Суд над министром Улюкаевым. День шестой
Суд над министром Улюкаевым. День шестой
13 сентября 2017, 10:08
3200 просмотров

Алексей Улюкаев во время заседания в Замоскворецком районном суде 11 сентября 2017 года. Фото: Ирина Бужор / Коммерсантъ

В Замоскворецком районном суде Москвы продолжается рассмотрение дела экс-главы Министерства экономического развития Алексея Улюкаева. По данным следствия, осенью прошлого года Улюкаев вымогал взятку у главы «Роснефти» Игоря Сечина. Доказательства вины бывшего министра представляет обвинение. На заседании выступили секретарь Улюкаева и менеджер службы безопасности «Роснефти».

9:48

Перед началом прошлого заседания журналисты попросили Алексея Улюкаева прокомментировать слова Сечина про «профессиональный кретинизм» прокуроров, огласивших запись их разговора, состоявшегося перед задержанием министра. Ссылаясь на Гоголя, Улюкаев ответил: «Нечего на зеркало пенять, коли рожа крива».

На суде был допрошен Дмитрий Пристансков, заместитель министра экономического развития и руководитель Федерального агентства по управлению государственным имуществом. Работа по приватизации акций «Башнефти» началась до его назначения на должность, поэтому он принимал участие не в отборе, а в утверждении «ВТБ-Капитал» в качестве агента сделки.

По словам Пристанскова, закон допускал участие «Роснефти» в покупке «Башнефти», никаких препятствий для этого не было. Он рассказал, что сделка шла по намеченному плану, а уже 1 октября поступили директивы, позволяющие «Роснефти» участвовать в сделке. В итоге договор о покупке «Башнефти» был заключен. По мнению Пристанскова, сделка была выгодная: «Роснефть» предложила цену выше, чем была назначена оценщиком.

— Получали ли вы от министра Улюкаева указания о замедлении работы по приватизации «Башнефти»? — спросила у свидетеля адвокат Улюкаева Виктория Бурковская.

— Я таких указаний от министра экономического развития не получал, — твердо ответил Пристансков.

Прокурор спросил, говорил ли Улюкаев, что «Роснефть» — ненадлежащий покупатель. «Я не помню такого высказывания», — ответил свидетель.

После заместителя министра экономического развития в суде выступил глава «ВТБ-Капитал» Алексей Яковицкий. Он подтвердил, что его компания была агентом в сделке по продаже «Башнефти».

— Как вы считаете, данная сделка была проведена с выгодой для РФ? – спросил его прокурор.

— Если я правильно помню, цена, предложенная «Роснефтью», либо вписывалась в верхнюю планку, либо превышала цену, названную оценщиком.

Адвокат Виктория Бурковская уточнила, вмешивался ли Улюкаев в сделку, Яковицкий ответил, что нет.

Следом на заседании выступил Александр Юнашев, специальный корреспондент Life. В октябре прошлого года он принимал участие в съемках на саммите БРИКС. Восьмой саммит БРИКС начал работу в индийском штате Гоа 16 октября 2016 года. По данным следствия, именно там Улюкаев вымогал взятку у Сечина.

«Пока корреспонденты сидели в зале, я пошел искать новости. Я выхожу в холл и чудо, вижу… Кто-то отдыхает из министров, кто-то играет в бильярд. Подхожу ближе, вижу, что это глава ВТБ Андрей Костин и Игорь Иванович Сечин. Рядом с ними стоял Алексей Валентинович Улюкаев», — рассказал он. Отвечая на вопрос журналистов, на что они играют, Костин весело ответил, что на «нефтяные вышки». Юнашев не слышал, общался ли Улюкаев с Костиным или Сечиным, но видел, что настроение у игравших в бильярд было «задорное, веселое и шутливое»

«И вообще, Сечин, обычно не любящий журналистов, отвечать на камеры, тут шутил, кричал: «Банкиры всему голова», — рассказал свидетель.

10:08

Перед началом заседания пресс-секретарь суда Эмилия Хиль попросила присутствующих в зале журналистов «покорректнее писать о процессе».

— Я понимаю, что вы хотите дословно… — сказала она и вспомнила про недовольство Сечина тем, что на суде были оглашены расшифровки записи его последней беседы с Алексеем Улюкаевым. Кто-то из журналистов спросил, звонил ли ей Сечин. Хиль ответила, что у него нет ее номера.

В зал вошел Улюкаев с адвокатом Ларисой Каштановой.

— Один вопрос — гуляли сегодня? — спрашивает у него корреспондент RTVi

Улюкаев улыбается, но молчит. Каштанова попросила не задавать вопросы. «Мы просто выполняем постановление суда», — объясняет она.

