«Человека сажают на цепь, как животное». Что нового узнали правозащитники о кольцах в конвойных помещениях Мосгорсуда
Анна Козкина
«Человека сажают на цепь, как животное». Что нового узнали правозащитники о кольцах в конвойных помещениях Мосгорсуда
Тексты
20 августа 2018, 11:55
6839 просмотров

Комната ознакомления с материалами дела в Мосгорсуде. Фото из рапорта командира 4-й роты второго батальона полка охраны и конвоирования подозреваемых и обвиняемых ГУМВД по Москве А. Печерникова

Год назад «Комитет против пыток» опубликовал свидетельства об оборудованных в здании Мосгорсуда помещениях с закрепленными на стенах металлическими кольцами. Арестанты говорили, что к этим кольцам людей пристегивают наручниками, избивают и оставляют их обездвиженными на целый день; в Мосгорсуде отрицали, что кольца используются для пыток. «Медиазона» рассказывает, что нового узнали правозащитники о конвойных помещениях и как проверяли заявления о пытках в здании Мосгорсуда.

Прошлым летом «Медиазона» писала о конвойных помещениях Мосгорсуда, где, по рассказам арестантов, их пристегивали наручниками к вмонтированным в стену кольцам, избивали и, обездвижив, оставляли в таком положении на несколько часов.

Об этом правозащитникам из «Комитета против пыток» рассказывали, в частности, гражданин Узбекистана Камрон Усмонов, обвиняемый в разбое, и 60-летняя москвичка Людмила Фадеева, обвиняемая по делу о мошенничестве с недвижимостью.

В апреле 2017-го юрист КПП и член Общественной наблюдательной комиссии Дмитрий Пискунов получил анонимное сообщение с фотографией Усмонова, пристегнутого к кольцу. Автор письма утверждал, что конвоиры приковывают Усмонова к стене и оставляют в таком положении на несколько часов — так они наказывают арестанта за то, что он пожаловался на избиения.

Позже сам Усмонов рассказал Пискунову, что пристегивать к кольцу его начали после того, как он вскрыл вены в зале суда — когда арестант в очередной раз заявил о насилии со стороны конвоя, судья лишь пожал плечами и посоветовал ему обратиться в прокуратуру. В ответ Усмонов достал спрятанное лезвие и порезал себя.

«Его начали держать пристегнутым к стене по восемь-девять часов. Там же находился еще один человек из "Бутырки", пристегнутый в аналогичном положении, но имени его Камрон не знает», — рассказывал Пискунов.

Еще один арестант, Денис Карелин, сообщил юристу, что осенью 2016 года в Мосгорсуде конвоиры избили его, а затем на полтора часа пристегнули к кольцу в кабинете № 144. В СИЗО у него диагностировали ушиб грудной клетки и ссадины на лице.

Комната ознакомления с материалами дела в Мосгорсуде. Фото из рапорта командира 4-й роты второго батальона полка охраны и конвоирования подозреваемых и обвиняемых ГУМВД по Москве А. Печерникова

Националист Даниил Константинов, осужденный по делу о хулиганстве в 2014 году, говорил, что видел в конвойном помещении Мосгорсуда голого человека, пристегнутого к стене, но не смог вспомнить, к чему крепились наручники.

«Основное предназначение этих колец, как я понял, заключается не в том, чтобы подследственные знакомились с делами. Основным является то, что их на несколько часов оставляют почти в позе немного облегченного "палестинского подвешивания" — в случае, если конвоирам по каким-то причинам не понравился человек. Вообще, почти все рассказывают, что конвоиры в Мосгорсуде взрываются по любому поводу», — отмечал тогда юрист «Комитета против пыток».

60-летняя Фадеева рассказала ему, что в августе 2015-го в Мосгорсуде ее привели в кабинет для ознакомления с материалами дела, хотя она не просила об этом.

«В данном помещении имелось 2 (два) стола. Возле каждого стола в стену вмонтировано металлическое кольцо для фиксации содержащегося под стражей наручниками к стене. В данном помещении отсутствуют камеры видеонаблюдения, — описывала кабинет Фадеева. — Мои руки наручниками соединили за спиной и одну руку прикрепили к вмонтированному металлическому кольцу. Практически я была прикована к стене и не имела возможности присесть. Моей фиксацией занимались четыре конвойные женщины в форме».

