20 тысяч писем и следователь Замуткин. Как «Яндекс» выдал силовикам переписку чувашского юриста за семь лет, хотя суд разрешил только за два
Дарья Гуськова
20 тысяч писем и следователь Замуткин. Как «Яндекс» выдал силовикам переписку чувашского юриста за семь лет, хотя суд разрешил только за два
Тексты
28 декабря 2018, 14:42
20028 просмотров

Дмитрий Рогулин / ИТАР-ТАСС

Чебоксарского юриста Павла Иванова обвиняют в фальсификации доказательств по гражданскому делу (часть 1 статьи 303 УК). Суд разрешил следствию изъять его электронную переписку чуть больше, чем за два года. Однако вместо этого «Яндекс» предоставил силовикам сообщения из электронной почты Иванова за семь лет. Следователь не смог объяснить, как в материалах дела появились эти письма, в IT-компании комментировать ситуацию не стали, но подчеркнули, что с силовиками взаимодействуют исключительно в рамках закона.

В 2014 году жительница Чебоксар Юлия Никитина решила через суд выписать из квартиры своего брата. Представлять свои интересы она попросила сотрудников местной юридической фирмы «Советник», рассказывает «Медиазоне» ее руководитель Павел Иванов. Калининский районный суд Чебоксар иск Никитиной удовлетворил, но ее брат обжаловал это решение. После этого клиентка заключила с фирмой дополнительное соглашение, чтобы юристы продолжили заниматься ее делом в апелляционной и кассационной инстанциях.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда Чувашии решение первой инстанции отменила и в удовлетворении иска Никитиной отказала. По словам Иванова, апелляцию юристы «Советника» проиграли из-за того, что Никитина с самого начала ввела их в заблуждение.

«Она хотела выписать из квартиры своего брата, который якобы пропал, 10 лет [она] его не видела. А он просто в командировку в Москву ездил. <…> [Через полгода] он приезжает, а его уже выписали. Он, соответственно, восстанавливает сроки на апелляционное обжалование — говорит, мол, как так, я здесь, живой», — рассказывает юрист.

После этого защита уже не видела смысла подавать кассационную жалобу. Иванов предложил клиентке оставшимися деньгами оплатить услуги по еще одному ее иску. Юрист настаивает, что в итоге так и было сделано.

Однако Никитина решила, что раз «Советник» не подал кассационную жалобу по первому иску, как это было оговорено в соглашении, деньги ей нужно вернуть. Она через суд потребовала взыскать с юристов 13 333 рубля за неоказанные услуги, а также наложить на фирму штраф в размере 6 666 рублей. Но и этот иск Никитина проиграла — мировой судья судебного участка №1 Ленинского района Чебоксар встал на сторону Иванова. Юрист предоставил доказательства, что фирма оказала клиентке дополнительные услуги, не прописанные ни в одном из соглашений, а также распечатал электронное письмо от Никитиной, где они обсуждали одну из этих услуг. Письмо заканчивалось фразой: «Хватит ли денег за кассацию на решение вопроса?».

Жалобу Никитиной апелляционная инстанция отклонила, в феврале 2017 года решение вступило в силу. Почти через полгода после этого Иванова вызвал следователь и сообщил, что по заявлению Никитиной против юриста возбуждено дело о фальсификации доказательств (часть 1 статьи 303 УК). Клиентка утверждает, что юрист предоставил мировому судье поддельное письмо: по ее словам, последнюю фразу она не писала.

Чтобы разрешить сомнения в подлинности письма, следователь Николай Замуткин попросил Ленинский районный суд Чебоксар разрешить изъять с сервера «Яндекса» переписку из рабочей почты Иванова. Как говорится в постановлении суда от 11 августа 2017 года, следствие считает, что юрист подделал письмо не позднее 6 декабря 2016 года. В связи с этим суд разрешил произвести выемку писем за период с 1 июля 2015 года до 10 июля 2017 года.

Сам Иванов узнал о выемке только через несколько месяцев, когда знакомился с материалами дела. Тогда же он обнаружил в документах четыре DVD-R-диска, а на них — более 20 тысяч писем, отправленных и полученных им с 28 июня 2010 года по 10 июля 2017 года, то есть за пределами периода, обозначенного судом.

Павел Иванов. Фото: «Советник»

«После того, как я ознакомился [с материалами дела], я сразу начал на эту тему пинать [следователя и судью]: как, кто, зачем получил доступ к информации, которая за рамками судебного решения. <…> У меня просто там рабочая информация, и доверители мои пишут туда конфиденциальную информацию, все что угодно по многим делам. И теперь все это находится в доступе энного количества лиц», — рассказывает юрист.

Иванов подал ходатайство о признании дисков с перепиской недопустимыми доказательством, так как информация на них, по его мнению, получена следствием с нарушением закона. Юрист указал не только на то, что «Яндекс» вместо двух лет выдал сообщения за семь, но и на то, что диски были записаны раньше, чем в IT-компании получили оригинал постановления суда. Иванов обнаружил это, когда сравнил дату выемки, указанную в материалах дела, с метаданными на дисках. Выемку писем провели 20 декабря 2017 года, тогда же «Яндексу» передали постановление; при этом информация на дисках была записана еще 14 декабря 2017 года.

