Дело об убийстве Немцова. День 60
Дело об убийстве Немцова. День 60
10 мая 2017, 10:52
3762 просмотра

Темирлан Эскерханов. Фото: Максим Блинов / РИА «Новости».

В Московском окружном военном суде продолжается рассмотрение дела об убийстве политика. В среду процесс возобновился после двухнедельного перерыва, объявленного из-за травмы Темирлана Эскерханова. Суд допросил Сергея Будникова, водителя уборочной машины, которая остановилась возле тела Немцова.

10:55

Процесс прервался после допроса подсудимого Заура Дадаева, которого обвинение называет непосредственным исполнителем убийства; ожидалось, что затем прокуроры перейдут к представлению дополнений, однако врачи зафиксировали у Темирлана Эскерханова ушиб мягких тканей левого голеностопного сустава и запретили ему приезжать в суд. Два других обвиняемых, братья Шадид и Анзор Губашевы, были в наказание за нарушение регламента удалены из зала до конца прений еще ранее.

11:03

Несмотря на то что заседание назначено на 11:00, пресс-секретарь суда говорит, что оно начнется не раньше полудня, и предлагает адвокатам пока пообедать. Машина с обвиняемым Хамзатом Бахаевым еще не выехала из СИЗО «Матросская тишина».

12:02

Конвой заводит в зал обвиняемых. Эскерханов на костылях.

12:23

Судья Юрий Житников открывает заседание. Он замечает, что сегодня не пришел адвокат Артем Сарбашев. Защитник Муса Хадисов не возражает против продолжения в отсутствие коллеги, поскольку тот занят в другом процессе.

12:24

Гособвинитель Мария Семененко говорит, что в суд пришел свидетель Будников — водитель той самой уборочной машины, которая проезжала мимо места преступления сразу после убийства Немцова. Прокурор предлагает допросить его и исследовать в его присутствии записи канала ТВЦ и камер наблюдения на улице Большая Ордынка.

12:31

В зал заходит мужчина в очках, черной куртке и темной полосатой рубашке. Это Сергей Будников, 1971 года рождения, житель Сергиева Посада Московской области. Сейчас он временно не работает, а в феврале 2015-го был водителем уборочного КАМАЗа в ГБУ «Автомобильные дороги». Подсудимых Будников не знает, фамилия братьев Губашевых ему ни о чем не говорит. Подсудимые также не знают Будникова.

Судья просит Эскерханова встать, но переспрашивает, не тяжело ли ему. Подсудимый говорит, что тяжело: «У меня нога сломана». Судья разрешает Эскерханову не подниматься.

12:37

Семененко просит свидетеля рассказать о своей работе зимой 2015 года. Будников тогда был водителем в организации ГБУ «Автомобильные дороги», говорит он.

— Организация занимается уборкой территории. Мои обязанности — уборка территорий на спецавтомобиле.

Будников уточняет, что работал на Москворецкой улице, Варварке, Ильинке, Солянке и Москворецком мосту.

По просьбе гособвинителя свидетель рассказывает о событиях вечера 27 февраля 2015 года:

— Я стал въезжать на территорию, убирать. Выехал, развернулся, поехал по Васильевскому спуску, опустил щетки и начал движение по Большому Москворецкому мосту. Дальше я ехал, в зеркало случайно посмотрел, увидел, что кто-то лежит.

Будников вспоминает, что до этого видел двух человек, идущих по мосту — мужчину и женщину.

12:42

Как была одета пара на мосту, Будников не запомнил.

Лежащего человека он увидел уже в зеркало заднего вида: «Было далеко, вижу какая-то тень, то ли кто-то лежит. Я думаю, дай-ка остановлюсь».

После этого свидетель вышел из машины, обошел ее сзади слева, со стороны водительского места. К нему подбежала девушка с криком: «Помогите, помогите!». На вопрос, что случилось, она ответила: «Стреляли, стреляли». С ее телефона Будников позвонил по номеру 112, объяснил, что на подъеме на Москворецкий мост произошло ЧП, просил вызвать полицию и скорую помощь. «Девушка была вообще в шоковом состоянии, — вспоминает Будников. — Она больше ничего не говорила».

Позвонив по номеру 112, водитель вернулся в машину, продолжил уборку, развернулся и уже минут через пять снова проехал мимо места убийства по противоположной стороне моста. Тогда он увидел полицейские машины.