После того как руки и ноги Фадеевой начали затекать, пожилая женщина с возмущением сказала, что она инвалид второй группы, но тут ей стало плохо, и она упала на пол. «Из-за того, что была прикована к стене, [я] находилась в полувисячем положении с вывернутыми назад руками», — рассказывала она. Когда Фадеева очнулась, сотрудницы конвойной службы поливали ее водой и пинали, чтобы привести в чувство, говорила пострадавшая правозащитникам. Она стала кричать и звать на помощь. По словам Фадеевой, издевательства продолжались около двух часов.

Год назад в ГУ МВД по Москве отказались комментировать сообщения о пытках в конвойном помещении, хотя в Мосгорсуде отмечали, что охраной арестантов «во время процессуальных действий и, соответственно, во время ознакомления с материалами уголовных дел» занимается полиция, а судьи и сотрудники аппарата суда эти помещения не используют.

После публикации «Медиазоны» на сайте Мосгорсуда появилось сообщение, в котором говорилось, что фотография Усмонова «носит постановочный характер» и запечатленного на ней помещения в суде вообще нет.

В то же время в релизе говорилось, что в Мосгорсуде есть комната для ознакомления с материалами дела, оборудованная двумя столами, парой стульев и двумя кольцами, вмонтированными в стену на уровне столов, а также видеокамерой.

«Кольца предназначены для ограничения свободы действий лиц, содержащихся под стражей, исключительно для обеспечения безопасности сотрудников аппарата суда, в присутствии которых происходит ознакомление с материалами дела», — заверяла пресс-служба, несмотря на то, что ранее «Медиазоне» сообщили: сотрудники суда эти помещения вообще не используют.

Схема подвального этажа Мосгорсуда, где содержатся арестованные. Фото предоставлено «Комитетом против пыток»

Рапорт

Неделю назад юрист «Комитета против пыток» Дмитрий Пискунов смог ознакомиться с рапортом из материалов служебной проверки, которую в ГУ МВД по Москве в связи с заявлением Людмилы Фадеевой проводили параллельно с доследственной проверкой Следственного комитета. Документы проверки в полицейском главке юристу не показывали, ссылаясь на служебную тайну, поэтому Пискунов добивался их приобщения к материалам проверки СК, с которыми следователь обязана его ознакомить.

«Этот документ я обнаружил, когда знакомился с материалами [доследственной] проверки по Фадеевой. Оказалось, что следователь каким-то образом заполнила материалы проверки вот этим вот ответом из ГУВД, но она не помнит, как она его получила, когда и в ответ на какой запрос, — отметил Пискунов. — Мы очень долго добивались, чтобы они, наконец, приобщили материалы служебной проверки, и вот сейчас мы ознакомились».

В материалах проверки обнаружился датированный декабрем 2015 года рапорт командира 4-й роты второго батальона полка охраны и конвоирования подозреваемых и обвиняемых ГУ МВД по Москве А. Печерникова на имя командира полка Леонида Спасского, в котором упомянуты комнаты с кольцами.

«Докладываю Вам о том, что в конвойном помещении Московского городского суда имеется комната для производства обысковых мероприятий № 144, оборудованная двумя вмонтированными кольцами в стене, которые служат для ограничения передвижения подозреваемых и обвиняемых», — сказано в рапорте.

К рапорту прилагаются фотографии этого кабинета, на двери можно рассмотреть табличку «Комната ознакомления с материалами дела». На фотографиях рядом с кольцами стоят столы и стулья. При этом камеры видеонаблюдения не упоминаются в рапорте и не видны на снимках. Арестанты, попадавшие в этот кабинет, рассказывали Пискунову, что там нет камер, хотя в Мосгорсуде утверждали обратное.

Кроме того, Камрон Усмонов говорил правозащитнику, что стол и стул в этой комнате ему предложили лишь раз — когда в конвойных помещениях шла проверка, ему велели сесть и делать вид, что он собирается знакомиться с материалами дела.

«Для меня это было очень большим удивлением, что такой рапорт с фотографиями существует. Я думал, что и в этот раз его не будет», — говорит Пискунов, отмечая, что еще в конце весны, когда он знакомился с материалами, этого документа среди них не было.

Как замечает юрист, свод правил «Здания судов общей юрисдикции. Правила проектирования» не предполагает наличия колец в помещении для ознакомления с делом, зато требует, чтобы в нем велось видеонаблюдение.

