Дело краснодарского адвоката Беньяша. День шестой
Дело краснодарского адвоката Беньяша. День шестой
2 апреля 2019, 11:05
2 638

Михаил Беньяш. Фото: личная страница в Facebook

Ленинский районный суд Краснодара продолжает рассматривать дело против адвоката Михаила Беньяша, который обвиняется в применении насилия к полицейским (часть 1 статьи 318 УК). Беньяш отрицает свою вину и настаивает, что при задержании его избили силовики. Его защищают несколько коллег. «Медиазона» следит за процессом вместе с изданием «Свободные медиа».

Читать в хронологическом порядке
11:03

На прошлом заседании в суде допросили полицейских и сотрудников краснодарской администрации, которые 9 сентября видели, как адвоката Михаила Беньяша привезли в отдел полиции. Все они утверждали, что Беньяш сам наносил себе увечья.

— Вытащили его. По машине бил <…> Ну головой, ногами, — говорил в суде инспектор ДПС Константин Плешков.

Его коллега Александр Блага также настаивал, что задержанный адвокат сам нанес себе повреждения: «Человек начал биться головой в заднюю левую часть автомобиля. Всячески пытался сопротивляться». На вопросы о других деталях этих событий полицейские, в основном, отвечали, что не помнят их или не видели.

Во время допроса краснодарских чиновников — специалиста отдела по общественной безопасности администрации Западного округа города Дмитрия Больбата и сотрудника того же отдела администрации Центрального округа Максима Борисова — выяснилось, что они давали противоположные показания по административным делам участников акции 9 сентября и по делу Беньяша. Из этих показаний выходило, что чиновники одновременно находились на акции протеста в центре города и в отделе полиции, куда доставили Беньяша.

Чиновники объяснили противоречие ошибкой полицейских, которые к тому же давали им подписать уже заполненные протоколы с их показаниями.

— Как вы давали объяснения? — поинтересовался тогда подсудимый Беньяш.

— Мне показывали человека. Я говорил, что видел его на площади.

По просьбе защиты суд решил истребовать административные дела участников акции 9 сентября, чтобы изучить показания чиновников.

11:11

Слушателей пускают в зал. Здесь судья Диана Беляк отчитывает адвоката Татьяну Третьяк, которая иногда приходит как слушатель, за то, что она публикует в фейсбуке фотографии с суда, смешные картинки.

— Я еще раз повторяю, меня нет в соцсетях, мне такого рода сомнительная слава не нужна. Это непрофессионально, — возмущается судья.

Судебное заседание объявляется открытым.

11:35

Прокурор говорит, что свидетель обвинения Коростелев находится в командировке и не явился, просит суд вызвать его.

Михаил Беньяш просит исследовать административное дело одного из протестующих. В деле присутствует диск с видеозаписью и показания свидетеля Больбата.

В зал приглашаются специалист отдела по общественной безопасности администрации Западного округа города Дмитрий Больбат и сотрудник того же отдела администрации Центрального округа Максим Борисов. Судья разъясняет им права.

— Борисов, скажите мне и суду, в какой момент вы находились на ОВД и на «Авроре» (возле кинотеатра, где проходил митинг 9 сентября), — начинает Беньяш.

— На «Авроре» я был где-то в 12 часов, примерно в 13:30 я уже был в отделе, — отвечает чиновник.

— Теперь у меня такой же вопрос к Больбату.

Судья Диана Беляк разъясняет права и ему.

— Примерно в 11 я был на «Авроре», примерно в 13:30 я уже был на территории ОВД, — повторяет показания коллеги Больбат.

Михаил Беньяш зачитывает показания Больбата, в которых он пишет о том, что с 13:00 до 15:00 он видел протестующего на «Авроре».

— Я хотел бы обратить внимание суда, что во всех делах об административных правонарушениях находятся видеозаписи, на которых присутствует отчетливое изображение лица Больбата. Согласно метаданным видеозаписи, она была снята примерно в 14:10.

Судья Беляк просит разъяснить что такое метаданные. Беньяш отвечает: это те данные, которые записывает в файл устройство, на которое был снят видеоролик.

Беньяш показывает свидетелю Больбату его показания. Он подтверждает свою подпись на показаниях. То же самое происходит со свидетелем Борисовым.