У Семененко больше нет вопросов. Теперь прокурор Алексей Львович интересуется, был ли кто-то еще в служебной машине. Будников говорит, что он был один, подсаживать пассажиров в кабину водителям запрещено.

12:45

Видеорегистратора на его машине не было, рассказывает Будников, там установлена только система ГЛОНАСС. Выстрелов он не слышал; свидетель уточняет, что на месте убийства было шумно. Ехал он со скоростью 5-10 км/ч.

— После того, как вы позвонили в службу 112, сколько времени вы находились на мосту?

— Секунд 30, минуту.

— За то время, когда вы стояли на мосту, после того как позвонили, какие-либо автомашины проезжали по мосту, останавливались?

— Тормозила машина, минивэнчик типа Caddy, зевака.

— После того, как вы поехали по мосту, куда вы направились?

— Доехал до конца Москворецкого моста, развернулся и поехал в обратную сторону.

— Вам вообще известно — на Большом Москворецком мосту есть какие-то камеры?

Свидетель об этом не знает.

12:47

Вопросы продолжают задавать представители потерпевших.

Адвокат Прохоров:

— Как давно вы работали в ГБУ «Автомобильные дороги»?

— Больше года.

— Больше года на февраль 2015-го?

— Да.

Работал Будников по графику «сутки-двое», он описывает свой маршрут от Замоскворецкой улицы до Солянки через Большой Москворецкий мост. После «этого случая» он проработал в ГБУ еще около года, потом нашел другую работу в сфере строительства.

12:52

Вадим Прохоров продолжает допрос:

— А в ту ночь снег ушел? Вы уборкой снега занимались? Чем вообще вы занимались?

— На базе КАМАЗа большой вакуумный пылесос, он мусор собирает, — объясняет свидетель.

В машину в тот вечер Будников никого не подсаживал, выстрелов не слышал, потому что «там грохот такой стоял», повторяет он.

— Вы подзывали Дурицкую или она сама подбежала?

— Она сама. Ну, не побежала, а подошла быстрым шагом.

Свидетель говорит, что с телефона Дурицкой звонил потому, что свой, скорее всего, оставил в машине.

— А вы сами к лежащему человеку подходили?

— Нет, не подходил.

— А почему?

— То, что я услышал, девушка сказала: «Стреляли, стреляли». Ну, я не врач, я не мог...

— А с места происшествия вы уехали, не дождались приезда экстренных служб?

— Нет, не дождался.

— А во сколько вы в ту смену закончили работать?

— В восемь часов утра.

— Скажите, вот вы сказали — подъехал минивэнчик. Я так понимаю, что это Volkswagen Transporter или «каблучок»?

— «Каблучок».

— А вы видели каких-то других людей на месту, подходил кто-то к телу, кроме Дурицкой?

— Я не обращал внимание.

— Вы сказали, что потом были на месте происшествия. Для чего?

— Чтобы кровь смывать.

— Это было около трех часов ночи?

— Примерно так.

Будников рассказывает, что занимался этим уже на другом автомобиле.

12:55

Теперь вопросы свидетелю задает защита. Адвокат Марк Каверзин:

— Когда вы подъехали для помывки, вы заезжали на тротуар?

— Там на тротуар невозможно заехать. Я ехал вдоль моста и как бы это, подключил оборудование и смыл кровь.

— То есть вы стояли на проезжей части?

— Да.

— В тот вечер (и вообще, когда вы выезжаете на маршрут) вам выдается путевой лист или техническое задание? Каким документом вам дается задание на выполнение работ и выезд на маршрут?

— Естественно, выписывается путевой лист, мастер говорит, что надо по такому-то и такому-то маршруту проехать.

— Выдавая путевой лист, кто-то расписывается в нем? Вы в каком-то журнале расписываетесь?

— Да, естественно.

Будников расписывался в восемь утра «на всю смену, на все 24 часа». Кроме того, в журнале отмечается расстояние, которое проехала служебная машина.

За 27 февраля эти данные Будников тоже вписывал. Путевой лист потом сдается начальнику участка, уточняет свидетель.

12:59

Будников рассказывает, что утром 28 февраля 2015 года он отдал путевой лист находившемуся на смене мастеру, чью фамилию свидетель уже не может вспомнить. В журнале выезда этот мастер также отмечал время выезда машины.

— В тот вечер, когда вы поворачивали на Москворецкий мост, как сразу вы увидели людей, идущих вдоль вашей машины? — спрашивает Каверзин.

Пару Будников обогнал, в каком месте — он точно не помнит.

