Дело об убийстве Немцова. День 13 — Медиазона
Дело об убийстве Немцова. День 13
8 ноября 2016, 11:32
2940 просмотров

Фото из материалов дела

После перерыва, связанного с болезнью одного из адвокатов, в Московском окружном военном суде продолжаются слушания по делу об убийстве политика Бориса Немцова. Прокуратура допросила перед присяжными свидетеля Артема Трапезина, который рассказал, как Заур Дадаев покупал у него автомобиль ZAZ Chance, использовавшийся для слежки за Немцовым.

11:23

Предыдущее заседание должно было состояться 1 ноября, но его отложили из-за неявки адвоката Заурбека Садаханова, единственного защитника подсудимого Хамзата Бахаева. Садаханов через коллег передал, что он «лежит с температурой». Секретарь судьи позвонила в адвокатскую контору, где не сказали ничего конкретного насчет отсутствия защитника.

Заседание отложили на 3 ноября, но и в этот день адвокат не появился, а ситуация с его болезнью не стала ясней.

Сегодня Садаханов на месте.

Как слушатель в суд пришла Хеда Саратова, правозащитница из Грозного, известная своими хорошими отношениями с чеченской властью.

11:42

В суде нет Артема Сарбашева, одного из защитников Анзора Губашева, но на месте его второй адвокат Муса Хадисов. Судья Юрий Житников спрашивает адвоката Садаханова, что с ним было. Тот отвечает, что заболел и ему нужен был постельный режим. Судья журит его за то, что он сам не позвонил и не предупредил о болезни.

— Какие-то документы есть у вас?

— Нет, это слишком долго было бы, поликлиники, врачи.

Судья «в связи с тем, что у нас случаются такие заминки», предлагает ввести в дело адвоката по назначению для Хамзата Бахаева. Адвокат уже пришла в суд, это Виктория Можайкина, девушка с коротко подстриженными темными волосами, в черной кофте и фиолетовом платке.

Бахаев говорит, что ему не нужен еще один защитник. Адвокат Заурбек Садаханов поддерживает своего клиента. Прокурор Мария Семененко выступает за нового адвоката.

— Виктория Александровна, у вас есть необходимость ознакомиться с материалами дела? — интересуется судья.

Можайкина говорит, что считает невозможным свое участие в деле, если Бахаев не хочет этого. Судья игнорирует ее мнение. «Ваш отказ не принимается», — говорит он Бахаеву и назначает Можайкину вторым его защитником.

Адвокат Марк Каверзин обращается к судье и говорит, что новый адвокат не сможет исполнять свои обязанности, если она не ознакомится «в полной мере» с материалами дела. Конвойная овчарка тихонько рычит.

11:45

— Суд самостоятельно должен принять решение по времени, которое предоставит адвокату на ознакомление с материалами дела, — заканчивает Каверзин.

Адвокат Можайкина подтверждает, что ей нужно время на ознакомление с делом. На 76 томов дела ей нужен месяц.

— В таком случае у нас есть Заурбек Айндынович, а вы ознакомитесь с делом в перерывах, — говорит судья Житников.

— Ваша честь, если я отказываюсь, зачем он (защитник — МЗ) мне нужен? — спрашивает Бахаев.

— Много защитников не бывает. Тем более, государством предоставлен, вы ничего платить не будете.

11:59

Адвокат Марк Каверзин переходит к ходатайству об исключении части доказательств как недопустимых. Речь идет об исследованной в суде видеозаписи с регистратора Михаила Береснева, который проезжал по Большому Москворецкому мосту за несколько минут до убийства.

Адвокат говорит, что нельзя исключить монтаж видеозаписи.

«Дело в том, что каждое оборудование, на которое происходит любая видеозапись, должно иметь документацию», — говорит Каверзин, аргументируя свое ходатайство. Он добавляет, что необходимо установить, было ли постороннее вмешательство в видеозаписи, которые есть на флеш-накопителе, и «если нет этого документа, то нарушен регламент».

«Нужно установить, соответствуют ли они всем стандартам», — продолжает защитник. Он настаивает, что сейчас нельзя сказать, достоверны ли видеозаписи.

Прокурор возражает против этого ходатайства, указывая, что законных оснований для исключения видео нет. Адвокаты потерпевших ее поддерживают.

12:02

Во время очередного пересказа аргументов Каверзина судья его прерывает. Он отказывает в ходатайстве и постановляет не исключать из части доказательств протоколы осмотров видеозаписей и протоколы выемки.

«Они все составлены в соответствии с УПК надлежащими должностными лицами. Что касается проверки изъятых видеоматериалов на предмет фальсификации изображения, то оснований для проведения проверки не имеется, поскольку все видеозаписи были изъяты у лиц, заинтересованность которых в исходе дела не установлена», — говорит Житников.

Лица, у которых изъяли записи, это, в частности, старшая по подъезду, где жили обвиняемые, управляющий кафе Bosco, телевизионная компания ТВЦ. Ходатайство отклонено.

12:06

В зал приглашают присяжных заседателей. Сегодня в суд пришел свидетель Артем Трапезин — он работал в салоне «Автостайл» и продал автомобиль ZAZ, на котором ездили убийцы Немцова. На следствии Трапезин опознал как покупателя Заура Дадаева.