Теперь Беньяш зачитывает следующие показания по другому протестующему, где Больбат пишет практически то же самое. «В 14:00 находился на "Авроре" и выкрикивал антиправительственные лозунги». Аналогичные показания обоих чиновников есть в еще трех делах. На четвертом Беньяш останавливается и смеется, цитируя слова одного из чиновников в протоколе: «"В 14:00 я прогуливался около кинотеатра "Аврора", где видел гражданина..." Прогуливался!»

11:51

Беньяш ходатайствует об исследовании видеозаписей с Больбатом и Борисовым в деле одного из протестующих, чтобы убедиться в том, что в 14 часов они были у «Авроры», а не в ОВД у Беньяша, как говорили ранее.

Судья Беляк отказывает в просмотре видеозаписи, потому что она уже фигурировала в суде, и обстоятельства, установленные иным судом, не подлежат дополнительной проверке.
Беляк отмечает, что в данном случае принимает сторону защиты, потому что доверяет судебным решениям и исследованным видеозаписям.

Беньяш говорит, что подготовился и сделал скриншот с видеозаписи. На ней изображен свидетель Больбат.

— Это вы? — спрашивает Беньяш.

— Ну, похож, — отвечает свидетель.

Адвокат Сергей Костюк ходатайствует о вынесении частного постановления о совершении свидетелями Больбат и Борисова преступления — дачи заведомо ложных показаний (статья 307 УК). Прокурор выступает против, он считает что постановление должно быть вынесено при вынесении окончательного решения.

— Суд вам не отказывает, просто ваше ходатайство преждевременно, — заключает судья Беляк.

— Я считаю, что УПК не предусматривает отложения ходатайства на потом, — встает адвокат Александр Попков.

— Я согласен со своим коллегой. Более того, УПК позволяет вынести частное постановление прямо сейчас. Ждать еще, допустим, год, если мы будем год здесь сидеть, чтобы вынести частное постановление...

— Сейчас суд отказывает в вашем ходатайстве, — прерывает его судья.

12:23

У Беньяша еще один вопрос к Больбату. Подсудимый интересуется, каким образом тот узнал о вызове на допрос следователем.

— Не помню.

— Вы по работе были на «Авроре»?

— Да.

— Почему вы пишете в показаниях, что вы не работаете?

— Это не заполнили полицейские. Я читал только то, что записано с моих слов.

— Вопрос к Борисову. Как вас вызвал следователь на допрос?

— Звонком на мой личный мобильный телефон.

— Больше вопросов не имею.

У сторон тоже нет вопросов. Свидетели уходят.

Прокурор оглашает решение суда по аресту Беньяша. Адвокат Попков прерывает прокурора и говорит о том, что прокурор должен был ходатайствовать об исследовании каких-либо доказательств.

Костюк поддерживает коллегу и просит внести в протокол возражение на действия судьи.

— Продолжайте, прокурор, — говорит судья.

Костюк просит внести еще одно замечание — о том, что доказательства, зачитываемые прокурором, считаются недопустимыми.

Судья Беляк объявляет пятиминутный перерыв, чтобы обсудить технические моменты. Во время перерыва она объясняет сторонам, что они вправе сейчас договориться с прокурором о порядке изучения доказательств. Беньяш просит прокурора подготовиться, и, чтобы не терять день, опросить хотя бы одного из потерпевших.

Один из слушателей просит судью объяснить, когда будут привлечены по уголовной статье лжесвидетели Больбат и Борисов. Беляк отвечает, что для этого необходимо решение, в котором суд ставит под сомнение показания свидетелей; тогда оно будет передано в Следственный комитет. Без этого документа следователь вынесет отказное, резюмирует она.

12:49

Во время перерыва адвокаты вышли в коридор, чтобы посовещаться. Когда они вернулись, судья Беляк пожурила их за отсутствие и сказала, что их уже обыскались.

— У нас был коллоквиум, — объясняет Беньяш.

Прокурор начинает оглашение материалов дела Беньяша. Первыми идут различные протоколы: осмотра места происшествия, выемки, осмотра предметов. Затем — заключения судебно-медицинской экспертизы, должностные инструкции потерпевших Юрченко и Долгова и приказы МВД.

