Дело краснодарского адвоката Беньяша. День 13
Дело краснодарского адвоката Беньяша. День 13
18 июня 2019, 11:31
2 580

Михаил Беньяш. Фото: RFE/RL

Ленинский районный суд Краснодара продолжает рассматривать уголовное дело адвоката Михаила Беньяша. Его обвиняют в применении насилия к полицейским (часть 1 статьи 318 УК), которые задержали его 9 сентября. Адвокат отрицает вину и настаивает, что силу применяли именно сотрудники полиции. Сегодня в суде допросили начальника уголовного розыска Краснодара Сергея Сахно. «Медиазона» следит за процессом вместе с изданием «Свободные медиа».

Читать в хронологическом порядке
11:00

Прошлое заседание вышло очень коротким: начальник уголовного розыска полиции Краснодара Сергей Сахно так и не пришел в суд, сославшись на отпуск, поэтому защита заявила несколько ходатайств. 

Кроме того, в суд снова не пришли потерпевшие полицейские Егор Долгов и Дмитрий Юрченко. Подсудимый Михаил Беньяш отмечал, что хотел бы изучить видео из материалов дела в их присутствии, а также попросил снова вызвать Сахно для допроса. 

Защита Беньяша также заявила ходатайство о вызове в суд следователя, который расследовал его дело. Адвокат Александр Попков обратил внимание на противоречия в показаниях потерпевших между первым и вторым допросами. Судья Диана Беляк отказалась вызвать его.

Наконец, Беньяш огласил данные детализации своего номера. С вечера 8 сентября до полудня 9 сентября ему звонили преимущественно с двух номеров. Адвокат считает, что они принадлежал сотрудникам уголовного розыска: «Они полчаса звонили мне с целью установления моего местонахождения». 

11:05

В суде появился начальник уголовного розыска Краснодара Сергей Сахно, который не пришел на прошлое заседание из-за отпуска.

11:31

Начинается заседание. Беньяша сегодня в суде представляют адвокаты Феликс Вертегель, Наринэ Галустян и Сергей Костюк. В суд пришли и оба потерпевших полицейских.

Начальник уголовного розыска Краснодара Сахно ждет в коридоре, когда его вызовут для допроса.

11:42

Судья Диана Беляк просит сначала допросить начальника уголовного розыска Сергея Сахно, поскольку он занятой человек. Защитники не возражают.

Начальник потерпевших Долгова и Юрченко входит в зал. Он одет в белую рубашку с коротким рукавом и синие брюки.

Подсудимый Беньяш начинает допрос:

— Сергей Владимирович, знаете ли вы обстоятельства дела, по которому вас вызвали?

— Вы мне задавайте вопросы, а я буду отвечать, — резко отвечает Сахно.

Судья снимает вопрос и просит Беньяша задавать конкретные вопросы.

— Чем вы занимались 9 сентября 2018 года?

— Я не помню, чем я занимался в тот день. Задавайте нормальные вопросы.

Судья Беляк делает замечание Сахно и говорит, что он не вправе так отвечать. Подсудимый Беньяш интересуется, знает ли Сахно, что 9 сентября была акция протеста. Тот отвечает утвердительно.

Подсудимый спрашивает, кто отдал приказ доставить его в отдел полиции. Начальник уголовного розыска не помнит, а затем уточняет, что эта информация есть в материалах дела.

12:02

Подсудимый Беньяш пытается выяснить, сколько через начальника уголовного розыска Краснодара проходит постановлений о доставлении в отдел задержанных. Сахно говорит, что не может ответить.

Защитники начинают спорить с Сахно и Беляк — свидетель прерывает адвокатов, грубит и отвечает вопросом на вопрос. Адвокаты просят суд сделать замечание Сахно. Судья отказывается и просит не задавать одинаковые вопросы. Тогда защитники просят суд не помогать придумывать ответы вроде «не помню».

В итоге Сахно отвечает на очередной вопрос защиты: «Не помню».

Теперь Беньяш спрашивает, каким образом его задерживали подчиненные Сахно.

— Шли по улице, увидели и задержали.

— Была ориентировка на Беньяша. Если да, какие сведения там были?

— Не помню.

— Видели 9 сентября Беньяша?

— Видел, как его доставили в ОВД.

— Это было на парковке или в дежурной части?

— В дежурке.

— Можете подробнее рассказать?

— Давайте я вам еще раз объясню, через меня проходит много документов…

— Свидетель, вам замечание, — вмешивается судья.

— Вы видели, был ли скован в наручники Беньяш? — уточняет сам подсудимый.

