Дело «Седьмой студии». День 17
Дело «Седьмой студии». День 17
15 января 2019, 10:00
2 798

Адвокат Дмитрий Харитонов и режиссер Кирилл Серебренников. Фото: Алексей Куденко / РИА «Новости»

В Мещанском районном суде Москвы слушается дело режиссера Кирилла Серебренникова, экс-чиновницы Минкульта Софьи Апфельбаум, бывшего генпродюсера «Седьмой студии» Алексея Малобродского и ее гендиректора Юрия Итина. Их обвиняют в хищении средств, выделенных на проект «Платформа» (часть 4 статьи 159 УК, мошенничество в особо крупном размере). Вины ни один из четверых подсудимых не признал.

Читать в хронологическом порядке
9:30

Прошлое заседание по делу состоялось 14 января и продлилось шесть часов, за это время прокуроры смогли огласить документы из десяти томов уголовного дела — с 71-го по 81-й. С каждым часом число слушателей в зале сокращалось — зато оставшихся Кирилл Серебренников угостил мандаринами, наполнив зал суда запахом цитрусовых.

Поддержать режиссера и его товарищей на этот раз пришла актриса Юлия Пересильд.

Среди бесчисленных финансовых документов, перечисленных гособвинителями, далеко не все имеют отношение к делу, подчеркивают адвокаты подсудимых. Например, договор об отчуждении авторских прав на спектакль «Кафка» по пьесе драматурга Валерия Печейкина — комментируя этот документ, адвокат Дмитрий Харитонов не упустил случая напомнить о романе «Процесс».

На нескольких финансовых отчетах, подписанных от имени Серебренникова, режиссер не признал свою подпись:

— Я так не подписываюсь. На листе какая-то чужая закорючка стоит.

9:58

В зал заходит судья Ирина Аккуратова, заседание начинается. Прокурор Надежда Игнатова начинает читать документы из 82-го тома дела, который начинается с дополнительного соглашения к договору между «Седьмой студией» и «МВК-Эстейт», подписанного Екатериной Вороновой.

На заседании, кроме участников процесса, присутствуют всего пять человек; одна из слушательниц делает наброски карандашом на листе А3, пока прокурор продолжает перечислять бумаги — договор аренды, акт разграничения ответственности, платежное поручение.

10:15

Прокурор очень тихо перечисляет названия документов из 82-го тома, ее слова трудно разобрать. Слышно, как шелестят листы уголовного дела, как водит карандашом по бумаге художница и клацают клавиатуры ноутбуков.

— Извините, пожалуйста, а можно здесь поподробней? Мне кажется, это важная история, — вдруг замечает Софья Апфельбаум. — Даже чтобы передать билеты благотворительному фонду, билеты брались у «МВК-Эстейт».

Она поясняет: распространение всех билетов на мероприятия проекта «Платформа» контролировалось этой компанией.

На ее реплику никто не реагирует, прокурор продолжает тихо читать названия документов. Том заканчивается, представитель гособвинения переходит к следующему, 83-му тому; на листе бумаги перед художницей начинает проступать прическа Игнатовой.

10:24

От чтения материалов прокурора отрывает адвокат Ксения Карпинская: она обращает внимание на график репетиций и показов спектакля «История солдата», подписанный Алексеем Малобродским. Подсудимый отмечает: работа над спектаклем шла летом 2011 года, «то есть до того, как проект "Платформа" начал действовать на основе [государственного] финансирования».

Бывший генпродюсер объясняет, что подготовительные работы оплачивало агентство театров танцев «Цех», иначе поставить спектакль вовремя не получилось бы.

«Мне бы хотелось обратить на это особое внимание, чтобы было четкое понимание, что ни один проект, которым мы занимались, не возникал по щелчку пальцев, всякому проекту предшествовала длительная подготовка, — говорит Малобродский. — Проект был успешным, это очень важно для понимания всех процессов, которые проходили на "Платформе"».

Его реплика снова остается без реакции остальных участников процесса, прокурор продолжает читать график подготовки «Истории солдата».

10:32

Очередной документ из дела (он касается гонораров артистам) вызывает шквал возражений со стороны адвокатов, которые по очереди называют приведенные в нем данные недостоверными.

— Эти цифры никем не подсчитаны, — сетует защитица Апфельбаум Ирина Поверинова, коллеги ее поддерживают.

Прокурор продолжает перечислять справки из ФНС, требования, доверенности. Когда речь заходит об очередной доверенности, адвокат Итина Юрий Лысенко просит уточнить дату. Прокурор отвечает: 19 мая 2015 года. Юрист замечает, что к этому моменту его подзащитный уже не работал в «Седьмой студии».