— Сторона защиты, вы согласны, чтобы суд ознакомился с материалами? — уточняет судья Беляк.

Защита не возражает.

Прокурор подробно зачитывает протокол осмотра повреждений на «Мазде» оперативников, на котором доставлялся Беньяш в отдел. В документе указано, что в машине оторвали подголовник — он упал на заднее кресло — и поцарапали обивку в салоне.

Беньяш указывает, что при осмотре автомобиля там не оказалось его очков.

Далее прокурор зачитывает протокол осмотра служебного кабинета в ОВД. В документе указано, что в кабинете был обнаружен деревянный стол, на котором лежал CD-диск.
Беньяш комментирует: невозможно изъять диск у кабинета, и непонятно, кто будет отвечать за достоверность доказательств на CD-диске.

Теперь прокурор читает протокол осмотра кабинета больницы, в ходе которого на столе была обнаружена медицинская карта Юрченко и Долгова. Медицинская документация была изъята. Беньяш обращает внимание, что в протоколе не указано лицо, у кого были изъяты медкарты.

Следом идет протокол, аналогичный прошлому, только вместо медицинских карт потерпевших теперь были изъяты их справки о состоянии здоровья.

— Прошу обратить внимание что следователь подменяет протокол выемки протоколом осмотра, и получается смешно, что во время осмотра был обнаружен стол, — встает адвокат Попков.

Обвинение читает документы дальше: теперь это протокол осмотра территории ОВД. В документе указано: исследованы входы в здание ОВД, камеры видеонаблюдение не обнаружены.

— Прошу обратить внимание на то, что следователь Данильченко через два месяца после происшествия выходит искать камеры видеонаблюдения, — комментирует Попков.

13:28

Теперь обвинение читает протокол осмотра записей с камер городской системы безопасности. Были изъяты записи на CD-диске, на них видно как «Мазда» оперативников передвигается по улицам Краснодара.

Далее — протокол осмотра автомобиля «Мазда»; теперь его читают подробнее — обнаружены царапины лакокрасочного покрытия, зазор между дверью и кузовом, надрыв тонировки, оторванный подголовник. Следов вещества бурого цвета не обнаружено.

Следом идут уже упомянутые протоколы осмотра кабинета ОВД, протоколы изъятия медицинских карт и справок, согласно которым у Юрченко и Долгова диагностированы ссадины и ушибы мягких тканей.

Прокурор оглашает еще один протокол осмотра с изъятием видеозаписей городской системы безопасности, а также результаты судебно-медицинских экспертиз Юрченко и Долгова. Беньяш отмечает, что на некоторые вопросы судебный эксперт не смог ответить вообще, а на некоторые вопросы ответил совершенно иное.

В результатах указано, что нельзя установить, кто именно укусил потерпевшего полицейского Долгова за палец — это не входит в компетенцию эксперта.

— В этих экспертизах практически отсутствует исследовательская часть. Мы понимаем, что эксперт — специалист с высшим образованием, но, тем не менее, закон обязывает указывать исследование, чтобы мы могли проследить ход мыслей эксперта, — замечает адвокат Сергей Костюк.

— В этих экспертизах отсутствует схема повреждений, это нарушает приказ Минздрава. Кроме того, экспертизы нарушают принцип относимости доказательств, — добавляет Беньяш. Его защитник Людмила Александрова поддерживает тезисы коллег и говорит, что доказательство не является допустимым.

Теперь прокурор зачитывает должностные инструкции Юрченко и Долгова. Беньяш просит судью обратить внимание на то, что в обязанности сотрудников уголовного розыска не входит работа по административным делам, сотрудничество с отделом исполнения административного законодательства и доставление лиц по таким делам.

Следом идут материалы административного дела обвиняемого по 20.2 КоАП. Прокурор читает определение о доставлении Беньяша — в нем сотрудники отдела исполнения административного законодательства сделали вывод, что Беньяш уклоняется от ответственности из-за того, что находился в Геленджике. После того, как краснодарский отдел полиции запросил у геленджикского отдела возможность опросить Беньяша, те выяснили, что он находится в Джубге. Сразу же после получения этой информации было выписано определение о принудительном доставлении.