Согласно пункту 8.14 свода правил, «помещение для общения с адвокатом и ознакомления с делом <…> оборудуется местами для размещения подсудимого, содержащегося под стражей, и двух конвоиров, оснащается камерой видеонаблюдения (для передачи изображения начальнику конвоя), кнопками тревожной сигнализации. <…> Лицо, содержащееся под стражей, отделяется от конвоя решеткой с дверью, аналогичной защитному ограждению в залах судебных заседаний».

«Эти кольца, которые вмонтированы в комнате для ознакомления, не предусмотрены ни одним приказом МВД, касающимся конвоирования подсудимых (в том числе для служебного пользования). В приказах Судебного департамента тоже нет никаких упоминаний колец», — говорит Пискунов.

«Ни о каких кольцах нигде не идет речь, так что я категорически не согласен с позицией ГУВД, что такие кольца можно применять при ознакомлении. Привести комнату в соответствии со СНИПом (строительными нормами и правилами — МЗ), на мой взгляд, необходимо, — подчеркивает юрист КПП. — Речь идет прежде всего об уважении человеческого достоинства. Человека сажают на цепь, как животное, и тот лишь одной рукой может с горем пополам знакомиться с делом, делать какие-то записи».

Комната ознакомления с материалами дела в Мосгорсуде. Фото из рапорта А.Печерникова

Девять отказных

На сегодняшний день Следственный комитет вынес девять постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела по заявлению Фадеевой. Последний раз следователь Алена Гришина такое постановление вынесла 19 марта.

«Учитывая инкриминируемое Фадеевой Л.Ю. преступление, указанное поведение позволяет сделать достоверный вывод о том, что ее доводы о неправомерных действиях сотрудников правоохранительных органов являются избранной линией защиты», — заключала Гришина. А 19 июля ее руководитель вновь отменил решение об отказе в возбуждении дела.

При этом с ноября 2015-го следователи не опросили саму заявительницу, которая до сих пор находится в СИЗО-6. Пискунов связывает это с нехваткой кадров в Преображенском отделе СК.

В СИЗО после инцидента в Мосгорсуде у Фадеевой зафиксировали гематомы на руках. Согласно судмедэкспертизе, эти повреждения могли появиться от «ударных или сдавливающих воздействий тупых твердых предметов». Сопоставив медицинские данные и показания Фадеевой, специалисты, проводившие исследование по запросу «Комитета против пыток», пришли к выводу, что гематомы могли появиться от ударов ногами.

«Комитет против пыток» продолжает добиваться уголовного преследования причастных к избиению Фадеевой. По информации юриста КПП, жалобы Камрона Усмонова так и не привели к возбуждению уголовного дела в отношении конвоиров. При этом Пискунов отмечает, что после прошлогодней публикации «Медиазоны» жалоб на насилие со стороны конвоиров в Мосгорсуде стало меньше.

«Только одно было обращение об избиении, но без колец. К нам обратился [обвиняемый в попытке ограбления ломбарда волгоградский] правозащитник [Игорь] Нагавкин. Он рассказал, что его конвоиры побили в декабре в Мосгорсуде. И это было единственное обращение за этот год», — говорит правозащитник.

Посещая СИЗО в составе общественной наблюдательной комиссии, Пискунов расспрашивает арестантов о том, как обращается с ними конвой в Мосгорсуде. «Они отвечают, что отношение к ним изменилось, каких-то конфликтов с применением физической силы [не было], даже про оскорбления говорят, что по-человечески стали к ним относиться. То есть пока наблюдается какой-то сдвиг в лучшую сторону», — подводит итоги юрист.

Тем не менее члены ОНК по-прежнему не могут попасть в конвойные помещения Мосгорсуда, чтобы осмотреть их. Пискунов рассказал, что в прошлом году наблюдатели договорились с ГУ МВД Москвы о посещении в ноябре, но затем визит перенесли на декабрь. «После этого уже [председатель Мосгорсуда Ольга] Егорова в последний момент решила, что не хочет видеть членов ОНК в конвойном помещении и отозвала свое согласие по этому поводу», — говорит он. По словам Пискунова, теперь в печально знаменитый кабинет для ознакомления с делами перестали пускать и адвокатов.

Подписывайтесь на «Медиазону» в Яндекс.Дзене и Яндекс.Новостях
  • Нашли ошибку в тексте?
    Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
  • Предложить свою тему редакции
Понравился этот материал?
Поддержите Медиазону
Все материалы
Ещё 25 статей