Трапезин — мужчина в черном свитере и темно-серых штанах с большим числом карманов. Сейчас он работает водителем.

12:09

Судья Юрий Житников:

— Ранее с кем-либо из подсудимых вы были знакомы?

— Не то чтобы знакомы, но виделся.

— С кем именно?

— С Зауром.

— Фамилия у Заура есть?

— Дадаев Заур, — отвечает свидетель, добавляя, что неприязненных отношений у него к нему нет.

Заур Дадаев говорит, что видел свидетеля только в Следственном комитете.

12:16

Прокурор Мария Семененко начинает допрос свидетеля:

— Расскажите. при каких обстоятельствах вы познакомились с Зауром Дадаевым?

— По телефону, — говорит Трапезин.

Он вспоминает, что тогда работал менеджером в компании «Автостайл», занимался продажей машин. После звонка Дадаев приехал в салон и купил автомобиль.

— Что это за фирма, чем занималась?

— Занималась б/у автомобилями, продажей, комиссией.

— А автомобили как к вам прибывали для продажи?

— По-разному. Были и менеджеры, которые выкупали машину, и комиссионеры, которые ставили автомобиль на комиссию.

— У вас машины новые или бывшие в употреблении?

— Нет, все с пробегом были.

— Итак, когда поступил звонок от Заура Дадаева?

— Перед обедом.

— А месяц, год?

— А, 20 октября 2014 года.

— То есть перед обедом... Какой текст был, что он спрашивал?

— Его автомобиль интересовал.

— Какой автомобиль интересовал?

— ZAZ Chance.

— А то, что ZAZ Chance продается, было где-то опубликовано?

— Конечно.

— У вас в продаже сколько автомобилей ZAZ Chance было на тот момент?

— Два, второй был дороже, черный.

— Что происходило после звонка Заура Дадаева? Он вам представился?

— Представился.

— Вы встретились где?

— Мы встретились на улице, возле здания, Мелитопольская, дом 1. Вошли, я показал автомобиль, все понравилось, пошли договариваться о цене, договорились о цене, он сказал, что поедет за деньгами — «приеду, заберу».

— Как вы узнали, что он Заур Дадаев?

— Ну я паспорт его взял, а когда мы встретились, я представился, что я Артем, а он — Заур. Мне сначала послышалось Саур. Потом переспросил.

— Поэтому вы запомнили?

— Да.

— А фотография в паспорте соответствовала покупателю?

— Нет. В каком плане, мы оформляли копию…

— В его паспорте фотография соответствовала?

— А, да.

12:21

По просьбе прокурора свидетель описывает ZAZ Chance, который купил Дадаев.

— А как к вам попала эта машина?

— Поставили на комиссию.

— А кто привез?

— Кто точно привез, не помню, два молодых человека.

Артем Трапезин вспоминает, что машина сначала была нерабочая, но эти двое менеджеров ее отремонтировали.

— Пришлось поработать с выхлопной системой, двигателем, съездить за глушителем.

— Может, в салоне какие-то приметные вещи были?

— В салоне ничего не было, чистенько, только запах сена был.

— Итак, Заур сказал, что едет за деньгами. Что было, когда он вернулся? Это тоже было 20 октября?

— Да, это после обеда, где-то в два часа. Он подъехал, мы показали машину, завели ее. Она осталась работать, а мы пошли на оформление, наверх поднялись.

— На чем приехал Заур Дадаев?

— Не помню, на черной машине.

— Он был за рулем?

— Он был с кем-то.

Марку автомобиля и лицо водителя он точно не запомнил: «Был в спортивной одежде. Крупного телосложения».

12:23

— Итак, вы с ним проходите для покупки автомобиля ZAZ Chance. Скажите, на какую сумму вы договорились?

— 90 тысяч рублей.

— Теперь расскажите о том, как совершалась покупка.

— Заур сказал, что машина будет оформляться не на него, а на его брата.

По словам свидетеля, Дадаев рассказал, что его брат попал в аварию и должен вернуть машину. В итоге покупку оформляли по ксерокопии паспорта некого Алиева.

— После оформления документов, какие документы у вас в салоне остались?

— Честно говоря, я не знаю, я оформлением не занимаюсь.

— Что дальше было?

— Дальше отдали автомобиль.

Трапезин уточняет, что позвонил директору узнать, можно ли оформить машину по ксерокопии паспорта, директор разрешил, но перед этим Трапезин все же попросил паспорт самого Дадаева. «Он немного разозлился», — вспоминает Трапезин. Удостоверившись, что Дадаев представился своим именем, свидетель вернул ему паспорт. Дадаев уехал на ZAZ Chance, сев на водительское место.

12:30

Прокурор Алексей Львович просит вспомнить номер машины: 649, 190 регион, буквы свидетель точно не может припомнить.

— А на кого был зарегистрирован автомобиль, до того как он в салон попал?

— На женщину.

— В вашем салоне вы снимали его с регистрационного учета?

— Нет.

— Почему?

— Машина не снимается с учета, такого нет с тех времен. Если человек покупает автомобиль, он приезжает в ГИБДД и сам встает на учет.

Свидетель Трапезин предполагает, что Дадаеву передали договор купли-продажи, два комплекта ключей (раньше Юлия Свентицкене, прежний владелец автомобиля, говорила, что только один комплект передала, а второй забыла у себя дома).