— Может, вы обратили внимание, за ними кто-то следом шел?

— Я не видел.

— Вы не видели или не обратили внимание?

— Я не видел. Я занимался своей работой.

— Пока вы не пересеклись с этими людьми, вы часто смотрели в боковые зеркала и зеркало заднего вида?

— У меня правое рабочее.

Каверзин переформулирует вопрос; свидетель говорит, что смотрел в правое зеркало в основном на щетку, которая чистит дорогу.

13:04

Каверзин продолжает допрос Будникова:

— Видели ли вы кого-либо идущего с правой стороны вашей машины, пока не поравнялись с людьми (Немцовым и Дурицкой — МЗ)?

— Не было никого.

Будников также не видел, чтобы после убийства с моста кто-то убегал или уезжал на машине.

— Кроме женщины, которая к вам подошла, кто-то подходил к вашей машине в районе места, где тело лежало?

— Нет, не было.

— Вы не видели или не было?

— Не было.

Адвокат Шамсудин Цакаев:

— По данному маршруту вы проезжали в 23:30, а до этого времени вы по мосту проезжали?

— На два с половиной часа [раньше].

— А на Васильевский спуск вы откуда поднимаетесь?

— С другой стороны моста.

— А там помимо вашей техники еще стоянка других автомобилей есть?

— Некоторые там машины ставят.

Затем Будников уточняет, что «на нашей территории» машины все-таки не ставят.

— Вот этот пятачок, автомобили полицейские, госавтоинспекции — как часто там находятся?

— Ну, бывает.

Свидетель добавляет, что эти машины стоят «на треугольнике» у моста.

13:07

За смену Будников проезжал Большой Москворецкий мост по десять раз. Он повторяет, что не знает, есть ли там камеры.

— Понятно, 5-10 км/ч, вы правила не нарушаете, — смеется Цакаев.

Адвокат Муса Хадисов спрашивает о погоде 27 февраля.

— Погода была нормальная, подмораживало.

— Осадки были?

— Осадков не было.

Адвокат просит описать одежду Дурицкой.

— Белый полушубок, — отвечает свидетель.

— О происшествии вы доложили своему начальству?

— Я поехал дальше по участку, через полчаса оттуда приехал на стоянку, говорю: «Ребята, вот такая ситуация».

— Кому вы говорили?

— Ну там ребята тоже были на смене. Потом уже узнали, что это был Немцов.

— В эту же ночь?

— Да-да, уже через интернет.

13:09

У адвокатов Магомеда Хадисова и Анны Бюрчиевой вопросов нет. Адвокат Заур Садаханов спрашивает, смотрел ли водитель в зеркало заднего вида, прежде чем выйти из машины. Будников не может вспомнить, как расположена лестница, ведущая с моста.

У подсудимых вопросов к Будникову нет. Слово снова берет Марк Каверзин: он интересуется, были ли полицейские на мосту, когда свидетель смывал кровь на месте убийства. Будников говорит, что на мосту было много людей.

Служебную машину Будникова полицейские не осматривали.

13:10

Судья Житников уточняет, когда свидетель увидел затормозившую на мосту машину. Тот говорит, что уже после звонка по номеру 112.

Будникову пока разрешают сесть. Прокуроры настраивают проектор: они готовятся показывать свидетелю видеозаписи.

13:14

Стороны приступают к просмотру видео.

Видеозапись ТВЦ, которую мы уже смотрели неоднократно, — объясняет присяжным прокурор Львович.

Запись начинается с 22:00 27 февраля 2015 года. «Нас интересует 23:25, когда примерно выехал его (свидетеля Будникова — МЗ) автомобиль»,— говорит Львович. Прокурор перематывает ролик.

— Итак, время 23:30:17. Сергей Васильевич, поясните, пожалуйста, на видеозаписи в 23:30:27 мы видим автомобиль...

Житников прерывает прокурора и просит свидетеля подойти к экрану. Прокурор Антуан Богданов дает ему карандаш, чтобы он мог показать свою машину.

— Итак, вот автомобиль с проблесковыми маячками в 23:30:28. Что это за автомобиль?
— Это вакуумный пылесос на базе КАМАЗа, за рулем нахожусь я.

13:17

— В 23:31:17 автомобиль находится в том месте, где произошлой убийство Бориса Немцова, — говорит гособвинитель Семененко присяжным.

— Вот этот поток на мосту: вы наблюдали за этими автомобилями?

— Да нет, работа специфическая, зевать времени нет.

