы Ингушетии, в администрации рассчитывали на поддержку со стороны муфтията, но его представители «до сих пор занимаются попытками внести раскол и смуту, дестабилизировать общественно-политическую ситуацию», а поддержавшие их люди — «поддерживают беспорядки и может быть даже политический заговор».

«Это же общественная организация, как и любая другая, — заключил собеседник "Медиазоны". — Они уже никуда не приглашаются. После всех этих попыток убедить их, уже никуда не приглашаются».

Главный редактор «Кавказского узла» Григорий Шведов полагает, что постановление Духовного центра мусульман об «отрешении» Евкурова едва ли будет воспринято в Ингушетии как руководство к действию.

«Будет ли этот скандал влиять на ситуацию в республике? На мой взгляд, здесь больше политического торга и борьбы, нежели реальных взаимоотношений внутри общины республики, — считает Шведов. — Представьте себе свадьбу родственника главы республики. Безусловно, на такую свадьбу придут люди, включая Евкурова — вне зависимости от этого заявления, что на свадьбу никто не должен был бы прийти».

Подписывайтесь на «Медиазону» в Яндекс.Дзене и Яндекс.Новостях
  • Нашли ошибку в тексте?
    Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
  • Предложить свою тему редакции
Понравился этот материал?
Поддержите Медиазону
Все материалы
Ещё 25 статей