«Уже нет доносов, нет ничего». Политолог Крашенинников назвал «балаганом» суд о клевете на ветерана и сам стал фигурантом дела о клевете на ветерана
Никита Сологуб
«Уже нет доносов, нет ничего». Политолог Крашенинников назвал «балаганом» суд о клевете на ветерана и сам стал фигурантом дела о клевете на ветерана
28 июля 2021, 21:18
7 474

Фёдор Крашенинников в Ленинском суде Екатеринбурга в 2019 году. Фото: ТАСС

Уральский политолог Федор Крашенинников узнал, что против него возбудили уголовное дело о клевете, где потерпевшим выступает 93-летний Игнат Артеменко — ветеран, обвинявший в клевете политика Алексея Навального. На этот раз участие Артеменко, видимо, не потребовалось вовсе — дело возбудили сами следователи, изучив телеграм-канал политолога. Крашенинников уже почти год не живет в России, но дело появилось только после того, как он объявил о своем отъезде публично.

Интересует их только канал

В мае 2019 года в Екатеринбурге шли масштабные протесты против строительства храма в сквере около Театра драмы. Стихийные акции сопровождались столкновениями с силовиками и мужчинами в спортивных костюмах, выстроившимися на защиту стройки. Были задержаны почти сто человек — суды их штрафовали и арестовывали. На двоих завели уголовные дела об участии в массовых беспорядках и призывах к ним. Работы в итоге приостановили, а храм решили строить в другом месте.

Уральский политолог Федор Крашенинников — автор публикаций в «Ведомостях», New Times, Deutsche Welle, книг «После России» и «Облачная демократия» — активно писал о протестах, в том числе и в свой телеграм-канал «Телеграммы Ф. Крашенинникова».

«У силовиков возникло странное мнение, что это я все организовываю, координирую именно через свой телеграм-канал, и, в общем, с тех пор идет постоянная атака, именно через этот канал. Несмотря на то, что я публикуюсь во всех социальных сетях, и, по моим личным ощущениям, мой твиттер более радикален, интересует их только канал», — говорит Крашенинников.

Протесты кончились, прошло четыре месяца, и тогда прокурору Екатеринбурга пришло письмо от местного жителя Салавата Хазиева — по рассказам его знакомых, человека от политики далекого — с требованием проверить публикации в телеграм-канале на призывы к экстремизму, массовым беспорядкам, свержению власти и разжиганию ненависти к православным верующим.

С началом проверки эксперт-филолог из ФСБ подготовила заключение к одному из постов с комментарием об административном аресте Леонида Волкова: «Какие же ***** [шлюхи] эти путинские судьи».

Инспектор из екатеринбургского УВД тоже изучала телеграм-канал — она постановила, что ведет его именно Крашенинников, поскольку после обыска у него дома по «делу ФБК» там появились посты об этом «с использованием личных местоимений».

На основании этих документов 22 октября в полиции составили протокол по статье о неуважении к власти. Политолога оштрафовали на 30 тысяч рублей.

В июле 2020 года на Крашенинникова составили еще один протокол — по статье о повторном неуважении к власти. Поводом стал еще мартовский пост, и опять в телеграме — о том, что Владимир Путин попросил Конституционный суд дать разъяснения по количеству президентских сроков. Комментируя новость, Крашенинников назвал судей «goвнами в мантиях». За это его арестовали на семь суток.

Пока политолог был под арестом, у него пытались взломать инстаграм, фейсбук и почту, а твиттер и вовсе на какое-то время перешел под чужой контроль.

«Вот так работают доблестные органы российской госбезопасности — сначала тебя садят, а пока ты не можешь ничего контролировать, кто-то занимается твоими соцсетями. Противно, господа», — написал тогда Крашенинников.

Федор Крашенинников в Вильнюсе. Фото: личная страница в Facebook

Взломы и клевета

В августе прошлого года Крашенинников уехал из России. Сообщать об этом публично он не стал. А осенью у политолога попытались «увести российский номер», из-за чего ему пришлось поменять российскую сим-карту.

«Через некоторое время этот номер оказался в руках тех, кто у меня все ломал, и, очевидно, с его помощью, у меня позже увели телеграм и пытались увести фейсбук, потому что этот старый номер у меня был везде прописан, и я его то ли не убрал, то ли его помнили программы — в общем, как-то они этим воспользовались. Причем инстаграм у меня грохнули и написали об этом в специально заведенном для гнобения меня инстаграм-акаунте, а фейсбук взломали, отправляя заявки, что я якобы умер и меня нужно заблокировать. То есть сданный номер оказался очень быстро в руках тех, кто занимался взломом моих соцсетей», — вспоминает он.

Последнюю такую атаку провели в начале февраля — когда Симоновский суд Москвы заменил наказание политику Алексею Навальному с условного срока на реальный, а во многих городах, в том числе и в Екатеринбурге, прошли акции протеста.

4 февраля силовики пришли с обыском к Леониду Волкову. В тот же день в инстаграм-аккаунте, использовавшемся для публикации «сливов» о Крашениникове, появилась запись о его закрытии и скором «закрытии» самого политолога.

