Собрание на футбольном поле и вызов к директору. История петербургского десятиклассника, который организовал профсоюз школьников
Александр Бородихин
Собрание на футбольном поле и вызов к директору. История петербургского десятиклассника, который организовал профсоюз школьников
Тексты
3 декабря 2018, 20:08
10901 просмотр

Гимназия №622. Фото: Единый национальный портал дополнительного образования

Утром 3 декабря бывший сопредседатель межрегионального профсоюза «Учитель» Андрей Демидов написал, что к нему обратился десятиклассник, который «решил создать профсоюз учеников у себя в школе», но после собрания на стадионе «парня грозят отчислить из школы и сдать в прокуратуру». «Медиазона» связалась с самим Леонидом Ш. и администрацией Выборгского района Петербурга, чтобы разобраться в деталях этой истории.

Леонид Ш., ученик гимназии №622 Выборгского района Петербурга

Мне 16 лет, я родился в Приморском крае, во Владивостоке, а в четыре года приехал в Петербург с родителями. Учусь в 10А классе 622-й гимназии. Хочу стать инженером-технологом или учителем истории и обществознания. Интересуюсь психоанализом, постмодернизмом, обществом потребления, неомарксизмом, отношу себя к левому движению.

Что меня сподвигло на создание такой структуры, как профсоюз, на базе школы? Во-первых, сама заинтересованность в профсоюзном органайзинге, его изучение и в конечном итоге —какое-то практическое действие в плане неформальных бесед с учениками и узнавания проблем, которые всех интересуют. Где-то с октября создалась «первичка» — вели неформальные беседы с другими классами, но в большинстве своем это были старшеклассники, так как, чтобы легально и без проблем все прошло, мы принимаем в наш профсоюз с 14 лет.

Наша организация зовется «Организация "Ученик" со структурой профсоюза». Идея пришла в голову довольно спонтанно, еще до сентября. Я начал разговаривать со своими товарищами, возможно или невозможно это реализовать. В итоге решили организовать сначала в одной школе костяк. Первоначально в нашей структуре было 30 человек, сейчас — превышает 170, в основном это старшие классы.

Все было довольно тихо, и у нас не было каких-то намерений, которые можно охарактеризовать как нелегальные. А 14 ноября у нас прошла встреча, пришли около 30 человек. Я собрал свой круг общения, мы собрались на футбольном поле. Мы стали обсуждать разные вопросы, и в конечном итоге собрание проходило где-то 15 минут. А окна директора выходили на футбольное поле, и когда она выглянула в окошко, она это восприняла как акцию протеста либо митинг.

После этого меня вызывают к директору вместо двух уроков. Начались разного рода угрозы — прокуратурой и, как ни странно, психбольницей. Угрозы личностного характера, не особо объективные. Что хорошо, она не знает, кто состоит в этом профсоюзе кроме меня. Назвала меня лидером, потом опровергла себя и сказала, что я «недолидер» — хотя тут речь идет не о лидерстве, а об инициативе. Начала меня запугивать: «Ты тут не заигрывайся, решаю тут я». Я отвечать не привык, я привык объективно разговаривать, нормальным тоном, без лишней эмоциональности — все было в одни ворота, так сказать.

После этого директор не остановилась и начала выборочно вызывать самых активных учеников 11-х, 10-х, девятых классов и говорить клевету, что я экстремист и сектант. Я показал ей документы, что я в редакции печатаюсь, все на легальной основе — я работаю редактором в «Пролетарской газете».

Наша организация растет, несмотря на давление администрации, но некоторые откалываются — из-за того, что в администрации запугивают прокуратурой, но в прокуратуру они написать-то не могут, нет оснований.

Даже мою мать вызывали, хотя она там работает, как ни странно, педагогом-организатором и ведет уроки «Экстремизм и антикоррупция». Это лекции, кинопоказы насчет митингов, протестов: «Большие дяди в пиджаках с красными галстуками сами решат, как мы должны жить». Мне тошнотворно от этого, и я не поддерживаю этот урок. Моя мать и отец уже смирились, что меня не изменить — они хотели обычного человека, часть общества потребления, но получили другого человека, который интересуется своим будущим.

