«Пробить кого-то по базе по просьбе знакомого — в порядке вещей». Как по делу оппозиционера сел полицейский — Медиазона
«Пробить кого-то по базе по просьбе знакомого — в порядке вещей». Как по делу оппозиционера сел полицейский
ПивоваровТексты
10 июня 2016, 18:22
12396 просмотров

Андрей Пивоваров со сторонниками. Фото: Анастасия Хаски

Ленинский районный суд Костромы вынес приговор по делу оппозиционера Андрея Пивоварова и экс-полицейского Алексея Никонорова. Обвинение настаивало, что накануне выборов в Костромскую областную думу Пивоваров, который возглавлял избирательный штаб Демкоалиции, дал Никонорову взятку в размере 75 тысяч рублей за проверку подписей, собранных активистами. Суд счел вину обоих доказанной; политик приговорен к штрафу, сотрудник МВД получил реальный срок.

В пятницу, 10 июня Ленинский районный суд Костромы приговорил к 1,5 млн рублей штрафа сопредседателя петербургского отделения партии ПАРНАС Андрея Пивоварова. Осужденный по тому же уголовному делу бывший капитан уголовного розыска УМВД по Костромскому району Алексей Никоноров получил три года и девять месяцев колонии общего режима и штраф в 3 млн рублей.

Суд счел доказанным, что Никоноров превысил свои должностные полномочия и предоставил оппозиционеру доступ к закрытой базе данных за вознаграждение в размере 75 тысяч рублей. Никонорова взяли под стражу в зале суда, общаться с прессой он не стал.

Пивоварова и Никонорова познакомил местный оппозиционный активист и врач-венеролог Роман Бакин, рассказал «Медиазоне» адвокат «Открытой России» Бадамшин, представлявший интерессы Пивоварова. Бакин стал единственным свидетелем обвинения по статье о взятке (291 УК); это обвинение следователи предъявили Пивоварову и Никонорову позже, показания о взятке Бакин дал спустя две недели после задержания фигурантов дела.

«Роман Бакин сам предложил мне помочь проверить базы, сказав, что у него есть такая возможность, — сказал Пивоваров корреспонденту "Медиазоны". — Уже потом он стал главным свидетелем обвинения: у него сестра в Следственном комитете, которой всего три года до пенсии. Его самого на два дня поместили на ИВС и угрожали перевести в СИЗО в качестве обвиняемого. После этого он стал давать показания против нас с Никоноровым».

Бадамшин добавил, что венеролог Бакин разделял взгляды оппозиционеров и помогал им в сборе подписей. «Ну да, он ходил в штаб, там же приехали активистки из Москвы — ну, чтобы их за жопу потрогать. Всячески помогал, потом лечил активисток, которых покусали клопы. А затем, узнав о проверке подлинности собранных подписей, предложил познакомить со знакомым полицейским, которого он многократно лечил», — говорит адвокат. Бадамшин утверждает, что в Костроме помочь «пробить кого-то по базе по просьбе знакомого — в порядке вещей». «И на него обратили внимание, когда в базу данных стало не один-два захода в день, а тысячи», — предполагает адвокат.

После приговора Пивоваров комментировал журналистам приговор суда. 

«Сложилось впечатление, что судья не присутствовал на процессе. Все документы, доводы, все, что мы приводили в качестве защиты, не было учтено. Конечно, не мне жаловаться. У Никонорова приговор гораздо суровее. Мне кажется, что это месть со стороны сотрудников внутренних органов за его гражданскую позицию», — сказал Пивоваров после оглашения приговора. Он добавил, что оппозиционеры готовы оказать бывшему полицейскому помощь в обжаловании приговора, но кто-то из журналистов перебил Пивоварова словами: «С Никоноровым все понятно, он неинтересен. Лучше расскажите, что дальше будете делать вы».

Тот ответил, что если обжаловать приговор не получится, то он готов помогать на выборах в качестве волонтера и консультировать других кандидатов.