— А вы тонировали данный автомобиль?

— Нет.

— А была на нем вообще тонировка?

— Не было.

— Еще вопрос по лакокрасочному покрытию. Что вы делали?

— Я конкретно ничего не делал. У нас есть свой сервис. Там чистка, полировка. Там уже надо было красить.

— Но вы перекрашивали?

— Нет.

Адвокат Ольга Михайлова, которая представляет семью Немцова, интересуется, была реклама об этом автомобиле размещена только в интернете или и на других площадках. Свидетель отвечает утвердительно. Пробег машины был до 100 тысяч километров.

12:34

Допрос продолжает защитник Заура Дадаева Марк Каверзин:

— Где вы находились, когда, по вашим словам, к вам приехал Дадаев?

— В салоне.

— Где припарковали данную машину люди, которые к вам приехали?

— Сбоку, перед шлагбаумом.

— А на здании у вас есть камеры, аппаратура, которая фиксирует происходящее у здания?

— Да, есть камеры.

— А Дадаев к вам один выходил?

— Да.

Свидетель уточняет, что Дадаев поднимался на четвертый этаж, где ему показали копии документов.

— В чем находились ключи?

— Изначально в коробке.

Второй комплект ключей был «завернут», вспоминает свидетель.

— То есть у вас было два комплекта ключей?

— Да.

Заур Дадев осматривал машину 10-15 минут. Трапезин не помнит, звонил ли кто-то в это время Дадаеву.

— За какую сумму вы предложили купить данный автомобиль?

— Сумма, она в интернете стояла, была 111 тысяч, а договорились мы на 90 тысяч.

— Вы сразу поинтересовались, на кого будет оформляться эта машина?

— Да, он сразу сказал, что будет оформлять ее на брата.

— Вам известны вообще правила продажи автомобилей? Продаются они по доверенности?

— Мне ничего не предоставляют, я только показываю автомобили.

— Оформляют машины при вас или не при вас?

— Не при мне.

— А кто у вас оформлял автомобиль?

— Юлия. Фамилию не помню.

12:40

— Вот показали документы, он уехал. Через сколько времени приехал этот человек? — продолжает адвокат Каверзин.

— Примерно через полтора часа.

— Он вам предварительно звонил?

— Да.

— Вот приехал он второй раз. Где вы находились?

— На четвертом этаже.

— Он сам к вам поднялся?

— Нет, я спустился.

Свидетель Трапезин говорит, что Дадаев не проверял, «едет ли машина», после того как он при нем заводил ее.

Каверзин интересуется, не сверял ли свидетель фамилии покупателя и его брата, чтобы понять, родственники они или нет. «Ну фамилии могут быть разные, и брат может быть двоюродный, я не углублялся», — говорит Трапезин. Паспорт Дадаева он называет «нормальным, чистым».

Сам он копию с его паспорта не снимал, а человек, который оформлял покупку «не захотел».

— Где сидела девушка Юлия (оформлявшая документы — МЗ), там находилась аппаратура, которая делает копию?

— Да.

Защитник Каверзин допытывается, почему Трапезин не сделал копию паспорта Дадаева, который сначала показался свидетелю подозрительным. Ранее свидетель уже уточнил, что после проверки паспорта Дадаева у него отпали подозрения.

— Вы Юлии отдали документы?

— Да.

— Что вы дали?

— Копию паспорта. Там, где фотография и прописка.

— Юлии вы что-то объясняли?

— Да, я подошел, сказал, что человек хочет по копии паспорта оформить, она позвонила директору, он дал добро на оформление по копии паспорта.

12:47

Свидетель уточняет, что сам он не связывался с директором по этому вопросу, звонила только девушка-оформитель.

По его словам, Дадаев объяснял покупку именно этой машины тем, что его брат разбил «узбеку» такой же автомобиль.

— Заур в чем-то расписывался?

— Я не знаю, что было на оформлении. Он забрал документы, я ему выдал вторые ключи, и мы спустились.

— Вы точно помните, что выдавали вторые ключи?

— Да.

— Сколько он находился у оформителя Юли?

— Минуты полторы.

— Она вам рассказывала что-то?

— Нет.

— Какие документы вы ему отдали?

— Документы оформитель отдал.

— Скажите, пожалуйста, какой компьютер стоял у Юлии?

— Да обычный.

— Если можете вспомнить, откуда он доставал этот паспорт, в чем он был?

— Он не был в обложке.

— Точно без обложки, да?

— Да.

— Это паспорт был только что, выданный давно? Особенности паспорта можете вспомнить?

— Нет особенностей. Может, даже лучше чем мой выглядит, посвежее.

— А куда он убрал паспорт потом?

— Во внутренний карман.

— У меня пока нет вопросов, ваша честь.

12:50

Вопросы задает второй адвокат Дадаева Шамсудин Цакаев:

— Ваши обязанности повторите, пожалуйста.

— Я договариваюсь с клиентом, объясняю адрес, встречаю его, показываю автомобиль, провожаю наверх, если автомобиль оформляется — отдаю ключи.

В «Автостайле» Трапезин работал с марта 2014 года и продавал примерно по семь автомобилей в месяц.

Адвокат Цакаев выясняет, где стояла машина ZAZ Chance. От въезда на стоянку салона до машины было метров 50-70, вспоминает свидетель.