11:11

Прокурор переходит к 84-му тому. Он начинается со справок о доходах физических лиц за подписью Итина. Портрет гособвинителя в профиль почти готов, Игнатова изображена без погон.

84-й том читается значительно быстрее предыдущего: минут за пять прокурор доходит до 60-й страницы.

Пока Игнатова перечисляет документы, адвокаты внимательно смотрят в ноутбуки; изредка они просят гособвинителя уточнить дату или какую-то деталь.

11:31

Том 84 заканчивается налоговыми документами. Хотя это далеко не первое заседание, на котором прокурор читает заголовки документов, участники процесса, перешептываясь, продолжают недоумевать, зачем это нужно.

«Большое количество материалов под названием "оборотно-сальдовая ведомость", — говорит вдруг адвокат Карпинская. — Все эти документы производят впечатление черновика».

Она также сомневается, что в материалах отражены данные бухгалтерского учета. Сразу после ее реплики объявляется десятиминутный перерыв.

11:53

Перерыв окончен, прокурор Игнатова приступает к 85-му тому, он открывается налоговыми декларациями. Художница начинает новый портрет, кажется, на этот раз она собирается рисовать Софью Апфельбаум.

На заседание пришли двое новых слушателей.

12:41

Голос прокурора Игнатовой еле слышен, адвокаты просят ее читать погромче.

— Отчет по расходам, — делает попытку гособвинитель, но скоро возвращается к своей привычной громкости. Разобрать слова снова становится трудно: «Двести тридцать шесть, приложение к вышеуказанному договору…».

Теперь Игнатова переходит к 86-му тому, а художница начинает уже третий на сегодня портрет.

Новый том на вид толще остальных. Он начинается с выписки по счету АНО «Седьмая студия», в которой, как замечает адвокат Серебренникова Дмитрий Харитонов, речь идет о сумме в 24 млн рублей. Защиту, говорит он, интересуют операции по снятию денег с карты через банкомат «Альфа-банка», которые проводила бухгалтер Нина Масляева.

Реплика адвоката остается без ответа, гособвинитель переходит к платежному поручению, за которым следуют банковские ордера, занимающие около сотни страниц. Следом идут договоры. Голос прокурора трудно разобрать из-за шелеста страниц: она одновременно говорит и с шумом листает материалы, пока не доходит до 87-го тома.

Художница, едва начав набрасывать портрет адвоката Харитонова, приступает к новому скетчу.

Изредка адвокат Лысенко обращает внимание судьи на неувязки в датах документов, та ничего не отвечает. Когда состоящий из выписок и платежных поручений 87-й том подходит к концу, прокурор просит перерыв перед тем, как начать читать следующий.

До этого адвокат Малобродского успевает обратить внимание на платежные поручения, в которых говорится, что на протяжении десяти дней со счета АНО снималось по 200 тысяч рублей ежедневно, и произошло это перед тем, как ее подзащитный покинул «Седьмую студию».

Объявляется 40-минутный перерыв.

13:35

Перерыв окончен, прокурор приступает к чтению 88-го тома, который начинается с подписок и ордеров за 2011 год. Из них, как отмечает адвокат Карпинская, следует, что со счета «Седьмой студии» несколько раз снимали по 190 тысяч рублей.

Следом идут платежные поручения, вновь выписки, в том числе — о гранте от посольства Нидерландов. Художница с заседания ушла. Адвокаты периодически замечают, что некоторые документы из 88-го тома подшиты дважды.

13:53

Адвокат Лысенко замечает: прокурор огласила две выписки, причем одна охватывает период с начала ноября 2011 года по начало декабря того же года, а вторая относится к промежутку внутри этого периода. И если остаток по первой выписке составляет 7 млн рублей, то остаток по второй — около 800 тысяч.

Юрист сетует: по материалам дела нельзя сделать вывод о том, что происходило между окончаниями периодов, которые отражены в этих выписках. Как обычно, его реплика остается без какого-либо ответа: прокурор продолжает читать названия платежных поручений, выписок и ордеров, адвокаты смотрят в ноутбуки.

14:05

Очередной, 89-й том, прокурор читает так же тихо и бысто, изредка запинаясь и громко шурша листами дела.

— Счета и платежные поручения за 2011 год, список заказов, банковские ордера, — перечисляет Игнатова.

— 6 млн получили только 7 октября 2011 года, — прерывает ее адвокат Карпинская. Прокурор, молча выслушав замечание, переходит к новому платежному поручению.

Адвокаты еще раз замечают, что некоторые документы встречаются в томе дважды.

14:35

Незаметно прокурор переходит к 90-му тому, он содержит счета и расходные накладные. Адвокат Итина замечает, что гособвинитель перестала говорить, кем подписаны документы, та отвечает — подписи не расшифрованы. Она переходит к счетам-фактурам и расходным накладным.