10:16

Пришла судья Лариса Семенова. Она в очередной раз начинает заседание с перечисления изданий, запросивших разрешение на съемку во время процесса. Прокуроры против, адвокаты оставляют решение на усмотрение суда. Семенова отказывает в проведении съемки.

10:24

Прокурор Борис Непорожный просит допросить свидетеля Дютину. В зал заходит загорелая блондинка в белом пиджаке и черном платье. Она представляется — Дютина Ирина Николаевна, Федеральная антимонопольная служба (ФАС), главный специалист.

— Кем вы работали в 2016 году? — спрашивает ее прокурор.

— Я работала секретарем Улюкаева А.В. В мои обязанности входило в основном отвечать на телефонные звонки, передавать информацию.

— В ходе предварительного следствия вам давали прослушать аудиозапись?

— Да.

— Что это была за аудиозапись?

— Мне дали прослушать разговор двух мужчин, судя по всему, один голос был Улюкаева.

— Нет, свидетель, вы узнали на записи чьи-либо голоса?

— Да, один голос Улюкаева, второй голос, если следовать из всей записи, это голос человека, которого мне представили как Сечина Игоря Ивановича.

Лично главу «Роснефти» Дютина не знала, ей его только представили по телефону. Она помнит, что это был 2016 год, но конкретную дату не помнит: «Приблизительно 15 ноября».

10:30

— Как этот разговор происходил? Вы соединяли этих абонентов?

— При разговоре я не присутствовала. Времени прошло много, поэтому я не могу детально все сказать.

Дютина вспоминает, что она говорила с секретарем Сечина, которая сказала, что глава «Роснефти» хочет поговорить с Улюкаевым. Затем она говорила с самим Сечиным, Дютина позвонила Улюкаеву и сказала, что «на такой-то трубке хочет переговорить Сечин». Судья просит свидетеля громче говорить по просьбе адвокатов. По просьбе прокурора она уточняет, что пользовалась программой Outlook.

— Помните, 14–15 ноября 2016 года, когда состоялся этот разговор, вы каким-то образом через программу Outlook сообщали Улюкаеву какие-то сведения? — говорит Непорожный.

Она предполагает, что если не передала устно Улюкаеву, могла записать информацию в эту программу.

Вопросы задает адвокат Улюкаева Тимофей Гриднев:

— Кто хотел переговорить: Улюкаев с Сечиным или Сечин с Улюкаевым?

— Мне звонила секретарь Сечина, она просила соединить.

— А вообще из приемной Игоря Ивановича Сечина часто звонят в приемную Улюкаева?

— Каждый день в приемной министра очень много звонков, я не могу ответить на этот вопрос. Это было год назад, и я не могу вам точно сказать. Опять же, я не работаю каждый день.

Адвокат Виктория Бурковская:

— Если можете вспомнить, вы соединяли Сечина с Улюкаевым раньше?

Свидетель не может вспомнить точно. Вопросов у сторон нет. Судья уточняет график свидетеля. День через два, отвечает Дютина. Кто работал в другую смену свидетель не может сказать, потому что не помнит фамилию этого человека.

— А вообще, если кто-то звонит и просит соединить с Алексеем Валентиновичем, а его нет на рабочем месте, как вы фиксируете этот звонок? — спрашивает Гриднев.

Дютина объясняет, что эти звонки она записывала в Outlook.

10:34

Прокурор Непорожный просит огласить часть показаний Дютиной, которые она дала на следствии.

— Тот самый редкий случай, когда мы не возражаем, — говорит Гриднев.

Судья удовлетворяет ходатайство.

На следствии Дютина говорила, что на записи узнала свой голос, а также голоса Улюкаева и Сечина. Она рассказала, что ей позвонили от Сечина, сказали, что он хочет поговорить с министром. Она отправила сообщение Улюкаеву через Outlook, потом сообщила Улюкаеву по телефону о звонке Сечина, после чего министр продолжил разговор уже с Сечиным.

Гриднев уточняет, почему было отправлено сообщение Улюкаеву через Outlook.

— Он мог быть занят, — объясняет свидетель.

Гриднев ссылается на УПК и отмечает, что осмотр вещдоков может быть проведен в любое время судебного процесса по ходатайству сторон. Поэтому он просит прослушать аудиозапись телефонного разговора в присутствии свидетеля.

— У защиты есть вопросы по конкретным фразам и конкретной записи, которая есть на данном диске, — уточняет адвокат.

