Дело Никиты Белых. День 14
Дело Никиты Белых. День 14
8 декабря 2017, 12:26
4558 просмотров

Никита Белых. Фото: Руслан Кривобок / РИА Новости / Архив

В Пресненском суде Москвы продолжается процесс по делу бывшего главы Кировской области Никиты Белых, обвиняемого в получении взяток на общую сумму в 600 тысяч евро (часть 6 статьи 290 УК). Cуд допросил бизнесмена Алексея Пыхтеева, выступающего свидетелем защиты, и начал допрос экс-гендиректора НЛК Владимира Сысолятина.

Cначала последние записи
12:08

Прошлое заседание занял допрос бывшего гендиректора УК «Лесхоз» Дмитрия Рыжкова и экс-секретаря губернатора Кировской области Надежды Кудрявцевой. Рыжков, который был приглашен на должность новым владельцем «Лесхоза» Юрием Зудхаймером, рассказал о накопившихся у предприятия проблемах и о том, как предприятие пыталось внести изменения в свой инвестпроект.

Рыжков утверждает, что чиновники посоветовали ему: для успешного внесения изменений владелец должен встретиться с руководством области. После этого, рассказывал он, Зудхаймер прилетел на встречу с Белых (на ней свидетель не присутствовал). После следующего визита Зудхаймера к губернатору немецкий предприниматель, по словам Рыжкова, сказал: «Договоренность достигнута, друг друга мы поняли, все передали».

Свидетель уверен, что речь шла о деньгах. После этого «действительно правительство пошло на диалог», говорил свидетель.

Надежда Кудрявцева, которая работала секретарем у губернатора Никиты Белых с 2009 по 2016 год, рассказала, что она занималась составлением его рабочего графика. Она не припомнила, чтобы Ларицкого или Зудхаймера связывали с губернатором какие-то особые отношения или чтобы они часто встречались с ним. По ее словам, все встречи назначались по поручению Белых и заранее согласовывались — и никто просто так не мог попасть к губернатору, у которого был очень плотный график: Белых приходил на работу в 8 утра и уходил очень поздно, работая по 12 и больше часов.

При этом Кудрявцева отметила, что Белых практически никогда не отказывал предпринимателям, когда они просили о встрече. Она рассказала, что пока губернатор работал, там же оставались и другие сотрудники, даже после окончания рабочего дня.

Свидетель также вспоминала, что в кабинет к Белых часто вызывали врачей из-за его проблем со здоровьем.

12:26

Белых как обычно проходит в зал, опираясь на трость. Ему аплодируют.

Заседание начинается с разрешения заявленного ранее защитой ходатайства об исследовании данных дел оперативного учета. Прокурор Дятлова не видит необходимости в истребовании дел оперативного учета. При этом она считает необходимым сделать запрос в 9-е управление ФСБ, чтобы получить другие сведения.

Судья отказывает в запросе дел оперативного учета, но соглашается с прокурором в том, что нужно затребовать документ, на основании которых проводились ОРМ в апреле-июне 2016 года, чтобы, в том числе, выяснить, на основании какого документа поводилось запись 2 июня 2016 года.

12:45

У адвоката Андрея Грохотова ходатайство в связи с допросом свидетеля Владимира Сысолятина. Он просит приобщить указ «О патронажном сертификате» губернатора Кировской области от 2010 года. Судья соглашается приобщить документ.

«Ну что, Пыхтеева допрашиваем?» — говорит судья. Она уточняет у адвоката, ходатайствует ли он о допросе свидетеля — в списке заявленных защитой свидетелей его нет. Грохотов заявляет ходатайство об изменении порядка представления доказательств. Прокурор возражает. Судья удовлетворяет ходатайство из-за уважительной причины — у свидетеля есть заболевание, которое потребует его госпитализации, поэтму откладывать допрос нельзя.

В зал заходит Алексей Пыхтев, невысокий мужчина в очках. Из присутствующих он знаком лишь с Белых. Адвокат Грохотов просит рассказать о знакомстве.

— С Никитой Юрьевичем мы познакомились где-то в конце 1990-х, можно сказать, заочно. Более плотно стали общаться с весны 2001 года, когда он просил меня помочь в избирательной кампании [на выборах в пермскую думу].

После этого, говорит свидетель, Белых пригласил его на работу помощником. С тех пор они поддерживают дружеские отношения.

— Я с 2006 года начал заниматься бизнесом. Если характеризовать мой бизнес, он скорее имеет инвестиционную направленность. Если по направлениям, то кондитерский бизнес, недвижимость, занимался довольно долго ценными бумагами, гостиничным бизнесом, занимался продажей удобрений, — говорит свидетель.

Пересечений по работе с Белых у него не было. Пыхтеев живет в Перми, но в Кирове у него есть бизнес-проект, связанный с медиа — радио и газетами (по данным ПАСМИ, в активе Пыхтеева были газеты «Источник новостей», «Бизнес-Новости», телегид «Телесемь», журнал «Домой», радиостанции — «"Эхо Москвы" в Кирове», «"Маяк ФМ" в Кирове», информационная система «ГИС Киров», курьерская служба «Вятская курьерская компания», рекламное агентство «123Медиа», ООО «Газета», ООО «С-МЕДИА»).

12:47

Общих бизнес-интересов с Белых сейчас у него нет, отвечает свидетель Грохотову.

Адвокат спрашивает, передавал ли свидетель деньги Белых в 2016 году.

— Да, в 2016 году, в конце весны…

— В конце мая? — уточняет судья.

— Да, может, в начале июня. Никита Юрьевич, как всегда, пригласил меня на день рождения в Киров. Соответственно, я прилетел 13-го июня в Киров на самолете, разместился в гостинице. Поехал в резиденцию, где праздновался день рождения.

— Как вы передвигались в этот день? — спрашивает адвокат.

— Меня забрала машина, потому что резиденция охраняется и просто так туда не попасть. Я приехал туда, был практически одним из первых гостей.

— Примерно какое это время суток?

— Вечером, в районе четырех-пяти.

— Что происходило на дне рождения?

— Я был практически самый первый. Часть гостей была на улице, часть — в здании. В столовой были накрыты столы. Я вручил Никите Юрьевичу подарок, привез картину, которую наша общая знакомая нарисовала. В какой-то из моментов Никита Юрьевич попросил отойти переговорить с ним.

Грохотов прерывает его и просит описать резиденцию и место, где они общались.