— Не помню.

— Поступали ли вам сведения об избиении Беньяша?

— Да. Я же сам <нрзб>.

— Сколько времени можно держать человека в наручниках?

— Не знаю.

— Правильно ли я понимаю, что вы можете держать человека в наручниках неопределенный срок?

— Я уже ответил на этот вопрос.

— Вопрос снят, — говорит судья.

Беньяш возражает. Он настаивает, что этот вопрос задан в интересах общества, потому что получается, что полиция не знает, сколько можно держать человека в наручниках, а это нарушает права человека.

12:15

Беньяш продолжает допрашивать начальника уголовного розыска Краснодара Сахно:

— Кроме визы [на задержание] вы готовили еще какие-то распоряжения по Беньяшу?

— Не готовил.

— Кто кроме вас может выдавать постановление на доставление [задержанного в отдел]?

Сахно снова не может ответить.

— Используете ли вы современные мессенджеры для координации работы сотрудников?

— Да.

— Используете ли вы чат для координации?

— Да.

— В этом чате только ваши сотрудники?

— Да.

— Вы передали вашим подчиненным постановление о доставлении Беньяша через этот чат?

— Не помню.

— Вы можете давать своим подчиненным особые распоряжения?

— Нет, такого нет.

— Когда вы передавали распоряжение о доставлении Беньяша, вы передавали его только двум сотрудникам?

— Насколько я помню, да.

Подсудимый пытается узнать, как именно Сахно решал, скольким людям давать распоряжение. Свидетель отвечает, что это ему решать. Адвокат Костюк возражает и просит Сахно не вести себя «по-пацански»: «Не надо вот этого это наша корова и мы ее доим».

— Ведите себя достойно, — отвечает Сахно.

Беньяш встает и разводит руками. Судья Беляк сразу говорит, что не будет делать замечание.

В итоге Сахно все-таки отвечает, что кроме Долгова и Юрченко больше никому не давал распоряжение по доставлению Беньяша в отдел.

— Вас и ваших сотрудников обучают на курсах при доставлении удушающим приемам и выдавливать глаза?

— Задавайте нормальные вопросы, — недоволен Сахно.

Судья Беляк требует ответить на вопрос.

— Нет. Не учат.

— Стали ли бы вы для задержания в машине выдавливать глаз и душить человека?

— Нет.

12:24

Теперь допрос ведет адвокат Костюк.

— Раз это было не в рамках ОРД (оперативно-розыскной деятельность — МЗ), а личный сыск, что вы вкладываете в определение личный сыск?

— Идут и смотрят по сторонам. Агентурная работа не проводилась.

— Каким законом вы руководствовались, когда принимали участие в доставлении Беньяша? Потому что КоАП не предусматривает этого.

— Как не предусматривает?

Костюк долго разъясняет Сахно закон и объясняет, почему сотрудники уголовного розыска не могут участвовать в доставлении в отдел по административному делу.

— Я не ссылался ни на какой закон, — отмечает Сахно.

— Вы сказали, что вам доложили о том, что Беньяш сам себя избил, — вспоминает Костюк фразу Сахно, которую тот неразборчиво произнес. — Кто вам докладывал?

— Долгов и Юрченко.

— Если у вас появляется подобная информация, у вас проводят служебную проверку? Проводилась ли она тогда?

— <нрзб> Не могу сказать, проводилась ли.

12:40

Теперь вопросы задает адвокат Вертегель.

— Установление местонахождения лица является ОРМ (оперативно-розыскным мероприятием — МЗ)?

— В рамках ОРД не проводилось.

Вопрос адвоката Галустян:

— Вам ваши подчиненные доложили о нападении Беньяша в тот же день?

— Да.

— Вы заметили на них какие-то повреждения?

— Не видел.

На этом допрос начальника уголовного розыска Краснодара заканчивается.

Судья Беляк спрашивает, насколько длинное видео, которое сегодня планирует представить защита. Беньяш говорит, что все это займет не больше часа.

Тогда судья объявляет перерыв до 15:00.

15:35

После перерыва заседание продолжается. В материалах дела ищут носители с видеозаписями: диск с названием «Аванесян» и флешку. Судья Беляк предлагает вскрыть конверты стороне защиты. Беньяш озвучивает, что написано на конвертах и разрезает их розовыми ножницами. Показывать содержимое Беньяш собирается со своего ноутбука. «На диске папка, обозначенная как "Допрос Аванесяна", — говорит он. — Показывать как будем?». Беляк просит поставить ноутбук на ее стол.