Угрозы даже были в сторону матери, как она мне передала: «Здесь учиться он не будет. Забирайте документы и уходите». Но документы еще в школе.

Наталья Алексахина, директор гимназии №622

Гимназия №622 — одно из крупнейших образовательных учреждений Санкт-Петербурга. На сегодняшний день у нас обучается 1 226 детей.

Мы стремимся дать нашим учащимся полноценное, качественное образование, сделать гимназию комфортной для обучения.

У нас работают квалифицированные педагоги, любящие свое дело и детей, постоянно повышающие свой профессиональный уровень.

Мы стремимся развивать нашу гимназию, делать ее лучше и красивее. Многое уже сделано, многое еще предстоит сделать. Мы уверены, что сможем справиться с поставленными задачами и достичь многого.

Дорогу осилит идущий!

В приемной директора Натальи Алексахиной «Медиазоне» отказались дать комментарий по ситуации со школьным профсоюзом, переадресовав вопросы в пресс-службу Выборгского района Петербурга. Выше приведен текст приветствия директора с сайта гимназии.

Марина Станкевич, сотрудница пресс-службы Выборгского района Петербурга

Ничего интересного там нету. Когда наши дети становятся чемпионами мира, когда становятся дважды стобалльниками, когда дети спасают кого-то на улице, а взрослые дяди проходят мимо, вас это не интересует. А когда обыкновенная рядовая ситуация в школе, вас это заинтересовало. Вы неоригинальны. Есть эксклюзивные темы, которые интересны, а есть темы, которые неинтересны, и [этим] будет все упичкано.

Что касается того, что есть угроза увольнения ребенка, то ребенка увольнять из школы, вернее, отчислять никто не собирается. Сейчас на данный момент молодой человек находится на больничном, ожидаем, что дня через три он выйдет — и тогда посмотрим, как будут развиваться события.

Разговор был, но в присутствии его мамы. Этих слов [о прокуратуре] не было. Молодой человек сообщает, что каждый день идут по три контрольные работы, и никто это не контролирует. Хочу сказать, что этот вопрос находится на особом контроле, контролирует непосредственно директор, а также проверяет прокуратура и комитет по образованию.

Что касается внешнего вида, [нельзя] ходить, как всем хочется. К сожалению или к радости, есть определенные нормы поведения, есть определенный устав школы, который требует определенного поведения и внешнего вида.

В школе создан не профсоюз, а организация школьного самоуправления. Очень многие вопросы решаются, и так далее. Сама по себе школа очень интересная, школа проводит многочисленные спортивные мероприятия, поддерживает международный имидж, региональные связи, проходят встречи с интересными людьми, политическими деятелями, экономистами, военными, олимпийскими чемпионами. Детям не навязывают никакую точку зрения — ни политическую, ни социальную. Ребенку предложили вступить в эту организацию, но он пока размышляет.

Ребенок высказывает мысли, вообще хочет поменять систему образования в России. Мы ж не будем ему мешать — может какие-то свои взгляды формировать, главное, направлять их в нужное русло. Из-за этого ребенка отчислять не будут.

Я сегодня разговаривала с мамой — мама в большом шоке. Она узнала, что ребенок ведет такой образ жизни и дает комментарии, из средств массовой информации. К сожалению, сегодняшняя действительность — ученики почему-то считают нормой бить учителей школ ногами, плеваться и выкладывать это в инстаграм. Настолько в последнее время и вообще всегда школы Выборгского района стараются вести себя тактично, следят за тем, как они разговаривают и что доносят ребенку, что если он своей маме не говорит полную правду...

Директор тактичен и старается общаться только в присутствии третьих лиц.

Подписывайтесь на «Медиазону» в Яндекс.Дзене и Яндекс.Новостях
  • Нашли ошибку в тексте?
    Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
  • Предложить свою тему редакции
Понравился этот материал?
Поддержите Медиазону
Все материалы
Ещё 25 статей