— Насколько я знаю, дом, где проживал Никита Юрьевич, и гостевой дом, большой, там располагалась столовая, кабинет. Никита Юрьевич попросил меня с ним отойти, мы пошли по направлению к его дому. Он сказал, что у него есть просьба, что нужно перечислить 200 тысяч евро в эквиваленте в рублях в Военно-историческое общество кировское, что он мне сейчас передаст 50 тысяч. По поводу оставшейся суммы он уточнил у меня, когда я планирую приехать в Киров еще раз.

12:55

Судья переспрашивает, что Белых просил сделать с деньгами. Пыхтеев повторяет, что их надо было перечислить Военно-историческому обществу.

— Я сказал, что в течение недели я точно приеду по делам, — продолжает свидетель. — Собственно, мы зашли в дом, я замешкался на входе, мы прошли в кабинет Никиты Юрьевича, он передал мне конверт. Конверт был открыт, в нем находились деньги в евро номиналом по 500.

— Вы пересчитывали? — спрашивает адвокат.

— Нет.

— Что вы делали дальше с этими денежными средствами? — спрашивает адвокат.

— Ну мероприятие прошло, на следующее утро…

— Я к мероприятию вернусь все же. Поясните, кто присутствовал на дне рождения?

— Присутствовало порядка 25 человек.

Свидетель говорит, что был знаком с пятерыми из них.

— Еще по денежным средствам у меня вопрос. Вы сказали, что он передал 50 тысяч евро, а оставшиеся средства как он вам пояснил? — спрашивает Грохотов.

— Никита Юрьевич пояснил, что в следующий мой приезд он либо мне передаст оставшиеся средства, либо, ну, скажет, что дальше.

— А кто-то присутствовал при этом обсуждении?

— В доме никого не было.

— Насколько часто такие просьбы денежного характера поступали к вам от Никиты Юрьевича?

— Ну, они были. Поскольку где-то в конце 2008 года Никита Юрьевич сказал, что он переходит на работу в Кировскую область, что он занимался последнее время реализацией своего имущества, потому что нельзя иметь имущество госчиновникам, что в результате продажи активов у него появились свободные денежные средства, порядка 70 млн рублей, что он переживает и боится, что эти деньги будут потрачены. Зная эту историю еще со времен, когда мы работали в Заксобрании, когда Никита Юрьевич постоянно тратил деньги на помощь — приходили какие-то люди просили помощь, поддержать их — соответственно, он предложил мне похранить эти деньги с просьбой, что я из этих средств буду оплачивать содержание его детей и расходы его сына Юры, давать средства на какие-то проекты. Для меня это было интересно, потому что после кризиса 2008 года было сложно кредитоваться.

— А какие условия предоставления на хранение?

— Мы не обсуждали, единственным условием было, что я буду содержать семью Никиты Юрьевича.

— А вы это как-то оформляли письменно?

— Нет.

— Устно? То есть у вас были доверительные отношения?

— Да.

— Вы где-то фиксировали, когда, кому, сколько перечисляли? — интересуется судья.

— Мы учет вели, может, раз в год.

12:58

— Какие поручения, просьбы по финансам, которые вам дали на хранение, вам от Никиты Юрьевича поступали? — спрашивает адвокат.

— Я, например, должен был передавать супруге порядка 200-250 тысяч рублей в месяц, на обучение старшего сына, если в рублях — в районе 2,5 млн рублей в год. Там сумма постоянно менялась и платилась в зависимости от выставления счетов. Периодически Белых просил меня, когда я ехал в Киров, привозить какие-то суммы. На что, он мне не пояснял. Пару раз я слышал, что он их использовал на благотворительные проекты. Знаю, что были ежегодные закупки подарков для детей на Новый год. Закупался спортивный инвентарь. Закупался тренажер для спортсменов.

На вопрос адвоката Пыхтеев уточняет, что это было оплачено из денег, которые у него хранились.

— Сколько из этих средств осталось на текущий момент?

— Если грубо, с 2008 по середину 2016 года порядка 50 млн израсходовано.

— Тогда дальше я просил бы вас вернуться к рассказу о том, что вы делали с денежными средствами, которые 13 июня 2016 года вам передал Белых.

— Я вернулся в Пермь 14-го утром, положил эти деньги в свой сейф на работе. Поскольку я должен был забрать еще сумму, я забыл о них на какое-то время. Потом произошла непонятная ситуация для меня с задержанием Никиты Юрьевича. Я пребывал в шоке, потому что, зная его, я такого представить себе не мог. Мы знакомы большое количество лет и я даже подумать не мог... Для меня это нонсенс и шок. Я думал, что эта ситуация разрешится, что нелепая ошибка какая-то случилась.

— Сколько времени пролежали эти денежные средства, какова их судьба?

— Я про эту историю вообще забыл, если честно. После Нового года, конец 16-го и первая половина 17-го, у меня был жесткий загруз по работе, я не вылезал из командировок. Эта история просто вылетела из головы. Где-то в конце мая 2017-го я проводил ревизию своих финансов, подводил промежуточные итоги, и вспомнил про эти деньги. Как поступить, я опять же не знал, потому что уточнить у Никиты Юрьевича я не мог никаким образом, не понимал, имеет смысл их перечислять или не имеет. В итоге решил все же просьбу исполнить, по крайней мере, в том размере, в котором передавалась.

13:11

«Я связался с адвокатами Никиты Юрьевича, — продолжает свидетель. — На тот момент, сказал, что у меня для них есть некая информация, которую я хотел бы сообщить. 19 июня 2017 года я прилетел в Москву по своим делам. У меня была с утра встреча в районе Павелецкого вокзала, там же после этой встречи я зашел в отделение Сбербанка, зашел в кассу, конвертировал по текущему курсу эти средства — 50 тысяч евро. И попросил там же их отправить в качестве пожертвования в кировское Военно-историческое общество».

— А когда Белых вам эту историю озвучил, он оглашал реквизиты? — спрашивает адвокат.

— Нет. Поскольку я думал, что мы встретимся через неделю, я думал, что тогда задам эти вопросы.

Пыхтеев говорит, что реквизиты он узнал через своего секретаря, которая звонила в федеральное Военно-историческое общество.

Грохотов спрашивает, известно ли Пыхтееву что-то об этой организации, кто ей руководит. Свидетель отвечает отрицательно.