15:08

Покончив с 90-м томом, прокурор переходит к следующему. Он начинается с расходных накладных и счет-фактур. Гособвинителя никто не прерывает; из заглавий документов, которые она оглашает, почти ничего не понятно: адвокат Лысенко еще раз просит указывать, кем подписаны бумаги, прокурор снова отвечаает, что подписи в материалах не расшифрованы.

15:39

Прокурор Игнатова продолжает читать материалы уголовного дела, оглашая названия документов и уточняя, стоит ли на них печать. Изредка она озвучивает суммы из договоров, обычно они составляют около 100 тысяч рублей.

91-й том оглашается медленно, гособвинитель читает название каждого договора, они занимают по одному листу.

15:51

Покончив с 91-м томом, прокурор просит пятиминутный перерыв. Перед этим адвокат Лысенко просит заметить: в прочитанном томе речь шла о деятельности «Седьмой студии» за 2013 год. Объявляется перерыв.

16:17

Судья возращается, и слово берет Алексей Малобродский — он просит выслушать его соображения по поводу 91-го тома, из которого были оглашены «несколько десятков документов, однотипных и совершенно никем не подписанных».

Подсудимый замечает: часть документов датированы периодом, когда он работал в «Седьмой студии», но ему ничего неизвестно об ООО «Маркет групп», которое также упоминается в этих документах. Кроме того, продолжает Малобродский, прокурор Игнатова огласила протоколы обысков и выемок.

— Ни в одном из этих протоколов нет ссылок на оглашенные договоры. А я утверждаю, что в мой период никаких контактов с «Маркет групп» и никаких сделок не было. Я понимаю, что я на этой стадии не могу задавать вопросы, но, может быть, уважаемое гособвинение могло бы пояснить источник этих документов, — говорит он.

Судья говорит, что прокурор может и дальше представлять доказательства. Игнатова начинает читать материалы из 92-го тома: договор с той же «Маркет групп» на 100 тысяч рублей. Никаких объяснений гособвинитель не дает.

Адвокат Лысенко замечает, что в одном из документов упомянута не «Маркет», а «Макет Групп».

16:35

Прокурор продолжает читать, адвокат Серебренникова Дмитрий Харитонов просит уточнить один момент из уже оглашенных документов — кому, согласно договорам, были выданы подотчетные деньги.

— Вы хотите заявление сделать? Я оглашаю документы так, как считаю нужным, — отвечает гособвинитель.

Адвокат встает и говорит, что подотчетное лицо в этих документах — технический директор Назаров, но это совершенно не ясно из того, что оглашается в суде.

— Может сложиться впечатление, что деньги выдавались кому-то, кто присутсвтует здесь, — вторит коллеге адвокат Малобродского Ксения Карпинская. По ее мнению, оглашая документы таким образом, обвинение пытается умышленно создать ложную картину, согласно которой кто-то из подсудимых имеет отношение к выданным подотчетным средствам.

После этой перепалки документы — договоры, акты и квитанции — начинает изучать уже судья Аккуратова. Она говорит, что на бумагах есть печати «Маркет групп», подписи бухгалтера Стахеевой, на некоторых листах говорится, что подотчетное лицо — Назаров.

16:58

Теперь материалы дела оглашает судья Ирина Аккуратова.

Она переходит к 93-му тому, который содержит финансовые документы и договоры. Никто из адвокатов чтение больше не прерывает; иногда судья отмечает, что на бумагах стоит подпись Малобродского, иногда — что подпись не расшифрована.

Дочитав до одного из документов, Аккуратова просит уточнить, кто поставил на него печать.

— Я не помню, кто восемь лет назаад ставил. Мог я ставить, мог — бухгалтер, — отвечает Малобродский.

Он напоминает, что печать была у него и у главного бухгалтера. Тут судья отмечает, что на представленных сегодня документах использованы разные печати. Малобродский говорит, что не видит между ними разницы.

—Одна просто бледная, другая — менее бледная, — говорит он.

Судья продолжает читать документы, про один из них она спрашиваает, стоит ли на нем подпись Малобродского — тот ее признает. Впрочем, на другом документе подсудимый свою подпись не узнает, а на некоторых листах печати и подписи и вовсе отсутствуют.

17:39

Дочитав 93-й том, судья Аккуратова объявляет перерыв до завтра. Следующее заседание по делу «Седьмой студии» начнется в среду, 16 января в 9:30.

Понравился этот материал? Поддержите Медиазону

Раз в неделю наши авторы делятся своими впечатлениями от главных событий и текстов

Ещё 25 статей