— За весь ваш период работы, сколько раз вы оформляли машины по ксерокопии паспорта?

— Это первый был.

— Вы сказали, что у вас были некие подозрения, но вы продолжили оформление машины…

— Не я продолжал, директор уже дал добро.

— В ваши обязанности входила проверка документов человека?

— Нет, это была моя инициатива.

Цакаев спрашивает, поинтересовался ли свидетель, зачем машину оформляют не на «узбека», которому ее якобы должны были вернуть, а на брата покупателя.

— Нет, это не мои дела, кто как долги отдает.

12:52

— Дадаев с какого номера телефона звонил? Помните?

— Ну там такой симпатичный номер был, — улыбается свидетель. — Такой закругленный. На конце 05.

— Ну красивый номер, да?

— Да.

12:56

Вопросы задает адвокат Анзора Губашева Муса Хадисов:

— Скажите, эта машина была чьего производства, какое государство?

— ZAZ Chance? Получается, Украина.

— В какой одежде Дадаев приходил?

— На тот момент я описал, в темной одежде, культурная такая.

— Вы говорили, что он лицо кавказской национальности?

— Да.

Хадисов просит Дадаева встать и вспомнить, как свидетель определил, что он лицо кавказской национальности.

— У каждого есть свое представление.

— На русского не похож?

— Ну Кавказ у нас не Россия? Он же русский, — запутался свидетель.

— Что у вас вызвало подозрение?

— Изначально, лицо кавказской национальности отдает долг узбекам, ну, пищевая цепочка, — не принято. Я вам больше скажу, у него речь чистая-нормальная.

— Это единственная нация в России — чеченцы, — которая говорит без акцента, — замечает адвокат Хадисов.

12:58

Магомед Хадисов, который защищает Шадида Губашева, уточняет:

— Вы хорошо разбираетесь в марках автомобилей?

— Да.

— Разными марками занимается ваш салон?

— Да.

— Вот вы объяснили, что Заур Дадаев вам запомнился как покупатель, но вы не можете вспомнить, на каком автомобиле он приехал.

— Ну, не посмотрел, у меня свой интерес на тот момент был — автомобиль продать.

Свидетель не знает, кто увозил автомобиль для ремонта до его продажи. Сам он этим не занимался.

— Не знаете, оформлялся ли страховой полис на этот автомобиль?

— Не знаю.

13:04

Теперь защитник Хамзата Бахаева Анна Бюрчиева:

— Почему вы запомнили Дадаева?

— Да просто запомнился человек, присмотрелся, пока беседовали.

— У него есть какие-то особенности?

— В целом нет.

— А когда вы появились в деле как свидетель в первый раз?

— На этот вопрос не отвечайте, этот вопрос относится к сбору доказательств, который мы не обсуждаем при присяжных, — вмешивается судья.

— Хорошо. А когда вы в первый раз сказали, что это Дадаев был? В каком году?

— В 2015-м, в апреле, по-моему.

У нового адвоката Можайкиной нет вопросов.

Заурбек Садаханов:

— Вы можете назвать, какого цвета была одежда на втором человеке?

— Нет, темная одежда, у него была борода. Спортивный костюм.

Свидетель снова говорит, что не запомнил лицо второго человека, поскольку не говорил с ним и не имел времени разглядывать его.

13:07

Адвокат Каверзин просит подняться Дадаева.

— В октябре у вас был паспорт гражданина РФ?

— Да, был.

— Можете описать свой паспорт?

— Я свой паспорт вместе с военным билетом потерял, и мне его через два дня вернули, — вспоминает Дадаев.

Он говорит достаточно неразборчиво и добавляет, что цвет военного билета попал на первые страницы паспорта, они покрасились, а одна из них проколота дыроколом. «Он весь потрепан», — утверждает подсудимый.

— Вы там сфотографированы, сколько вам там было лет?

— После 18 сделано. По-моему 20.

— Сколько вам сейчас лет?

— 34.

— Я правильно понимаю, что фотография была сделана 14 лет назад?

— Да, вроде в 2001 делал.

Теперь Каверзин переспрашивает свидетеля о паспорте, и он вновь повторяет, что паспорт был в хорошем состоянии: «Нормальный, свежий паспорт».

13:09

Снова спрашивает адвокат Цакаев:

— Вы говорили, что как только вы встретились, вы сразу познакомились с Зауром?

— Да.

— И сразу плотно с ним общались?

— Ну, достаточно плотно.

— Вы сразу правоохранительным органам имя его назвали?

— Нет, описал его.

— Имя не называли?

— Нет, не спрашивали.

— У вас правоохранители не спрашивали имя?

— Нет.

— Вопрос снимается, — говорит судья.

— Задача запомнить самого Дадаева у вас была?

— Да, я лицо его рассматривал.

— В связи с чем?

— Ну я уже говорил, что машина оформляется на ксерокопию паспорта, и даже не его паспорта.

13:14

Посовещавшись с Дадаевым, Каверзин уточняет:

— Когда 20 октября человек вам звонил, он спрашивал конкретный автомобиль, который искал?

— Да, ZAZ Chance.

Свидетель рассказывает, что у автомобиля был севший аккумулятор, и он его заряжал при покупателе.

— Кому конкретно вы передавали документы для оформления?