— Мы все смотреть будем? — спрашивает судья, которая видит большой список файлов.

— У нас, видите, отсортировано все, — отвечает Беньяш.

Подсудимый включает видео, на котором видно площадь и фонтаны возле кинотеатра «Аврора». Ищет нужный таймкод.

15:42

Пауза затягивается. Беляк спрашивает: «Что так долго?». Беньяш объясняет, что ищет нужный момент. К ноутбуку подходит прокурор и адвокат Костюк. Они втроем перекрывают обзор всем остальным. Но между их телами удается заметить часть монитора, на котором видно большое количество сотрудников ОМОН. Беньяш находит нужный таймкод и говорит: «Вот он, Больбат! Вот он стоит, и разговаривает с сотрудником полиции».

Далее Беньяш включает видеозапись активистки Ирины Бархатовой из отдела полиции, где она говорит, что к ним не пускают защитника. На видео видно помощника следователя Данильченко. Бархатова требует впустить адвоката Аванесяна.

Беньяш включает следующее видео. На нем полицейский требует отобрать у Бархатовой телефон. Бархатова кричит: «С **** [членом]!?». Судья Беляк и зал смеются. Беньяш снова включает это видео. Костюк просит сделать громче, чтобы было слышно требование отобрать телефон. Снова включают видео и показывают потерпевшему Егору Долгову. Тот говорит, что мужчина на видео похож на него, и признает, что голос человека, требующего отобрать телефон, действительно его.

15:49

Судья спрашивает, зачем смотреть эти видеозаписи, если об этом Бархатова говорила в своих показаниях. Адвокат Костюк отвечает, что это подтверждение показаний Бархатовой.

Беньяш показывает видео своего задержания, которое есть в интернете. Долгов узнает себя, своего коллегу Юрченко, Бархатову и машину. То же говорит и Юрченко.

Показывают очень короткие видео из ОВД, где оперативники поднимаются по лестнице. Показывают видеозапись Аванесяна, на которой видно, как, несмотря на план «Крепость», через КПП беспрепятственно проходят люди. Беньяш просит суд обратить внимание, что этих людей не записывают в журнале регистрации, при этом люди проносят с собой бутылки и другие предметы. Беньяш отмечает: «Эти видео показывают, что план "Крепость" не для всех».

Дальше демонстрируют записи с камер видеонаблюдения, где видно, по каким улицам ехал автомобиль потерпевших. Судья не понимает, зачем защита показывает видеозаписи, если это никто не отрицает. При этом признает их право демонстрировать видео.

15:58

Показывают видео, когда с улицы в ОВД заезжает скорая помощь. Теперь Костюк вскрывает конверт с флешкой. Адвокат включает видео, где Беньяш сидит избитый в коридоре. На нем слышно, как Беньяш кричит: «У меня два дня назад сняли гипс с ноги». Показывают еще одно видео Бархатовой, на котором она требует пустить адвоката Аванесяна, в ответ сотрудник полиции улыбается. Ей также говорят, что нужно подождать.

Дальше Костюк показывает фотографии Бархатовой из автомобиля, когда она пыталась снимать происходящую борьбу. Все фото смазаны. Судья просит показать фото залу, чтобы люди понимали, что защитники ей показывают.

Слушатель из зала громко спрашивает: «А шо это?»

Беньяш говорит о доказательстве, что Бархатовой мешали снимать в автомобиле. А также о том, что вопреки утверждениям потерпевших полицейских, она не ехала спокойно и улыбалась. Подсудимый добавляет, что метаданные этих фото показывают, что они были сделаны в автомобиле.

Беньяш просит суд дать ему возможность задать вопросы потерпевшим по тем видео, что посмотрели.

16:10

— Можете пояснить суду, чем вы руководствовались, давая распоряжение отнять у Бархатовой телефон?

— В связи с тем, что это как минимум режимный объект.

— Полагаете ли вы, что можете отбирать вещи у гражданина и давать такое распоряжение?

— Она была задержана на тот момент.

Беньяш просит уточнить, имеет ли право полицейский «вообще» отбирать телефон.

— Не знаю.

— Правильно ли я понимаю, что вы пытались уничтожить доказательство?

— Нет.

— С какой целью вы указали Бархатовой сесть в машину?

— Она сказала, что будет представлять интересы Беньяша.

Судья Беляк просит не повторять вопросы, которые уже задавали. Также Долгов говорит, что он не отдавал приказ забрать у Бархатовой телефон. Это была просьба и предложение неопределенному кругу лиц.