10:42

Судья спрашивает свидетеля, «желает» ли она послушать эту запись, бывшая секретарь Улюкаева что-то тихо отвечает. Прокурор Павел Филипчук возражает против удовлетворения ходатайства защиты. По его мнению, свидетель дала «исчерпывающие показания» о телефонном разговоре. Он также отмечает, что сейчас обвинение представляет свои доказательства и определяет очередность их представления. Прокурор говорит, что защита не лишена возможности повторно вызвать свидетеля в суд позже. Непорожный поддерживает коллегу и отмечает, что для воспроизведения записи необходимы технические средства, но их сейчас нет. Судья отклоняет ходатайство адвокатов Улюкаева. Свидетеля отпускают.

10:43

Адвокаты Улюкаева рассказали изданию The Bell, что означает фраза Сечина «затянули выполнение поручения, собрали объем», сказанная в приватной беседе главы «Роснефти» с министром. По их словам, речь идет не о 2 млн долларов для взятки, а о средствах на выкуп «Роснефтью» собственных акций, предназначенных для приватизации. «Это был запасной вариант, который Владимир Путин озвучил на саммите в Гоа, где, по версии обвинения, Улюкаев потребовал взятку у Сечина», — пишет The Bell.

10:49

Прокуроры вызывают следующего свидетеля. В зал заходит в темном костюме мужчина с сединой. Он представляется — Деревягин Вадим Вадимович, из Реутова, менеджер службы безопасности «Роснефти». В 2016 году он занимал ту же должность.

— Обязанность — обеспечение безопасности исполнительного директора [Сечина], в большей степени обеспечение безопасности на протокольных мероприятиях, — объясняет он.

Непорожный спрашивает о командировке в Индию на саммит БРИКС.

— У меня она проходила значительно больше дней, чем саммит, потому что я занимался еще и подготовкой.

Он не может вспомнить гостиницу, где жил.

— Вы наблюдали игру на бильярде…

— Да.

— ...между Сечиным, Костиным?

— Да.

-Кто еще присутствовал? Кто общался?

— Это был достаточно большой зал, где еще была пресса. Это была гостиница. В принципе, Сечин и Костин играли в бильярд, подходили к ним разные лица, подбадривали.

— Улюкаев присутствовал при этой игре?

— Подходил тоже, да.

— В течение какого времени наблюдали вместе Сечина и Улюкаева?

— По времени не могу сказать. Ну, я думаю, что не больше 5 минут.

— Они общались между собой?

— Да.

— Разговор слышали?

— Нет, разговор я не слышал. Я находился на достаточно большом расстоянии. Я думаю, не менее 10 метров.

— А Костин принимал участие в разговоре?

— Не могу сейчас вспомнить. Потому что я не акцентировал свое внимание на том, кто с кем беседовал.

— В ходе саммита еще общение и встречи между Сечиным и Улюкаевым было?

— Возможно, было.

— Вы видели, помните?

— Я нет.

10:58

— Вас на предварительном следствии допрашивали? — спрашивает прокурор Филипчук.

— Да.

— На тот момент вы лучше помнили показания?

— Конечно, сколько времени прошло.

Гриднев спрашивает, жестикулировал ли Улюкаев в разговоре с Сечиным.

— Нет, не видел.

У других адвокатов нет вопросов. Непорожный просит огласить показания Деревягина, которые он дал на следствии. Адвокаты не возражают, судья удовлетворяет ходатайство.

Непорожный читает протокол допроса. Следователю Деревягин говорил, что в перерыве между переговорами на саммите Сечин играл в бильярд с Костиным. В процессе игры он видел, как Улюкаев подошел к бильярдному столу и разговаривал с Сечиным. Содержание разговора он не слышал. Каких-либо жестов «в виде двух пальцев» он не заметил. Костин в диалоге Сечина и Улюкаева участия не принимал.

15 ноября из СМИ свидетель узнал о задержании Улюкаева, но об обстоятельствах встречи Улюкаева и Сечина накануне он ничего не знает, поскольку собирался в очередную командировку. Свидетель подтверждает эти показания. Ни у кого к нему вопросов больше нет.

Других свидетелей в суде сегодня нет. Прокурор просит отложить заседание до 10 утра 18 сентября. Адвокаты не против. Суд продолжится в понедельник.

Обновлено в 14:00. Как уточнила адвокат экс-министра Дареджан Квеидзе, на допросе Игорь Сечин говорил, что Улюкаев вымогал у него взятку с помощью жеста - двумя пальцами. Согласно его показаниям, этот жест означал сумму взятки - 2 млн долларов. При этом подтвердить это никто не может, поскольку кроме Сечина никто не видел этот жест, а после саммита БРИКС Улюкаев и глава «Роснефти» не встречались, добавила адвокат.

  • Нашли ошибку в тексте?
    Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
  • Предложить свою тему редакции
Все материалы
Ещё 25 статей