После перевода Пыхтеев связался с Грохотовым, но в тот день он не смог встретиться с ним, поскольку ехал в СИЗО к Белых. Грохотов дал контакты других адвокатов. В офисе адвоката он встретился с его коллегами Дмитрием Кудряшовым и Мариной Ярош. Он рассказал об этих деньгах, адвокаты записали его показания.

— Через пару дней мне позвонил кто-то из адвокатов и сказал, что эту ситуацию рассказали Никите Юрьевичу. Никита Юрьевич был очень в недоумении, что я только сейчас исполнил его просьбу.

На следствии Пыхтеева не допрашивали как свидетеля.

— А вообще в рамках уголовного дела со следователями, оперативниками вы общались? — спрашивает адвокат.

— Где-то в конце лета, может, в начале осени мне позвонил Щерчков Сергей Владимирович, спросил, не планирую ли я в ближайшее время быть в Кирове. Я уточнил, в связи с чем вопрос. Он сказал, что человек из ФСБ, который курировал правительство, хотел бы со мной встретиться. Для меня это было очень странно. Он назвал фамилию, это был Антон Бабкин.

Пыхтеев созвонился с адвокатом и согласовал время, когда они могут приехать в Киров.

После этого Пыхтеев перезвонил Щерчкову. Тот сказал, что он его «неправильно понял». «Сказал, что не надо никакого адвоката, это будет просто "разговор за чаем на троих"», — продолжает свидетель. Пыхтеев отказался от встречи в таком формате.

Примерно через две недели Щерчков снова позвонил Пыхтееву и стал уговаривать приехать в Киров, но свидетель ответил отказом.

13:30

— Где-то осенью, еще снега не было, — продолжает Пыхтеев, — мне позвонил человек, представился Денисом Тарабаркиным, сотрудником ФСБ, который состоит в группе сопровождения по делу Никиты Юрьевича. Сказал, что у него есть ко мне вопросы, уточнил, когда я планирую быть в Москве. Я как раз в ближайшее время собирался в Москву, у меня даже билеты были, сказал, что скорее всего тогда-то буду, давайте увидимся. В этот приезд мы встречались где-то в центре в кафе. Разговор был крайне странный, продолжался от силы в течение минут 10. Денис спросил, как у меня дела с бизнесом. Я сказал, что вроде нормально. Он спросил, а как дела в гостиницах. Я уточнил, о чем идет речь. На что он мне сказал, что мы все про вас знаем. На что я ему ответил, что я действительно владел гостиницей [Hilton в Кирове] в середине 13-14 года, после чего я ее продал. На что он мне сказал: «Да ладно, мы все про вас знаем».

Потом собеседник спросил про бизнес Белых и снова повторил: «Мы все про вас знаем», говорит свидетель. Затем он спросил о планируемых поездках. Пыхтеев сказал, что не собирался пока уезжать из Перми. Разговор закончился на словах: «Вот и оставайтесь в Перми, если что, мы вас вызовем».

После этого из налоговой пришло уведомление о нарушениях со стороны Пыхтеева. Потом ему пришло еще одно уведомление — о том, что он не задекларировал свои иностранные счета, хотя, по словам свидетеля, они были задекларированы.

Летом 2017-го Пыхтееву звонила супруга Щерчкова и спросила, планирует ли он поехать в Пермь или Москву.

13:32

Грохотов просит описать Белых.

— Никита Юрьевич настойчивый человек. При всех своих болячках всегда старался заниматься спортом. С его больными коленями играть в теннис — это чего-то стоит. Я знаю про его операцию на глаза, диабет, гипертонию. Много раз Никите Юрьевичу говорил, что с таким графиком работы, он себя загонит, — вспоминает Пыхтеев. — Никита Юрьевич очень аскетичный человек, я никогда не замечал за ним рвения и тягу к дорогим вещам. Более того, иногда по этому поводу я проходился, что первое лицо всегда должно выглядеть с иголочки.

— Автомобили дорогие приобретал?

— Показательная история. Когда в 2009 году он пришел на должность, я слышал эту историю, читал о том, что от прошлого губернатора остался новый автомобиль — белоснежный Lexus — и Никита Юрьевич наотрез отказался на нем ездить, сказал его продать и деньги вернуть в бюджет. Передвигался он на своей, тогда еще пермской машине. Через два года по этому поводу беседовали, я сказал: «Никита Юрьевич, вам точно нужно менять машину, потому что постоянно ездите в область, уже в состоянии непотребном, где-то может встать в лесу». В какое-то время он мои слова услышал, продал Toyota, взял кредит в банке и купил Nissan. Он отдыхал максимум в выходные, три дня, четыре — это было крайне редко. Он селился в бюджетных гостиницах, передвигался экономом. Что еще скажешь?

Грохотов просит рассказать о личной жизни Белых.

— Я знаю, что с первой супругой Никита Юрьевич развелся в 2010 году. Насчет отношений, безусловно, сохранялись нормальные отношения. Элла Юрьевна Белых, супруга Никиты Юрьевича, живет в Перми. Дальше в период губернаторства у него были отношения с Ириной Реутовой, что-то конкретное пояснить не могу. Знаю, что были.

— А с Екатериной Рейферт?

— Да. Я услышал в первый раз про Екатерину Рейферт где-то в начале 2016 года. Что-то рассказывал об их отношениях Никита Юрьевич немного. Ну, романтические отношения сложились. Потом я узнал, что есть желание жениться. Я с Екатериной познакомился в конце 2016 года, мы общались по телефону на тему здоровья его, бытовых нужд. Очно я познакомился с Екатериной в конце лета этого года.

Грохотов просит охарактеризовать Белых как руководителя.

— Он всегда, еще с самого начала нашей работы, вызывал у меня уважение. Я всегда старался быть даже чем-то похожим на него. Когда мы познакомились, я еще учился, а Никита Юрьевич уже возглавлял довольно крупную коммерческую фирму. Порядочный, честный, добрый, профессиональный.

13:45

Теперь вопросы от Белых. Он просит рассказать о полномочиях в пермском Заксобрании, где Пыхтеев был его помощником. Свидетель вспоминает, что он готовил документы к сессиям, присутствовал на заседаниях комитетов собрания.

— Кто еще потом из помощников появился и кто их принимал на работу?

— Где-то года через два я перестал справляться со своими обязанностями, — смеется свидетель. — И стал искать уже себе помощника.

— Мы с вами какие-то отпуска вместе проводили?

— Да. Если не ошибаюсь, это была Братислава. Это был вроде первый рейс авиакомпании «Победа».