— Юле.

— Что вам еще запомнилось в паспортах, которые вы видели? Может, запомнились республики, в которых они выдавались?

— Северный Кавказ, это мне запомнилось.

Адвокат перечисляет северокавказские регионы и уточняет, какие именно были в паспортах. Свидетель точно не запомнил.

— Скорее всего, это Чечня, Дагестан, Ингушетия.

— Давайте, я задам вам конкретный вопрос, и вы попробуете ответить. Имя человека, который оформлял ZAZ Chance?

— Юля.

Больше у Каверзина нет вопросов. Заур Дадаев сам спрашивает:

— Вы помните, какая резина была на машине?

— Нет, не помню.

— Вы сначала сказали, что я один раз поднимался. Потом сказали, что два.

— Два раза поднимались. Вы поднимались — ксерокопию показывали.

13:15

Адвокат Садаханов:

— Вы сказали, что имя запомнили, а фамилию не запомнили.

— Да.

— С какого момента вы помните его имя?

— С самого начала. Мне неудобно было, я переспросил: Саур? Он ответил: Заур.

— То есть с этого момента вы помните имя?

— Да.

13:19

Прокурор Мария Семененко подходит к трибуне, за которой стоит свидетель, с четырьмя томами дела. Она показывает ему протокол осмотра места происшествия 1 марта 2015 года, когда в Трубниковском переулке обнаружили ZAZ Cance. К протоколу приложены фотографии — ранее их уже показывали присяжным и свидетелю Юлии Свентицкене, бывшей владелице автомобиля.

На фотографии из переулка свидетель опознает тот самый ZAZ Chance, который он продал Дадаеву.

Прокурор просит объяснить присяжным, по каким признакам он узнал автомобиль. Матовый капот, обычно бывает блестящий, и какие-то особенности на переднем крыле машины, говорит свидетель. Он показывает все это на фотографиях.

На фотографиях видна тонировка на стеклах.

— Вы эту тонировку не ставили? — спрашивает Семененко.

— Нет, не тонировали.

13:33

Прокурор показывает свидетелю и присяжным и другие фотографии автомобиля, уже из других томов дела. Некоторые фотографии цветные, некоторые — из системы «Поток», а некоторые — черно-белые, разделяет их прокурор.

— Вопрос к свидетелю. Скажите, пожалуйста, вот это изображение автомобиля вам знакомо? — интересуется Семененко.

— Автомобиль знаком, — говорит Трапезин, снова объясняя, по каким признакам узнал машину.

Теперь прокурор Семененко вместе со свидетелем показывают и комментируют присяжным изображения. Речь о снимках на Голиковском переулке, где автомобиль припаркован рядом с Малой Ордынкой. В частности, он зафиксирован там 13 декабря 2014 года.

Следующие снимки: 27 января 2015, 11:20, ZAZ Chance припаркован у дома 8 в Голиковском переулке. «Да, это тот же самый автомобиль», — говорит свидетель. В том же районе машина зафиксирована и 3 и 11 февраля 2015 года.

— И это какой автомобиль?

— ZAZ Chnace.

— С которым что вы сделали?

— Продал.

— Кому?

— Зауру.

13:42

Закончив с фотографиями, в суде исследуют договор о комиссии транспортного средства.

— Здесь написано ООО «Квест», — говорит Семененко.

— Это наше дочернее [предприятие], — поясняет Трапезин.

— В договоре сказано, что автомобиль серо-голубой. А вы сказали серебристый. Так какой цвет?

— Ну смотря когда смотреть, ну он такой светлый, серо-голубой.

Фамилия Свентицкене Трапезину не знакома. Также он подтверждает, что Дадаеву, как и сказано в договоре, передали два комплекта ключей. Прокурор говорит, что всего у бывшей владелицы Свентицкене было три комплекта ключей.

13:51

Еще один документ: перечень действий комиссионера при подготовке автомобиля к продаже: мойка кузова, салона, полировка кузова, чистка салона, диагностика ходовой части автомобиля и другие. В перечне сказано, что объявления о продаже ZAZ Chance разместили на 10 сайтах.

Следующие документы, на которых обвинение долго не задерживается, — условия исполнения договора комиссии и акт приема-передачи транспортного средства от 5 сентября 2014 года. Все документы показывают присяжным.

Договор купли-продажи — участник продажи «Автоальянс». Свидетель поясняет, что в интернете «светится» «Автостайл», а по документам проходит «Автоальянс». В документе также говорится, что оформляла договор некая Ирина. Трапезин говорит, что перепутал имена — ранее он называл оформителя договора Юлей.

Адвокат Каверзин возмущается: «Перепутали?!?». Прокурор заступается за свидетеля, а подсудимые обвиняют Семененко в том, что она ему подсказывает.

В материалах дела как девушка, оформлявшая договор, фигурирует Ирина Моргачева.

13:54

Завязывается перепалка, которую пресекает судья Житников. Он напоминает, что может удалить участников процесса из зала.

— Мария Эдуардовна, корректные вопросы задавайте.

— Да, ваша честь, я вас поняла.

Прокурор просит пояснить, «кто что делает» согласно договору — Моргачева, Свентицкене и Алиев.

— Свентицкене продает автомобиль, Алиев покупает автомобиль, а Моргачева — оформитель, — говорит Трапезин.