13:52

Прокурор зачитывает характеристику на Беньяша с места работы, жительства и из адвокатской палаты, все они положительные.

Следом идет справка о том, что в 2010 году Беньяш был осужден условно и приговор суда.
Беньяш против: он считает, что это не имеет юридической силы. Прокурор, тем не менее, начинает читать. Его прерывают адвокаты подсудимого: они говорят, что это не относится к делу. Судья Беляк просит прокурора продолжать.

— Уважаемый суд, — встает адвокат Александр Попков. — Мы не хотели это делать, но, к сожалению, нам придется. Я возражаю против действий судьи, поскольку суд очень невнимательно относится к исследованию доказательств. Это происходит после того, как мы заявили судье отвод. Полагаем, что действия председательствующего не соответствуют УПК. Здесь решается судьба Беньяша не только как гражданина, но и как адвоката.

Выслушав его, судья Беляк пытается объявить перерыв до следующего заседания. Ее останавливают и адвокаты, и прокурор — в суде еще не успели изучить видеозапись. Беляк согласна продолжить.

Адвокаты Александрова и Костюк, а также их подзащитный Беньяш поддерживают возражение Попкова.

— Я говорю о том, что прокурор, [зачитывая приговор], таким образом воздействует на суд, формируя негативный образ Беньяша, — отмечает Александрова.

— Прекратите, это же не суд присяжных, — отвечает Беляк.

— Тем не менее, суд выносит решение на основании внутренних убеждений. Приговор не представляет важности для данного уголовного дела.

Беньяш поясняет, что данный приговор был неправосудным. Он говорит, что его осудили за то, что он имел глупость защищать судью Дмитрия Новикова, и именно поэтому против него было заведено уголовное дело. Его замечание принимают.

Прокурор просит суд осмотреть видеозаписи. Объявляется пятиминутный перерыв для подготовки оборудования.

14:06

Оборудование подготовили, слушание продолжается. Извлекают диск из опечатанного конверта, там записи с камер системы городской безопасности. Беляк садится рядом с Беньяшом за столом стороны защиты.

— Папка «Красная», запускаем... Ждём автомобиля «Мазда». Проехала, — начинает прокурор. Следом иду папки «Октябрьская» и «Ленина» — по названию улиц. Беньяш просит обратить внимание на то, что невозможно установить кто едет на автомобиле.

— Машина тонированная? А я вот не на тонированной езжу, — вставляет Беляк.

Следующая папка — «Гимназическая». На экране видно, как по дороге едет серая «Мазда».

—Все остановились на пешеходном переходе, а «Мазда» несется. Налицо нарушение ПДД, пешеходов не пропускает, обгоняет справа, — замечает подсудимый.

Следующий диск — с камер ОВД перед контрольно-пропускным пунктом.

— Обращаю ваше внимание, что на камере время 13:39. Подъезжает автомобиль «Мазда»... На переднем сидении Бархатова, — комментирует обвиняемый. — Обратите внимание, что рука водителя тянется к пассажиру, а пассажир отстраняется от водителя.

— Это Бархатова?

— Да, вот ее лицо и она шарахнулась от руки водителя.

—Люди ходят, не обращают внимание, что там дерутся...

— Там не было драки, поэтому прохожие не обращают внимания. Вот автомобиль въезжает на территорию ОВД. В это время через КПП проходят какие-то гражданские. Пока ничего не происходит и мы ждем, обращаю внимание суда, что они [видеозаписи] попали в дело непонятным образом. Они были изъяты у кабинета, а не у ответственного лица. Также тут заметно, что запись нарезана.

— Возможно, здесь вырезаны важные моменты. Мы не можем знать, что происходило в моменты, не вошедшие в видеозапись, — добавляет адвокат Костюк.

— Смотрите, на видеозаписи видно, как гражданский проходит через КПП, просто поздоровавшись за руку. Напомню, что в ОВД действовал план «Крепость», и никто не мог по идее войти на территорию ОВД. Но мы видим, что мог.

— Так, я все поняла. На следующем заседании давайте опросим потерпевших, мы будем их опрашивать весь день, — встает Беляк.

На сегодня все.

Понравился этот материал? Поддержите Медиазону

Раз в неделю наши авторы делятся своими впечатлениями от главных событий и текстов

Ещё 25 статей