— А в Камбодже?

— Да, но не помню, в каком году это было.

— А что вас связывает с Камбоджей?

— Мои родители с 1994 года проживают в Камбодже. Отец занимается полиграфическим бизнесом, а мама — домохозяйка.

— Возвращаясь к моему дню рождения 13 июня, когда я деньги передавал, я говорил, чьи это деньги — мои или кто-то их мне передал?

— Нет.

— У меня нет вопросов, — заканчивает Белых.

Прокурор Дятлова интересуется, был ли у свидетеля с Белых совместный бизнес.

— Не было.

— Никита Юрьевич имел отношение к организации «Бизнес-контакт»?

— Нет. В 2003 году он учреждал эту компанию, практически сразу она была продана, я в этой компании появился в 2004 году. Мной она была выкуплена в 2006 году. Мы там с ним не пересекались.

— В связи с чем я продал, можете вспомнить? — спрашивает Белых.

— Никита Юрьевич, а можно мы допросим? — обращается к подсудимому прокурор.

Судья разрешает свидетелю ответить на вопрос Белых. Пыхтеев говорит, что точно не знает причин.

В Кирове Пыхтеев владеет группой компаний «Инмедиа», отвечает прокурору свидетель. Компанию он купил в 2013 году, а не учреждал.

— У кого?

— Фамилию сейчас не вспомню.

— Ни одной?

— Ни одной. Там было в группе порядка восьми-девяти компаний.

— За сколько вы купили этот бизнес?

— Тоже не помню, — говорит свидетель, уточняя, что платил частями.

— Вам знакомы такие лица Гусельников, Сташков, Решетников?

— Да, знакомы.

— В связи с чем?

— Гусельникова я знаю, что он был и является собственником банка [Вятка-Банк] в Кирове. Я знаю, что он знаком и поддерживал товарищеские отношения с Никитой Юрьевичем. Кстати кредиты, которые были, когда я покупал компанию, были взяты в его банке, — уточняет свидетель. Сташков занимался управлением гостиницей Hilton в Перми. Решетников это мой друг, мы с ним познакомились в 1992 году, вместе учились.

— А известны ли вам деловые отношения между этим кругом лиц, вами и Белых?

— Мне неизвестны.

— А Белых имел какое-то отношение к вашей гостинице Hilton, содействовал?

— Нет.

Пыхтеев рассказывает, что Белых присутствовал на открытии гостиницы в Перми, будучи вице-губернатором. Это была первая сетевая гостиница в городе.

— Белых принимал участие в разрешении каких-то финансовых вопросов гостиницы?

— Нет.

13:48

Собственником «Бизнес-Контакт» с 2007 года является вместе с Пыхтеевым кипрская компания, отвечает свидетель. Затем прокурор спрашивает о том, какие СМИ входят в группу «Инмедиа».

— А в период работы Белых губернатором эти СМИ освещали его работу?

— Естественно.

— А в каком русле?

Пыхтеев говорит, что не участвовал в редакционной деятельности этих СМИ.

Прокурор Дятлова спрашивает, остается ли Белых товарищем и другом Пыхтееву и переживает ли свидетель за судьбу подсудимого.

— Естественно.

Теперь прокурор переспрашивает, где Белых передал конверт с деньгами 13 июня, как выглядел конверт и каким образом были расположены купюры.

— Я все-таки не очень поняла, почему вы обратились с перечислением денежных средств только через год после того, как деньги вам были переданы? — спрашивает прокурор, отмечая, что в СМИ транслировалась позиция Белых, согласно которой полученные им деньги предназначались для благотворительности.

Пыхтеев говорит, что был в шоковом состоянии и не знал, что эти деньги могут относиться к делу.

— А что же вас сподвигло в июне 2017-го на этот поступок? Вам же передали деньги на благотворительность, почему вы их держали у себя?

Пыхтеев объясняет, что у него была лишь часть денег, которые Белых просил перевести, а проконсультироваться с губернатором он не мог, и вскоре позабыл об этой просьбе.

14:07

Теперь Пыхтеев по просьбе прокурора пересказывает события 19 июня 2017 года, когда он переводил деньги и встречался с адвокатом. Прокурор называет «счастливой случайностью» тот факт, что между Сбербанком и офисом адвокатов расстояние в семь минут пешком. Адвокат замечает, что прокурор делает оценочные комментарии.

Прокурор уточняет, что за первая встреча состоялась в тот день. Пыхтеев уточняет, что он встречался с человеком по поводу договора о недвижимости в Подмосковье.

— Фамилия? — требует прокурор Дятлова.

— Не помню.

Прокурор продолжает удивляться, что свидетель не помнит фамилию человека, с которым заключал договор на «крупную сумму».

Адвокат Грохотов подмечает, что сумма договора не звучала. В течение года Пыхтеев не пытался связаться с Белых, чтобы уточнить, что делать с переданными ему деньгами.

— Обозначали ли вы себя когда-нибудь доверенным лицом Никиты Юрьевича?

— Нет.

Также, утверждает свидетель, он не обозначал себя как человека, который занимается финансовыми делами Белых, которыми губернатор заниматься не мог.

Прокурор обращается к Белых. Она напоминает, что тот говорил о передаче денег в зале-столовой.

— Вы ничего не сказали о домике.

— Вы вопросов задаете много и часто некорректно. Разговор начался там — в зале, деньги совершенно точно я передавал в доме.

Белых говорит, что Пыхтеев может лучше помнить встречу, чем он.

Обвинитель спрашивает, почему на следствии Белых не говорил о деньгах, переданных Пыхтееву: «Это же деньги на благотворительность, и тоже от [Юрия] Зудхаймера».

Белых говорит, что считал эти деньги уже переведенными, а когда узнал, что они были переведены только летом 2017 года, то попросил следователя допросить его вновь, но ему отказали: «В том числе была направлена жалоба в прокуратуру».

Прокурор Дятлова говорит, что не получала жалобу. «Ну, вы не вся прокуратура», — парирует Белых.

— А ваши поручения для него (Пыхтеева — МЗ) были обязательны?

— Это были просьбы, — говорит Белых, напоминая о словах Пыхтеева, что тот был заинтересован в хранении его денег.

Прокурор спрашивает у Пыхтеева, как он передавал деньги родным Белых — наличными в рублях. О других просьбах Белых передавать какие-то деньги свидетель не помнит.