Адвокат Костюк спрашивает, а кто задерживал Бархатову. Долгов говорит: «Мы сейчас к словам будем цепляться?».

Судья еще раз настойчиво просит не повторять уже заданные вопросы. Костюк пытается все же выяснить, кто и как задержал Бархатову. Долгов признает, что он ее задержал.

— Как вы ее задержали?

— Вопрос снят.

— Как она должна была понять, что задержана?

— Вопрос снят.

— Какие действия сотрудников полиции должны были дать понять Бархатовой, что она задержана?

— Вопрос снят.

— А кто и когда составлял протокол? — спрашивает Беньяш.

— Сотрудники ИАЗ (сотрудники по исполнению административного законодательства — МЗ) .

16:13

Судья снова говорит, что защитники злоупотребляют своим правом задавать вопросы.

— При всем уважении, нам всем очевидно, что сотрудники полиции совершили превышение полномочий. Они не хотят сесть в тюрьму. Я не хочу, чтобы преступления сотрудников полиции запятнали честь всего ведомства, — говорит Беньяш.

— Сейчас были сняты мои вопросы. Вы заняли такую позицию, что вопросы задаются повторно и так далее. Я заявляю возражения. Все эти вопросы не могут быть повторными, так как вскрылись новые обстоятельства дела. <...> Долгов признал эти факты, эти вопросы были заданы впервые из-за новых обстоятельств.... Потерпевший может давать показания в любой момент судебного следствия, — добавляет адвокат Костюк.

Судья предлагает ему сесть, но адвокат отказывается и говорит, что выслушает ее стоя. Судья повышает голос и говорит, что она имеет в виду вопросы, которые были заняты сегодня несколько раз в одинаковой форме.

Костюк снова возражает и говорит, что в УПК не предусмотрен запрет на повторение вопросов, а адвокаты имеют право использовать все законные способы для защиты: «Мы приближаемся к развязке в деле и потеря этих минут не имеет принципиального значения».

16:23

— Я пытаюсь понять, это специально или от незнания. Вы имели право давать распоряжение сотрудником ИАЗ? — спрашивает потерпевшего полицейского Беньяш.

— Я не давал распоряжения, — отвечает Долгов и добавляет, что это была просьба.

— Я утверждаю, что потерпевшие лгут даже прямо сейчас. Есть материалы, которые подтверждают это.

Беньяш говорит о протоколе о задержании Бархатовой, согласно которому ее задержали гораздо позже, чем отобрали телефон. Подсудимый добавляет, что на Бархатову составляли протокол не сотрудники ИАЗ, а сотрудники дежурной части.

Также Беньяш просит истребовать материалы дела по делу Бархатовой, в котором есть этот протокол. Судья Беляк спрашивает, кто рассматривал это дело. Беньяш отвечает: «Судья Беляк».

Костюк поддерживает ходатайство подсудимого. Судья отказывает на основании того, что задержание Бархатовой не может являться доказательством в данном судебном процессе: «Мы слишком далеко ушли от дела».

16:31

— Знаете, на меня в 2018 году поступило несколько частных определений. Стоит мне сделать что-то не так, чихнуть, то на меня сразу появится жалоба. Я прошу вынести частное определение в отношении полиции Краснодара, которые не предоставляют документы по плану «Крепость». Это безобразие, я ходатайствую вынести частное определение за длительное невыполнение требований суда, — говорит Беньяш.

Судья отвечает, что продублирует запрос, но не будет выносить частное постановление.

Беляк спрашивает про следующее заседание. Беньяш говорит, что еще много неисследованных материалов и есть еще один свидетель защиты. А также фотографии протоколов осмотра места происшествия и проверки показаний на месте.

Прокурор и потерпевшие говорят, что фото исследовали. Беньяш отвечает, что потерпевшие дали новые показания, которые противоречат фото и протоколам.

Судья объясняет, что можно сослаться на эти же фото в прениях. Костюк не против, но отмечает, что не может противоречить воле клиента.

Беньяш говорит, что хочет исследовать процессуальные моменты по поводу объединения двух инкриминируемых ему статьей УК в одно дело. И добавляет, что это доказывает заказ против него. Он соглашается дать оценку в прениях по поводу фото и протоколов, но ходатайство по объединению дел просит исследовать на судебном следствии.

Судья Беляк соглашается. Следующее заседание назначено на 25 июня, 11:00. Будет допрошен свидетель защиты, исследован вопрос об объединении уголовных дел и начнутся прения сторон.

Ещё 25 статей