О своем отъезде из России Крашенинников публично объявил только в середине июля, то есть почти год спустя. Политолог написал, что переехал в Вильнюс из-за обострения интереса со стороны полиции и последующего развития ситуации, намекающего, «что спешить домой не стоит».

Уже 23 июля от своего адвоката Алексея Бушмакова Крашенинников узнал, что стал фигурантом уголовного дела — о клевете в интернете, потерпевшим по которому проходит 93-летний ветеран Игнат Артеменко.

Артеменко уже был потерпевшим по делу о клевете в отношении Навального, оппозиционера оштрафовали на 850 тысяч рублей.

На протяжении процесса Навальный говорил, что ветеран поставил подпись под заявлением о совершении преступления по просьбе своего внука Игоря Колесникова, руководствовавшегося корыстными интересами и использовавшего деда «как куклу».

Согласно постановлению о возбуждении уголовного дела против Крашенинникова — адвокат Бушмаков полагает, что другие документы ему удастся увидеть при его обжаловании — его завели на основании составленного 13 июля рапорта следователя первого отдела по расследованию особо важных дел управления СК по Свердловской области Гараевой.

Из постановления следует, что внимание Гараевой привлекли «ложные сведения, порочащие честь и достоинство Артеменко», опубликованные 5 февраля в телеграм-канале Крашенинникова.

В этот день политолог прокомментировал суд над Навальным несколько раз: написал, что «весь этот балаган с участием 93-летнего деда — это квинтэссенция того, во что Путин превратил память о войне», похвалил оппозиционера за то, что тот «не повелся на эту разводку — каяться перед выжившим из ума человеком, которым бессовестно манипулируют», назвал внука ветерана Колесникова «крепким проститутом» и «дедовладельцем», и спрогнозировал, что 9 мая скоро не будет отмечаться как праздник.

Какой именно из этих постов заинтересовал следовательницу, пока неизвестно. Дело расследует старший дознаватель отдела дознания УМВД по Екатеринбургу майор Дернова. Политолог обращает внимание: доказывать тот факт, что телеграм-каналом владеет именно Крашенников, она не собирается — дело сразу было возбуждено не «по факту» совершения преступления, а «в отношении» человека, по мнению дознавательницы, его совершившего.

Алексей Навальный во время оглашения приговора по делу о клевете на Игната Артеменко на выездном заседании Мирового суда в Бабушкинском суде. Фото: ТАСС

Сами шутят, сами смеются

Крашенинников считает, что на самом деле 13 июля никакой рапорт не составлялся. «Зачем аж целому следователю по особо важным делам садиться 13 июля и читать мой телеграм-канал с начала года? Что ей двигало? Думаю, 13 июля она ничего не читала. Все эти материалы были собраны еще в феврале, когда и были публикации. Они появились и тут же оформились. Как и остальные дела, это методично возбуждено по телеграм-каналу. Это очевидно не случайность, а продолжение прежнего интереса ко мне со стороны екатеринбургских силовиков. Я же у них, видимо, еще с протестов за сквер проходил как человек, который через социальные сети баламутит народ, поэтому с протестами против приговора Навальному они стали фиксировать каждый мой пост, в том числе по делу Артеменко», — рассуждает он.

Почему дело было возбуждено лишь сейчас, а не в феврале, Крашенинников может только догадываться.

«О том, что я не в России, возможно знали только в ФСБ, а в СК и полиции не знали, или не имели точной информации — собираюсь я вернуться или нет. Поэтому сразу после того, как 12 июля я везде заявил, что возвращаться не собираюсь, эта госпожа следователь засела писать рапорт. Может, это сигнал, чтобы точно уж не вернулся. Или у них были готовы материалы дела и они поняли, что оно не особо пригодится, потому что оно было запасено на случай, если я попаду им в лапки. А я-то не попал в лапки, а дело уже готовое — думаю, у них там и экспертизы написаны — и им пришлось как-то его все же пускать в ход», — рассуждает политолог.

Ничего страшного лично для себя в возбуждении этого дела Крашенинников не видит — он говорит, что в Литве чувствует себя «спокойно, уверенно».

«Но мне, конечно, крайне противно и неприятно, что я уехал в Литву, а какие-то высокооплачиваемые следователи по особо важным делам, полицейские чины, чины СК, пишут бумаги, шьют дела. Зачем им вообще это нужно? Какой смысл? Я не понимаю. Но мы теперь видим, чем занимаются эти люди. Обращаю внимание — уже нет ни доносов, ничего нет. То есть давно пора забыть дурацкую фразу, пущенную Довлатовым, про какие-то там доносы. Ни при Сталине, ни сейчас этим карательным органам доносы не нужны. Они прекрасно обходятся своими силами, сами шутки шутят, сами смеются. Сами исследуют социальные сети, сами заводят дела и так далее», — смеется он.

Редактор: Дмитрий Трещанин

Оформите регулярное пожертвование Медиазоне!

Мы работаем благодаря вашей поддержке

Раз в неделю наши авторы делятся своими впечатлениями от главных событий и текстов

Ещё 25 статей