Еще вопрос от Белых: он интересуется, в какой аэропорт он прилетел летом в июне 2017-го. Пыхтеев уже не помнит.

— Мог ли это быть Домодедово?

— Конечно.

— С Домодедово куда электричка приезжает?

— На Павелецкий.

— А вам известно, почему сам Белых не перевел пожертвования? — спрашивает прокурор.

— Насколько я знаю, губернатор не может.

— Делать пожертвования?

Прокурор замечает, что тот «вовсю делал пожертвования».

Прокурор Дятлова спрашивает, почему Пыхтеев вез с собой в Москву наличными 50 тысяч евро, а не перевел эту сумму в Перми. «Ну, случается», — отвечает свидетель.

14:23

Прокурор спрашивает, зачем свидетель подробно рассказывал о звонках Щерчкова и встрече с сотрудником ФСБ.

— Московский разговор точно был направлен на давление. Когда человек говорит, что мы все знаем, знаем, что бизнес не принадлежит тебе — я это воспринимаю как давление.

По просьбе прокурора он описывает сотрудника: коренастый, высокий, круглое лицо, темная куртка и джинсы. Черт лица, цвет волос не помнит.

Она уточняет, почему с эфэсбэшником в Москве Пыхтеев согласился встретиться, а в Кирове — нет. Пыхтеев говорит, что у него уже на руках были билеты и он собирался вылетать в Москву.

— Так случилось.

— Алексей Юрьевич, вы сейчас правду говорите?

— Конечно.

Прокурор напоминает, что свидетель расписался, что предупрежден об ответственности за дачу ложных показаний.

Прокурор Тарасова уточняет, показал ли удостоверение сотрудник ФСБ и запомнил ли свидетель его должность. Пыхтеев говорит, что собеседник показал корочку, но должность он не помнит.

По просьбе адвоката зачитывают показания Пыхтеева.

Прокурор Дятлова говорит, что Пыхтеев встретился с адвокатами через 26 минут после перевода денег 19 июня 2017 года.

— И это чистая случайность?

— Ну, я не знаю, как это вышло.

— И вы позвонили Грохотову, он сказал, что рядом на Новокузнецкой есть адвокатский кабинет, беги туда?

— Да.

Теперь прокуроры уточняют, почему в июне он говорил, что о просьбе передать деньги узнал от Белых в кабинете, а сегодня — что по пути в кабинет.

Помимо этого, адвокатам он рассказывал, что «в последующем пересчитал» деньги. По просьбе прокуроров Пыхтеев объясняет, что он пересчитал деньги уже когда улетал в Пермь, но не вечером 13 июня у Белых.

Судья отпускает свидетеля и объявляет пятиминутный перерыв.

14:57

В зале устанавливается связь с судом Кировской области. На связи свидетель Владимир Сысолятин, мужчина в синем джемпере и очках. Работает, по его словам, консультантом в коммерческой фирме.

Сысолятин рассказывает, что с 2008 по 2013 год он работал гендиректором НЛК. До этого был гендиректором «Вяткалесинвеста», в 2002-2003 годах был членом Совфеда от Кировской области, потом был заместителем председателя правительства области, работал в нескольких энергетических компаниях.

В НЛК он занимался подготовкой проекта по производству плит OSB, консультировал завод в Челябинске, потом «появился господин [Альберт] Ларицкий на кировской земле, и он предложил с ним поработать». Вместе с Евгением Маргулисом, президентом фирмы «Зерностандарт» (Ларицкий был зампрезидента фирмы), они побывали у тогдашнего губернатора Николая Шаклеина, а тот посоветовал им Сысолятина как специалиста.

На вопрос прокурора об инвестиционных проектах НЛК Сысолятин рассказывает, как он занимался подбором оборудования для модернизации действующего цеха, как в 2008 году после кризиса Маргулис уехал из страны и до 2009 года, когда приехал Ларицкий, в Кирове никто из владельцев не появлялся. Ларицкий сказал продолжать готовить инвестпроект. «Мы подняли наработки, которые были сделаны системой "Зерностандарт" по подбору оборудования и продолжили поиск оборудования, чтобы осуществить данный инвестиционный проект», — говорит он.

В 2009 году Ларицкий сказал, что нашел банк, готовый профинансировать проект, и приказал готовить документы. Это был Роэксимбанк. В 2009-10 году проект согласовали с банком и «началась его реальная реализация». «Но задачу Ларицкий усложнил и решил внести его как приоритетный проект, который предполагал, что лес предприятию будет выделяться без конкурса и на льготных условиях. Данную заявку мы подготовили, разерезвировали нужные нам лесные участки, затем отправили документы в правительство Кировской области», — говорит свидетель.

В марте 2010 года Минпромторг зарегистрировал инвестпроект НЛК как приоритетный.

15:09

— Оказывал ли кто-либо в правительстве Кировской области содействие в подготовке документов к этому инвестпроекту? Оказывал ли содействие губернатор Белых? — спрашивает прокурор.

Сысолятин говорит, что в 2009 году Ларицкий и Белых познакомились в Москве: «Ларицкий был очень доволен, что у него установились хорошие отношения с Белых и что данные проекты будут продвигаться значительно быстрее, так как он имеет возможность договариваться с Никитой Юрьевичем».

В апреле 2009 года по приглашению Ларицкого Белых впервые посетил НЛК. Это был выходной, Ларицкий позвонил и сказал «немедленно подготовить комбинат к визиту губернатора», это был неофициальный визит. «После этого Ларицкий все время бравировал тем, что у него прекрасные отношения с Никитой Юрьевичем и что он может решать любые вопросы на территории Кировской области», — говорит свидетель. Однако инвестпроект шел не так просто, департамент лесного хозяйства не очень хотел отдавать участки, выбранные Ларицким, им выделили меньше лесосеки, чем предполагалось. «Согласование бы проходило значительно дольше, если бы не было Никиты Юрьевича, Сергея Шерчкова. Ларицкий, каждый раз приезжая, решал с ними свои вопросы», — говорит он.

— Что вы имеете в виду? — уточняет прокурор.

— Если какой участок леса до сих пор не согласован, есть какие-то возражения, то Ларицкий обращался к Щерчкову, если не получалось решить сразу, обращался к губернатору. С Ахмадуллиным он практически никогда не встречался и относился к нему как к несерьезному человеку. После этого участки подбирались — Щерчков давал Ахмадуллину конкретные указания по этим участкам.