На вопрос прокурора он повторяет, что перепутал имя оформителя: «Уже года два не видел ее». Алиева свидетель вообще никогда не видел.

Присяжным демонстрируют копию паспорта Гаджимурада Алиева, на которую был куплен автомобиль ZAZ Chance. Свидетель подтверждает, что именно эту копию паспорта он получил от Дадаева.

14:03

Новые фотографии ZAZ Chance из системы «Поток». «Мы их еще не исследовали», — уточняет Семененко. Снимок датирован 20 октября 2014 года — в день покупки автомобиля. Машину зафиксировала камера в 15:40 в районе Каширского шоссе, районе Борисово, а позже в районе Востряковского проезда.

— Каширское шоссе от Мелитопольской как далеко расположено? — спрашивает Семененко у свидетеля.

— Где-то в 7 километрах.

— А в какую сторону Дадаев поехал?

— Не знаю.

Прокурор Семененко говорит, что перед исследованием других доказательств со свидетелем, хотела бы огласить его показания, данные на следствии.

14:04

Но сначала Заур Дадаев просит показать ему материалы с фотографиями автомобиля. Адвокат Каверзин предлагает сначала задать вопросы свидетелю, а потом показать подзащитному материалы.

— Известно ли вам, передвигался ли данный автомобиль после 1 марта? Ездил ли он 5 марта 2015 года, 13 марта? — интересуется он.

— Как я его продал, дальнейшая его судьба мне неизвестна.

— Вы на этих местах, где вам показали автомобиль, были? Вы лично видели там автомобили?

— Конечно, нет.

Адвокат показывает присяжным материалы, в которых обращает внимание присяжных на какую-то деталь, но прокурор Семененко его прерывает, замечая, что эти документы сегодня не исследовали. Каверзин настаивает на обратном: он говорит о списке передвижений автомобиля, но Семененко утверждает, что показывала документы с данными о парковке автомобиля в разные дни.

14:08

После объяснения с судьей Каверзин возвращается к присяжным с томом дела и обращает их внимание на три строки в материалах под фотографиями, датированными 5 марта 2015 года — то есть уже после обнаружения машины следствием. Первая строчка 5 марта, вторая 6 марта, третья 13 марта. Автомобиль был заснят в районе Волгоградского проспекта и на Андроповском проспекте.

Свидетель подтверждает, что это тот же автомобиль, который он продал.

В это время один из присяжных передает записку судье.

14:13

Адвокат Марк Каверзин продолжает:

— Когда вы начали давать свои показания, вы немножко другие буквенные значения данного номера назвали?

— Я по-моему сказал букву «в».

— Вы сказали «в», «к», «е».

— Прошло много времени, чуть-чуть мог ошибиться, — говорит Трапезин. При этом ранее на вопрос о буквах в номере он сказал, что не помнит точно номер.

— Вы уверены, что это та же машина?

— Да, я ее из тысячи узнаю.

Адвокат интересуется, почему при такой хорошей памяти свидетель не помнит имя оформителя. Трапезин отвечает, что толком «не общался с ней никогда».

— Вы эти документы сами до сегодняшнего дня видели?

— ПТС (паспорт транспортного средства — МЗ) видел, договор купли-продажи нет.

Каверзин уточняет, что свидетель Свентицкене говорила, что передала посредникам при продаже автомобиля только один комплект ключей от автомобиля, свидетель настаивает, что передавал Дадаеву два.

14:19

Шамсудин Цакаев интересуется фамилией, именем и отчеством директора салона, который разрешил оформить договор по ксерокопии паспорта.

— Турников Илья. По-моему, Александрович. Он просто моложе меня, из-за этого отчество, понимаете...

— Вы говорите, что не имели отношения к оформлению, но дали четкие комментарии к документам. Какое отношение к оформлению вы имеете? Вы на тот момент эти документы видели?

— На тот момент? Нет, не видел.

Адвокат Муса Хадисов интересуется появлялась ли машина в салоне после 1 марта, свидетель отвечает отрицательно.

— Ехать машина могла и на эвакуаторе, — добавляет свидетель.

14:21

Прокурор передает присяжным том дела с показаниями Трапезина на следствии. Сам он пока сел на диванчик рядом с полицейскими.

Присяжный передает еще одну записку судье. Остальные пока читают протокол.

Судья спрашивает свидетеля:

— Когда вы поступили на работу (в автосалон — МЗ)?

— В марте 2014-го.

— А когда уволились?

— В январе 2015-го.

14:30

Присяжные читают показания Трапезина на следствии, которые существенно не различаются от сказанного им в суде. В них уточняется, что у проданного им ZAZ Chance был номер Т649КЕ/190RUS.

«Через несколько дней после убийства Немцова Б.Е., точное число он не помнит, в новостях рассказывали о том, что убийство Немцова Б.Е. раскрыто и показали репортаж из зала суда. Когда он посмотрел на мужчину в зале судебного заседания, за решеткой, и произносящего фразу "Я люблю Пророка Мухаммеда", жестикулируя при этом руками, он, по росту, телосложению, по цвету волос, прическе, форме носа, а также по лицу узнал Заура», — пересказываются его показания в обвинительном заключении.

Прокурор просит разрешения огласить эти показания, судья не против, и Семененко читает протокол допроса от 16 марта 2015 года.

