Два дела Юрия Дмитриева в вопросах и ответах
Сергей Голубев
Два дела Юрия Дмитриева в вопросах и ответах
Юрий ДмитриевТексты
18 сентября 2018, 11:06
1558 просмотров
Читать
1 / 5

Кто такой Юрий Дмитриев?

62-летний Юрий Дмитриев из Петрозаводска — историк, краевед и руководитель карельского отделения общества «Мемориал». Благодаря его работе удалось обнаружить тысячи лагерных могил и мест захоронений жертв массовых расстрелов времен Большого террора. Экспедиции, которые на протяжении десятилетий проводил Дмитриев, позволили обустроить множество мемориальных кладбищ, в частности, в Сандармохе, Барсучьих горах, на Секирной горе на Большом Соловецком острове и в Красном Бору у Петрозаводска.

По материалам своих исследований Дмитриев составил и издал несколько книг памяти — в частности, «Их помнит Родина» с именами карелов, погибших в 1937-1938 годах, и «Красный бор», в которой перечислены люди, расстрелянные неподалеку от Петрозаводска в лесу у села Деревянное.

2 / 5

Как и за что Дмитриева судили в первый раз?

Дмитриева арестовали 15 декабря 2016 года по пункту «в» части 2 статьи 242.2 УК (использование лица, не достигшего 14-летнего возраста, в целях изготовления порнографических материалов или предметов). По словам историка, за две недели до этого его вызывал в полицию участковый, по возвращении от которого он заметил следы проникновения посторонних в квартиру. Позже к обвинению добавились статьи 135 УК (развратные действия) и 222 УК (незаконное хранение оружия).

Поводом для ареста послужили 144 фотографии приемной дочери Дмитриева (хотя историк и называет девочку дочерью, он не смог оформить усыновление и был опекуном ребенка), хранившиеся на его компьютере, о существовании которых следствию якобы стало известно из анонимного заявления. По словам историка, он фотографировал дочь, чтобы документировать ее состояние здоровья — когда девочку забирали из детского дома, она сильно отставала в физическом развитии. После возбуждения дела девять фотографий из 144 были признаны порнографическими на основе экспертизы Центра социокультурных экспертиз, фигурирующего в делах против «Свидетелей Иеговы» (организация запрещена в России) и участников Pussy Riot.

Дмитриев находился под стражей уже год, когда вторая экспертиза, назначенная в ходе рассмотрения уголовного дела в суде по ходатайству прокуратуры и проведенная в Федеральном департаменте независимой судебной экспертизы, отказалась считать снимки порнографическими. После этого суд не удовлетворил ходатайство следствия о продлении меры пресечения в виде заключения под стражу, а через месяц — когда психическое состояние обвиняемого исследовали в московском Центре имени Сербского — Дмитриева отпустили из-под стражи.

Приговор был оглашен 5 апреля 2018 года. Хотя прокуратура запрашивала для историка девять лет колонии строгого режима, суд оправдал Дмитриева по статьям об изготовлении порнографии и развратных действиях, приговорив к 2,5 годам ограничения свободы по обвинению в хранении незарегистрированного старого ружья.

Заседания по первому делу Дмитриева проходили в закрытом режиме: статья 241 УПК, устанавливающая принцип открытости и гласности суда, делает исключение для тех случаев, когда разбирательство «может привести к разглашению сведений об интимных сторонах жизни участников уголовного судопроизводства».

О приемной дочери историка ничего не известно: закон «О СМИ» прямо запрещает распространение «информации, относящейся к несовершеннолетнему потерпевшему от преступления против половой неприкосновенности и половой свободы личности».

3 / 5

Но если его оправдали, как Дмитриев снова оказался в СИЗО?

Жалобу на приговор подала прокуратура, усмотревшая в решении суда «несоответствие фактическим материалам дела». Жаловалась на приговор и родная бабушка приемной дочери Дмитриева. 14 июня 2018 года Верховный суд Карелии, выступая в качестве апелляционной инстанции, удовлетворил жалобу и отменил решение Петрозаводского городского суда. На заседании бабушка девочки убеждала суд в том, что историк «опозорил ее и внучку».

Несмотря на решение Верховного суда, Дмитриев оставался под подпиской о невыезде — следователь не стал выходить с ходатайством об изменении меры пресечения. Однако 27 июня историка задержали на выезде из Петрозаводска, когда он на машине ехал на кладбище, где похоронена его знакомая. На следующий день Следственный комитет объявил, что историк стал подозреваемым по новому уголовному делу, возбужденному по пункту «б» части 4 статьи 132 УК (насильственные действия сексуального характера в отношении лица, не достигшего 14 лет), после чего его арестовали.

О возбуждении нового уголовного дела стало известно лишь на следующий день после задержания — 28 июня. Поводом послужили записи двух бесед с приемной дочерью Дмитриева: одна состоялась 18 мая с психологом и родной бабушкой девочки, другая — 6 июня со следователем и психологом. На их основании следователь оформил протоколы взятия объяснений, которые и легли в основу новых обвинений.

4 / 5

Что стало с первым делом Дмитриева?

Хотя формально последний арест не имеет отношения к первому делу, из-за вынесенного Верховным судом решения об отмене приговора оно будет рассмотрено заново. Обвинения, предъявленные историку, остались без изменений.

Первое заседание прошло в Петрозаводском городском суде 25 июля, дело ведет судья Александр Мерков. Сразу после начала заседания судья объявил перерыв до 18 сентября, поскольку Дмитриев находился на психиатрической экспертизе — на этот раз в Петербурге.

5 / 5

Значит, Дмитриева будут судить дважды?

Скорее всего, да. Первое дело будет рассматриваться в суде, пока следователи собирают доказательства и пытаются утвердить обвинительное заключение по второму. Деяния, которые вменяют историку относятся к разным периодам: первое дело посвящено фотографиям, сделанным с 2009 по 2012 годы, а второе — 2012-2016 годам. Дела объединены не будут, поскольку первое уже ушло в суд, а расследование второго еще не завершено.

Защита историка полагает, что следствие могло специально не возбуждать второе дело, пока оправдательный приговор по первому не будет отменен. «Новое дело — это просто средство давления на первое, его цель — привести к обвинительному приговору оба дела. <…> Потому что из первого дела, из-за того, что его отменили из-за недостаточности оснований, там обвинительный приговор уже не слепишь — у судов же тоже есть какой-то предел падения», — объяснял адвокат Виктор Ануфриев.