15:11

Сам Сысолятин взаимодействовал в основном с главой департамента лесхоза Ахмадуллиным, с Щерчковым, с чиновниками Мачехиным и Вандышевым из других департаментов, с которым тоже приходилось согласовывать проект.

— Имелся ли у вас свободный доступ к губернатору Белых?

— Это была прерогатива взаимоотношений Ларицкого. Я мог по какому-то вопросу зайти после того, как мне даст указание Ларицкий и если он согласует встречу с самим Никитой Юрьевичем. Я же замыкался на Щерчкове.

С Сергеем Щерчковым свидетеля познакомил Ларицкий, а тому Щерчкова Никита Белых представил как свое «доверенное лицо», которое отвечало за экологию и за лесное хозяйство.

Карнаухов — это хороший знакомый Ларицкого, он какое-то время работал зампредседателя правительства Кировской области при Белых, а потом снова уехал в Москву, рассказывает свидетель.

Прокурор спрашивает, бывали ли ситуации, когда Сысолятин не мог найти компромисса с чиновниками и когда Ларицкий вынужден был обращаться к Белых. «Да, конечно, было», — говорит свидетель. Более того, бывало, что все соглашались на компромисс, но Ларицкий был недоволен, шел к Белых и потом говорил, что он все согласовал с губернатором: «И что мы должны сделать все так, как сказал Ларицкий. Проблема решалась»

Прокурор уточняет, правильно ли она поняла, что встречи Ларицкого и Белых всегда благоприятно влияли на согласование вопросов по инвестиционному проекту.

— Все правильно. Так точно!

15:15

Сысолятин рассказывает, что в 2010 году вокруг КОГУП «Кировлес» было много скандалов и Ларицкий попросил его поработать с «Кировлесом», разобраться, почему там такое плачевное положение, предложить варианты выходы из кризиса и вообще «надо помочь ребятам, которые высказали такую просьбу — это говорили и Щерчков, и Белых». Сысолятин сказал, что он и так перегружен, к тому же «Кировлес» не лесозаготовительное предприятия, а лесоохранное, и в этом он ничего не понимает.

Не согласился Сысолятин и после личного разговора с Белых. Так несколько раз он отказывался, но все-таки его убедили: «"Ты зайди внутрь предприятия хотя бы на месяц". По сути, попросили провести внутренний аудит». Через две недели в «Кировлесе» он сделал вывод, что «данное предприятие в принципе уже банкрот».

Но там работало 2,5 тысячи человек, а значит правительство либо должно финансово поддержать предприятие, либо реорганизовать его, но держать «Кировлес» на плаву в существующем виде невозможно. Это был апрель 2010 года.

— В этот период начинаются в Кировской области сильные лесные пожары, пришлось заниматься их тушением и это продолжалось до глубокой осени. Мы горели здорово. Так что я задержался на данном предприятии, продолжал его изучать и предложил правительству сделать на базе КОГУП другое юрлицо, людей перевести в новое предприятие, которое будет наделено участками леса. Вопрос в том, что люди на данном предприятии были заняты только весной, летом и частично осенью. Зимой им было делать нечего — и эти 2,5 тысячи людей просто ходили на работу, так как леса закрепленного за всеми подразделениями не было.

15:19

Сысолятин предложил закрепить за всеми небольшие участки, что дало бы возможность работникам зимой заниматься заготовкой и уйти от убытков — тогда по области было «разбросано аж 36 подразделений» «Кировлеса». Свидетель говорит, что тогда не обсуждалось, будет ли это государственное или частное предприятие. «Только потом в качестве инвестора стал звучать Ларицкий», который понял, что лес может быть выделен и под инвестпроект УК «Лесхоз». Тогда предполагалось, что 25% и 1 акция будет у правительства области, 25% отойдет «трудовому коллективу» и 49,9% будут у Ларицкого. Но в итоге у трудового коллектива не оказалось ничего, и Ларицкий получил 75%. Участки отбирались и готовились, но споров с департаментами тут было гораздо больше, чем по инвестпроекту НЛК. Потому что работники «Лесхоза» — «профессиональные лесничие», которые пытались подбирать для себя самые выгодные участки. Сысолятин в это время уже вернулся на работу в НЛК, и разработка инвеспроекта «Лесхоза» шла без него.

Сысолятин утверждает, что в новое предприятие — УК «Лесхоз» — «Ларицкий не вложил ни рубля», хотя и требовал «все новых и новых успехов». В 2012 году свидетель, по его словам, несколько раз говорил с Щерчковым, что этот проект проваливается и Ларицкий ничего не выполняет. Однажды он даже был на приеме у Белых и говорил, что ситуация его «очень напрягает», директора уходили из предприятия, которое начинало «медленно умирать».

15:30

Свидетель говорит, что Ларицкий предложил «для простоты» оформить все сначала на «Полис» (компания, которая держала 25% акций Кировской области) и на свою компанию, пообещав отдать потом 25%, но так это и не сделал. Сысолятин рассказывает, что стратегия Ларицкого заключалась в том, что он расписывал огромные проекты, получал лесосеку, которую просто продавал, и получал кредиты, которые потом частично выводил. «Именно так он работал», — возмущается Сысолятин, перечисляя ряд предприятий Ларицкого, с которыми произошла та же история.

— Мог ли Ларицкий совершать все это без поддержки губернатора Кировской области Никиты Белых?

— Коротко отвечаю: просто нет.

Прокурор просит его рассказать об инвестиционном проекте УК «Лесхоз», в которое был преобразован КОГУП «Кировлес». Свидетель говорит, что в 2011 году проект утвердило правительство области, а затем он отправился на согласование в Минпромторг как приоритетный проект по малоэтажному домостроению. Он был утвержден, хотя его согласование шло гораздо сложнее. «Ларицкий у тому времени опьянился, я бы так сказал», — отмечает Сысолятин. Были подобраны наиболее ликвидные участки леса, но сам проект не выполнялся.

— Ликвидно, не ликвидно, можно рассуждать, когда оцениваешь участки с точки зрения продажи или долгосрочной аренды, — поясняет он.

По словам свидетеля, есть много неликвидных участков, которые находятся за сотни километров без дорог, через реки и ручьи. Такой никто не возьмет в аренду. У «Кировлеса» были очень хорошие участки, с дорогами и инфраструктурой, с большой долей сосны и елей — это он называет ликвидными участками, они были подобраны благодаря директорам-лесникам. «У НЛК были гораздо хуже участки», — уточняет Сысолятин.