14:41

Во время этого допроса Трапезин рассказывал, что 19 августа 2014 года он устроился в «Автостайл». Обязанности — общение с клиентом, тест-драйв. 20 октября примерно в полдень ему позвонил на рабочий номер мужчина, который хотел приобрести автомобиль в их салоне, после чего потом свидетель спустился вниз. Там он увидел мужчину «неизвестной мне кавказской национальности». Трапезников тогда говорил, что вряд ли сможет опознать его.

«В машине сохранился запах домашних животных», — уточнял на этом допросе Трапезин.

В этих показаниях Трапезин также рассказал, что, по словам клиента, его брат попал в аварию и находился в больнице после ДТП. Клиент выбрал ZAZ Chance серого цвета, с учета автомобиля не был снят. После этого мужчина попросил оформить покупку на паспорт его брата, но позже он вернулся лишь с ксерокопией паспорта.

После этого Трапезин попросил мужчину показать уже его паспорт. Тогда клиент стал волноваться и интересоваться, зачем ему это, но в итоге показал документ.

— Подтверждаете их? — спрашивает Семененко.

— Да.

— Вы здесь не указываете имени Заура, а также говорите, что «опознать, наверное, не смогу». Почему вы говорили так?

— Ну, время прошло и в новостях потом увидел Заура.

Заурбек Садаханов:

— Вы в этих показаниях подробно описываете лицо, которое сидит за рулем (черного автомобиля, который привел покупателя — МЗ). Вы даже примерно возраст указываете, а черты никак?

— Ну, большое лицо такое.

— Вы сегодня сказали, что времени не было, чтобы запомнить.

Свидетель Трапезин уточняет, что запомнил тонированную машину, а лицо почти не помнит.

14:51

Следующие показания, которые зачитывает прокурор, даны 25 марта 2015 года. В них Трапезин более подробно описывает процесс покупки, например, называет имя Заур и говорит, что у него была «внешность в среднем брутальная» и несильный акцент. Он вспоминает о торге, в результате которого сбавил цену автомобиля со 111 тысяч рублей до 90 тысяч. После этого Заур уехал и вернулся с копией паспорта круглолицего мужчины без бороды. Это была копия паспорта, выданного в Чечне или Ингушетии, говорил свидетель.

Это ему казалось подозрительным, и он попросил Заура показать свой паспорт, что тот с неохотой и сделал. Паспорт был без обложки, каких-либо особенностей он не запомнил. В отдел оформления сотруднице по имени Ирина свидетель передал копию паспорта «брата» и паспорт Заура и попросил сделать копии с них, но Ирина отказалась делать копию с паспорта Заура.

Спустя несколько дней после убийства Бориса Немцова Трапезин увидел по телевизору сюжет о том, что преступление раскрыто, и узнал на видео Заура, который приобретал у него машину.

15:12

Звонок на рабочий номер Трапезина поступил в 11:55 20 октября, говорится в документах.

Адвокат Муса Хадисов спрашивает, почему свидетель только на втором допросе назвал имя «Заур»; свидетель говорит, что после первого допроса ему сказали повспоминать какие-то еще детали, и он вспомнил имя.

— В своем свободном рассказе вы сказали, что вам сначала позвонил человек и сказал, что ищет ZAZ Chance, — говорит адвокат Каверзин.

— Да.

Адвокат отмечает, что на следствии свидетель говорил, что Дадаев выбрал автомобиль на месте, а не по телефону говорил о конкретной марке. Каверзин долго объясняет свой вопрос.

— В какой момент он определился, какой автомобиль ему нужен?

— А, ну по телефону, ZAZ Chance.

Защитник с разрешения судьи обращается к протоколу осмотра автомобиля ZAZ Chance, во время которого изъяли воздушный фильтр двигателя, рулевое колесо, рукоятку переключения передач.

— Автомобиль без этих предметов мог передвигаться по городу?

— Да, на эвакуаторе. Я не видел, но теоретически это возможно, — говорит Трапезин.

— Теоретически да, но эвакуатора на фотографиях не видно, — замечает адвокат.

После уточняющих вопросов Каверзина свидетель снова говорит, что на таком автомобиле «возможно передвигаться».

— Я и не на таком передвигался в детстве. Заместо руля можно и пассатижиками покрутить.

Судья просит свидетеля говорить только то, что он знает точно, сам видел или слышал от кого-то с уточнением, от кого получил эту информацию.

15:24

Адвокат Цакаев:

— Вам продемонстрировали ваши показания. Вы когда давали эти показания, те обстоятельства, которые вы излагали, вы когда лучше помнили, 16 или 25 числа?

— Во второй раз.

Защитник обращается к протоколам допросов свидетеля. Заур Дадаев прерывает своего адвоката и просит передать ему показания Трапезина, чтобы «почитать» и потом вопрос задать.

Цакаев зачитывает описание покупателя, которое следователи получили от Трапезина.

— Он был обут в классические ботинки черного цвета. Что это за ботинки были?

— Это обычные ботинки.

— Ну что за ботинки?

— Как вам описать?

— Как они выглядели?

— Как ботинки.