При рассмотрении ходатайства присутствовал сам следователь Замуткин, сказано в протоколе заседания Ленинского районного суда от 7 мая 2018 года. Он подробно рассказал суду о том, как действовал, получив постановление о выемке.

«После получения судебного решения о производстве выемки я созвонился с компаниями "Яндекс" и "Мейл" (на Mail.ru зарегистрирована почта Никитиной, у которой также проводили выемку — МЗ), чтобы узнать порядок получения необходимой информации. В компании сообщили, чтобы мы им предоставили копию постановления (факсом или электронной почтой — МЗ), после чего они без нашего участия "вытаскивают" из базы необходимую информацию, так как это очень много времени занимает. Они звонят и приглашают на изъятие этого диска, мы направили поручение в Москву, и там изымается диск. Информация на момент изъятия диска уже записана. Мы фактически изымаем диск, представляем им оригинал постановления», — вспоминал следователь.

На вопрос, почему на диски записаны письма, не относящиеся к периоду, упомянутому в постановлении суда, Замуткин ответил: «Я не могу пояснить, в связи с чем на диски были записаны письма с 2010 года. Я не участвовал в выемке».

В итоге суд отказался удовлетворить ходатайство юриста и счел доказательства допустимыми.

Тогда Иванов пожаловался в управление Следственного комитета по Чувашии. Он попросил проверить, нет ли в действиях Замуткина состава преступления, предусмотренного статьей 138 УК (нарушение тайны переписки). Но в СК ответили, что выемку проводили неназванные сотрудники технической службы «Яндекса» и именно они записали на диски письма начиная с 2010 года. В ведомстве сделали вывод, что «данное обстоятельство не свидетельствует о неправомерном характере действий следователя Замуткина».

В пресс-службе «Яндекса» на вопросы «Медиазоны» о ситуации с перепиской Иванова ничего не ответили, но напомнили, что компания никогда не выполняет незаконные требования силовиков: «Предоставление переписки сотрудникам правоохранительных органов в рамках выемки происходит только при предоставлении сотрудником правоохранительных органов оригинала постановления суда об ограничении тайны переписки с составлением протокола выемки и соблюдением иных требований, установленных законодательством. Мы всегда внимательно следим за соответствием подобных действий закону. В случае незаконных действий правоохранительных органов мы отказываем в предоставлении данных пользователей».

Однако по мнению самого Иванова, его история показывает «полное пренебрежение» тайной переписки со стороны специалистов «Яндекса», которые «решают вопросы» со следователями «по факсу и по звонку». «Где гарантии, что под шумок неизвестных сотрудников "Яндекса" в нагрузочку не просят выдать что-нибудь еще?» — задается вопросами Иванов.

Он считает, что в его случае следователи имели личные причины на то, чтобы попытаться получить доступ к переписке «Советника».

«У меня теперь картинка сложилась. Мы вообще занимаемся гражданскими делами, особенно много по семейным спорам. Скажем [наши клиентки] по бракоразводным процессам — женщины, мужья которых — высокопоставленные сотрудники полиции, прокуратуры, следователи, чиновники. И имущество делим, и детей делим. Не знаю, мне об этом на заседаниях прямо в открытую говорят или между заседаний, что у меня будут проблемы», — рассказывает юрист.

В итоге Ленинский районный суд не нашел доказательств вины Иванова и 7 августа 2018 года оправдал его. В приговоре сказано, что идентичность письма из почтового ящика юриста и той распечатки, которую он ранее предоставил мировому судье, удостоверила нотариус.

При этом в разговоре с «Медиазоной» юрист уточнил, что следствие так и не изъяло спорное письмо, да и физически не могло этого сделать. Дело в том, что в 2014 году фирма «Советник» арендовала для своей почты сервер в Нидерландах. Там и хранится искомое письмо Никитиной.

Технические специалисты «Советника» продолжают использовать сервер «Яндекса» только для хранения резервных копий, туда попадают специально продублированные работниками письма. Поэтому в выданной следствию переписке нет писем от клиентов, отправленных позднее 2014 года.

20 сентября Верховный суд Чувашии оправдательный приговор Иванову отменил, сейчас его дело повторно рассматривает Ленинский районный суд Чебоксар.

Исправлено в 15:58. Удалено ошибочное утверждение о том, что в 2014 году «Советник» зарегистрировал новую почту. На самом деле, почта фирмы осталась та же, изменился только сервер, где хранятся письма.

Подписывайтесь на «Медиазону» в Яндекс.Дзене и Яндекс.Новостях
  • Нашли ошибку в тексте?
    Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
  • Предложить свою тему редакции
Понравился этот материал?
Поддержите Медиазону
Все материалы
Ещё 25 статей