15:40

— Как вы можете охарактеризовать отношения Ларицкого и Белых? И вообще поведение Ларицкого в Кировской области на предмет его действий и возможностей?

— Я не знаю, как развивались их отношения, но Ларицкий сразу позиционировал себя, что он в очень хороших отношениях с Белых. Затем это стало проявляться визуально, они часто встречались, в том числе в нерабочее время, Ларицкий любил приехать поговорить с Белых на Черное озеро в 10–11 часов.

Черное озеро — это загородная резиденция правительства Кировской области, объясняет свидетель. Общались Белых и Ларицкий на «ты», вместе отдыхали и летали за границу на самолете Ларицкого, «отношения были очень и очень дружескими», говорит Сысолятин.

Ларицкий, по его словам, хвастался, что может «порешать любой вопрос в Кировской области» и пытался взять под свой контроль еще несколько компаний в области. «У меня было впечатление, что в 12–13 году он голову потерял совсем!» — возмущается он. При том что проект НЛК был не завершен, а проект «Лесхоза» вообще не выполнялся.

— Человек потерял голову от такой поддержки, — резюмирует свидетель.

Прокурор спрашивает, были ли нарушения в выполнении НЛК и «Лесхозом» инвестпроектов и как реагировали на это представители власти. Сысолятин говорит, что при нем НЛК все выполнял с небольшим отставанием, но с 2013 года Ларицкий в нарушение подписанных документов закрыл несколько цехов «и в общем-то никто претензий к нему не предъявлял». На счет «Лесхоза» (он его по привычке обычно называет «Кировлесом») — проект вообще не выполнялся, и еще в 2012 году «без поддержки губернатора его бы просто исключили из числа приоритетных». Но тот не исключен до сих пор.

15:43

— Как здесь саботировались эти вещи, я могу только догадываться, — говорит Сысолятин.

По словам свидетеля, Ларицкий считал, что «его уровень — только Белых», и о том, как и о чем он там договаривался, Ларицкий не рассказывал.

Про предостережения прокуратуры на счет невыполнения инвестпроектов свидетель ничего не помнит. НЛК, по его словам, считался добросовестным налогоплательщиком до 2013 года, да и тогда, говорит он, нарушения были связаны не с НЛК, а с московской компанией Альберта Ларицкого. Тот пытался договариваться с налоговыми органами, а потом «просто показал пальцем на меня — что вот этот Сысолятин не уплатил, так это и решалось».

— Вам известно что-то о передаче денежных средств от Ларицкого губернатору Кировской области?

— Случай такой был. И когда появилась информация, что Белых задержан за получение взятки, я живо вспомнил этот случай. Узнав, что работает следственная группа из Москвы у нас в Кирове, я в августе 2016 года добровольно написал заявление в СК Кировской области о том, что участвовал в передаче взятки от Ларицкого через Щерчкова Никите Юрьевичу Белых.

15:51

Сысолятин говорит, что передача произошла весной 2012 года, когда Ларицкий приехал в офис НЛК на улице Труда. Он пробыл там 10 минут, сказал, что ему надо срочно вылетать в Москву «и попросил меня, так как он уже договорился с Щерчковым или что губернатор попросил его обратиться к Щерчкову, попросил меня передать, как он выразился, "котлету", и передал пакет». Сысолятин в пакет заглянул, там были деньги.

— Он выразился, что там его благодарность за передачу лесных участков НЛК и «Кировлесу».

Тогда Сысолятин созвонился с Щерчковым. Они встретились в машине заместителя Белых перед областной думой. Сысолятин, сидя на переднем сиденье, передал Щерчкову пакет: «Вот, Ларицкий передает губернатору пакет, он машинально глянул, увидел, ничего не сказал и взял этот пакет». Судьбой этих денег Сысолятин не интересовался.

— Когда Ларицкий пытался брать деньги с комбината, я сопротивлялся. А здесь это были его личные деньги, хочет передать — пусть передает. Взятка так взятка. Такой случай был.

15:56

Пакет был целлофановый, внутри еще плотный «то ли рыжий, то ли плотный пакет». «Легко определить: там были четыре пачки по сто купюр номиналом по 500 евро — всего 200 тысяч евро», — говорит Сысолятин.

— Как вы для себя поняли, эти деньги кому предназначались?

— Он четко сказал, что это надо передать Щерчкову для Белых, что это его благодарность. Ну не Щерчкову же он это заносил!

«За поддержку, за покровительство при выделении лесных участков НЛК или УК "Кировлес"», — говорит Сысолятин и закашливается.

— А вы могли отказаться от поручения Ларицкого передать деньги?

— Тогда столько много Ларицкий рассказывал, как он тут котлету занес, там котлету занес — мы все привыкли. Это не были деньги комбината, мне было глубоко наплевать на них. К тому же он был мой работодатель. Я тогда не задумывался вообще, что это взятка. Создавалось впечатление, что у них договоренность уже была и я должен ее только исполнить. До того Ларицкий проговаривался такими вещами, что «надо бы их отблагодарить», но поскольку он жадный был человек, процесс, видимо, затянулся сильно. Но это мое мнение.

— На сленге Ларицкого «котлета» это что?

— На его сленге это конкретно очень — «взятка».

16:06

Сысолятин рассказывает, как по требованию Ларицкого с комбината были переведены 800 тысяч рублей на спонсорскую помощь на спортивные мероприятия — и это несмотря на тяжелое положение комбината. Средства перечислялись безналично, на что именно, Сысолятин уже не помнит.

— Я правильно поняла, что Ларицкому эту помощь озвучил Белых?

— Да, да.

По словам свидетеля, у Ларицкого были неплохие отношения с Щерчковым, с Вершининым (зампредседателя и министр развития предпринимательства, торговли и внешних связей Кировской области). С Карнауховым (зампредседателя правительства Кировской области при Белых), который быстро уехал, отношения испортились, с советником губернатора Вотиновым были неплохие, с Константином Арзамасцевым тоже.

У прокурора больше вопросов нет.

16:08

Встает Никита Белых:

— До какого момента вы были директором НЛК?

— До февраля 2013 года.

— По инвестпроекту НЛК, был ли на него оформлен патронажный сертификат губернатора Кировской области?

— Он был оформлен 5 июля 2010 года. На поддержку правительством этого проекта. Там были определенные налоговые льготы, связанные с налогом на имущество. И частичная компенсация процентных ставок по взятым кредитам.

— Вы не помните, что на самом бланке написано?