Трапезин описывает ветровку по просьбе Цакаева. Адвокат отмечает, что сначала свидетель говорил про возраст 30-35 лет, рост 170-175 см, а потом указал точно 38 лет и рост в 178 сантиметров. Затем он обращает внимание на то, что сначала Трапезин говорил о ветровке, а потом о матерчатой куртке. Цакаев интересуется, почему показания расходятся. Трапезин молчит.

Следующий вопрос адвоката:

— Ваш рабочий день во сколько начинался?

— В 10:00.

— 20 октября автомобиль передвигался до покупки?

— В тот день? Нет. Я пришел, машина стояла на стоянке.

Адвокат Каверзин подходит к присяжным с одним из томов дела и обращает их внимание на то, что время первого разговора 18 секунд, а следующего звонка — 21 секунда.

15:26

Дадаев спрашивает свидетеля по первому допросу от 16 марта:

— В свободном рассказе вы сказали, что вы сели за руль, я сел рядом и вы выгнали машину за ворота. А на допросе вы говорите, что подогнали автомобиль. Чем вы это объясните?

— Нет, мы ее вместе подгоняли.

— Ну вы говорите. Я с вами ничего не подгонял. Второй вопрос. В свободном рассказе вы говорите, что Заур сел за руль машины и уехал на ней. А на допросе вы говорили, что не знаете, кто сел за руль. Чем вы это объясните?

— Насколько я помню, вы сели за руль и уехали.

— Хорошо. А по протоколу вы сказали, что не помните. Вы это сегодня не вспомнили?

— Нет.

— А почему на допросе 16-го вы не вспомнили? И 25-го не вспомнили.

— Возможно, ошибся.

15:41

Прокурор Семененко показывает очередной документ — это дополнительный допрос Трапезина от 23 июня 2015 года. Во время этого допроса Трапезину показали копию паспорта Алиева, на которого была оформлена машина.

— Это брат Заура, как мне сказал сам Заур, на имя которого он приобретал автомобиль ZAZ Chance, — вспоминал на допросе свидетель.

Теперь прокурор Семененко задает вопросы по показаниям свидетелю.

— Вы подтверждаете свои показания?

— Да.

Адвокат Каверзин просит назвать адрес главного офиса на Каширском шоссе.

— Точно не помню, вроде Каширское шоссе 164, — говорит свидетель.

— Ездил ли данный автомобиль 8 октября 2014 года? Если выезжал со стоянки, то сколько раз?

— Возможно, не знаю.

Защитник задает тот же вопрос про 14 октября. Свидетель отвечает так же.

Адвокат ходатайствует об исследовании времени передвижения автомобиля, «чтобы еще раз не вызывать». Прокурор Семененко замечает, что обвинение еще не закончило со свидетелем и предлагает защите вызвать его позже второй раз.

Заур Дадаев снова спрашивает свидетеля:

— Вы в свободном рассказе сказали, что устраивались в марте…

— Нет, я ошибся.

Дадаев указывает, что Трапезин говорил, что помнит только 05 в номере телефонном, но потом признал номер, который ему показала прокурор Семененко; также он интересуется не звонил ли свидетелю абонент с цифрами 000-02-03, но свидетель не помнит.

В материалах дела указывается, что номер +7-928-000-02-03 находился в пользовании Заура Дадаева.

15:48

Прокурор Мария Семененко подходит к свидетельской трибуне с тремя томами дела и просит приоткрыть окно.

Она предупреждает, что будет говорить об уже исследованных доказательствах, поскольку адвокат Каверзин говорил, что автомобиль передвигался после 1 марта 2015 года. Время проведения осмотра найденного в Трубниковском переулке автомобиля — 11:35-12:45 1 марта.

«Указано, что автомашина с места осмотра 1 марта изымается при помощи эвакуатора, после этого машина направляется для осмотра в научно-исследовательский институт ФСБ России», — зачитывает прокурор.

Неожиданно одной из присяжных стало плохо, поэтому судья объявляет перерыв. Присяжные выходят из зала.

В отсутствие присяжных прокурор говорит, что машину изъяли 1 марта, и перемещения машины после 1 марта «не имеют значения».

15:52

— Получается, что сторона обвинения не может и я не стала вначале говорить, куда поехала, в какое место, — говорит прокурор, уточняя, что эти детали относятся к сбору доказательств, который не может обсуждаться при присяжных. Это перемещение после 1 марта не имеет отношения к фактической стороне дела.

Адвокат Каверзин говорит, что машина не была зафиксирована на проспекте Вернадского, где находится НИИ ФСБ, и в материалах дела нет информации о перемещении машины. По данным «Потока», машина была замечена после 1 марта на Андроповском проспекте и Волгоградском проспекте. Он настаивает на том, что на фотографиях не видно эвакуатора.

16:00

Адвокат Каверзин передает судье паспорт Дадаева. Тот его смотрит, перелистывает и передает обвинению. Защитник попросил приобщить паспорт к делу.

— Это мой паспорт, — говорит Дадаев судье.

— Он был у вас до какого времени?

— Он был у меня до возвращения из Москвы в Грозный. Дома у моего брата он остался, а я перемещался с правами.

— Другой паспорт у вас есть?

— Нет. Загранпаспорт есть, а Российской Федерации нет.

Никто не возражает против приобщения паспорта к делу. Ходатайство удовлетворено.

На этом заседание заканчивается. Процесс продолжится завтра в 11:00.

Все материалы
Ещё 25 статей