В Ростове-на-Дону активистке «Открытой России» Анастасии Шевченко продлили домашний арест по делу о «нежелательной организации»
В Ростове-на-Дону активистке «Открытой России» Анастасии Шевченко продлили домашний арест по делу о «нежелательной организации»
Данное издание существует на пожертвования читателей — только благодаря вам мы можем продолжать свою работу. Из-за вторжения в Украину и(или) санкций их стало гораздо меньше, поэтому мы пишем капслоком: если можете, поддержите «МЕДИАЗОНУ». Нет войне.
Оформите регулярное пожертвование Медиазоне!Поддержать

Ленинский районный суд Ростова-на-Дону продлил срок домашнего ареста активистке «Открытой России» Анастасии Шевченко, которую обвиняют в осуществлении деятельности «нежелательной» организации (статья 284.1 УК). Об этом «Медиазоне» рассказал член совета «Открытой России» Александр Соловьев.

О продлении срока домашнего ареста Шевченко просил следователь, по мнению которого, более мягкую меру пресечения ей нельзя избрать из-за тяжести преступления «против основ конституционного строя». Кроме того, считает СК, активистка может скрыться от следствия, несмотря на то, что у нее забрали загранпаспорт.

Адвокат Шевченко Сергей Бадамшин просил суд ослабить условия домашнего ареста: разрешить гулять и провожать детей в школу, а также звонить врачам не только в том случае, если нужно вызвать скорую помощь. Эти ходатайства защиты суд отклонил.

Следователь попросил приложить к материалам дела документы из школы, которые подтверждают, что дети Шевченко исправно хотят на учебу. Это, по мнению следствия, доказывает, что активистке не нужно ослаблять условия домашнего ареста. Суд ходатайство удовлетворил.

При этом защита активистки настаивает, что у детей возникли проблемы из-за меры пресечения матери: бабушка не может возить их в школу по состоянию здоровья, поэтому каждый раз их провожают другие люди — друзья Шевченко и коллеги из «Открытой России».

Анастасия Шевченко стала первой обвиняемой в осуществлении деятельности «нежелательной» организации. В конце января суд отправил ее под домашний арест, несмотря на ее просьбы избрать другую меру пресечения, которая позволила бы помочь болеющей дочери. 31 января дочь Шевченко умерла в реанимации, куда ее доставили с обструктивным бронхитом. 

На заседании по продлению меры пресечения Шевченко рассказала, что когда она ехала к умирающей дочери, следователь дважды ей звонил и спрашивал, свернула ли она в сторону Украины.

Ещё 25 статей