— Никита Юрьевич, это было так давно… Я не помню дословно, что там было, я давно не видел этих документов. Когда по настоянию Ларицкого меня уволили, допуска у меня не было.

— Заявку на сертификат кто подавал?

— Я думаю, что глава НЛК. Скорее всего, это я ее подписывал.

Белых спрашивает его про «Кировлеспром». Это старое предприятие, чьи активы Ларицкий выкупил в 2009 году, организовав «Вяткалеспром», отвечает Сысолятин. За первым были закреплены лесные участки: но потом их отобрали из-за банкротства. После этого эти лесосеки были закреплены частично за инвестпроектом НЛК.

— Когда был утвержден приоритетный проект по НЛК?

— В Минпромторге — в марте 2010 года.

Белых долго вытягивает из него, каким образом происходит утверждение правительством области заявки на включение проекта в число инвестиционных.

16:19

Теперь Белых расспрашивает свидетеля про КОГУП «Кировлес» и вариантах решения проблем, которые тот предлагал, и о тех участках, которые были закреплены за этим предприятием. Сысолятин говорит, что участков было закреплено так много, что предприятие не могло их освоить, и это привело к предбанкротному состоянию.

Белых пытается выяснить, почему же тогда, по словам Сысолятина, «Кировлес» не мог обеспечивать сотрудников работой зимой. Свидетель отвечает — потому что тогда по аренде и другим выплатам предприятие было должно сотни миллионов рублей и договоры аренды с предприятием расторгались — и когда появился Сысолятин, участков уже не было.

Сысолятин долго рассказывает, что арендная плата была 180 рублей за кубометр и 2,5 млн кубометров в аренде и предприятие никак не могло бы потянуть такую аренду. Он вспоминает, что КОГУП «Кировлес» создавался в 2008 году путем объединения сельских лесхозов и гослесхозов и слияние шло на базе сельских лесхозов.

Свидетель утверждает, что за год они просто проели 120 млн, а еще руководство при этом брало в банке кредит и выписывало себе премию 40 млн рублей. В итоге прибыль оставалась только на бумаге. «Так что предприятие было банкротом», — заключает Сысолятин.

16:27

Сысолятин долго и подробно рассказывает о ценах на аренду и о своих спорах с главой департамента лесного хозяйства Ахмадуллиным об аукционах по аренде леса, которые очень плохо устроены и приводят к проблемам с «частниками».

Никита Белых:

— Я с вами совершенно согласен, я сам всегда выступал против этих аукционов. Но есть антимонопольное законодательство…

— Я вас прошу, мы сейчас не на совещании же! — обрывает судья.

— Были ли какие-то другие возможности закрепить лес за «Кировлесом» кроме участия в инвестпроекте?

Сысолятин вроде соглашается, что других путей не было, но долго рассказывает, как появление Ларицкого в «Кировлесе» привело к полному развалу предприятия и «размазанному социальному взрыву». Белых спрашивает, как правительство мешало передаче этих 25% акций трудовому коллективу? Сысолятин долго рассказывает, как он безуспешно писал разные бумаги и как Ларицкий ему кричал «не суйся сюда». И что все бумаги «утонули где-то в правительстве Кировской области».

— Но мы как правительство что должны были сделать? Свой пакет отдать?

— Нет, ваш «Полюс», который контролируется правительством, должен был передачу одобрить. Но согласования мы так и не получили.

16:38

Белых расспрашивает, когда началась работа над этими проектами. Сысолятин вспоминает, что в 2011 году их одобрил Минпромторг и в 2011-2012 году оформлялись договора по аренде участков.

Бывший губернатор спрашивает, считает ли Сысолятин успешной реализацию проекта НЛК до 2013 года.

— Я считаю, что проект несмотря ни на что реализовывался, но шел с большим отставанием, потому что постоянно недофинансировался и растянулся больше, чем надо — на целый год, — говорит Сысолятин.

По словам свидетеля, проблема в том, что Ларицкий постоянно выводил деньги, предлагал их «займами непонятными», а потом и вовсе закрыл часть цехов. Он признает, что от департаментов поступали замечания из-за отставания в инвестпроекте, но никто не требовал его корректировки и пересмотра.

Подсудимый спрашивает свидетеля о совещаниях в правительстве по приоритетным инвестпроектам. Сысолятин признает, что они проводились.

16:43

— Ваш уход весной 2013 года чем был вызван?

— Это была инициатива работодателя. Более того, никакой просьбы уволить меня по состоянию здоровья на НЛК нет. Меня и уволили-то незаконно. Я прекрасно знаю, кто просил уволить меня и бухгалтера. Но уволили меня и финансового директора.

— А кто просил?

— Господин Солодовников. Начальник УВД по Кировской области на тот период.

Белых спрашивает, о каких налоговых проблемах после проверки рассказывал свидетель и какие были у этой проверки правовые последствия. Сысолятин рассказывает про акт, где говорилось, что московская фирма Ларицкого «Зерно-К» не заплатила налоги с полученных от НЛК денег (которые переводились за поставку оборудования).

Фирмы были связаны через Ларицкого и Тахтаева, поясняет свидетель.

— Ларицкий сказал в вашем присутствии, насколько я знаю, что за него отвечать по открываемому уголовному делу будет Сысолятин. И Ларицкий, ссылаясь на разговор в присутствии вас и Солодовникова, уговаривал меня взять на себя вину, — рассказывает свидетель.

Но тогда он посмотрел и увидел, что там обнаружилось огромное количество нарушений, выведение средств на личные счета и прочее. Сысолятин отказался.

— Сначала мы получили оправдательный приговор, который по формальным признакам и по просьбе известного человека был отменен.

Дело отправили на доследование, и сейчас оно все еще тянется, однако Ларицкого все-таки првлекли, говорит свидетель.

16:49

Белых спрашивает, какое после всего этого у Сысолятина сложились отношение с Ларицким:

— Да мне он как-то вот совершенно безразличен. Я надеюсь, жизнь расставит все на свои места. Ну собственно он и в СИЗО.

Судья говорит, что сейчас уже много времени и просит Сысолятина прийти снова в 12 утра в следующую пятницу. «Я готов», — говорит он.

Следующее заседание состоится в среду в 12 часов. Ожидается, что на него придет бизнесмен Юрий Зудхаймер.

  • Нашли ошибку в тексте?
    Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
  • Предложить свою тему редакции
Все материалы
Ещё 25 статей