— После того как вы остановились, в каком направлении ваш автомобиль едет?

— Я дальше поехал по мосту в сторону Болотной.

13:24

Судья по просьбе адвоката Цакаева разрешает досмотреть запись ТВЦ до того момента, когда машина Будникова уезжает, хотя прокурор Семененко и возражала против этого. Адвокат уточняет, видел ли водитель проходившего мимо него человека, Будников отвечает отрицательно.

Выясняется, что уборочная машина простояла на мосту почти пять минут, остановившись в 23:31:20.

До этого свидетель утверждал, что стоял на мосту секунд 30 или минуту.

13:27

Гособвинитель читает детализацию телефона Дурицкой, с которого в ночь убийства дважды звонили по номеру 112: первый разговор начался в 23:32, второй — в 23:33, по уточнению Семененко, «через 50 секунд» после первого.

13:30

Теперь в суде демонстрируется запись с камеры наблюдения по адресу Большая Ордынка, 1. Время 23:38 27 февраля 2015 года. При этом на записи отображается 00:38, что опережает реальное время на час, уточняет прокурор Львович.

На отметке 23:39:40 видно, как грузовой автомобиль с проблесковыми маячками спускается с моста и, развернувшись через несколько полос, уезжает обратно. Будников подтверждает, что он был за рулем этой машины.

— Это обычный ваш разворот по вашему маршруту именно здесь? — спрашивает адвокат Прохоров.
— Да.

13:33

Теперь снова запись ТВЦ. Время 23:41, камера смотрит на Большой Москворецкий мост. В 23:42:02 со стороны Замоскворечья появляется КАМАЗ Будникова.

— И куда вы направились с моста? — спрашивает Львович.
— В сторону улицы Варварки. Варварка, Солянский проезд.

В 23:44:26 уборочная машина исчезает из кадра.

Будников показывает на экране место справа от моста (если смотреть со стороны Большой Ордынки), где находится «база» уборочных машин.

13:39

Адвокат Каверзин просит объяснить, почему сначала свидетель сказал, что простоял на мосту от 30 секунд до минуты, а на записи видно, что он стоит почти пять минут. По словам Будникова, сначала он останавливал технику и выключал двигатель, это тоже заняло какое-то время, но водитель не придал этому значения: ему казалось, что все происходит быстро.

Теперь Каверзин интересуется, почему Будников решил уехать с места убийства, не дождавшись полицию и скорую помощь. Судья Житников просит свидетеля не отвечать на этот вопрос, поскольку он не относится к предмету доказывания.

— У вас в машине рация для связи с базой есть?
— Нет.

Львович спрашивает, сколько времени заняло выключение двигателя и торможение. Полминуты, отвечает свидетель. Каверзин еще раз просит Будникова вспомнить, не подходил ли кто-нибудь к нему или к Дурицкой. Водитель никого не помнит.

13:50

У прокуроров на сегодня все, присяжных отпускают.

Судья просит заранее сообщить о вызове не заявленных ранее свидетелей. Каверзин объясняет, что свидетель защиты готов прилететь из другого города, у адвокатов с ним уже есть договоренность, и высылать повестку ему не надо. Затем Каверзин просит исследовать журнал выезда и маршрутный лист уборочного автомобиля Будникова и ходатайствует о запросе этих бумаг.

Другие защитники и подсудимые поддерживают ходатайство.

Семененко возражает, поскольку «маршрут Будникова не относится к фактическим обстоятельствам дела». Она обращает внимание, что свидетеля предупреждали об уголовной ответственности за дачу ложных показаний.

Представители потерпевших не возражают.

— Марк Юрьевич, что вы хотите доказать или опровергнуть этим журналом? — спрашивает у Каверзина судья.

Защитник объясняет, что камеры на Большой Ордынке якобы показывали время на час больше реального, и адвокатам предлагается принять это на веру, а с помощью журнала можно было бы установить точное время событий и снять противоречия.

13:54

Житников отказывает в ходатайстве защитника, поскольку сомнений в показаниях Будникова у суда нет.

Судья предлагает продолжить завтра в 11:00. Адвокат Муса Хадисов спрашивает, что с экспертизой — вероятно, он имеет в виду исследование записей, сделанных возле ГУМа и в аэропорту Внуково, на которых домработница Зарина Исоева опознала Анзора Губашева и Беслана Шаванова. «Будет экспертиза», — отвечает Житников и уходит.

Все материалы
Ещё 25 статей