«Политическая задача этого дела выполнена полностью — Андрей Пивоваров не сможет представлять интересы тех граждан, которые ему доверили голоса и подписи. Теперь у него десятилетний мораторий на участие в выборах. Принять участие в выборах в качестве зарегистрированного кандидата он сможет только через 11 лет. Пока мы не можем проанализировать текст приговора, но в самое ближайшее время будем его обжаловать», — сказал адвокат Бадамшин сразу после приговора. Позднее он уточнил, что окончательно ясно будет известно о возможности после вручения приговора и ознакомления с ним. 

Пивоварова и Никонорова задержали в ночь с 27 на 28 июля 2015 года. За несколько дней до этого в Новосибирске было отказано в регистрации на выборах оппозиционной Демкоалиции, сформированной на основе ПАРНАСа — избирком не принял значительную часть собранных штабом коалиции подписей из-за их несоответствия с базой данных ФМС. Возглавлявший штаб Демкоалиции в Костроме Андрей Пивоваров писал об этом в фейсбуке, добавив, что нашел некий способ проверить подлинность собранных в регионе подписей.

Полицейские из отдела собственной безопасности задержали Пивоварова и Никонорова в служебном кабинете отдела МВД по Костромскому району. У полицейского не было собственного доступа к базе данных, содержащей паспортные и личные данные граждан, поэтому он заходил в нее под логинами и паролями своих коллег. Открыв базу на служебном компьютере, Никоноров предоставил Пивоварову доступ к данным. «Единственным мотивом, которым я руководствовался в своих действиях, являлось выполнение моих обязанностей как руководителя предвыборного штаба. А именно — подача в избирком качественных и проверенных подписей, регистрация списка партии. Фактически обращение к сотруднику полиции имело целью недопущение противоправных действий по предоставлению в комиссию недостоверных сведений», — так Пивоваров объяснял свои действия в суде.

После задержания полицейского и оппозиционера местное управление СК возбудило уголовное дело по статьям 272 УК (неправомерный доступ к компьютерной информации) и 286 УК (превышение должностных полномочий), мерой пресечения в отношении Пивоварова и Никонорова суд избрал содержание в СИЗО.

Алексей Никоноров в зале суда. Фото: Анастасия Хаски

ПАРНАС нанял Никонорову адвоката, от другой помощи, в том числе материальной, полицейский, по его словам, отказался. Вскоре состоялась очная ставка, после которой оппозиционные активисты сообщили: Никоноров заявил, что прошлые показания были даны им под давлением. Ему предлагали признать факт получения взятки, а взамен снять обвинения. В дальнейших показаниях и на суде полицейский не признавал вины в получении взятки.

Помимо взятки, о которой говорило следствие, источник «Медиазоны» в правоохранительных органах называет и другой возможный мотив Никонорова: местные силовики полагают, что Пивоваров обещал полицейскому место в службе безопасности ПАРНАС — через год тот должен был выйти на пенсию. В разговоре с корреспондентом «Медиазоны» Никоноров это отрицал, однако такая версия упоминается в материалах дела и была озвучена в суде. «Никоноров предполагал, что ему помогут с трудоустройством, поэтому помогал Пивоварову», — сказал во время оглашения приговора судья Игорь Загаров.

Что касается обвинения в неправомерном доступе к информации, то защита утверждала, что Пивоваров просто сверял данные, а это не считается преступлением. «Даже сотрудниками информационного центра МВД было сказано, что информацию в базе нельзя изменить, а ее копирования совершено не было. Значит, согласно Уголовному кодексу, состава преступления не было, так как информация не была изменена или скопирована», — объяснял суду Пивоваров.

Никоноров частично признал свою вину в превышении должностных полномочий; в дальнейшем он отказался от услуг предоставленного оппозиционной партией адвоката. Пивоваров считает, что преследование Никонорова связано с его гражданской позицией, но сам бывший полицейский во время следствия и суда об этом не говорил.

  • Нашли ошибку в тексте?
    Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
  • Предложить свою тему редакции
Все материалы
Ещё 25 статей